В дороге и после... Часть 3. Кино

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем Pupseshenka, 19 сен 2007.

  1. Pupseshenka

    Pupseshenka Форумчанин

    Когда я обмывшись вернулась в комнату, парень уже был в постели и я тоже собралась спать, но чувствовала, что мальчик еще не угомонился и когда я услышала просьбу Дениса рассказать как у меня было в первый раз, то, не ожидая от себя такого откровения перед юным созданием, начала свое повествование. Чтобы не смущаться, я легла на бок, лицом к стенке.
    Первый раз это случилось, когда после восьмого класса я приехала поступать в техникум в областной центр. Остановилась на квартире нашей знакомой землячки, которая окончила школу на три года раньше и теперь перешла на последний курс техникума, куда я поступала. Люся снимала однокомнатную квартиру и предложила мне пожить у неё, а если поступлю, то можно перебраться в общежитие. Как я позже узнала квартиру, ей оплачивал начальник районного отделения милиции, и эта квартира была явочной.
    Я сдала математику, и после написания диктанта нам сказали, что результаты сообщат через три часа, и я решила сходить в кино. В зале было очень мало людей, и я как в гарнизонном клубе, уселась на последнем ряду. После журнала в зал вошли два парня и сели с двух сторон от меня. Я сразу почувствовала неладное и хотела пересесть на другое место, но почувствовала укол в бок острым предметом и команду, сидеть тихо если хочу жить, а если буду себя хорошо вести, то могу получить удовольствие. Забрав у меня сумочку, в которой были деньги и документы и, захватив к себе мои руки, а ногами зажав мои ноги между своих и с силой раздвинув их, они молча начали обследовать мое тело.
    Затем один из них положил мою ладонь себе на ширинку, прижимая к вздувшейся плоти, а тот, что уже шарил рукой в моих трусах пытался сжать пальцы моей руки возле уже обнаженного члена. Я пыталась плакать и умолять их отпустить меня, но на них ничего не действовало. Они успокаивали меня, что ничего плохого мне не сделают, если я буду послушной девочкой. Больно они мне не делали, и я немного успокоилась. Один из них был более активен, и только он разговаривал со мной. Он предложил мне снять трусики, чтобы не порвать и освободил одну мою ногу. Я приподняла попку и сняла трусы с одной ноги.. Второй занимался моими сисями задрав футболку и лифчик и тоже вынул свой член, и я уже сама сжала его в ладони. Более активный, пытался вставить палец в мою щелку, но я опять заплакала, сообщив, что я девственница. Тогда он разлегся в кресле и, положив свою руку на мою, начал двигать ей в нужном темпе и направлении по своему органу. Второй тоже последовал его примеру. На меня они не обращали внимания и я немного осмелев, попыталась рассмотреть их. На руке у активного я рассмотрела большой перстень необычной формы. В это время второй начал целовать мою грудь и тоже полез рукой к моей писе. Я уже почти смирилась, желая только быстрейшего окончания фильма. В это время первый встал ко мне лицом и отстранил голову второго. В фильме шли яркие кадры, и я увидела перед своим лицом зажатый в моем кулачке член. Грубо взяв меня за уши, он резко потянул мою голову к себе, и я ткнулась носом в головку зажатого в моем кулаке члена. Разжав ладонь, я попыталась оттолкнуть его рукой, но он больно надавил мне за ушами и прижал мое лицо к возбужденному органу. Мне было очень больно, и я опять заплакала и стала шепотом умолять его о пощаде, но кроме слов о том, что все зависит от моего поведения, я ничего не услышала. Немного расслабив пальцы, он начал водить моим лицом по своему паху. Помню, что лобок у него был сильно заросший пахло от него как от использованных презервативов, которые я находила под матрацем у родителей. Я уже не сопротивлялась, и, похвалив меня, он освободил одну руку и попытался вставить головку мне в рот. Я опять попыталась отвернуться, сжав губы, но он опять сильно сжал ухо и зажал между пальцами мой нос. Я не могла быть долго без дыхания и открыла рот. В то время второй повел наступление на мою целку и мне ничего не оставалось,
    как опять просить у них оставить в покое мою писю, за это я согласилась сделать все, что они хотят. Я попросила немного отдохнуть и успокоится, надеясь дотянуть до конца фильма. Я попросила носовой платок из сумочки, но активный снял с ноги мои трусы, и я вытерла ими сопли и потекшую тушь с глаз. Все время он гладил свой член перед моим лицом. Догадавшись, что я тяну время, он опять взял меня за уши и я, боясь боли, подалась вперед и своей рукой направила горячую головку в свой рот. Горячая гладкая головка уперлась в зубы. Стараясь дышать ртом, я стала подрачивать пальцами ствол его перца, стараясь ускорить окончание этой пытки, но это его не устраивало и он, прижимая мою голову, постарался поглубже войти в мой рот, но это вызвало у меня рвотные позывы. Немного переждав он повторил попытку, но, выругавшись в адрес моих зубов, заставил работать языком и губами. Второй, наблюдая эту сцену водил мою руку вдоль своего более толстого органа. Он присел на коленку отведенной в его сторону ноги и, прижимая моей ладошкой к бедру, свой член несколько раз дернулся, и я ощутила, как мне на лобок брызнула жидкость. Я попыталась отстраниться и встать, но почувствовала боль за ушами и обреченно обмякла. Еще несколько раз брызнув, он отпустил мою руку. Инстинктивно я попыталась смахнуть рукой со своего тела густую жидкость и в это время другая струя ударила мне прямо в рот. Рукой я выдернула головку от своих губ, и следующая порция попала мне прямо в глаз, а остальное на волосы, шею и кофту. После этого они приказали мне сидеть до конца фильма, а сами быстро ушли. Придя немного в себя, я вытерла трусиками лицо и промежность и, не одевая их, мокрые от спермы и моих слез, тихо вышла из зала и почти бегом направилась на квартиру.
    Открыв мне дверь, Люся все сразу поняла и не слова ни говоря, провела меня на кухню к раковине, где я сразу прополоскала рот. Затем, спокойно выслушав мой рассказ, она позвонила своему менту и, поговорив с ним, предложила мне раздеться. Внимательно осмотрев мое тело, она состригла немного волос с головы и лобка в том месте, куда попала сперма и отложила в пакетики, а меня отправила в ванную, где я пробыла очень долго, стараясь смыть с себя всю грязь и осмысливая свои ощущения. Не знаю, сколько прошло времени до того как вошла Люся с полотенцем и халатом. Одевшись, я выслушала подругу, которая, успокаивая меня, провела на кухню, где сидел мужчина, по возрасту близкий к возрасту моим родителям, в милицейской форме с погонами капитана и попросила рассказать Сергею, так звали её ухажера, все подробности случившегося. Сергей подробно записал мои показания, и так как побоев и повреждений на теле не было, то в качестве улики пошли мои трусики и кофта со следами их спермы, а также состриженные Люсей волосы.
    За это время Люся накрыла на стол и, выпив с ними немного водки для успокоения и за успех дела, я немного расслабилась. Люська удалилась с ментом в комнату, и я услышала, как он сказал ей, что эта история его сильно возбудила. И Люська поддержала его, и, смеясь, сказала, что теперь тоже будет ходить в кино на последний ряд. Выпитое немного сняло напряжение, и я невольно прислушалась к доносящимся из комнаты звукам. Если вначале это был шепот и смешки, то вскоре они сменились характерными поскрипываниями кровати и женскими всхлипываниями и мычанием. Я включила висящий на стене репродуктор и хотела заварить чай, но не успел закипеть чайник, как вошла голая, разгоряченная Люся и, взяв со стола бутылку и тарелку с бутербродами, вышла. Минут через десять хлопнула входная дверь. После ухода Сергея, подруга, не одеваясь, налила мне и себе водки. Заверив меня тем, что на Сергея можно положиться мы выпили за это и она пошла в ванную, а я ушла в комнату, прикрыла дверь и, достав свой чемодан, положила его на кровать, чтобы достать смену белья. Откинув крышку я посмотрела на скомканную простынь рядом с чемоданом и большое мокрое пятно на голубой ткани. Я дотронулась ...
    пальцем к этому пятну, затем поднесла руку к лицу и втянула в себя весь букет ароматов животной страсти. Я нагнулась и еще раз вдохнула дурманящий запах, припав губами к мокрой ткани. Затем я смочила пальцы в жидкости появившейся из моей щелки и, понюхав, облизала их. Заглянув под матрац, я не обнаружила использованного презерватива, но зато там лежало много нераспечатанных пачек и белые трусики хозяйки. Услышав стук двери, я быстро оправила матрац и, достав из чемодана трусы и лифчик, вышла из комнаты. Люся уже вышла из ванной и, не одеваясь, возилась на кухне, а я, закрывшись в ванной, сбросила халат и, открыв стиральную машинку и обнаружила красные мужские трусы, слипшиеся от любовной жидкости. Надев их, подложила спереди небольшой флакон шампуни и присев лобком на край унитаза сняла свое возбуждение. Быстро спрятав следы своего грехопадения я ополоснулась, одела чистое бельё и вышла. На кухне сидела все еще не одетая женщина. Попив чаю с бутербродами, она навела макияж и вызывающе одевшись, ушла, объяснив мне, что идет на задание. Вернулась она утром, когда я уже собралась идти в техникум за результатом экзамена. Узнав что, сдала я уехала домой.
    В техникум я поступила и до начала занятий решила не приезжать в город, мать заметила изменения в моем поведении, но я не решилась признаться, стараясь забыть о случившемся. Конечно, забыть это было невозможно, и ночами я перебирала в памяти кадры того кинофильма играясь пальчиками со своей киской. После ухода родителей, я обычно заглядывала к ним под матрац и если находила свежеиспользованные резинки и слипшиеся от маминых выделений лоскутов мягкой ткани. Запах исходящий от этих предметов возбуждал меня. Я даже пробовала на язык содержимое резинового мешочка. Я еще не определилась, нравится мне это или нет, но несмотря на то, что запах для меня значит очень многое, эти мои эксперименты не вызывали у меня отвращения.
    Прошло две недели, и Люся через свою мать передала мне, что меня вызывают в милицию для опознания. Задержали активного насильника по описанному мной перстню. Оказалось, что учился он на последнем курсе теперь уже моего техникума в параллельной с Люськой группе. Когда мент привез его к Люсе на квартиру, то я его сразу узнала. Звали его Вовкой, и был он из состоятельной семьи. Мент обрисовал ему все прелести того, что его ожидает, и парень сломался, даже на экспертизе спермы не настаивал. Отпустив его домой, мы сели обедать и обговорить как действовать дальше. Сергей предложил содрать с родителей деньги и закрыть дело. Подруга рассказала, что он очень противный и заносчивый и его стоит хорошо проучить. После третьей рюмки они как обычно ушли в комнату, и опять оттуда послышались звуки скачки. Когда они вернулись, то Люська сказала, что они придумали, как возместить мне не только материальный, но и моральный ущерб.
    Два дня она подготавливала меня к этому, заставив вспоминать и пересказывать все, что произошло в тот день, и записала все на магнитофон. Пленку Сергей забрал и дал послушать родителям. После этих перессказываний, которые она обшучивала и смягчала трагизм случившегося, и мне это событие перестало казаться трагедией. Она поставила мне условие, что если я не соглашусь с тем планом, что они задумали, то она сделает это вместо меня, и я буду жалеть об этом всю жизнь.
    В оговоренный день Сергей привез родителей Вовки вместе с сыном.
    Когда я увидела его мать, я обомлела. Это была та женщина, которая принимала у меня вступительный экзамен по математике. Оказывается, она работала в районо и подрабатывала на экзаменах. Она носила очки с сильными линзами, и это придавало её лицу строгость и официальность. Одежда тоже соответствовала работнику аппарата. Строгая темная юбка чуть выше колен и светлая блузка. Лицо можно назвать симпатичным, но почти полное отсутствие косметики и очки скрадывали это. Отец работал
    директором школы и явно относился к типу мужчин подкаблучников.
    Переговоры вел Сергей, а нас с Люськой отправили на кухню. Почти со всеми условиями они согласились при этом мамаша все время причитала, что она не верит этому и не переживет такого позора. Тогда Сергей позвал нас на опознание. Он заставил Вовку встать и снять штаны вместе с трусами. Перепуганный парень стоял в замешательстве, но после слов Сергея, что он сейчас отвезет его в камеру и возбудит уголовное дело, а в камере его отымеют по полной программе. Трясущимися руками он расстегнул и спустил джинсы, не решаясь снимать трусы, но под взглядом милиционера приспустил и трусы, обнажив орган.
    - А теперь дрочи его, чтобы девочка узнала тот хер, который ты совал ей в рот, - приказал мент.
    Но тут запричитала мать, умоляя прекратить это и обещая согласиться на любые наши условия. В наказание, отец пообещал осенью отправить сына в армию, чтобы он узнал, как без девчат суходрочкой заниматься. После этих слов жена так взглянула на него, что он невольно поежился. Конечно, все понимали, что это только для устрашения на публике. До этого его мать расспросила меня лишь о том, как он со мной обходился и, узнав, что они меня не били, немного успокоилась, и чувствовалось, что мой рассказ её не тронул. Мне показалось, что главное, что она хотела узнать так это то, кончал ли её сыночек или нет. Все это время Вовка стоял со спущенными штанами, и я из-за спины Люси рассматривала его невозбужденный членик. В лежачем положении со спрятанной головкой он выглядел по детски привлекательно как тот, что остался в моей памяти с детства. С тех пор мне нравится играть с невозбужденными членами.
    Второй парень был их племянником и приезжал к ним в гости, а на следующий день после случившегося уехал в другой город и пока его решили не вызывать за дополнительную плату, хотя я не имела к нему претензий.
    Сергей предложил нам с подругой выйти и весь последующий разговор, мы слушали на кухне, приложив к уху крохотные наушники, вынутые Люсей из стоящей на столе магнитолы. Естественно, что весь разговор был записан на кассету. Затем нас позвали в комнату, и соглашение замочили коньяком. Расстались мы почти друзьями. Когда они ушли, Люся сама предложила Сергею заняться Натальей, то есть матерью Вовки. Сергей, улыбаясь и прижимая к себе девушку, предложил обсудить это предложение за закрытыми дверями, и я, собрав посуду, ушла на кухню, где, не удержавшись, приникла к тайному наушнику. Вначале были слышны звуки любовной игры, а потом Люся начала уговаривать Сергея трахнуть эту интеллигентную штучку и желательно в рот, а она сделает так чтобы это видела я. Дальше я подслушивать не решилась, и они еще немного покувыркавшись, ушли в ванную.
    На следующий день Наталья должна привезти часть денег, а остальные после закрытия и уничтожения моего заявления.
    Наталья приехала в назначенное время, и опять с коньяком и еще в более скромной одежде. Мы успели выпить кофе и по рюмочке, пока явился Сергей. Перебросившись несколькими шутками и подмигнув, Люсе они удалились в комнату. Минут через пять Люся вернулась на кухню и, включив магнитофон, налила еще по рюмочке. Я почувствовала, что опьянела и напряжение, сковывающее меня эти дни, сменилось на приятное полусонное состояние. Но Люся не дала мне задремать, а подала наушник.
    Сергей напрямую говорил женщине, что он хочет от неё для более успешного и быстрого закрытия дела. Вначале Наталья не соглашалась, ссылаясь на то, что она никогда мужу не изменяла, но слышно было, что её крепость падает.
    Когда он напомнил ей о том, что она при сыне и муже обещала сделать все от неё зависящее, чтобы сын не попал в камеру, она сломалась. Люся взяла меня за руку и подвела к закрытой ...
    комнате и указала на дырку в двери. Она подтолкнула меня к отверстию, а сама ушла на кухню.
    После всех событий и подслушанного разговора я не спала почти всю ночь и была настолько возбуждена, что даже пару раз снимала воспаление своей киски с помощью душа. Короче я была готова к тому, что должна была увидеть.
    В комнате Наташа, подтянув юбку, стала на колени и расстегивала Сергею брюки. Спустив их вместе с трусами, она осторожно подняла пальчиками одной руки висящий краник, а ярко накрашенными ноготками другой начала ласкать мошонку. Сергей освободил одну ногу из штанов и поставил ее на кровать, так что открылся вид всей его промежности. У меня защекотало между ног. Постепенно член увеличился в размере и женская рука начала двигать шкурку и когда головка инструмента налилась, он положил свою руку ей на голову. Посмотрев ему в лицо, Наташа молча притронулась губами к головке, словно принюхиваясь и несколько раз пройдясь по ней языком, впустила его в свой рот. Помогая себе руками, она погружала почти весь член в себя, продолжая одной рукой ласкать мошонку и ягодицы партнера. Сергей помог ей снять кофточку и лифчик и обеими руками ласкал её довольно крупные груди, пощипывая крупные темные соски. Женщина аккуратно сняла очки, и беспомощно оглядываясь по сторонам, искала, куда их положить. Взяв их, Сергей положил очки на кресло. Притянув женщину за уши, он начал осторожно сношать её в рот. Так продолжалось довольно долго, пока Наташа не поперхнулась. Я не слышала, что он говорил, но, после, прослушивая запись, узнала, что он хотел, чтобы она представила себя на моём месте, а вместо него вообразить своего сына. Вынув член, Сергей поднял её и, развернув, толкнул на кровать лицом вниз. Стоя на коленях и не поднимая головы, она сама покорно сняла юбку, а затем кружевные трусики и подсунула их себе под лобок, а когда он, поставив одну ногу на кровать рядом с ее талией и приблизил к ней свою плоть, то она покорно, своей рукой направила его в свое лоно. Сергей с силой стал всаживать свой поршень. Повернув ко мне свое лицо, женщина, прикусив губу, судорожно сжимала руками простыню. Не думаю, что ей было больно или очень приятно, скорее она подыгрывала партнеру.
    В этот момент мне стало ее немного жаль. Её лицо без очков выглядело невинно беспомощным и напомнило мне мою маму, которая тоже носит очки и, снимая их даже в школе, теряет всю строгость и взрослость.
    Обхватив ее за талию, он оторвал тело женщины от кровати и, не вынимая член, упал на кровать, увлекая ее за собой. Оказавшись сверху, она уперлась руками в колени мужчины и вначале застыв в этой позе прислушиваясь к своему телу начала поступательные и вращательные движения тазом, при этом пальцами массировала свой клитор. Кровать стояла в удобном для обзора месте, и весь акт был хорошо виден. По лицу женщины было видно, что сейчас для неё наступает момент откровения со своим телом. Тяжелые груди болтались в такт её движений. Наклоняясь вперед, она касалась сосками ног партнера, и затем сильно отбрасывала тело назад одной рукой придерживая орган мужчины в своем теле.
    В этот момент ко мне тихо подкралась Люся и надавила на дверь. Дверь беззвучно открылась и мне уже не нужна была дырка для подсматривания. Вопреки моему ужасу ничего страшного не случилось. Наташа посмотрела на нас как на пустое место, своим беспомощным взглядом не прекращая своего занятия.
    Люся провела рукой у меня между ног и шепотом предложила присоединиться к ним, но меня сильно смутило её прикосновение к моим трусикам которые к тому времени были мокрыми. Я молча выскочила в ванную комнату. Такого возбуждения я ещё не испытывала и кончив не снимая трусов с помощью руки присела на унитаз обдумывая создавшееся положение.
    Через несколько минут в дверь постучали и Люся сказала, что Сергея срочно вызвали на работу и им нужно помыться. Я хотела выйти, но, войдя в дверь, Сергей голым задом толкнул меня к унитазу и, не удержавшись, я села на крышку. Наташа быстро залезла в ванну и включила душ. Я опять попыталась выйти, но в дверях стояла Люся. Сергей, поставив ногу на другой край ванны, подставив свой пах к лицу присевшей на корточки женщине, которая молча стала мыть его хозяйство, а я впервые увидела в нескольких сантиметрах от своего лица разгоряченную, поросшую темным волосом, попу взрослого мужчины и услышала запах разогретых сексом тел. Я невольно отметила рельеф мышц его бедер и ягодиц. Рука Наташи скользила по его промежности омывая разгоряченное, но не успокоенное сексом тело. Помню даже темное пятно ануса взрослого мужчины, увиденное мной впервые и болтающийся морщинистый мешок мошонки.
    В это время он командным голосом объяснял мне, как написать заявление об отказе в возбуждении уголовного дела. Затем, стукнув висящим членом Наташу по носу, он пошел одеваться, а следом, почти на ощупь вышла и она, предварительно сполоснув рот и обмыв свою промежность.
    Меня опять позвали в комнату и, продолжая одеваться мент заканчивал свой инструктаж. Люся восхитилась бельем, которое Наташа взяла в руки, чтобы одеть, и женщина протянула его ей с условием, если Сергей довезет ее к самому дому. Надев юбку и кофту на голое тело, она выскочила за дверь с Сергеем, услышав сигнал подъехавшей машины. Закрыв на замок за ними дверь, Люся потащила меня в комнату и там вытащила из-под матраса две пачки новеньких денег. Выпив еще по рюмке, мы разделись наголо и, разбросав на ковре деньги, стали танцевать стриптиз и примерять подаренное белье, а когда я лежала на полу лицом вниз, она села мне на попу прижимаясь к ней горячей промежностью. Она была крупной высокой блондинкой с широким тазом, и моя девичья попка плотно вписалась между её ног. Подсунув под меня руки, она ласкала мои грудки для чего я приподнялась на локтях. Я была уже достаточно пьяна и помню только, как, целуя мою спину она сползла лобком на мою подошву и моя ступня 34 размера плотно вместилась в складках её органа. Кончала она не сдерживаясь, резко ерзая на моей пятке. Больше я ничего не помню, потому что утухла.
    Когда я проснулась, она послала меня за едой в ресторан, предварительно позвонив туда по телефону и приказав мне раньше чем через два часа не возвращаться. Справившись раньше времени, я ожидала в сквере, сидя на лавочке и опять переваривая случившееся со мной за эти дни.
    Мне нравилось общаться со старшими женщинами.
    Последний год, я занималась бальными танцами в гарнизонном клубе, и как часто бывает почти все девушки были влюблены в преподавателя, которого мы звали ВП от Виктор Петрович, хотя он и был женат и его жена работала вместе с ним. В нашей группе были и замужние женщины и общение с ними вводило меня во взрослую жизнь. Мне нравилось наблюдать, как женщины брили ноги, а некоторые и лобки, хотя тогда не было таких специальных приспособлений и в ход шли бритвенные принадлежности мужей и родителей. Бывало, что откровения женщин при обсуждении их сексуальной жизни бросали меня в краску и возбуждение. ВП имел привычку неожиданно и без стука входить в раздевалку, и женщины уже перестали обращать внимание на его невоспитанность, потому, что обычно его жена, которая была на 24 года младше его, была почти всегда рядом. Когда я уже училась в техникуме Люся рассказала мне, что они не были мужем и женой, а просто отцом и дочкой и она несколько раз куролесила вмести с ними и своей матерью как у них в городе, так и на явочной квартире. Иногда и Сергей к ним присоединялся.
    В этот момент, я заметила, как из подъезда вышел отец Вовки, а через несколько минут Сергей, и, прервав свои размышления я вернулась на квартиру.
    Сытно и вкусно ...

    поужинав принесенной снедью и опять выпив, мы собрались спать, но перед этим подруга вынула из-под стола кинокамеру и в глазок дала мне просмотреть сделанную запись. Для меня эта техника была новинкой, но я скоро освоилась. На пленке было записано как отец Владимира, стоя на коленях, просил у Люськи прощения за поступок сына, потом целовал ей ноги поднимаясь выше и выше и когда дошел до края халата, она сняла его и, расставив ноги, прижала его голову к своей промежности. Дальше всё было как в порнофильме, но до полового акта не дошло. Неожиданно появился Сергей и разыграл сцену ревности.
    Мы уже собрались спать, когда в дверь позвонили и, чертыхнувшись, Люська пошла открывать.
    Это была её мать, которая приехала в город скупиться. Не заходя на кухню, она бросилась в туалет, а я попыталась убрать камеру под стол, но Люся остановила меня, сообщив, что мать знает об этой стороне её жизни. Мать звали Таней, и она работала заведующей гарнизонным клубом и изредка посещала танцевальную секцию, поэтому я была с ней знакома. Выйдя из туалета совершенно голой, она вытирала промежность полотенцем и сообщила, что чуть не обоссалась.
    В отличие от дочери, это была миниатюрная женщина сорока лет, без всяких жировых излишеств. Небольшие груди с большими темными сосками еще держали форму, и было видно, что она уверенно чувствовала себя в обнаженном виде. Люся выложила гостинцы матери, и мы опять выпили. Татьяна так и сидела голой и я обратила внимание, что лобок у нее был выбрит. Люся рассказала ей мою историю, и мы уже даже шутили по этому поводу, и Таня захотела посмотреть кассету. Мы прошли в комнату и включили видик. После окончания сюжета с участием Наташи я с ужасом увидела на экране себя. На экране я была снята в ванной комнате в мужских трусах. Вспыхнув как факел, я хотела выскочить из комнаты, но Люська схватила меня за руку и усадила рядом с собой на кровать. Мы молча досмотрели запись акта между Сергеем и Натальей.
    Спустя несколько минут после просмотра, Таня, сидя в кресле начала, не стесняясь натирать свой лобок и спросила можно ли вызвать Сергея, но его на работе не оказалось, а звонить домой он Люсе не разрешал. С горя выпив еще рюмку она попросила дочь помочь ей, и та, сняв халат села перед креслом на пол, широко разведя ноги и принялась целовать живот и ноги матери. Женщина подняла ноги на подлокотники и одной рукой гладила дочь по голове, а другой ласкала груди стараясь языком дотянуться до соска. Дочь уже полностью погрузила свое лицо в промежность женщины и та, приоткрыв рот и закрыв глаза, полностью доверилась её действиям. Не открывая глаз она поманила меня пальцем, и я как завороженная подошла к креслу. На мгновение открыв глаза, Таня притянула к себе мою голову и впилась в меня жадным поцелуем. Так целоваться я еще не умела. Ее язык щекотал мои губы и проникал в рот и это стало меня заводить. Оторвавшись от губ, она взяла мои руки и положила на свои груди, и я как во сне ласкала небольшие полушария, а она вновь поцеловав меня, попросила пососать ее сосок и я беспрекословно подчинилась. Ее рука уверенно проникла под мой халат и при отсутствии на мне трусиков сразу нашла дорогу к моей киске, и я непроизвольно расставила свои ноги. Она гладила мои бедра и промежность, не пытаясь проникнуть внутрь. Лаская губами и языком мое ушко она шептала, ласковые слова и вдруг оттолкнув меня и прижав двумя руками голову дочери к своей промежности прогнулась и запищала как маленькая девочка, затем дернулась и, обмякнув, отстранила от себя голову дочери.
    Через несколько минут они не говоря ни слова уложили меня на кровать и Татьяна раздвинув мои ноги, пригнула голову и начала целовать мои бедра, а Люся приблизила свое разгоряченное пахнущее чужой женщиной лицо к моему и поцеловала в губы. Уже не помню тех ощущений, но прикосновение губ к моей киске пронзило током все мое тело.
    Опытные женские губы на клиторе и ласковые руки подруги на моем теле довели меня до моего первого оргазма, полученного с помощью другого человека, тем более женщины. Кончая, я укусила Люсю за губу сдерживая свои чувства.
    Обмывшись перед сном мы не одеваясь выпили еще по сто грамм и легли спать на сброшенную на пол постель.
    Перед тем как уснуть, Татьяна постаралась успокоить меня тем, что мне не стоит так стесняться своих желаний и, что в моем возрасте вполне естественно, то, что я делала в душевой, а запись они завтра сотрут и в действительности ей это удалось.
    И только теперь, когда прошло столько лет, рассказывая ровеснику моего сына всё, что я всю жизнь старалась забыть, но у меня это не получилось, и я, вспоминая это, потекла и осознала, как я не права и эгоистична в отношении к зову природы моего сына, и в этот момент, я готова была исправить свои заблуждения.
    Но я сдержала свои страсти и продолжила свои воспоминания.
    По мнению Татьяны, мамаши сами должны учить этому своих дочерей. Хотя, когда это случилось, в их жизни, то она также сильно сомневалась в правильности своих действий, но то, что это доставляло им обеим огромное удовольствие лишало её всяких сомнений в аморальности их действий. В своем рассказе Татьяна тоже вспоминала, что в её молодости и юности не было такого понятия как секс и когда она вышла замуж, то первые месяцы жизни она была в трансе.
    Отец Люси был изощренным любовником, и за короткий срок их совместной жизни обучил Татьяну не только оральному, но и анальному сексу, хотя последний вариант не успел прижиться в их недолгих семейных отношениях. Когда он узнал о её беременности, то уехал на заработки на Север и больше в их жизни не появлялся. Девочка родилась болезненной и на этой почве росла капризной. Жили они в доме у хозяйки, которая с них денег не брала, но готовка, уборка и стирка были на плечах Татьяны. Через два года хозяйка вышла замуж за прапора и уехала в другой город, а Татьяну устроила на свое место работы, кассиром в клуб. Дом тоже продавать пока не стала, оставив Таню на хозяйстве. В пять или шесть лет, девочка застудила мочевой пузырь, это у нас наследственная болезнь, и очень часто и болезненно писала. Я клала ей грелку и, прижимая к себе, целовала. Так мы и засыпали. Однажды когда у неё были сильные рези я прижалась губами к её писе и она затихла. Я целовала её, пока она не заснула. С того времени, я поцелуями лечила все ее болезни, а она часто спекулировала этим, притворяясь, что у неё болит пися или сися. Ко мне наведывались мужчины, но дочка ревниво относилась к их визитам и я все чаще прибегала к методу поцелуя, чтобы усыпить её и потрахаться. Вскоре хозяйка дома вернулась в расстроенных чувствах, и мы были вынуждены перебраться в общежитие. Теперь сексом я могла заниматься только на стороне или на работе в своей каморке. Естественно, что и качество секса соответствовало обстановке. Часто залетала и делала аборты, хорошо, что подруга работала гинекологом в областном центре. В двенадцать лет у Люси начались месячные. Она росла крупной девочкой, в папу. Циклы тоже были болезненные, а часто, как она потом призналась, дочка просто симулировала. Я это чувствовала, но не знала, как выйти из создавшегося положения. Получалось, что как наркоманов сажают на иглу, так и я посадила дочку на пизду. Я видела, как она балдела, когда я целовала её формирующиеся грудки и лобок с проступающей порослью. Меня пугало, что при этом и я заводилась и мастурбировала, прижимая её ручку или ножку к своей манде, а когда девочка подросла, то, опасаясь, что она увидит, проделывала это в туалете или когда она засыпала. Несколько раз я заводила разговор о том, что нужно учиться терпеть, у многих женщин есть боли внизу живота и тогда она сама клала свои ручки на свой лобок и успокаивала себя. Однажды вернувшись ...
    после аборта, я сама налила грелку и, согревшись, уснула. Вернувшись из школы, девочка поменяла в грелке воду, приготовила ужин, прибрала в комнате и, когда легли спать, в такие дни мы спали отдельно, но в этот день она забралась ко мне под одеяло. Обнявшись, мы согрелись, и я стала засыпать, но почувствовала, как, осторожно убрав грелку её ручка легла на мой живот. Погладив его через ткань ночнушки, она подняла ее и нерешительно стала гладить мое тело. Я не знала, что делать и притворилась спящей. Осторожно она залезла под резинку моих трусов и долго перебирала пальчиками растительность на моем лобке, добравшись до самого начала моей щелки. Дальше проникнуть, она не решалась потому, что там была подложка. От этих действий мне действительно полегчало и даже захорошело. Я поцеловала её в губки и поблагодарила, на что она несмело предложила поцеловать меня там. От этих слов у меня зашевелился червячок и поползли по телу мурашки, но я взяла себя в руки и, сославшись на то, что сегодня нельзя, отговорила её, но она выклянчила у меня обещание, что в другой раз я разрешу ей сделать это. И этот другой раз, вскоре представился.
    Моя подруга уехала в командировку и предложила мне пожить в её квартире несколько дней. Жить в отдельной квартире со всеми удобствами, было моей мечтой, и иногда она баловала нас. После ужина, в квартире с холодильником и газовой печкой, я включила колонку, и мы купались в ванне до одурения. Пока Люся еще плескалась, я, вспомнив, что забыла ночнушку, полезла в шкаф хозяйки-подружки и, перебирая белье, наткнулась на порнографический журнал. Забыв про все, я голая стояла у шкафа и рассматривала фотографии и не услышала, как сзади подошла дочь и тихонько смотрела на эти снимки. В журнале были лесбийские фотографии. Услышав учащенное дыхание за спиной, я быстро закрыла журнал, и сунула его назад под белье. Быстро разобрав постель, я уложила девочку, а сама ушла в ванную и чтобы отвлечься взялась стирать наше белье. Снимки сильно потрясли меня. В то время это было редкостью, и про голубых или пидоров мы знали больше чем про лесбиянок. В детстве я с подружкой интересовались своими письками, но до лизания не доходило. Стирка не успокоила моего червячка, и между ног было мокро. Выбрав на полке флакон подходящей формы, я быстро кончила и немного успокоилась. Когда выходила из ванной услышала, как хлопнула дверца шкафа и скрипнула кровать. Я догадалась, что доча смотрела журнал. Спать пришлось голыми и как только потушив свет, я залезла под одеяло она прижалась ко мне. Я удивилась, что после купания ее била мелкая дрожь. Она шептала мне, что очень меня любит, и что я у нее самая красивая и тихонько попросила поцеловать ее, потому что у неё там опять мокро. Я попробовала рукой и действительно ощутила влагу, но, понюхав руку, убедилась, что это не моча, а смазка. Люся, не дожидаясь моего согласия, развернулась ногами к моему лицу и мне ничего не оставалось, как, привстав на локте поцеловать ее животик. В это время, спрятавшись под одеялом, она обхватила меня руками и впилась губами в мой пупок. Я не ожидала этого и не успела ничего сказать. Не дожидаясь пока я обцелую ее животик она движением таза резко прижала свой лобок к моим губам закинув одну ногу мне на голову. Мы были с ней одного роста, и я слышала, как ее губы блуждали в моих зарослях, но я плотно сжала ноги, а тем временем она так прижалась ко мне, что мой нос проник в ее мокрую щелку и она начала естественные движения тазом и как только я нащупала языком ее щелку и коснулась твердого бугорочка она дернулась и затихла. Я поняла, что она кончила. Прошло несколько минут, прежде чем она пришла в себя. Обняв под одеялом мои ноги, она стала целовать мой лобок, пытаясь проникнуть глубже и когда это не удалось, повернулась ко мне лицом, поцеловала меня и сообщила, что ей еще никогда не было так хорошо, и она тоже хочет сделать мне приятно. Я опять уговорила её отложить это событие до утра, поклявшись что обязательно выполню ее просьбу. Заснула она, присосавшись к соску моей груди.
    Почти всю ночь я не спала и очень рано встав еще раз внимательно просмотрела журнал, затем перегладила постиранное белье и одела трусы, лифчик и халат приготовила завтрак. Люся уже не спала, когда я позвала её завтракать. Она голенькая сходила в туалет и зашла на кухню. Поздоровавшись и поцеловав меня она попросила исполнения вчерашнего обещания. Под впечатлением просмотренного журнала, я была на взводе и решилась. Я быстро разделась догола, налила себе водки и мы сели завтракать. После еды мы пошли в комнату. Отступать было не куда, и я сказала, что для начала достаточно того, что она посмотрит журнал, там все точно как у меня и подала его ей. Быстро пролистав его, она остановилась на одном снимке, где молоденькая девушка вылизывала щелку у более старшей женщины. Люся сказала, что это, наверное, дочка лечит свою маму, и она тоже так хочет. Я уже не могла сдерживаться и улеглась на спину поперек кровати разведя ноги. Вначале она рассматривала и исследовала мой орган с помощью рук, а потом поцеловала, лизнула её и тогда я начала объяснять ей как называются те части, к которым она прикасается и как ей нужно действовать, чтобы мне было приятно, хотя сама впервые получала такое удовольствие. Весь день мы не вылазили из кровати. В журнале были фотографии, где женщины удовлетворялись искусственными членами и реклама с изображением этих игрушек и я с помощью наглядных пособий вводила свою дочь в курс половой жизни. С тех пор между нами нет секретов и запретных тем. Целку Люсе сломал командир части, после чего мы получили квартиру, а меня назначили заведующей клубом. Таня продолжала свою исповедь, но усталость и алкоголь взяли своё и я уснула.
    Утром нас разбудил звонок в дверь. Накинув халат, Люся пошла открывать, а я, схватив в охапку свои вещи, убежала в ванную. Неожиданно для всех приехала моя мама. Отец ехал в город по делам, и она напросилась с ним. Пока я одевалась, они переговорили, и мы с мамой сразу ушли, отказавшись от завтрака.
    Завтракали мы в кафешке и мама сразу учуяла мое состояние и выпытала у меня все. Я рассказала, с уговором, что отец об этом не узнает все, что произошло со мной за эти дни, кроме вчерашнего секса. Выслушав все, она заказала себе водки и, выпив, сходила к Люсе за моей сумкой и, дождавшись отца, мы уехали домой. Не знаю, как сложилась бы моя судьба не приедь в тот день мать. Может и я пошла по стопам Люськи. Через месяц меня послали с группой в колхоз и там я по уши влюбилась в своего будущего мужа и на ближайшие 8 лет все другие мужчины для меня перестали существовать.
    Закончив свои воспоминания, я затихла в ожидании реакции мальчика.
    Он подошел сзади и его торчащий нежный кончик коснулся моей шеи. Неожиданно по всему телу поползли мурашки. Если бы его рука коснулась моей киски я не секунды не колеблясь, раздвинула бы свои ноги. Я приподняла руку и неожиданно для себя впустила теплый отросток себе подмышку. Он сразу понял, что это значит и, опустив мою руку, заработал тазом. Руками он нежно мял мои груди. На этот раз от необычного места, он кончил быстрее и вся сперма потекла по моей груди. Повернувшись на спину, я размазала жидкость по грудям и попробовала на вкус и запах. Затем я без отвращения и стыда взяла еще не сдувшийся отросток в рот. Сразу я ощутила его руки на животе и впустила его руки в свою промежность. Мне было неудобно, что там было мокро, но он, не смущаясь, нагнулся и припал ртом к моему лобку. Уверенно найдя губами мою щель, он проник языком между набухших складок и начал медленную игру с моим клитором. Он нежно водил языком вокруг моей пипочки и когда я уже была готова, с силой прижал язык и погрузил свой нос в мою пещеру. Я сама сделала встречное движение тазом и сразу погрузилась в транс и в момент оргазма с силой прижала его голову к своей счастливице.
    Очнулась ...

    я от голоса Веры, которая видно присутствовала при моем оргазме, а когда я открыла глаза, не дав мне опомниться, отстранила своего сына и поцеловала меня в губы. Усевшись рядом, она обратилась ко мне за советом.
    Оказывается, что когда мой Юрка лизал её киску, у неё начались месячные, чего она не ожидала, но это бывает при перемене климата. Когда она это поняла, то все лицо парня было в крови, и она облизала его и, поблагодарив за то, что так хорошо кончила, послала умываться, а сама прибежала ко мне за советом.
    Не совсем соображая, что от меня требуется, я села на кровати. Рядом стоял Денис с не совсем упавшим петушком. Не обращая на него внимания, Вера прилепила к принесенным с собой черным трусикам прокладку и одела их на свою попку. В этот момент в комнату вошел Юрка и подошел к Вере. Поцеловав его писюн, она поднялась и поцеловала его в губы.
    - Девочки и мальчики я так жрать хочу, что спермой меня не накормишь. Сейчас принесу консервы, а вы готовьте стол, - и она вышла из комнаты.
    Я тоже вытащила из-под кровати сумку и начала искать, что у нас осталось, а Юру послала на улицу за тарелками.
    Вера принесла бутылку коньяка, тушенку и палку колбасы. Самое обидное, что не оказалось хлеба, и все пришлось есть с сухарями и галетами. После первых ста грамм напряжение спало и мы с аппетитом ели забыв о происшедшем. Ребятам по второй не наливали. Выделив ребятам банку сгущенки на десерт и для пополнения содержимого яичек, мы послали их греть чайник, а подруга попросила у меня извинения за то, что накормила моего сына месячными, хотя, скорее всего он ничего не понял. А когда она сказала что и Денис через это прошел у меня опять защекотало внизу, но вошли ребята и, выпив кофе с коньяком, мы отправили ребят спать, договорившись утром сходить за продуктами. Вера опять поцеловала Юрин членик со словами, чтобы он не обижался, и у неё осталось для него еще две дырочки.
    Пожелав нам спокойной ночи, дети ушли, а мы еще выпили, и я услышала исповедь своей новой подруги, которую постараюсь вам пересказать немного позже.
     

Поделиться этой страницей