НИКОГДА НЕ ПОЗДНО

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем pinguin_sha, 16 июн 2008.

  1. pinguin_sha

    pinguin_sha Форумчанин

    Алла Аркадьевна работала бухгалтером в крупной фирме. Спокойная женщина 52 лет, она любила свою работу. Состоя в дружеских, но без панибратства (субординация!) отношениях с 60-летним начальником отдела Ильей Семенычем, она чувствовала себя на работе уверенно и комфортно. Меньше всего ей хотелось менять что-либо в жизни.
    В среду, часа за полтора до окончания рабочего дня, Илья Семеныч заглянул к ней в комнату:
    - Голубушка, Алла Аркадьевна, спасайте! На носу сдача годового отчета, а на подсобном производстве третью неделю болеет бухгалтер, и неизвестно, когда выйдет! А без них нам годовой не сдать, налоговая нас без соли сожрет! Съездите, голубушка, в командировку на пару дней, наведите там порядок!
    - Что вы, Илья Семеныч, я же там ничего не знаю, я не разберусь!
    - Да не волнуйтесь, Алла Аркадьевна! Мы же с Егор Фомичем вместе это производство поднимали, я там каждый гвоздь знаю, каждый закоулок обнюхал! Я с вами поеду, вместе и разберемся за пару дней. А в пятницу вечером домой. Помогите, голубушка, век помнить буду!
    Вечером того же дня они обустраивались в купе, собираясь ужинать. Хозяйственная Алла Аркадьевна успела зажарить в дорогу курицу, приготовила салатики. Илья Семенович, в знак искренней благодарности, припас бутылку дорогого армянского коньяка. В районный городок, где располагалось подсобное хозяйство, они прибывали только утром, так что спешить было некуда. Алла Аркадьевна переоделась в цветастый домашний халатик, Илья Семеныч снял галстук и расстегнул не одну, а целых три пуговицы на рубашке. За ужином и неторопливой беседой они прикончили весь коньяк, и Алла Аркадьевна, не привыкшая к крепким напиткам, заснула, но через какое-то время проснулась, будто от толчка, и не поверила своим глазам. Купе то освещалось, когда мимо окна проносился фонарь, то погружалось во мрак. А над лицом Аллы Аркадьевны качался бордовый с синевой обнаженный и налитой член Ильи Семеныча. Алла Аркадьевна попыталась сесть, но тут поезд резко качнуло, и член ткнулся ей в губы. Ощущение оказалось неожиданно приятным - туго натянутая шелковистая кожа, сухая и теплая. Внизу живота потянуло.
    - Алла Аркадьевна, я вас умоляю – забормотал Илья Семеныч, совершенно пьяный – у меня никого не было с тех пор, как Машенька...
    Алла Аркадьевна знала, что жена Ильи Семеныча два с половиной года назад умерла от рака, а перед этим долго болела. Илью Семеныча она уважала, и можно сказать, даже любила в каком-то смысле, как начальника и коллегу. И считала его хорошим, порядочным человеком. То, что происходило здесь, в этих переменах света и тени, казалось Алле Аркадьевне, тоже далеко не трезвой, совершенно нереальным. Но приятным. Видя, что она не протестует, Илья Семеныч снова ткнул членом ей в губы, и снова ей понравилось. И внизу опять приятно потянуло.
    Алла Аркадьевна в жизни не спала ни с кем, кроме мужа, за которого вышла в 22 года. Теперь, после 30 лет семейной жизни, они иногда – раз или два в месяц – по привычке занимались сексом, хотя обоим это не доставляло удовольствия. При этом Алла Аркадьевна оставалась в ночной рубашке, а муж быстро кончал, подтягивал спущенные трусы и мгновенно засыпал, тихо похрапывая. Тыкающийся в ее губы член Ильи Семеныча вдруг вызвал давно забытое желание. Алла Аркадьевна поцеловала головку, поездила по ней губами, ловя ощущение твердой шелковистости. Непроизвольно она откинулась назад, обнажая колени и полные белые ноги. На кончике члена Ильи Семеныча выступила из дырочки прозрачная капля. Алла Аркадьевна слизнула каплю, удивившись солоноватому вкусу. Она снова поцеловала член, потом опять лизнула. Провела языком вокруг головки, еще раз. Илья Семеныч тихонько застонал. Алла Аркадьевна взяла головку члена губами и легонько пососала. Член дернулся, ощущения внизу живота усилилось, в трусах стало сыро. Ноги ее раздвинулись еще шире, Илья Семеныч увидел на трусах мокрое пятно. Ему вдруг вспомнилось, как мальчишками они выкрикивали непристойности, как это пьянило и возбуждало.
    -Пизда – неожиданно для самого себя произнес он. И повторил уверенно – Пизда!
    Глаза Анны Аркадьевны удивленно расширились, потом в них мелькнул бесовской огонек.
    - Хуй! – произнесла Анна Аркадьевна.
    - Пииздаа – пропел, подхватывая игру, Илья Семеныч.
    - Хуй, хуй, хуй!
    Произнесение вслух этих срамных, запретных слов, казалось, сняло с них и все остальные запреты, они вдруг почувствовали себя легко и непринужденно.
    Анна Аркадьевна взяла в руку его ... хуй, как еще его теперь называть, и принялась облизывать его, иногда сильно засасывая в рот и выталкивая обратно языком. Она сосала, причмокивала, спускалась к основанию крепкого, как грибок, хуя, и лизала там. Хуй Ильи Семеныча дергался, на головке появлялись капля за каплей, которые Алла Аркадьевна с удовольствием облизывала. Трусы ее стали совсем мокрыми, между ног потемнело. Алла Аркадьевна расстегнула ремень на брюках Ильи Семеныча, стащила их, потом аккуратно вынула торчащий хуй Ильи Семеныча из ситцевых трусов в полоску и сняла их тоже. Постукивали колеса, загорались и исчезали за окном фонари. В их свете Анна Аркадьевна видела, как под торчащим хуем болтаются яйца Ильи Семеновича. Привстав, она расстегнула и сняла с него рубашку, стащила белую хлопчатобумажную майку. Оказалось, что грудь Ильи Семеныча поросла длинными, с густой проседью, волосами, хотя в других местах волос не было. Она погрузила пальцы в волосы, слегка подергала, погладила ладошкой вдруг оттопырившийся сосок. Поцеловала второй сосок, потом лизнула и засмеялась.
    Илья Семеныч раскрыл ее халатик и вынул из черного бюстгальтера большую мягкую грудь. Долго целовал и сосал нежный розовый сосок.
    Однажды он дал соблазнить себя молоденькой девчонке. Очевидно, она подыскивала себе "папика", и выбрала на эту роль Илью Семеныча. Зарплата у него была вполне приличной, трехкомнатная квартира почти в центре Москвы, в которой прежде жили его родители, а еще раньше дед с бабкой. Долгоногая девица долго вертела перед ним задом в мини-юбке, строила глазки, и Илья Семеныч повел девицу в ресторан, а потом привез к себе домой. Они долго целовались на диванчике в гостинной, и у Ильи Семеныча уже шевелилось в штанах. Потом девица без лишнего стеснения разделась, и он увидел твердый плоский живот с выпирающими по бокам костями таза, блестящую сережку в пупке, маленькие твердые, будто недозрелые, грудки. Это было так непохоже на Машу, что шевеление в штанах мгновенно угасло. Девица была безжалостно выставлена из дому, а затем и с работы – никакой ценности для фирмы она не представляла.
    Пышные, богатые груди Аллы Аркадьевны были как раз тем, что в представлении Илья Семеныч являлось олицетворением женственности, возбуждало его сексуальность. Илья Семеныч стащил с Аллы Аркадьевны халатик, расстегнул бюстгальтер, и теперь обе пышные груди лежали у него на ладонях. Он терся щекой, целовал их, вдыхал вкусный запах ее тела.
    Алла Аркадьевна носила плотные эластичные трусы, которые подтягивали живот. Низ трусов был уже совершенно мокрым. Илья Семеныч опустился на колени и с трудом стащил тугие трусы. Живот Аллы Аркадьевны опал толстой складкой, волосы на лобке замялись, а на боках отпечатались красные полоски от швов. Илья Семеныч двумя руками ухватился за опавшую складку живота, больно сжал ее, потом поцеловал. Живот ему тоже очень понравился, показался добрым и домашним. Потом он погладил бедра сначала снаружи, сверху вниз, а затем изнутри, в обратном направлении, и оказался у мокрой пизды Аллы Аркадьевны. Погладил ладонью, затем забрался пальцем внутрь. Одного пальца оказалось мало, он добавил второй, потом еще один. Так, сразу тремя пальцами, он стал елозить внутри пизды. Он не имел ни малейшего представления о точке "джи", и тем не менее успешно нашел нужную позицию, стал щекотать пальцами переднюю стенку влагалища. Тело Аллы Аркадьевны напряглось, выгнулось, и она кончила, обильно забрызгав руки Ильи Семеныча. Вдыхая запах, слегка похожий на запах селедки, Илья Семеныч захотел узнать и вкус. Усадив ее и до предела раскрыв ноги, он стал целовать пизду Аллы Аркадьевны, лизать губы и клитор. Теряя голову, он прильнул к мокрой пизде, терся лицом, будто хотел всунуть его внутрь. Возбужденная, напряженная пизда Аллы Аркадьевны сочилась, текла и сводила с ума. Лицо его стало мокрым, губы горели. Илья Семеныч начал ебать Аллу Аркадьевну языком, пытаясь просунуть его как можно глубже внутрь. Алла Аркадьевна стонала, затыкая себе рот кулаком, кусала руки, чтобы не орать в голос. Тело ее опять выгнулось, и в лицо и рот Ильи Семеныча брызнула мощная струя. От неожиданности он захлебнулся и закашлялся, сконфузился. Алла Аркадьевна хохотала.
    Слегка задетый, Илья Семеныч наклонился к ее уху.
    - Хочешь ебаться? – прошептал он. Но сконфузить Аллу Аркадьевну не удалось.
    - Да, да, выеби меня! Выеби меня в пизду! – Алла Аркадьевна улеглась поудобнее и сама вставила до предела возбужденный хуй Ильи Семеныча себе в пизду. Он начал двигаться, сначала потихоньку, потом чуть быстрее. Алла Аркадьевна подмахивала и зажимала его хуй, сокращая стенки влагалища, что было безумно приятно обоим. Разогнавшись, он случайно дал своему хую выскочить наружу, и Алла Аркадьевна опять выдала обильный оргазм. Тогда он поменял режим движения – медленно вводил хуй до упора в пизду Аллы Аркадьевны, а затем резко выдергивал наружу. И каждый раз она прыскала, заливая ему живот и яйца. По ногам у него текло. Не выдержав, он до конца вогнал хуй, который начал дергаться внутри, выбрасывая сперму. Алла Аркадьевны выдала последний, "сухой" оргазм, похожий по почти нестерпимому ощущению на удар электрического тока, и до крови прокусила себе кулак, пытаясь не разбудить криком весь вагон. Ей хотелось выть и визжать, как кошке, которую ебёт здоровенный уличный котяра с рваным ухом.
    Потом она снова ласкала и облизывала хуй Ильи Семеныча, который постепенно опадал и делался мягким. Усталые, они наконец улеглись спать, и проснулись только от стука проводницы за полчаса до прибытия на свою станцию.
    На станции уже ждала машина с водителем, который доставил их прямо на место работы, где они по уши погрузились в ведомости, накладные и прочие бухгалтерские дела, и это в какой-то степени спасло положение. И Алла Аркадьевна, и Илья Семеныч не знали, как вести себя после вчерашнего. Оба понимали, что не будь они совершенно пьяны, ничто подобное не могло случиться.
    Вечером тот же водитель отвез их в гостинницу, бывший дом колхозника. Их поселили в смежные, без особой роскоши, но чистенькие номера. От бывшего дома колхозника комнаты отличало только наличие электрического чайника и плотные покрывала на кроватях.
    Через полчаса Анна Аркадьевна, которая понимала, что им и дальше предстоит работать вместе, решила спасать ситуацию. Она постучала в дверь соседнего номера:
    - Илья Семеныч, чайку попьете? Заходите ко мне!
    Илья Семеныч явился застегнутый на все пуговицы, со смущенной улыбкой. Они пили чай со сладкими коржиками, которые припасла хозяйственная Алла Аркадьевна, и разговаривали исключительно о работе. Илья Семеныч взглянул на часы и собрался уходить. Когда он был уже в дверях, Алла Аркадьевна тихонько позвала:
    - Илья! – и положила руку ему на плечо.
    Через минуту они уже целовались, стоя у двери.
    На сей раз все происходило совершенно иначе. Илья Семеныч бережно целовал Аллу Аркадьевну в губы, глаза, шею. Он осторожно вынул шпильки из собранных на затылке волос, пальцами разбирая и расчесывая пряди. С грустью вспомнил, как раздражался, видя разбросанные на туалетном столике машенькины шпильки.
    Алла Аркадьевна была в том же цветастом халатике. Илья Семеныч снял халатик, целуя ее плечи и полные руки. Снял бюстгальтер, освободив груди, умостил в ладонях их сладкую тяжесь и тоже долго целовал их, лизал и посасывал нежные розовые соски. В этот раз Алла Аркадьевна была в простых хлопчатобумажных трусиках, белых в черную крапинку, которые уже изрядно намокли. Илья Семеныч стащил трусики, и уложив Аллу Аркадьевну на кровать, целовал мягкий живот и теплую мокротУ волос. Потом быстро разделся и прилег рядом. Член его начал наливаться, но до состояния полной боевой готовности было еще далеко. Алла Аркадьевна начала гладить его ладошкой, потом поцеловала. Головка выдала первую прозрачную каплю. Алла Аркадьевна слизнула ее, и, как-бы решившись, взялась энергично ласкать член Илья Семеныч. Гладила, крепко сосала, вылизывала основание члена и мошонку. Взяла в рот яйца и начала посасывать, языком перекатывая их во рту. Илья Семеныч уже тихо постанывал, мошонка подобралась и затвердела. Член его сильно увеличился и стал похож на то могучее орудие, которым накануне он разбудил Аллу Аркадьевну. Илья Семеныч перевернул Аллу Аркадьевну на спину, раздвинул ей ноги. Сейчас, в ярком электрическом освещении, а не в зыбком свете пролетающих мимо фонарей, он смог разглядеть все в подробностях. Половые губы Аллы Аркадьевны оказались темными, почти коричневыми, а внутри все было нежно-розовым. Нежно-розовое было мокрым, липким, тянуло его целовать и облизывать. Илья Семеныч вспомнил, как обильно кончает Алла Аркадьевна, и ему захотелось выпить весь ее сок. Нежно раскрыв руками коричневатые губы, он начал лизать розовое, каждый раз слегка проталкивая язык внутрь. Теперь уже Алла Аркадьевна начала постанывать, извиваться, и вскоре мощная струя ударила из ее влагалища. Илья Семеныч, который на этот раз был вполне готов, выпил все до капли и старательно облизал вокруг. Член его был полностью готов к действию, и он погрузил его в это таинственное розовое и начал свою прекрасную мужскую работу. Алла Аркадьевна отвечала ему, то сжимая, то расслабляя стенки влагалища. Довольно скоро Илья Семеныч почувствовал, что вот-вот... почувствовала это и Алла Аркадьевна.
    - Илья – позвала она – я хочу это видеть. Я хочу видеть, как ты кончаешь...
    Илья Семеныч вынул член и переместился к ее лицу, рассчитывая, что Алла Аркадьевна поможет ему кончить.
    - Сам – попросила Алла Аркадьевна – сделай все сам, я хочу посмотреть.
    Илья Семеныч, который последний раз занимался онанизмом еще в юности, слегка смешался. Но желание дамы – закон, и он начал поглаживать и потягивать член, сдвигая залупу так, что головка то почти полностью пряталась внутри, то обнажалась, налитая багровой силой мужского желания. Мокрая дырочка на конце была приоткрыта, готовая брызнуть спермой. То, что Алла Аркадьевна смотрела на его упражнения, добавило Илье Семенычу возбуждения, и он кончил, залив спермой ее лицо, а Алла Аркадьевна, которая тоже гладила, терла и теребила клитор, выдала очередной могучий оргазм. Она бережно облизала головку члена, а затем принялась размазывать сперму по лицу.
    - Илья – смеялась она удивленному взгляду Ильи Семеныча – это же самая лучшая на свете косметическая маска. Она возвращает молодость коже лица!
    Осторожно, одним пальцем, Илья Семеныч стал помогать ей, смазывая спермой еще сухие участки кожи.
    Они лежали рядом, болтая о каких-то пустяках, потом оба заснули, утомленные длинным рабочим днем и любовными утехами.
    На следующий день вечером они вернулись домой, но командировка полоностью переменила их жизнь. Они стали регулярно встречаться. Иногда Илья Семеныч забирал Аллу Аркадьевну в середине рабочего дня, якобы по делам или Алла Аркадьевна после работы звонила мужу, что хочет пройтись по магазинам, и они отправлялись домой к Илье Семенычу. Алла Аркадьевна переменилась внешне, стала одеваться более кокетливо, избавилась от старящего ее пучка волос и сделала задорную стрижку. Илья Семеныч баловал Аллу Аркадьевну, делал ей небольшие изысканные подарки – что-нибудь, что она могла принести домой, не вызывая у мужа подозрений – блузку, красивый шарфик к новому костюму, книгу хорошего издания, очень дорогие, но с ненавязчивым запахом духи, задаривал ее шоколадными конфетами, до которых Алла Аркадьевна была большая охотница. Она любила квартиру Ильи Семеныча с высокими потолками, старую мебель из натурального дерева, запах книг, плотные шторы на окнах. Илья Семеныч закупил партию огромных махровых полотенец, чтобы защитить дом от обильных оргазмов Аллы Аркадьевны. Они совершенно перестали стесняться и до малейшей складочки и впадинки изучили тела друг друга. Однажды, когда Алла Аркадьевна покрывала поцелуями попку Илья Семеныч, он непроизвольно пукнул, и оба долго хохотали. Они вместе мылись в ванной, нежно намыливая и лаская друг друга. И если Илья Семеныч хотел пописать, он без малейшего стеснения делал это тут же в ванне, а Алла Аркадьевна весело подставляла под струю живот и груди. Однажды, когда Илья Семеныч включил теплую воду и улегся в ванну, Алла Аркадьевна тоже решилась. Она села верхом на Илью Семеныча, и по его волосатой груди побежали извилистые струйки. Илья Семеныч закрыл воду.
    - Поднимись – попросил он – я хочу видеть. Алла Аркадьевна привстала. Оказалось, что в том розовом, которое внутри, немного ниже клитора есть маленькая дырочка, и именно оттуда и вырывается золотистая струя. Это было так красиво, что член Илья Семеныч немедленно стал походить на рвущуюся в небо Эйфелеву башню. Закончив писать, Алла Аркадьевна уселась на эту башню и начала подскакивать. Необычность позы вызвала у нее скорый оргазм, и она кончила два раза подряд, залив Илье Семенычу грудь и лицо. Но ванна – не самое удобное место для секса. Алла Аркадьевна вскоре устала и перевернулась, чтобы заняться членом Илья Семеныч. Она сосала, лизала, теребила и даже слегка покусывала член Ильи Семеныча, в то время как он вылизывал ее розовое, пытаясь нащупать языком ту маленькую дырочку, из которой раньше била струя. Сок от ее оргазмов стекал ему в рот и заливал лицо. Илья Семеныч, который не был большим специалистом в сексе, не понимал, что встретил редкий экземпляр женщины, способной кончать много раз подряд. Алла Аркадьевна довела его до оргазма и с удовольствием проглотила сперму, вкус которой успела полюбить. Если им не удавалось по какой-то причине встретиться несколько дней или Илья Семеныч все время кончал внутрь, она даже начинала скучать по этому вкусу и представлять, как в ее рот выливается солоноватая густая жидкость.
    Илья Семеныч стал покупать порнофильмы, в которых почему-то непременно занимались анальным сексом. Они решили попробовать. Крупный член Ильи Семеныча не влезал в попку Аллы Аркадьевны, но купленный в аптеке увлажняющий гель решил проблему. Осторжно, короткими рывками Илья Семеныч протолкнул член в попку и начал двигаться внутри. Ощущения оказались совершенно иными как для Ильи Семеныча, член которого, зажатый в тугом анусе Аллы Аркадьевны, наслаждался гладким скольжением, чувствуя каждый его сантиметр, а руки гладили и сжимали полные ягодицы, так и для Аллы Аркадьевны, которую двигающийся в анусе член слегка щекотал и очень возбуждал, особенно когда толкался в матку. В то же время клитор и влагалище ставались свободными для ласк руками, и нередко их руки встречались и вместе выполняли эту сладостную работу. Они стали часто практиковать это изысканное удовольствие, и теперь Илье Семенычу удавалось кончить два раза. После первого, довольно скорого оргазма он мог подолгу ласкать Аллу Аркадьевну, и только устав от возбуждения и утомив истекавшую оргазмами Аллу Аркадьевну, позволял себе кончить.
    Потом Илье Семенычу пришла в голову идея купить цифровой фотоаппарат, и они стали фотографировать друг друга. Самые удачные снимки – член Ильи Семеныча с бьющей из него золотистой струей, головку с выступившей прозрачной каплей, раскрывшееся от желания мокрое влагалище Аллы Аркадьевны, снятый крупным планом розовый сосок – Илья Семеныч распечатывал и вклеивал в специально купленный альбом. Фотографируя друг друга или листая вместе этот альбом, они невероятно возбуждались.
    Их свидания, продолжавшиеся час-полтора, полностью удовлетворяли обоих.
    Отношения Аллы Аркадьевны с мужем тоже переменились. Ее проснувшееся после долгой спячки тело стало энергично реагировать на их совокупления, и мужу это нравилось, возбуждало, вызывало сексуальный аппетит. Ему и в голову не приходило, что его немолодая уже жена завела себе любовника, он списывал все на возрастные гормональные изменения.
    Одним словом, все были счастливы настолько, насколько взаимная любовь и прекрасный, не ограниченный никакими запретами, секс может сделать людей счастливыми.

    :p
     

Поделиться этой страницей