Жено-мужчины

Тема в разделе "Архив", создана пользователем GAV, 16 янв 2007.

  1. GAV

    GAV Форумчанин

    ..мы встретимся с тобой в тихом узком проходе и нам никак нельзя будет разойтись... Марина погладила Леночку по коленке, пробираясь пальчиками немного выше к мягкой Леночкиной попке...
    - В заднем? - строя наивные глазки, спросила Леночка.
    - Не паясничай, противный ребёнок! Мне грустно совсем без тебя, - сказала Марина и провела указательным пальчиком вдоль тёплого податливого разреза Леночкиной попы. Мягкие подушечки легко расходились, словно вновь и вновь приглашая внутрь...

    * * *

    Они познакомились на третьем курсе пединститута. Озорная Маринка слывшая грозой мужского пола всего истфака и тихая скромная Леночка, будущая учительница мирных биологий и ботаник. Факультеты параллельно сдавали нормативы по "подводно-надводному" плаванию в районном плавательном комплексе. По всем показателям институт был явно не физкультурным и добрая треть стяжателей водной славы плавать могла только вертикально вниз самостоятельно, а вертикально вверх уже с чьей-нибудь помощью. Поэтому группы были поделены на тех, кто сдавал кое-как нормативы и на тех, кто плескался в детском "лягушатнике" с одноразовым тренером, пытавшимся обучить этих сухопутных хоть азам взмахивания руками и шевеления ногами под водой. Леночка, вообще с трудом представлявшая совместимость своего тела с водным пространством, пугливо жалась к краю бассейна вместе с несколькими такими же "птицами". Марина сдала на "отлично".
    А в раздевалке просто их кабинки оказались рядом.
    - Совсем плавать не умеешь? - весело спросила Марина, вытирая играющее задором гибкое тело.
    - Совсем, - ответила улыбаясь Леночка. - Последний раз я плавала, когда мне было годика три-четыре в собственной кровати. И с тех пор - ни-ни-ни!
    - Симпатичная... с красивыми худенькими ногами... и с мякенькой белой попкой... Девушка, а мы с вами уже не встречались? - пародирую мужские способы знакомства того времени вдруг заговорила полушёпотом Марина и Леночка застеснявшись её откровенного взгляда скользившего по её полуобнажённому телу даже слегка отвернулась.
    - Нет - не встречались, - приняла она игру, переодевая трусики под большим махровым полотенцем. - Причём ноги это ещё простительно. И что симпатичная - тоже. А попку мою вам попросту даже не видно и вы сударь просто обманщик или воображун!
    - Ой какие мы важные! - Марина явно была бы хлопцем хоть куда если бы не была Мариной. - А меня Марина между прочим зовут. Ой девушка, а как зовут вас?
    "Леночка!", хотела сказать Леночка, но тут произошло страшное. Видимо из-за непринуждённости обстановки с одной стороны и её полной неординарности с другой, Леночка немного утратила всегда столь жёсткий контроль за собой. И потянулась в шкафчик не одной рукой, как всегда крепко придерживая край и без того туго затянутого вокруг талии полотенца, а потянулась двумя руками. И по закону подлости и удручающей непременности стечения всего худшего в одной точке, край полотенца не выдержал именно в этот раз. Полотенце упало к ногам. Леночка быстро, очень даже быстро, присела и подхватив полотенце обернулась им вокруг талии. Но лицо её стало белей снега и подняв глаза на Марину она поняла, что Марина увидела! Она закрыла глаза как делала в самых страшных своих снах и, сосчитав до трёх, неожиданно для самой себя уже тихо сказала...
    - Леночка...
    Вокруг в основном оставались девчонки с биофака, истфак опередив всех давно смылся, так что позор должен был быть самым ужасающим и слухи будут самыми быстротечными. Дальнейшее будущее, как в страшной сказке, лучше было не представлять...
    - Леночка, ты красивая..., - сказала Марина очень-очень тихо.
    Леночка открыла глаза и медленно, как парализованная на шею, осторожно попыталась посмотреть по сторонам.
    - Леночка успокойся, - также тихо сказала Марина. - Я посмотрела уже. Не бойся совсем. Не видел никто.
    В раздевалке было по-прежнему шумно и на их партизанские движения действительно никто не обращал внимания.
    - Спасибо, - сказала Леночка тихо и поняла что Марина никогда никого никому не предаст...

    * * *

    - Леночка, а это как? - спросила Марина уже на улице, провожая Леночку домой. Снег падал необычайно тёплый и мягкий в свете жёлтых фонарей и аллеи деревьев стояли укутанные словно в мягкую вату.
    - Мариночка, пожалуйста! - взмолилась Леночка. - Я тебе потом всё-всё расскажу, но сейчас меня нервный озноб бьёт. Мне спрятаться хочется!
    - Ты с родителями живёшь? - сразу поменяла тогда тему Марина. - С ними спрячешься! Может зайдём в кафешку какую-нибудь погреемся?
    - Нет. Я на квартире у мирной бабушки живу. Она спит, наверное, уже. И мне надо уснуть и проснуться. Тогда страх любой отступает и все нервные ознобы проходят.
    - А я в общежитии живу, - сказала Марина. - Ну и веселуха у нас там! Ты придешь ко мне в гости?
    - Не знаю..., - в голосе Леночки опять слегка встревожились нотки и вдруг, как что-то легко кольнуло её изнутри... - А знаешь что, Мариночка? Пойдём в гости ко мне! Бабушка спит уже, а мы чайку попьём. Мне хорошо так с тобой. Пожалуйста, Мариночка. У меня матрац ещё один есть, я на нём лягу, а ты на моей кровати. Пожалуйста!
    - Леночка, ты чисто напуганный ребёнок, - сказала Маринка улыбаясь двойному Леночкиному "пожалуйста". - Конечно пойду. Куда ж я тебя такую трясущуюся теперь брошу!
    И засмеявшись Марина чмокнула Леночку в замерзший уже носик... - А он у тебя большой?
    Леночка умоляюще посмотрела на Марину и Марина ретировалась молниеносно...
    - Всё, всё, всё, не буду ни капельки! Интересовалась размерами матраца и исключительно твоим предстоящим комфортом...

    * * *

    За чаем Леночка сидела уже разрумянившаяся, ожившая и болтала с Мариной легко и спокойно. Случай в раздевалке почти вылетел из головы, а с Мариной было как-то особенно уютно и тепло.
    - И только не вздумай на самом деле спать на полу! - сказала Марина почти строго, когда по две чашки чая и одна на двоих секретная сигарета были позади. - Ни за что не выгоню тебя из твоей милой кроватки! А если будешь сопротивляться - лягу на полу сама.
    - А как же?... - вздрогнула большими ресничками Леночка и попунцовела до кончиков ушей.
    - И не болтай глупостей, котёнок! - сказала Марина. - На такой полуторке как у тебя у нас в общежитии в случае приезда гостей и родственников поместилось бы четыре человека, а ты боишься не поместиться вдвоём!
    Леночка боялась вовсе не того и с благодарностью взглянула на Марину за столь изящный обход столь тонкого вопроса.
    Но когда ложились спать и на обоих уже были только трусики и ночнушки не выдержала всё-таки Марина.
    - Леночка, это же ужасно интересно, лапочка! - Марина переводила взгляд с форм своего тела на Леночкины. - Ну пожалуйста-препожалуйста, покажи мне ещё один разик. Один разичек только!
    Леночка вспыхнула и потупилась.
    - Леночка, ну пожалуйста! - взмолилась Марина.
    Леночка нерешительно приподняла край ночнушки.
    - Мариночка, а ты никому..., - Леночка хотела спросить, но почувствовала как ей самой не по себе от такого вопроса и быстро сдёрнула трусики с себя вниз почти до коленок. Край ночнушки тут же упал и подняли его осторожно уже руки Марины. Марина заворожено смотрела под беленький животик Леночки где под аккуратным треугольничком чёрных кудрявых волосиков Леночки покачивался маленький розовый пенис.
    - Леночка, ты чудо! - почти прошептала Марина, ни за что не отпуская край Леночкиной ночнушки. - Настоящее чудо! Наверное, такое бывает только во сне...
    - Совсем и не только! - улыбнулась Леночка, выдёргивая наконец ночнушку у Марины и поворачивая выключатель на стене. - Я не могу так! Так меня ещё никто не рассматривал!
    - А я бы смотрела и смотрела,... - сказала Марина мечтательно. - Подумать только - ты совсем как мальчик, но на тебя можно смотреть без страха оказаться объектом неуёмных вожделений. Я между прочим мальчика голого в последний раз видела в детстве, а ребятам я до общежития не всегда разрешаю себя провожать. А у тебя такая прелесть словно в шкатулочке в трусиках лежит! Леночка, покажи!
    Маринка снова не выдержала и нащупала в изголовье кровати кнопочку маленького ночника. Леночка лежала рядом в смятении.
    - Мариночка, может не надо? - спросила она робко.
    - Леночка, я только посмотрю! - убедительно заверила Марина и Леночка, вновь приподняв край ночнушки, приспустила на этот раз лишь немного трусики.
    Марина приспустила Леночке трусики немного дальше и положив ладони Леночке на талию стала рассматривать Леночкин пенис.
    - Леночка, можно я потрогаю, тебе не будет больно? - Марина протянула пальчики к пенису, не дожидаясь ответа на провокационно-сдвоенный вопрос. Двумя пальчиками она осторожно сжала нежную розовую плоть продолговатого бочонка и легко погладила его от верхушки до самого кончика. Леночка смущенно приотвернулась, а её малыш вдруг предательски вздрогнул у Марины в руках, выдавая нескромные чувства зарождающиеся внутри теплеющего Леночкиного животика.
    - Он... встаёт? - от изумления Марина широко раскрыла глаза. - Леночка, он у тебя встаёт?!
    От столь фривольного вопроса Леночка неровно задышала, а малыш её окончательно вышел из повиновения и превратился в довольно крепенький молодецкий хуй. До размеров чудо-богатырей он может слегка и не дотягивал, но тогда из них об этом ещё никто не знал.
    - Ох! - выдохнула Марина. - Настоящий!
    Леночка же под властью тёплых волн, бивших упруго в живот, хоть и всё так же приотвернувшись, но откровенно продемонстрировала всё полное достоинство своего малыша. Крепко зажав в кулачок ствол своего кудрявого пенька, она оттянула другой ладошкой до предела яйца, и выпустила наружу шариковидную малиновую золупу.
    - Леночка, я начинаю стесняться тебя! - сказала полушёпотом Марина, убирая ладошки от Леночкиного тела и наслаждаясь зрелищем в упор. Но Леночка сразу пугливо отдёрнула ладошки от своего головатого братца и его размеры на глазах стали сокращаться. Леночка сама стеснялась больше всех... Она натянула трусики и почти забилась в уголок, но Марина тепло протянула к ней руки и спустила с неё трусики до самого конца, а потом спустила трусики с себя.
    - Леночка, ты просто прелесть. И самое необычайное существо на свете! Ты любимая подружка моя навсегда и я тебя никому не отдам! А всю ночь я хочу чувствовать тепло твоих ножек на своих...
    Леночка и Марина засыпали в во всего лишь первую ночь своего знакомства по уши влюблёнными друг в друга...

    * * *

    После этого они просто с трудом могли обходиться друг без друга. Марина почти каждый вечер стала заходить в гости к Леночке, а Леночка даже несколько раз отважилась прийти в гости в общежитие к Марине, несмотря на то, что была напугана явно преувеличенными на тот момент слухами о царящих в общежитиях раблезианских нравах. Секса в стране не было, размножался народ исключительно почкованием и при обострении демографической ситуации планово увеличивались посевные площади капусты. Леночкино "совершенство" не сильно беспокоило обоих, они часто и надолго забывали о нём вовсе. Но периодически вопрос вставал аж ребром.
    Как-то купаясь с Леночкой вдвоём в душе у Леночки дома по случаю обычно-трёхдневного отключения горячей воды в общежитии Марина взяла Леночкин член в руку и слегка пожимая спросила...
    - Леночка, да как же ты с таким богатством в жизни пряталась? Ведь он же у тебя с самого начала был?
    Леночка тут же смутилась, а член в крепкой мокрой ладошке Марины слегка надулся.
    - Сначала, - рассказывала Леночка уже завернувшись в халатик за вечерним чаем, - меня считали мальчиком. Когда я родилась. Но я мальчиком не чувствовала себя никогда. Меня наряжали в рубашки и шорты, но когда я один раз пошла в общую баню с отцом в мужское отделение у меня случился нервный приступ. Никто не мог понять что со мной и объясняли всё какой-то тонкой нервной организацией. Мне очень повезло в детстве и родители были нежны со мной несмотря на то, что я никак не воплощала собой мечту отца о сыне-военном, мой отец был капитаном дальнего плавания, а сына почему-то хотел лётчика. И непременно военного лётчика-испытателя. Испытатель из меня получился видишь какой. Я сыном себя просто представить себя не могла. Чем больше мне становилось лет, тем сильнее и сильнее давала знать себя во мне девочка. С детским садиком меня Бог миловал и я не была затираемым мальчиком, а просто была всегда очень наверное тихим ребёнком. В школе уже было немного сложнее, но первые годы всё было ещё относительно спокойно. Страшное случилось в двенадцать лет, когда я обнаружила, что у меня начинает наливаться грудь. И тут навалилось всё сразу - и все мои девичьи повадки, и затираемые извне тайные помыслы, и самое главное моя давно уже довлеющая единственно женская натура. В один миг я осознала, что я девочка, которой в спешке пришили что-то не то туда куда девочкам ничего не пришивают. Ужасная перспектива просто потрясла меня. Играть в мальчика я больше не могла, скрывать себя становилось всё труднее и труднее и я часто по ночам просыпалась в холодном поту от мысли о том, что я чем-то себя выдала. И я убежала из дому!
    - Ты? - Марина широко открыла от удивления глаза. - Ты, Леночка, убежала из дому?



    - И очень изощрённо, как я теперь понимаю, в отличии от наших пацанов-второгодников, которые убегали из дому по три раза в год и были непременно снимаемы милицией на первом же железнодорожном переезде. Видимо инстинкт самосохранения заставил мозг работать с необычайной для подростка изворотливостью. Дома я втайне от родителей приготовила себе платье и оставив письмо в котором просила не волноваться за меня ни в коем случае, потому что я обязательно через пять лет вернусь, оставив письмо под тетрадками на столе, ушла утром в школу. Искать меня кинулись только вечером, по приходу с работы, а я к тому времени была уже далеко. На районных автобусах я уже настоящей девочкой добралась до соседней области и, определив по станционной карте место, ушла в самую глухую деревню, в которой жил мой родной дедушка. Мы приезжали к нему раньше в детстве с мамой и папой и мы очень подружились с ним ещё тогда. Только дедушке могла я рассказать, какое чудовище из меня получилось вместо боевого военного лётчика. Дедушка был добрый и очень родной и он понял меня. Иногда мне кажется даже, что ему абсолютно всё равно, кто у него есть - внук или внучка, он любил своё родное существо невзирая совсем ни на что. С дедушкой мы договорились, что он укроет меня от всех и в школу в деревне я уже пошла как девочка. Как я узнала потом, дедушка сразу всё-таки ездил втайне от меня к родителям и успокоил их на предмет существования у него их сокровища. Но относительно причин моего поступка он не проронил ни слова и очень жёстко рекомендовал родителям временно оставить ребёнка в покое, ввиду серьёзности повода мной руководившего. Так я стала собой.
    Леночка улыбнулась.
    - А как же потом? Всегда в тайне?
    - Всегда, - сказала Леночка. - Очень тугие трусики и избегание всех видов пляжей и раздевалок. Может поэтому и плавать не научилась, хоть я и так воды боюсь. В бассейне я тогда оказалась почти под угрозой смертной казни. Я пропускала уроки физкультуры три курса по малейшему поводу и в плавательном бассейне не появлялась оба года до того, несмотря на строгость всех предупреждений. Но в этот раз дело дошло до самого декана и он сказал, что не будет заниматься значками ГТО для каждой студентки, а просто вышвырнет меня из института на следующий день после моего непоявления на сдаче нормативов. Трудно самой поверить, но тогда у нас с тобой в раздевалке это был мой первый прокол. Мне вообще в тот день до тебя всё совсем не везло. Один разговор с деканом чего стоил и с самого утра из рук просто падало всё, а упавшее полотенце, видимо, было уже закономерным финалом. Но такая волна невезения бывает, наверное, только перед большим счастьем, и поэтому я потом в тот день встретила тебя!...

    * * *

    А первое по-настоящему любовное свидание у них случилось спустя почти год. Уже привычно укладываясь спать в одну постель с Леночкой, Марина не знала куда себя деть и как начать мучивший её последние несколько дней разговор.
    - Леночка, я места себе не нахожу! - Марина погладила Леночку по тёплой нежной руке. - Уже целый год я не обращаю никакого внимания на ребят, потому что мне хватает того, что у меня есть ты. Ты для меня очень больше, чем подружка, ты мой и друг и самый любимый человек...
    - Я тебя тоже очень сильно люблю! - улыбнулась Леночка.
    - Леночка, ты встречалась хоть немного когда-нибудь с кем-нибудь из ребят?... Хоть я понимаю, что говорю глупость...
    - Я их боюсь панически, - сказала Леночка, - но стой, Мариночка, я, кажется, понимаю о чём ты говоришь. Я боюсь их, но мне очень бы хотелось, чтоб нашёлся человек, который бы меня понял и ребята мне попросту снятся... и совсем не всегда в скромных ситуациях... я иногда просыпаюсь так и, не понимая, что было со мной, но чувства с одной стороны очень тяжёлые, а с другой очень влекущие...
    - ...вот-вот... Леночка, стой, я сейчас скажу, а ты не прерывай и слушай хоть и страшно будет может быть. Леночка, когда у меня были похожие сны и когда я узнала в первый раз, как люди делают ребёнков, я решила, что со мной это произойдёт только с самым любимым человеком. Это было очень давно, много-много лет назад. А совсем недавно я обнаружила, что любимый человек у меня - это ты. Я очень тебя люблю и вчера решила, что только с тобой я смогу сделать Это!...
    Марина замолчала сама, наверное, даже больше испуганная, чем Леночка своими словами. Леночка лежала рядом и тихо дышала.
    - Я? - спросила она шёпотом. - Мариночка, я не могу, тебе же будет больно всё Там!...
    - Я потерплю, Леночка! - взмолилась Марина. - Лишь бы только ты! И говорят больно бывает только один раз...
    - Нет, а я слышала, как одна женщина жаловалась на то, что больно бывает всегда, - сказала Леночка.
    - Мы попробуем, а если будет сильно больно всегда, то не будем. Только попробуем!...
    И Леночка согласилась. Она разрешила всё лёгким весёлым предложением...
    - Тогда я варю кофе, потому что нам предстоит впереди самая настоящая первая брачная ночь! А брачная ночь раньше, чем утром не заканчивается...
    - Леночка, я тебя люблю! - только смогла сказать Марина.
    Леночка поставила кофеварку и принесла в комнату две маленькие свечи.
    - Хватит ненадолго, но потом включим ночник, - сказала она улыбаясь сидящей на кровати и дрожавшей в этот вечер больше Леночки Марине.
    За чашечкой Леночка взяла тушь для ресниц и нарисовала себе тонкие чёрные усики над губой.
    - Ну как - страшно? - спросила она, сама себя пугая гримасами в зеркало, и спросила, поворачиваясь к Марине... - Похожа я теперь на заправского жениха?
    - Ты похожа на мою Леночку с усиками из чёрной туши! - засмеялась Марина.
    - Тогда прочь! - сказала Леночка, тщательно вытирая верхнюю губку. - Но, мадам, нам помешают ваши трусики! Пока они на вас не может быть и речи о сколь-нибудь близких отношениях между нами!
    И Леночка положила руки на талию к Марине.
    - Только не бойся, пожалуйста, Мариночка, я сама ужасно боюсь! - сказала Леночка и поднырнула ладошками под край ночнушки Маринке.
    Марина прикрыла глаза и откинулась спиной к стене, а Леночкины ладошки потянули с неё легонько трусы. Сама сжимаясь внутри от страха, Леночка стала целовать тёплые обнажившиеся ножки Марины, поднимаясь от самых щиколоток к коленкам и немножко выше по податливым щёчкам внутренней стороны бёдер.
    - Ой, только не туда! Туда нельзя целовать! Никогда! - категоричности того времени порой до сих пор не находится объяснений. Леночка остановилась на пороге к запретному и помогла стянуть Марине ночнушку полностью.
    - Ты мне всегда нравилась голая!..., - сказала Леночка целуя Марине руки очень близко к локтю. - Можно я поцелую тебя как мужчина - в губы?
    - Можно..., - ответила Марина приоткрывая горячий свой влажный рот. Леночка припала в поцелуе к алому ротику. Нежно облизав кончиком язычка губки Марины, она попробовала на вкус проникновение в нежный женский рот, и Марина почувствовала сквозь тонкий шёлк разъединявшей их Леночкиной рубашки вздрогнувшую, возбуждаясь, Леночкину плоть. Писюн закачался под подолом Леночкиной рубашки и она, сунув руку себе под животик, крепко стиснула его в кулачке. Марина помогла Леночке снять ночнушку и потушила почти догоревшие свечи. Раздвинув ножки, она пыталась подсунуть своё волосатое сокровище под Леночкин член, а Леночка, неумело взобравшись на Марину, абсолютно не представляя, как это нужно делать на самом деле, попыталась ввести своего дутыша в тугую щель, где должна была обнаружиться дырочка. Но дырочка, видимо, замуж не собиралась и найти её оказалось совсем не просто. Через пять минут обоюдных волнений взмокшая и расстроившаяся Леночка включила ночник и печально показала Марине на маленький розовый хоботок отъявленного дезертира.
    - Я, наверное, никуда не гожусь для этих дел! - сказала Леночка, чуть не плача. - Он только стоит понапрасну у меня по утрам, а на самом деле не годится оказалось совсем!
    - Я буду любить тебя всё равно! - горячо прошептала Марина. - И никому-никому тебя не отдам. И себя! - решительно заключила она.
    После сокрушительного фиаско было предпринято ещё несколько попыток. Марина сгорая от собственного бесстыдства уже растягивала руками в стороны свои половые губки, но член Леночки, уже и воткнувшись в непреодолимую девичью плеву, неизменно опадал. Леночка панически боялась причинить боль подруге и любимой. В последний раз, в пикантный момент, даже оставлен был для удобства свет ночника, но вид безжалостно распинаемого ало-живого отверстия только расстроил Леночку ещё больше и девочки, окончательно вымотавшись в бесплодных попытках, обе уснули в слезах.
    ...Утром Леночка проснулась от привычной по утрам, но необычайно сильной волны под животом. Хуй стоял как часовой. Марина спала на боку, поджав коленки и уютно повернувшись к Леночке спинкой. Леночка по привычке спала прижавшись к Марине и сейчас почувствовала, как волнительно горячо и притягательно Маринкино тело. Попка словно сама подворачивалась под Леночкин животик и твёрдо торчавший хуй Леночки, тычась нежным венчиком в пухлые Маринкины губки, сам нашёл расслабленный и немного разошедшийся в стороны к утру зёв. Леночка положила ладошки на бёдра непросыпающейся Марины и, зажмурившись для храбрости, сильно прижала всю себя к Мариночкиной пизде...
    - Ооо-й! - протяжно застонала Марина, просыпаясь от острой боли, и, мгновенно поняв, что произошло с ней, изо всех сил стиснула зубы прерывая болевой стон. Было поздно и член у Леночки, конечно же, сразу лёг, как ни в чём не бывало, а Леночка заплакала, как от собственной боли. Но самое главное уже было сделано, и сжимающийся, пульсирующий член Леночки покидал Мариночкину норку в свежих потоках горячо струившейся на белые простыни девственной крови...
    Институт в этот день они попросту дружно и совершенно проспали.


    * * *

    Несколько дней Маринина утраченная невинность беспокоила напоминаниями заживающую развороченную писечку. Леночка по несколько раз в день сама подмывала раненную ею щелку подружки и смазывала припухшие губки вазелином и розовым маслом. Так откровенно женская пися представала перед ней впервые и Леночка часто чувствовала зуд и напряжение у себя под платьем от приподнимавшего головку члена. Но она не обращала внимания на поползновения плоти, потому что почему-то решила, что ей никогда больше не придется доставить подруге мук любви. Но понюхавший пизды хер требовал своего. По утрам он вздымался гораздо сильнее обычного и приобрёл привычку также вставать по вечерам при виде обнажающегося Мариныного тела. На четвёртый вечер Леночка, смазывая Марине дырочку вазелином, нечаянно оказалась пальчиком внутри влагалища и сначала испугалась, а потом тихонько потрогала мягкие стеночки проверяя ранку.
    - У тебя болит ещё здесь? - спросила Леночка.
    - Стой, не вынимай! - вдруг быстро попросила Марина. - Пусть пальчик побудет немного внутри. Я не пойму.
    Леночка думая, что Марина проверяет ранку на заживание, легко стала надавливать пальчиком по всем краешкам.
    - Хорошо..., - неожиданно прошептала Марина. - Тепло в животе и хорошо...
    Леночка перестала двигать пальчиком и испуганно посмотрела на Марину...
    - Тебе не больно, Мариночка?
    - Леночка, мне кажется наоборот - хорошо, - сказала Марина, - Леночка, а если другим пальчиком? Тем?
    "Тот" пальчик стоял наготове, как в последнее время при всех Леночкиных Марине процедурах. Леночка быстро сняла трусики и задрала край не снятого ещё перед сном платья. Розовая головка члена выглядывала в нетерпении немного из-за края прикрывающей кожицы и сочилась от длительного возбуждения. Свет тушить было уже некогда и Леночка вставила в розовые Маринкины лепестки вынужденно внимательно наблюдая за процессом. "Розочка...", успела подумать она, и вместе со свои членом была поглощена горячей волной первой сильной страсти. Двигать горячий мокрый писюн во влажном женском теле оказалось так приятно, что Леночка почти задыхалась от нахлынувшего восторга. Взяв Марину за талию обеими руками, она уронила край платья и зелёный шёлк скрыл розовое действо от глаз. Волосатые губы Марины теперь заглатывали половой член Леночки в интимной полутьме, а на свету Марина только видела как Леночка сильными резкими толчками невесть откуда взявшегося умения насаживала её на свой окрепший подлобковый отросток. У Марины всё тоже зашлось и она почувствовала всей пиздой полноту всаживаемого в неё хуя. Истревожившаяся не меньше своего желанного, пизда потекла, и Марина забилась и застонала в судорогах первого оргазма. Леночка даже не смогла испугаться от полноты наводнивших её чувств. Её член уже выплёскивал в манду Марине первые неуверенные ещё потоки столь долго невостребованной спермы...


    * * *

    С этого дня Леночка тренировала свой нарастающий в мощи писюн по три раза в день на стонавшей Мариночке. До занятий по утрам, после занятий и перед сном вечером девочки просто не могли ничего поделать с собой и стали относиться уже порой к процессу, как к неотвратимой, но сладкой привычке. Делать это в темноте уже попросту не получалось, потому что темнота была только по вечерам, а днём и утром плотно занавешенные шторы давали лишь слабую тень и Леночка часто с наслаждением и откровенным бесстыдством наблюдала за сладкими муками Марины во время полового сношения. Марина теряла контроль над собой гораздо быстрее Леночки несмотря на свой всегда твёрдый характер и всегда тихая и скромная Леночка в такие мгновения могла с удовольствием смотреть на изгибающееся стонущее в её руках тело Марины, на высоко вздымающуюся набухающими сосками грудь, а в самые отчаянные моменты Леночкиного бесстыдства на разверстые лепестки Мариночкиного влагалища.



    Два последних года учёбы пролетели как во сне и ценой неимоверных усилий они распределились обе в одну школу. Подобные двойные места уже были все распределены между замужними и предзамужними парами. Ни Леночка, ни Марина замужем не были, скорее обе они были за женой, но пояснять столь сложную ситуацию могло прийти в голову только душевнобольному. Выручило то, что остававшиеся места были в уж чересчур провинциальном городке, смахивавшем больше на вышедшую за рамки приличия деревню. И, пока решался вопрос о насильственном распределении в глухомань кого-нибудь из женящихся, подвернулись активные добровольцы, у одного, точней у одной, из которых в городке жили чуть ли не все три поколения родственников, а у другой оказалось трудноопределимое, но очень пылкое с детства стремление попасть именно в этот район российской глубинки, дабы поднять её до масштаба сравнимого лишь наверное с Нью-Васюками незабвенного Остапа. В результате сверхактивные добровольцы перевесили сверхпассивных очередников и установленный порядок распределения был нарушен в их пользу. Так Леночка и Марина стали молодыми учительницами одна истории, другая биологии и ботаники в одной и той же школе.
    Проблема пришла через год. Уже три года Марина и Леночка жили вместе, как муж и жена, хотя скорее всё-таки, как жена и жена. В городке они получили по комнатке в двухкомнатной малосемейке и никто и представить не мог, что у девочек получилась не вечно спорноразделяемая крохотная жилплощадь, а нормальная квартира средних размеров. Соседи у них были очень мирные и хоть чрезмерно догадливые, как и полагается быть всем соседям, но до масштабов реального состояния дела не могла в те времена подняться самая изощрённая фантазия закалённая в сфере классовых боёв и производственно-коммунальных несуразиц. Девочки улыбались улыбавшимся им по утрам старушкам на лавочке и непременно обещали тушить свет. А то что парней у них не водилось относилось почему-то на строгость их воспитания в детстве и на пример образцового поведения. Всё было мило и спокойно, но судьба не закончила ещё свои изуверские эксперименты над Леночкиным телом и над нежной верхней губкой Леночки стали пробиваться пока ещё не менее нежные чёрные усики. Леночка чуть не поседела от горя. Она плакала целыми днями и вдобавок вспомнила ещё несколько признаков огрубления своих манер и привычек в общении с Мариной.
    - Леночка, не плачь! - утешала как могла сама расстраивавшаяся не меньше Леночкиному горю Марина. - Ты же не маленькая уже! И теперь с тобой я. Вместе мы придумаем что-нибудь!
    - Мариночка, я не хочу превращаться опять! - Леночка металась в слезах по постели. - У меня просто не хватит больше сил!
    - Леночка, может надо пойти к доктору какому-нибудь? Точно! Медицина сейчас преодолевает чуму и учиться преодолевать рак. Неужели нет ничего, что помогло бы тебе! Леночка мы завтра же пойдём с тобой к доктору!
    - А к какому? - вытерла ладошкой слёзы Леночка.
    Это был конечно вопрос. Ясно было одно - не к терапевту. Поэтому завтра же не получилось. А пришлось осторожно и тщательно наводить справки о специальностях примерно подходящих врачей и о наличии таковых в маленьком городке. Самым близким по оценке со стороны Марины и Леночки оказался врач по женским гормональным заболеваниям практиковавший в местной городской поликлинике.
    Доктор оказался мужчиной лет сорока - сорока пяти довольно добродушного вида и с маленьким животиком под белым халатом.
    - Ну, что беспокоит девочки? - спросил он и спохватился... - Подождите, почему вдвоём? Давайте по очереди.
    - Доктор, так надо! Обязательно! - умоляюще посмотрела на него Марина, потому что Леночка сидела приотвернувшись пунцовая от стыда и говорить бы не согласилась ни за что на свете, ни то что одна, а и даже вдвоём.
    - Ну надо, так надо, - согласился доктор, не совсем правда понимая в чём дело. - Так что же у вас такое стряслось?
    Это был третий человек в Леночкиной жизни, который узнал её тайну... Марина очень долго, поминутно сбиваясь и путаясь, объясняла доктору краткое содержание Леночкиной и её с Леночкой жизни.
    - ...А теперь у Леночки растут усики... и мы не знаем... она не сможет стать мужчиной уже... доктор, нам и так было хорошо! - пылко вырвалось в конце у Марины и она замолчала.
    - Хм! Хорошо? - переспросил доктор, потирая подбородок в задумчивости. - Случай действительно видимо сложный и скорей всего порядком подзапутанный вашими собственными страхами. Ну ничего, попробуем разобраться. Для начала, девочки, мне необходимо тщательно вас обоих осмотреть. Пройдите, пожалуйста за ширму, там вы сможете раздеться. У меня за вами три талончика ещё, два позвонили уже и попросили снять их с сегодняшней очереди, а одну женщину я прииму довольно быстро, у неё только оформление рецептуры и тогда уже вплотную займусь вами. Подождите за ширмой минутку.
    Пока доктор принимал женщину, у Леночки зуб на зуб не попадал от истрепанных нервов, и Марина только успокаивала её, легонько поглаживая по горячим рукам.
    - Екатерина Андреевна! - выглянул доктор в коридор напоследок. - Зиночка вернётся с препаратами - пусть оставит на вахте. Отпустите её, а меня пусть не тревожит, у меня сложный случай.
    - Я отпустил медсестру, - сказал доктор закрывая дверь на замок. - Теперь вы в полной безопасности и конфиденциальности. Можете раздеваться, девочки!
    - Спасибо..., - сказала Марина за двоих, благодарная доктору за глубокое понимание щекотливости вопроса. Леночка говорить не могла...
    Девочки обе разделись за ширмой и, явно смущаясь, вышли к доктору.
    - Так! - доктор вышел из-за стола и присел на корточки перед девочками, с интересом рассматривая их половые органы. - Видимо гермафродитизм с довольно сложным сочетанием первичных и вторичных половых признаков.
    Он взял Леночку за трепетный хоботок и слегка сжал его в ладони. Хоботок откликнулся на привычный тип ласки и легко вздрогнул в руке у доктора. Леночка вздрогнула вместе с ним.
    - Эрекция, по-видимому, вполне нормальная и размеры вполне мужские.
    Доктор встал и поднял обе руки Марины. Под мышками Марины вилась густая чёрная поросль немного жёстких волос. Доктор отпустил одну руку Марины и поднял руку Леночке. У Леночки под мышкой русые волосики кудрявились почти незаметным облачком. Леночка переступала босыми ножками по тёплому линолеуму и всё ещё немножко дрожала.
    - Странно, но ваш тип оволосения даже больше похож на мужской, чем оволосение Леночки, - сказал доктор, проводя рукой уже по обильно волосатому лобку Марины.
    Его рука внезапно нырнула ниже, Марине под пах, и Марина инстинктивно сжала ножки. Доктор немного потрогал нервно дрожавшую мякоть, вынул руку из между ног у Марины и сказал Леночке...
    - Леночка, вам надо лечь на кушетку.
    Леночка легла на спину на стоявшую рядом кушетку.
    - Коленки к груди и немножко в стороны. Так. Немного пошире. Ещё. Вот, хорошо... Руками немножко попку в разные стороны. Пошире! Вот так!
    Леночкины органы, покрытые редкими рыжеватыми волосиками, оказались полностью обнажены, так хорошо Леночку ещё не видела даже Марина. Марина подошла чуть ближе и доктор заметив интерес в её глазах улыбнулся и сказал...
    - Вот и хорошо. Марина, вы сможете мне помочь? Нужно подержать Леночку за ножки, чтобы таз двигался возможно меньше - мне необходимо исследовать реакцию Иббермана.
    Марина с готовностью взяла Леночку за ножки и даже развела их ещё немножко шире, чтоб доктору было удобней. Доктор достал из стеклянного шкафчика пузырёк с мазью, надел белые резиновые перчатки и стал аккуратно втирать небольшие порции мази в обнажённые участки Леночкиного тела. Пальцы доктора проворно смазали яички Леночки и заскользили натягивая кожицу по гладкому стволу. Ствол вытягивался вслед оттягивавшему кулаку и постепенно приобрёл форму которую доводилось видеть только Марине. Марина как завороженная наблюдала за распростёртыми половыми органами подружки и не могла отвести взгляд. Леночка уже не дрожала, под животом растекалось привычное с Мариной тепло и Леночка немного успокоилась. Доктор залупил кожицу на члене и втёр немного мази в зардевшуюся головку, а потом, хорошенько растерев щель между половинками Леночкиного зада, сказал...
    - Потерпи, девочка!
    И ввёл указательный палец Леночке в попку. Леночка затревожилась бёдрами от непривычной лёгкой боли проникновения в неё.
    - Ничего... ничего... сейчас будет немного полегче..., - сказал доктор и взял свободной рукой за вполне оформившийся Леночкин хуй. Он крепко сжал головку в руке и стал массировать член вверх и вниз по стволу замедленными движениями. Тепло разлилось у Леночки в животе, а на члене от головки до самых яичек и дальше к заду Леночка почувствовала лёгкое, но очень ощутимое жжение. Головка словно загорелась и половой член распрямился вовсю. Он до предела отвердел у доктора в руке и Леночка почувствовала острое желание, хотелось чтобы доктор продолжал так массировать долго. Но доктор приостановил руку и тогда Леночка сразу почувствовала очень необычный зуд в попе. Доктор вынул палец из попки, но зуд не прекращался, ощущение было такое, что надо что-то сделать, но что - Леночка решительно не понимала. Через две-три минуты член Леночки окончательно сдулся, уступив все ощущения целиком попе. Марина крепко держала Леночку у бёдёр, но Леночка всё-таки ухитрялась слегка покачивать зажатым тазом и чуть не надрывала попку обеими руками в самой ей непонятном желании то ли показать возможно больше окружающим её естества, то ли вообще вывернуться совсем наизнанку. Доктор молча наблюдал за Леночкиной реакцией.
    - Сильно беспокоит внутри? - спросил доктор.
    - Да! Очень! - Леночка не могла сдерживать чувств.
    - Минутку! - доктор снял перчатки, расстегнул халат и приспустил штаны. Марина вопросительно взглянула на доктора, потом на его вздувшийся член, толстенький и чуть подлиней, чем у Леночки.
    - Мариночка, всё, можно не держать Леночку. Погладьте ей легко бёдра, она должна сейчас максимально расслабиться, - сказал доктор, поднося своего баловня к Леночкиной дырочке.
    И Марине было приятно увидеть обнажённый мужской член, а Леночка просто забилась на белой простынке увидев багровую головку доктора подносимую к её иззудевшейся дырочке. Незначительные размеры её заднего отверстия в сравнении с объёмом вздутой головки её совершенно не пугали. Она стремилась только как можно сильнее раскрыть половинки своего зада перед членом. Доктор приставил мягкую, но упругую головку к Леночкиному розовому бутону и несколько минут плавно и размашисто водил членом вдоль щели. Часть горячительной мази видимо попала ему на головку, потому что член его напрягся до состояния полукости также, как недавно у Леночки. Леночка изводилась под членом и сама почти налезала на ствол от нестерпимого зуда внутри. И доктор наконец вдул.
    - О-о-о-ххх! - застонала Леночка от боли и облегчения и прогнулась в спине.
    Доктор напрягся и стал сосредоточенно вводить и выводить член из Леночкиной попы. Неторопливыми глубокими движениями он довёл Леночку до полного изнеможения и наполнил ей нутрь горячим парным молоком обилия своей спермы.
    - Ух! Накачал девочку! - сказал он отдуваясь, вытаскивая съёживающийся член из Леночкиной попы и оставляя Леночку полностью ослабленной на кушетке.
    - Теперь самое время выпить кофе! - сказал доктор, укрывая Леночку простынкой. - Леночка пусть отдохнёт, а мы пока поговорим спокойно о ней.
    Марина, не одеваясь, сварила на маленькой плитке ароматный кофе, а доктор, так и не застегнув штаны, что-то писал в это время в книге рецептов. Кофе с Мариной они пили как старые приятели. Доктор с удовольствием целовал Марину в подмышку между глотками горячего кофе и, иногда запуская пухлую ладошку ей между ног, бередил очень тёплые чувства у Марины внутри. А один раз Марина даже не выдержала и потрогала доктора за член в расстёгнутых штанах, так что тот сразу выпрыгнул наружу и пришлось всё время его легко поглаживать, чтоб не страдал.
    - Ничего страшного с Леночкой не стряслось, - сказал доктор. - Просто как я понимаю три года назад она вступила в активную половую жизнь в исключительно мужской роли. Содержание глубокой психики скорей всего повлияло на гипофиз и началась гормональная перестройка. Существует несколько довольно сложных комплексов по восстановлению гормонального баланса и мы безусловно проведём Леночке самое лучшее из возможных воздействий на организм. Но наиболее простым, наиболее глубоким и сколь это может не показаться странным, но и наиболее эффективным способом, видимо, является этот вот незатейливый на первый взгляд и ещё дедов комплекс. Мужчине, чтобы оставаться мужчиной необходимо периодически иметь женщину, а девочку, извините за изыск тона, надо ебать! Девочка, постоянно сношающая другую девочку, будет превращаться в мужчину независимо от её желания. Вы не сможете жить друг без друга. Это понятно. Но вам необходимо, пусть гораздо более редкое, но хоть относительно систематичное вмешательство какого-нибудь мужчины, для того чтобы обоим оставаться девочками.
    Доктор потянул одной рукой к себе слегка Марину за грудь, а другой перебирая половые губки запустил глубоко пальчик внутрь.
    - А если честно, то я бы и тебя, лапочка выебал бы! - сказал доктор. - Уж больно распалила мне корешок твоя подружка!
    И Марина отдалась тут же на столе. Леночка имела её сегодня утром, но увиденные так близко и обворожительно прелести Леночки и действо над ними доктора растревожили всё внутри и Марина сначала встала раком, улёгшись грудью на стол, а потом и совсем забралась на стол с ногами и доктор, высоко задрав её длинные стройные ноги, втёр ей в волосатку своего захлебывающегося в чувствах коня...





    * * *

    Поиски необходимого подходящего мужчины оказались делом куда более сложным даже, чем даже поиски необходимого доктора. Очень значительная часть мужского населения любимой страны не заботясь о внутренних законах нарушала законы внешние и вечно строила бамы в неизменно серо-полосатых телогрейках, а ещё большая часть, умудрившись всё-таки плюнуть в звёздное небо над головой, упивалась в дым крепкоградусными итогами своего содеяния. Мыслепроцессы в головах бродили соответствующие и потенции уже зачастую хватало только на устную половую жизнь, выражавшуюся в обильном произношении и к селу и к городу лишь матерных обозначений атрибутов этой половой жизни. Проще... уже с первых минут знакомства становилось ясно, что здесь будет грубо. Были, конечно, и очень подходящие мужчины, но за ними как правило стояла целая цепь вынужденных обстоятельств.
    Леночка и Марина пробовали вообще отказаться от физического общения друг с другом и даже пытались жить по своим отдельным комнаткам встречаясь только по вечерам, но уже через неделю этого безумного воздержания чуть не завыли от духовно-физической тоски друг по другу и очередной вечер встречи закончился чуть ли не оргией, потому что до утра они не могли успокоиться в постели и на уроки в следующее утро пошли с синими кругами под глазами. Так что бдительные соседи чуть не заподозрили их в причастности к тайной секте скрывающихся от правосудия алкоголиков.
    Через месяц Леночка и Марина снова были у доктора.
    - Леночка и Марина пришли! - улыбнулся доктор, подняв голову от стола. - Познакомься, Зиночка, это мои сложные - Леночка и Марина. Их случай конфиденциален, но могу сказать, что вполне представляет собой определённый научный интерес.
    Медсестра Зиночка оказалась миловидным веснушчатым существом с курносым носиком. Она приветливо поздоровалась и тут же выскользнула в коридор из кабинета.
    - Ну как наши дела? Курс помогает? - спросил доктор.
    - Курс помогает, - ответила Марина за Леночку. - Всё принимаем, только...
    - Что?
    - Только основного средства как днём с огнём!
    - А! - улыбнулся доктор и сразу стал серьёзным. - С основным, девочки, всегда дефицит, но заменители ему вряд ли когда-нибудь будут придуманы...
    - Простите, а мы хотели спросить..., - Марина запнулась, - мы хотели спросить... а вы не могли бы...
    - Я? - доктор удивлённо пожал плечами. - Ну что ж, я - старый холостяк и, наверное, уже принципиальный. Как раньше говорили - бобыль. Силёнки ещё в запасе мало-мало имеются. Могу и помочь до поры, пока более подходящего спутника не найдёте.
    - Только, Марина, - доктор подошёл и потрогал под коротеньким платьем Мариночку за пизду, - лечить-то мы будем Леночку, но чтоб тебя не задеть - я просто не удержусь...
    Девочки обрадовано выскочили из кабинета, на глазах у всей недоумевающей очереди поцеловались и вечером доктор был у них дома...
    - Ну, давайте посмотрим состояние нашей больной! - сказал доктор, загиная Леночку раком и снимая с неё лёгкие трусики. - Леночка, разведи!
    Леночка аккуратно двумя ручками развела попку в разные стороны.
    - Дырочка долго болела в прошлый раз? - доктор осторожно ощупывал туго сжатое Леночкино анальное колечко.
    - Целый день! - пожаловалась Леночка.
    - Ну целый день - срок не критический. Бывает и гораздо дольше, - сказал доктор, вводя кончик мизинца в чуть влажное тугое колечко. - Надо разрабатывать тебе дырочку, Леночка. Каждый день. То средство, которое я применил в прошлый раз при исследовании реакции, чересчур сильное для повседневного применения. Вполне достаточно обычного вазелина или любого не слишком активного косметического крема.
    Доктор достал из кармана коробочку с вазелином и, густо смазав указательный палец, ввёл его Леночке полностью. Леночка чуть повела бёдрами.
    - Неудобно? - спросил доктор. - Марина, помоги пожалуйста.
    - Ага, - с готовностью Марина поднялась с кресла, откуда она наблюдала за процессом, и подошла к Леночке. - А что мне делать?
    - Сначала сними с Леночки платье и трусики!
    Марина сняла Леночке через голову платье, стянула с переступивших ножек до того лишь приспущенные трусики и на всякий случай расстегнула Леночке лифчик освободив её упругие всегда стоячие мячики с розовыми сосками.
    - Теперь присядь, - сказал доктор и Марина послушно присела рядом с Леночкой.
    - Немного вот сюда - под Леночку, - поправил доктор. - Погладь Леночке животик.
    Марина стала лёгкими движениями поглаживать животик Леночке. Леночка почувствовала, как в животике поднимается волна лёгкого беспокойства, она почти забыла о пальчике у неё в попе, когда он начал шевелиться туда обратно и напомнил о себе.
    - Ещё дискомфортно? - спросил доктор. - Марина поцелуй Леночку пониже животика.
    Марина стала целовать пупок Леночки и область чуть ниже его.
    - Нет, ниже, Марина. Ещё ниже. Ещё. Ещё.
    Марина оказалась на обворожительной границе пикантности. Она целовала Леночку в белую нежную кожу почти вдоль корешков уже растущих ниже волосиков и розовый Леночкин хоботок, покачиваясь, словно гладил иногда её по щекам. От пикантности ситуации он к тому же начал вставать.
    - Вот, хорошо! - сказал доктор. - Леночке совсем и не больно уже. Маринка, теперь поцелуй Леночку в penis!
    - Я не могу! - испуганное Мариночкино лицо показалось из-под животика Леночки.
    - Почему? - почти удивился доктор.
    - Но ведь это... нельзя?... - Марина, растерявшись, даже задала вопрос который раньше и вопросом-то не считала.
    - Понятно, - сказал доктор и осторожно вынул указательный палец из попы Леночки. Расстегнув обеими руками штаны, он приспустил их и извлёк свой набрякающий на глазах пенис. Освобожденная Леночка распрямилась и стала увлечённо наблюдать за действиями доктора. А Марина так и осталась сидеть на корточках. Доктор взял в правую руку член, а левой приобнял Марину за голову и слегка приблизив её лицо к своему паху стал водить мягкой ещё нежной плотью своего отростка по её лицу. Марина закрыла глаза. Леночкины же глаза наоборот широко распахивались всякий раз когда член доктора описывая круги по щёчкам Марины приближался то к носику, то к глазкам, то к заветному нежно дрожавшему ротику. Доктор нежно водил по покрытым лёгким пушком Мариночкиным щёчкам и Леночка изумлённо увидела, как дрогнули и приоткрылись почти незаметно Маринкины губы. Доктору этого было достаточно вполне и он поднёс влажную головку к самому носику Марины. Острый необычный запах опьянил Марину, а доктор проведя по верхней губке направил головку укрытую ещё кожицей к едва приоткрытым в расслаблении губкам Марины. Марина не отдёрнула голову, её губы встретились с мягкими губками крайней плоти полового члена и на губах расплавился терпко-горячий солоноватый вкус. Марина немного приоткрыла глаза и одним глотательным движением всосала в нежный ротик солёную мужскую головку. Под язычком затрепетало нежное маленькое отверстие на головке и член набух до своих полномочных размеров.
    - Вот так.... Хорошо..., - доктор гладил одной рукой Марину по головке, а другой делал небольшие вращательные движения вздувшейся залупой в горячем ротике Марины. Леночка глядела во все глаза.
    Постепенно дыхание доктора стало учащаться и он осторожно вынул хуй из Мариночкиного ротика.
    - Теперь также немножко Леночке, - сказал доктор глубоко наклоняя Леночку и поднося горячую золупу к маленькой попке.
    - Я боюсь! - неожиданно призналась Леночка и даже тихонько пукнула вызвав улыбки и у доктора и у Маринки.
    - Ну тогда на сегодня всё! - сказал доктор. - Не будем пугать и без того измученную девочку. Но к следующему моему приходу обещайте разработать дырочку Леночки до двух трёх пальчиков, чтобы девочке не было больно.
    Девочки горячо пообещали и доктор, заправив член в трусы и застегнувшись, ушёл, оставив коробочку с вспомогательным вазелином.
    Но перевозбуждённые девочки так и не смогли спокойно уснуть.
    - Мариночка, было очень страшно? Да? - зашептала Леночка возбуждённым шёпотом уже перед сном.
    Марина лежала уже на кровати, а Леночка натягивала на голое тело ночную рубашку.
    - Ещё как! - Марина села в кровати и прижалась к тёплому Леночкиному стану. - Думала, что умру!
    - А какой он на вкус? - сгорала от любопытства и нетерпения Леночка.
    - Сладкий! - засмеялась Марина. - Ну конечно солёный весь и немножечко капельку горький как будто...
    Марина прижалась к Леночке ещё крепче и вдруг ощутила под ночнушкой вздрогнувшую нервно плоть.
    - Ой! - сказала Марина и приподняла край Леночкиной рубашки. - Леночка, можно я тебя поцелую в животик?
    - Можно, - сказала Леночка. - Только осторожненько, а то после этого всего у меня может встать.
    Марина сняла с Леночки рубашку и сидя стала ласково целовать её в животик и немножечко ниже. Её груди касались сосками и тёплой бархатной плотью члена Леночки и хуй принадулся чуть-чуть. Марина перешла к границе кудрявых волосиков Леночки, а потом неожиданно и нежно поцеловала в основание свисающего Леночкиного корешка.
    - Ты что?... Мне?... Без доктора?..., - Леночка от растерянности понесла лёгкую чепуху ничего не значащих вопросов, в то время как тело её бесстыже выпячивало бёдра вперёд, подставляя округляющийся хоботок к Маринкиному лицу. Маринка взяла кончик Леночкиного хуя в рот и Леночка задохнулась от восторга...
    - О-й-й! Как хорошо, Мариночка! - пролепетала Леночка и хуй стал залупляться в рост прямо во рту у Маринки.
    Марина вынула ненадолго член изо рта и с удовольствием понюхала запах Леночкиной головки ещё не вышедшей окончательно из кожицы.
    - Я тебя люблю, Леночка! - прошептала Марина заворожено и залупив хер полностью взяла в рот.
    Прошло несколько растянутых в вечность минут и Леночка застонала...
    - Мариночка отпусти! Я не выдержу скоро уже!
    Но Марина продолжала ласково нажимать язычком на найденное ею чувствительное место Леночкиной головки.
    - Мариночка, отпусти! Я совсем не могу! Доктор даже не сделал так! Так, наверное, точно нельзя! Я не выдержу скоро совсем! Мариночка, Мариночка! Ма...ри...ах!...ночка! Всё...о-о-о-о-оххх!
    Леночка подалась немного телом вперёд, только глубже просовывая Маринке член в рот, и пустила упругую струйку спермы в горлышко и на нёбо любимой.
    - Марина, что же теперь? - испугано спросила Леночка. - Ты соска теперь, да? Из-за меня...
    - Соска, - ответила Марина сладко улыбаясь и бесстыже-лакомо облизывая ротик. Леночка задохнулась от вида капельки спермы на краешке Мариночкиной верхней губки и упала лицом в подушки.
    - Что с тобой, мой маленький котёнок? - улыбаясь Марина пощекотала легко Леночке задний проход, переживая, чтоб Леночка не вздумала плакать.
    - Я тоже хочу! - как можно заглушая свой голос подушкой сказала Леночка...


    * * *

    Всю неделю Марина усердно заталкивала Леночке пальчики в задний проход. Сначала Леночкина попка с трудом выносила присутствие и одного тонкого Мариночкиного пальчика, но через несколько дней подалась и к концу недели с трудом ещё, но вполне выдерживала присутствие пальчиков сразу трёх. А через неделю пришёл доктор.
    - Ну как наши успехи? - спросил он, входя в комнату и потирая руки по медицинской привычке постоянно их мыть и протирать.
    Марина приподняла Леночке платье и обнажила белую попку. Доктор придерживая Леночку за животик попытался просунуть ей в попку сразу два своих пухлых пальца и остался доволен.
    - Вот теперь вполне можно дальше расширять уже половым членом. Леночка, приготовься пока! - и доктор вышел на несколько минут на кухню хлебнуть пару глотков приготовленного ему Мариной чаю.
    Когда доктор вернулся, Леночка стояла уже в одних только мягких тапочках у застеленной простынёй кровати и слегка приоттопыривала с готовностью попку.
    - Вот молодец! - похвалил доктор, расстёгивая на ходу брюки. - Марина, ты поможешь мне или Леночке?
    - А можно я тоже? - тихо спросила полуобернувшись и смущаясь Леночка.
    - Что тоже? - переспросил доктор.
    - Пососать..., - Леночка от неловкости даже запнулась и добавила совсем уже тихо, - помогу...
    Доктор, не говоря ни слова, развернул её к себе и потянул вниз за плечи. Леночка наклонилась непроизвольно и лицо её оказалось у волосатого мужского естества. Марина ловко поднырнула Леночке под животик и взяла в ротик её ёжившегося от страха малыша. Леночка крепко зажмурилась и широко открыла рот. Доктор не торопясь поводил ей немного по окружности нервно вздрагивавших губок и потом уже вложил свой надувающийся хобот Леночке в рот. Леночка попыталась прикрыть немного ротик, но прикрывать почти не пришлось - надутая залупа доктора плотно прилегала по всей ширине ротика. Не открывая крепко зажмуренных глаз, Леночка засмаковала столь необычайную конфету.
    - Вот! Это тебе кстати тоже очень даже на пользу, Леночка! - сказал доктор поглаживая Леночку и вдруг начал совершать довольно размашистые неторопливые фрикции прямо Леночке в рот. Леночка пыталась промурлыкать что-то, но доктор не вынимал ни на мгновение у неё хуй изо рта. Снизу Леночкин хуй нежно сосала Марина и Леночка обречено отдалась во власть двух милых насильников. Только когда Маринкин ротик довёл её до приступа чувств Леночка не выдержала и задёргала попочкой опустошаясь в Мариночкин рот. Этого доктор уже не выдержал, он немного увеличил темп покачиваний бёдрами и в конце концов с наслаждением изверг млечный поток Леночке в ротик. Облизывались девочки уже вдвоём, а доктор отдуваясь сидел в кресле широко раскинув уставшие ноги.



    Леночкина попка опять осталась не замужем, доктор выебал её только ещё через неделю, после продолжавшегося курса её активной растяжки, а пока вечером девочки опять остались наедине с морем впечатлений и разбушевавшейся фантазией.
    - Мариночка, знаешь что я подумала! - сказала Леночка, устраиваясь уютно к Марине под бочок. - Если мне так хорошо, когда мне Там целуют, то может и тебе будет хорошо, если тебя поцеловать Там!...
    От возбуждения Леночка аж перешла на полушёпот.
    - Мариночка, можно я поцелую тебя в твою писю?
    - Леночка!..., - Марина не знала куда себя девать от неудобства. После всего происшедшего и после того как Леночка столь многое позволяла просто неудобно отказать уже было Марине. - Но она же придумана не для того!
    - И потом мне наверняка ничего не будет совсем от этого, у меня не такая же пися как у тебя! - выдвигала Марина слабые аргументы. Но Леночка возбуждалась ещё больше. Беспокойными ручками она трогала Марину за пизду и легко оттягивала в стороны её пухлые волосатые губки.
    - Ведь тебе же немножко хорошо вот так? Или так? - и Леночка засунув пальчик шевелила им в мокрой пизде у Маринки.
    - Хорошо немножко, - призналась Марина.
    - Вот видишь! Я засуну тебе язычок глубоко-глубоко, как пальчик и тебе будет хорошо!...
    - О Боже! Только не это! Только поцеловать, Леночка... И то немножко..., - нерешительно сказала Марина.
    Леночка не заставила повторять дважды и вьюнком скользнула под одеяло. Марина потушила свет ночничка и приоткрыла одеяло, чтоб Леночке было чем дышать. Леночка развела широко Маринке ножки в стороны и уткнулась личиком в чавкающую пылающую промежность. Её нежные губки встретились с обильно распустившимися мокрыми волосатыми губами Мариночки и лицо укуталось в неповторимо-невыразимый запах распалённой пизды. Леночка захлюпала от возбуждения, целуясь с Марининой писькой взасос. В полной темноте было не видно, куда попадают её жадные губы. Под ротиком словно оказалось всё горячее мокрое взъерошенное маленькое животное невообразимой игривости. И тут Марина легко застонала...
    - Ой, как хорошо вот здесь! Нет, вот, вот!
    Она сама направила руками мокрое уже личико Леночки к обворожительно затрепетавшему местечку. Под губками Леночки оказался скользкий и довольно увесистый от возбуждения Мариночкин секель. Леночка понятия не имела о том, что это такое нежное оказалось у неё во рту, но стоны Марины заставили её покрепче нежнее посасывать именно это местечко, чтоб Марине было неописуемо хорошо. Марина широко раскрылась пиздой и от небывало сильного ощущения прижала голову Леночки руками к себе. Леночка только иногда подхватывала воздух ртом почти как опытный ныряльщик и снова погружалась в бездну Маринкиной страсти. Пизда сочилась вовсю. Марину сотрясали волны мелких попутных оргазмов, а кончилось всё столь бурно, что Марина упала без чувств на подушки и пролежала почти пять минут без возможности шевельнуть ни рукой, ни ногой, ни языком. А утром пришлось менять простыню из-за обильных и слишком уж неприличных пятен у Мариночки под пиздой.


    * * *

    Доктор пёр их обоих довольно долго, почти целых два года, пока не случился несколько забавный случай. В Марину влюбился отъявленный хулиган и двоечник Саша Колесников из седьмого класса. Мальчик тихо страдал внутри себя и совсем не тихо от этого страдало всё его окружение. Учителя не знали куда девать соловеющего от тоски семиклассника приподнимавшего на уши полшколы, а Саша Колесников вёл себя прилично только на уроках истории и даже дотянул оценки по страшной истории средних веков до небывалых для него четвёрочных высот. И когда на педсовете решался вопрос об изгнании неверного школьным устоям в ближайший интернат, Марина взяла Сашу Колесникова на поруки.
    - Мы пообещали с тобой поднять к концу года успеваемость хотя бы до троек! - сообщила Марина Саше оставив его после классного часа. - И не допустить ни одного инцидента! Ну как?
    Саша вполне мог бы объяснить "как" любому учителю, но перед любимой Мариной Владимировной только тяжело вздохнул признавая явную завышенность требований предъявляемых ему жизнью.
    - Марина Владимировна, я вас люблю! - сказал Саша неожиданно даже для самого себя.
    - Что? - не поняла и смутилась от такой резкой перемены темы Марина.
    - Вы будете смеяться, но я вас люблю, - повторил Саша на пределе своих нервных возможностей.
    - Я не буду смеяться, - вздохнула Марина, слишком хорошо сама знакомая с муками любви. - Приходи лучше сегодня вечером ко мне делать уроки...
    И Сашина успеваемость поднялась за месяц. Двойки по самым "злоебучим", как он втайне их про себя называл, предметам конечно ещё были, но основное поле упорных битв усеивали уже довольно заслуженные тройки. А в великие праздники фортуна, как считал Саша, подбрасывала редкие, но столь живительные четвёрки. Он вообще-то хотел быть космонавтом, и только точные науки никогда не были согласны с этим его детским устремлением.
    Саша стал постоянным обитателем в вечерах Леночки и Марины. Учить уроки с любимой учительницей он мог часами, только в последнее время его самого начали беспокоить мысли довольно фривольного характера относительно предмета своей до того строго платонической любви. Тому было два неведомых Саше объяснения. Во-первых возраст настойчиво будил в нём мужчину и напрочь заброшенный из-за сильного чувства к Марине Владимировне онанизм изнутри требовал выхода. А во-вторых одежда Марины и Леночки в домашней обстановке была довольно непринуждённой и Саша не раз наблюдал краешек белых трусиков, поднимая то и дело падающие в таких случаях под стол письменные принадлежности, или краешек округлой Мариныной грудки из-за распахнувшегося края халатика. Край халатика немедленно запахивался, а короткие юбки под столом иногда поправлялись и ни Леночка, ни Марина не обращали ни малейшего внимания на подобные мелочи, но на Сашу они производили неизгладимое впечатление. Сгорая от тихой ненависти к самому себе он снова начал дрочить. Единственным утешением ему служила мысль о том, что объектом вожделений теперь была только любимая Марина Владимировна. Но во-первых подобное утешение иногда оборачивалось своей полной противоположностью и говорило, что любить таким образом Марину Владимировну это неприличнейший ужас, а во-вторых изредка в фантазии всё-таки входила и Леночка всегда находившаяся дома рядом с Мариной. Саша представлял себе их белые, случайно обнажившиеся трусики и этого ему почти всегда хватало. Застукала Леночка Сашу за подглядыванием. Она вернулась в этот вечер с работы немного позже, Марина мылась в душе, а Саша, воспользовавшись столь удобным уникальным случаем, изо всех сил пытался заглядывать в узкую-преузкую дверную щель между полом и дверью. Не стоит говорить, что пикантность ситуации сразила обоих. Леночка замерла в коридоре слегка приоткрыв ротик, а Саша быстро вскочил и панически ретировался на кухню не представляя, что теперь и будет. Он согласился бы стерпеть любой позор, только не позор перед Мариной Владимировной. Через минуту его всклокоченные вихры и пылающее лицо появились в Леночкиной комнате.
    - Елена Игоревна, не говорите пожалуйста Марине Владимировне! Пожалуйста!
    Леночка легко улыбнулась вспомнив собственные двойные "пожалуйста" их совместной с Маринкой жизни.
    - С чего ты взял, что я собираюсь рассказывать? - полушёпотом сказала Леночка. - Быстро успокойся и приведи свои лохмы в порядок. Маринка вон уже выходит!
    Внутри Саши стало так тепло от благодарности Леночке, что непременно поцеловал бы её в щёчку живи он в прошлом девятнадцатом веке. В книжках, которые ему давала читать Марина Владимировна описывалось, что век назад люди целовались запросто по поводу и без повода и иногда, глядя на Леночку и Марину, Саша недоумевал, почему столь полезный обычай так рано вымер, не дождавшись его рождения.
    А через неделю Марина Владимировна сама показала ему все потаённые прелести своего тела. Саша ошеломлённо сидел на стуле и только что не пощипывал себя для проверки реальности происходящего, а Марина медленно стащила из-под халатика трусики и распахнула халатик.
    - Иди ко мне, мой маленький бычок! - тихо сказала Марина и сама подойдя к Саше прижала его лицо к своему мягкому тёплому животу. Саша чуть не заплакал от счастья, хоть плакал он в последний раз и совсем не от счастья наверное ещё в первом классе. Он обнял Марину за талию и крепко прижался в неё всем лицом.
    - Марина Владимировна, я вас очень люблю! - оторвал он горячее лицо от мягкого Мариночкиного животика.
    - Знаю, Сашенька, - также тихо сказала Марина. - Но ради меня ты должен полюбить ещё одного человека...
    - Ради вас, Марина Владимировна, я готов полюбить хоть вагон! - отважно сказал Саша.
    - Вагон человеков? - переспросила почему-то Марина.
    - Человеков..., - сказал Саша и оба они рассмеялись.
    Так Саша узнал о Леночке, Елене Игоревне, всё. Он обалдел. Такие события настоящие партизаны предпочитали не знать, что
     

  2. GAV

    GAV Форумчанин

    Ребята давайте выкладывайте рассказы по теме, можно свои а можно и чужие, главное чтобы интересные.
     
  3. GAV

    GAV Форумчанин

    Вот еще один




    Красивая учительница.

    Мои родители часто уезжали за границу ия оставаясь один мог спокойно предаваться своему излюбленному увлечению-колготкам. Так как мать,как я уже говорил, бывала за границей то в моем распоряжении был весь ее гардероб. А в нем было довольно много чулков, бодистокинг и колготoк, различных фасонов и расцветок. Я мог теперь спокойно одевать свои любимые наряды. Не трудно догадаться, что было одето под под моей школьной формой, если не было конечно уроков физкультуры.
    Вчера в школе нам сказали, что у нас будет новая учительница литературы и все с интересом ждали кто-же войдет в класс.Но когда она вошла по классу прокатился, вздох восторга.Это была Шикарная женщина лет 35, высокая с потрясающей фигурой. Она была одета в черное обтягивающее платье сбольшим разрезом обнажающем ее длинные и очень красивые ноги в черных тонких колготках. То, что на ней были колготки я понял сразу,платье настолько плотно облягало ее фигуру, что явно были видны шов и широкая резинка ее шикарных колготок.

    От этого зрелища уменя перехватило дух и я смотрел на нее,как завороженный.Я думаю, что она заметила этот нахальный взгляд и потом когда все рассаживались она неожиданно попросила меня пересесть на первую парту. Начался урок,но я уверен, что не только я не думал в эти минуты о Пушкине. На следующий день я не мог дождаться урока литературы, но вот прозвенел звонок и она вошла.Она была в длинном темно-вишневом шелковом платье настолько оптягивающем все прелести ее фигуры, что видны были ее набухшие соски.Проходя мимо моей парты она слегка оступилась и наклонилась поправить туфлю.Весь класс даже привстал,чтобы посмотреть на нее. Да, я не видел более прекрасных бедер! Ее платье натянулось еще сильнее так что уже отчетливо было видно, что На ней сегодня bodistokcing. Я настолько вобудился,тем более, что на мне было одето тоже самое,что чне мог дышать. Но когда она поднялась обножив,через разрез платья свои ножки и до меня данесся чарующий аромат ее духов я не выдержал и с тихим стоном кончил. По ее мягкой улыбке было ясно,что она все поняла.

    В этот день она меня не вызывала за что я ей был благодарен. Последующие дни прошли спокойно , она одевалась менее вызывающе,может жалея меня или на нее наехали старые воблы из учительской,но всегда очень стильно. За эит дни мы можно сказать подружились на почве литературы и искусства,она оказалась нетолько очень превлекательной женщиной, но и очень умным и приятным собеседником.Я ходил на все дополнительные занятия. Но даже за разговором о поэзии мне всегда хотелось дотронуться до ее колготок.Она даже как-то раз пригласила меня к себе домой помочь настроить компьютер. Я очень волновался но она сумела убрать напря женность во мне и мы приятно провели время . Напоследок она предложила мне чаю я пошел в ванну помыть руки и увидел там ее колготки.Я хотел их забрать и уже взял, но она открыла дверь, спрашивая,чтоя так долго Она сделала вид,что не заметила резкого движения,которым я по- ложил колготки на место. Мы попили чай ,я поблагодарил ее и пошел домой.

    На следующий день у нас заболел учитель физкультуры и я спешил домой,чтобы побыстрей переодется в то,что мне более приятно. Уже при выходе меня окрикнули,я обернулся и увидел ее. Она подошла и попросила меня сходить к ней домой,так как у нее начинается последняя пара, а она забыла выключить чайник. Я с радостью согласился и не веря в свою удачу помчался к ней домой. Вбежав в ее квартиру я начал скидывать с себя одежду и найдя у нее в шкафу колготки надел их.Так как у меня в запасе было около двух часов я решил оттянуться по полной программе. Поверх колготок я одел ее черный комбидрес и накрасился. Чуть не забыв про чайник я сходил на кухню, выключил его, повертелся у зеркала,лег на ее постель. Я ласкал свои ноги ощущая на них ласкающий бархат колготок. Закрыв глаза я представлял рядом с собой ее. И даже когда открыв глаза и увидев,что она стоит у двери и с улыбкой смотрит на меня, я не сразу сообразил,что это уже не мои фантазии...

    Я сел на край кровати не зная, что сказать.Или я забыл закрыть дверь, может у нее уроки отменили,но это уже не имело значения.Меня таким раньше ни кто не видел и это меня возбуждало. Ни слова неговоря она неснимая туфлей зашла в комнату по пути растегивая свой пиджачок. Ее соски набухли так, что казалось сейчас прорвут черный нейлон обтягивающий их. Дойдя до середины комнаты она сбросила его на пол. Наней осталось только черный бодистокинг и длинная белая юбка с разрезом спереди.Она медленно стала снимать юбку. Я как завороженный смотрел на этот стриптиз. Она наклонилась вперед,резко сбросила юбку и выпрямилась... Через отверстие в бодистокинг у нее поднимался огромный член.

    Тяжело дыша она подошла ко мне и не говоря ни слова стала водить членом по моим накрашенным губам. Меня охватило необычайное возбуждение,такого разворота событий я не ожидал. Я открыл рот и впустил в себя ее разгоряченную плоть. Она застонала от удовольствия,я надавил ей на бедра стараясь как можно дальше засунуть ее член себе в глотку.Яощущал каждую жилку на нем,чувствовал как он пульсируеет все больше и больше набухая.Она увеличила темп все громче и громче ее член напрягся и извергнул фонтан спермы прямо мне в рот. Я роглотил ее и облизал ее член.

    Меня тресло от возбуждения, она поцеловала меня и легла на кровать раздвинув ноги и показав розовый кружок ануса. Явстал на колени и начал судорожно облизывть его засовывая кончик языка ей в попку.Встав я судорожно пытался достать из колготок свой член.Она улыбнулась и помогла мне справиться с этим.Нежно погладив мой член она вставила его себе в попку.Ястал импульсивно двигаться все глубже и глубже проникая в нее.Ягладил ее груди ,ноги обтянутые чудесным нейлоном. Она уже просто кричала от возбуждения,она выпрямилась и поток спермы выплеснулся из ее члена на живот.А меня уже во всю колотило,то ли от перевозбуждения,то ли от неопытности, или от захлеснувших меня эмоций Я никак не мог кончить...

    Она собрала рукой сперму и облизала ее.Жестом пригласив меня лечь рядом , наши тела слились в страстном поцелуе. И я вновь почуствовал вкус ее спермы в своем горле.Ее рука скользила по комбидресу все ниже и ниже и нащупав мой анус она стала его массировать.Своим ноготком прорвав колготки напротив ануса она встала и резким движением вошла в меня почти на всю длину своего члена.Она во мне!!! Она двигалась все быстрее и быстрее, мои стоны уже перешли в непрерывный вой я слышал только звук нейлона о нейлон. Что было дальше описать словами нет возможности это. ЭТО БЫЛО ВЕЛИКОЛЕПНО!!!!!!!!!!!!!!

    Очнулся я только под утро в ее объятьях ,мне ужасно захотелось поцеловать ее груди, схватив зубами ее сосок ,я втянул его в рот она застонала во сне.Яспускался все ниже и ниже по черному нейлону ее бодистокинг.И нащупав губами ее член я страстно стал его сосать желая еще раз испить ее коктейля. В этот момент я почувствовал ,как она обхватила своими губкаи мой член и мы слились в едином страстном танце. Залпы из нашихчленов произошли одновременно заполнив наши глотки спермой.Мы повернулись друг к другу отдавшись долгому горя чему поцелую. Наши спермы смешались и мы долго не могли напиться этим коктейлем. В этот день мы не пошли в школу, мы просто не могли оторваться друг от друга све больше и больше возбуждаясь...
     
  4. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Клуб Транс

    Это был худший день в моей жизни. Мы с моей девушкой, Элли, были в ссоре уже несколько недель, - несколько недель непрерывных споров и обвинений. Я всего лишь хотел, чтобы она была счастлива. Я жил ради нее. Но после этой размолвки, мне уже никогда не вызвать у нее улыбку. Мы расстались. Элли сказала, что все в жизни меняется, и она уже не чувствует ко мне того, что раньше. Она больше не любит меня.
    Я абсолютно ничего не мог понять. Как же так. Пять лет, я боготворил эту девушку. Мы были вместе с тех пор, как мне исполнилось 18. Наши отношения были идеальны. Она была моей первой девушкой. И я мечтал, чтобы наша любовь никогда не кончалась. И вот теперь жизнь впервые приложила меня мордой об стол. Ничто не вечно. Я был в отчаянии. Никогда не думал, что со мной может такое случиться.
    Я никогда в жизни не напивался. Лишь иногда позволял себе бокал другой пива или вина, и то всегда в компании. Однако сегодняшний вечер был исключением. Мне хотелось напиться вдрызг, чтобы хоть на время уйти из окружающей меня реальности. Стив, мой лучший друг, знал о моих проблемах с Элли, поэтому он позвонил и спросил, не хочу ли я пропустить рюмашку в каком-нибудь баре. Естественно я согласился.
    Он заехал за мной в 10:30 вечера. У меня никогда не было любимого заведения, и я сказал Стиву, что можно выпить в первом попавшемся баре.
    Съехав с шоссе, мы стали колесить по незнакомым улицам. Ни Стив, ни я прежде не бывали в этой части города. Она была как лабиринт.
    - Правильно, мы проплутали тут пять минут и уже заблудились ко всем чертям, - сказал я Стиву.
    - Не боись, - улыбнулся он. - Мы просто должно быть не с того конца заехали. Ну и ладно, нам ведь не военный завод нужен, а всего лишь бар. Найдем.
    Поверить не могу, в кой-то веки я выбрался из дома, чтобы напиться, а мы так заблудились, что даже самого завалящегося бара найти не можем.
    - Вот, кстати, и он, - отвлек меня от невеселых мыслей Стив.
    Он показал на заведение, яркая вывеска которого сообщала, что место сие называется "Транс", и вопросительно посмотрел на меня. Вообще-то, это скорее был данс-клуб, о чем я немедля сообщил Стиву.
    - Так что даже не знаю, подойдет ли нам это заведение, - заметил я.
    - В данс-клубах тоже есть бары. Так какая, к черту, разница, - ответил Стив. - Ты ведь хочешь напиться в доску, не все ли равно, где это делать? Кроме того, там, наверное, тусуется орава аппетитных студенточек. Может нам удастся напоить парочку из них, отвезти домой и расслабиться. Нет, правда, там скорей всего мы сможем подцепить пару девочек, готовых на первом свидании идти до конца.
    Тут я снова вспомнил об Элли. Сердце у меня кровью облилось при мысли, что между нами все кончено. Мало ли, что может случиться после пары рюмашек, подумал я. В конце концов, не так уж и плохо, если я трахну какую-нибудь телку. Это будет моей месть Элли, за то, через что мне пришлось из-за нее пройти. Мы припарковались и пошли к сияющему неоновыми огнями клубу " Транс".
    Выйдя на улицу, я понял, что мои подозрения оправдались, - это был данс-клуб. Я открыл дверь и вошел внутрь, Стив шел за мной. Блин, ну и местечко мы с ним откопали. Светомузыка, танцующие люди, безумная атмосфера всеобщего веселья. В клубе было много женщин, много одиноких женщин. Видно было, что они пришли без кавалеров, потому что танцевали с другими девушками.
    - Вперед, на штурм бара! - скомандовал я Стиву, обняв его за плечи. - Самое время забыть про нашу скорбную жизнь, и особенно про эту суку Элли.
    Он ответил шлепком по спине, а потом быстро шлепнул меня по заднице. Что-то он себе много позволяет, хотя явно, что просто прикалывается.
    В баре было полным-полно народу, но нам удалось найти два места.
    - Ух, ты, как же нам повезло, заявил я, когда мы уселись. - Думаю, мы можем тут на всю ночь зависнуть.
    - Ты только посмотри, какие тут женщины, - поддержал меня Стив. - Здорово, что ты снова свободен. Чую, мы сегодня проведем ночь в приятной компании.
    И я опять немедленно вспомнил об Элли, какая же она красивая. Она всегда одевалась очень сексуально, а уж белье всегда носила жутко возбуждающее, неважно собирались ли мы заниматься любовью или нет. Но когда мы оказывались с ней в постели, то это были поистине африканские страсти, настоящий животный секс. Все эти ее чулочки, пояски с подвязками, мини-юбки, туфли на шпильках - Элли знала, как сильно они меня заводят. Если мне не хотелось секса, то она мгновенно натягивала чулки, шпильки, короткую юбочку, и я становился рабом ее желаний.
    Из мира воспоминаний меня вытащил Стив, толкнув локтем в бок. Я посмотрел на него, а потом на барменшу.
    - Чего будешь, красавчик? - осведомилась она.
    Вот это была женщина. Статная красавица с изумрудно-зелеными глазами, которые, казалось, пронизывали, словно рентгеновские лучи. Она была очень высокая, ее рост был явно больше шести футов. На ней было короткое платье, ярко-черное и блестящее, из какого материала похожего на кожу. Я подумал, что росту ей наверняка придают туфли на шпильках.
    - Даже знаю, двойную порцию самого крепкого, что у тебя есть. И моему другу того же самого, - ответил я.
    - Ох, красавчик, тогда я точно знаю, что тебе нужно. Тебе понравиться. Это мой собственный специальный рецепт.
    Она смешала несколько странных на вид напитков, выглядящих как ликеры на основе тропических фруктов, и подала бокал с ярко-красной жидкостью.
    - Ну и что это за фигня? - поинтересовался Стив.
    - Да какая, на хер, разница. Чем болтать, давай-ка, выпьем, - отозвался я.
    И мы одним глотком выпили предложенный эликсир. Сначала меня, словно огнем обожгло, но потом стала невероятно хорошо.
    - Вот это вещь, - только и смог сказать я, чувствуя, как голова в одну секунду стала чугунной.
    Перед глазами точно туман какой-то появился, все неожиданно стало расплывчатым; люди и предметы потеряли привычные очертания. Я протер глаза, чтобы взгляд хоть немного прояснился. Ох, какое мне хорошо стало после этого коктейля. Я оглянулся на Стива. Тот расплылся в широченной улыбке, глаза горели.
    - Похоже, что я обрел любимый напиток, - сказал он.
    Полностью с тобой согласен, - кивнул я, думая, неужели я выгляжу так же идиотски, как и он.
    Мы повернулись к барменше. Она выглядела очень довольной
    - Значит, мой коктейль вам понравился, не так ли?
    Мы одновременно кивнули.
    - И вы не отказались бы от еще одной порции, так ведь?
    - Да, конечно, - дурни мы были б, если бы отказались.
    - Похоже, ребятки, вы уже дошли до кондиции, и сделаете все, что я захочу, - заметила она, ставя перед нами бокалы с коктейлем, словно сделала их заранее, точно зная, что мы захотим повторить.
    Когда я и Стив осушили бокалы, барменша велела нам следовать за ней. Довольно улыбаясь, мы пошли за ней в глубь клуба, считая себе самыми счастливыми парнями на свете. Два счастливых парня, которым крупно повезло. Не совсем, правда, уверенных в чем именно им повезло. Хаотичная музыка следовала за нами, и когда мы вслед за женщиной вошли в комнату позади бара. Хотя это была больше чем комната. Повсюду зеркала, а у стен несколько кушеток. Еще из этой комнаты вел коридор, вдоль которого виднелись двери. На одной из кушеток полулежала женщина, барменша обняла ее, поцеловала и что-то прошептала на ухо.
    Затем она представила ее моему другу. Стив сразу же приглянулся нашей новой знакомой. И эта женщина в мгновенье ока вышла с ним в коридор, и они скрылись в одной из комнат. Все произошло невероятно быстро. Я же был в плену у очаровательной барменши.
    - Давай-ка пойдем в местечко потише, там мы сможем спокойно поговорить, - сказала она, игриво подмигнув.
    Женщина была права, - музыка слишком громко играла. Однако эти ритмы захватили меня, и я невольно поймал себя на том, что раскачиваюсь в такт, улыбаясь при этом, как придурок. Что происходит со мной? Я чувствовал себя так, словно потерял какую-то часть своего "я", проследовав за прекрасной барменшей в одну из комнат, выходящих в коридор.
    Невероятно, но женщина была гораздо выше меня. Я попытался открыть глаза пошире, что вобрать ее всю, но веки, будто свинцом налились.
    - О, моя повелительница, - я был готов пасть на колени перед этой невероятной женщиной.
    Она повернулась и ответила:
    - О да, я - твоя госпожа, а ты принадлежишь мне.
    С улыбкой барменша чмокнула меня в щеку. Я хотел, было, запечатлеть поцелую на ее прекрасных губах, но она отвернулась
    Когда мы очутились в комнате, барменша велела мне подождать ее здесь, а она сейчас поставит более соответствующую музыку.
    В комнате было довольно пусто. Голые белые стены и пурпурный коврик на полу. Посередине стоял обычный деревянный стул. Моя первая ночь свободы, а я уже почти уложил в койку роскошную бабцу. Да, я малый не промах! Мне стало жарковато, и я снял рубашку. А об остальной моей одежде пусть барменша позаботиться. И тут до меня дошло, что я даже имени ее не знаю. Хотя, с другой стороны - я собираюсь затрахать ее до потери подсознания, а для этого вовсе не обязательно знать имя. Однако время шло, а барменши все не было. Я начал чувствовать себя как-то неуютно в этой комнатушке.
    И вдруг раздалась музыка. Сначала тихо, но потом все громче и громче. В мелодии не было духовых инструментов, только клавишные. И по сравнению с техно, ревущим в клубе, она звучала как хор ангелов. Я тут же почувствовал умиротворение. Но что-то не так было в этой музыке; она постоянно сопровождалась каким-то странным шепотом. Голос как будто барменши, но я не мог ни слова разобрать. Мелодия и этот почти не различимый шепот полностью захватили меня. Шепот, шепот со всех сторон. Ужасно смущенный, я, тем не менее, стал раскачиваться взад - вперед, улыбаясь при этом. Я танцевал под эту странную чарующую мелодию. Все мысли куда-то ушли, и я сконцентрировался только на музыке и шепоте. Расстегнув ремень, я выдернул его из штанов, а затем, не думая, бросил его на пол, словно танцор в мужском стриптизе. Покачивая попой под музыку, я медленно снял джинсы и тоже бросил их на пол; за ремнем и джинсами последовали трусы, и я остался абсолютно голым.
    Все было так странно. Я посмотрел на постель, стоящую возле стены. Раньше я не придал ей большого значения: постель, она и в Африке постель. Но теперь я заметил, что на ней лежит полный комплект женской одежды.
    - Кто самая красивая девушка на свете? - шепот стал громче.
    - Элли, - монотонно ответил я.
    - Теперь Элли - это ты.
    - Элли - это я.
    - Ты совсем голая, Элли. Где же твоя одежда?
    Теперь голос шел откуда-то из глубин моего мозга. Я как будто сам задал себе этот вопрос.
    - Моя одежда на постели.
    Покраснев, я взял атласные черные кружевные трусики, и надел их. Когда прохладная ткань коснулась моего члена, то он мгновенно распрямился. Затем я надел пояс. При ходьбе подвязки щекотали бедра.
    Пришло время чулок. Сев на край постели, я взял один. Чулки были из нейлона, черные непрозрачные, наверху кружева. Мое истинное "я" изо всех сил боролось с музыкой и шепотом. Я начал натягивать чулки, но вдруг остановился. Моя мужская натура рвалась на свободу. Нет, не трогай чулки! Ты мужчина, а не девушка! Не делай этого! Музыка стала громче. Только девушки и педики носят чулки! Нейлон коснулся пальцев ног. Я - мужчина! Я уже по щиколотку натянул чулок, шепот все нарастал, подавляя волю к сопротивлению. Я - мужчина? Черный нейлон уже до половины обтянул голень; член стоял как каменный столб. Слезы потекли у меня из глаз, когда понял, что вкрадчивый шепот и музыка победили мужчину во мне. Я - де-е-е-евушка. Нога упакована в чулок; набухший член рвется из трусов. Я - де-е-е-евушка. Слезы текут по щекам.
    - Я - Элли.
    - Тебе нравится женская одежда, Элли?
    - Мне нравится женская одежда.
    - Ты больше не будешь носить мужские вещи. Элли, что ты думаешь о мужской одежде?
    - Я терпеть не могу одежду, которую носят парни. Хочу носить только то, что носят девушки.
    - Элли, ты славная, умненькая девушка.
    Я улыбнулся этой похвале моего невидимого собеседника и пристегнул чулок к поясу. Полностью отдавая отчет своим действия, я, тем не менее, не мог заставить себя остановиться. Должно быть, в коктейль было что-то подмешано. Мое мужское "я" замолчало. Облегченно вздохнув, я натянул второй чулок.
    Покончив с чулками, я взял черный атласный лифчик. В чашечках были подкладки для увеличения груди, и я, надев лифчик, словно обрел грудки.
    - Хочу, чтобы моя повелительница увидела, какая красивая девушка ждет ее, - сказал я, поднимая с постели черное мини-платье.
    Я положил его на пол, потом взял за лямки и надел его через голову. Ощущения были не забываемые. Ткань облегала мое тело, и я почувствовал себя настоящей девушкой и вспомнил с каким удовольствием всегда наблюдал, как одевается Элли после ночи любви. Опустив глаза, я увидел огромную выпуклость между ног. Этот стояк всю красоту портит. Надо было что-то делать. Я задрал платье и сунул руку в трусики. После минутной возни, мне удалось сгладить картину. Приведя себя в порядок, я поправил платье. Какое же оно короткое, едва края чулок прикрывает. Мне было так хорошо в платье, никогда раньше я еще не чувствовал такую свободу.



    Затем я увидел под кроватью коробку. Открыв ее, обнаружил внутри парик, тюбик с гелем, румяна, тени и зеркальце.
    Начал я с теней. Я точно не был уверен, что нужно делать, но все тот же шепот инструктировал меня. Накладывая тени, я не переставал двигать попой в так музыке. Посмотрев в зеркальце, мне показалось, что я слишком сильно подвел глаза. Может, действительно я переборщил с тенями, ну и ладно. Теперь румяна. Я втянул щеки и наложил их по линии скул. Затем я взял помаду и густо намазал губы. Она была того ярко-красного цвета, который употребляют исключительно проститутки. Зачем в коробке был тюбик гелем, для меня оставалось загадкой.
    Наконец, я вытащил из коробки парик. Он был черным, волосы коротко подстрижены. Я надел его как шляпу, потом посмотрелся в зеркало и поправил, чтобы он скрывал мои настоящие волосы.
    "Я должен повиноваться своей госпоже", - с этими словами я сел на стул в центре комнаты. Голос велел мне скрестить ноги. Мне не хотелось этого делать. Моя мужская натура сделала последнюю попытку сразится с моей невесть откуда взявшейся женской половиной.
    - Не делай, не делай этого! Так только девчонки сидят!
    - А я и есть девчонка, Элли, - ответил я самому себе, усаживаясь в соответствии с пожеланиями голоса, который тут же похвалил меня, что я все делаю правильно.
    Так, правую ногу на левую. Офигенное ощущение, когда затянутые в нейлон ножки потерлись друг о друга. Я сидел прямо на каменно-твердом члене - немного больно, но мне это даже нравилось.
    - Почему тебе так хочется пить? - вдруг спросил голос.
    - Не знаю, но пить действительно очень хочется, - во рту у меня пересохло, и я облизнул губы.
    Внезапно музыка прекратилась!
    Дверь открылась, и внутрь втолкнули женщину. Затем дверь так же быстро захлопнули. Моя "гостья" была одета как девушка-подросток. У нее были коротко стриженные светлые волосы. Прическа была такая же, как и у меня. На ней был узкий белый топ, сквозь который просвечивал лифчик, клетчатая мини-юбка и белые чулки. Девушка была на грани срыва!
    - Я хочу пить! Умираю от жажды! Помогите мне! - слезы градом катились из глаз.
    Мне самому тоже жутко хотелось пить. Чтобы утешить девушку, я обнял ее, и мы крепко прижались друг к другу. Без музыки у меня в голове прояснилось, или, по крайней мере, мне так показалось. Я точно знал, что нужно найти воду, чтобы напоить эту несчастную девушку, которая так нуждалась в моей помощи. Я спросил, как ее зовут. И она ответила - Стив. СТИВ!
    - ЧТО! - завопил я, оттолкнув ее от себя. - Стив, какого черта ты так вырядился?! Что, вообще, за херня здесь творится.
    - Да кто ты такая, черт возьми? - спросила она. - Я тебя не знаю.
    - Что значит, ты меня не знаешь. Я - тот парень, с которым ты приехал в этот клуб.
    - Минуточку, если ты этот самый парень, то почему ты одет как какой-нибудь сраный ПИДОР?!
    Не зная, что ответить я опустил глаза, и в этот момент музыка заиграла с новой силой.
    Когда я поднял взгляд, то увидел, что девушка снова расплакалась.
    - Что случилось? - спросил я. - Не плачь. Скажи лучше, как тебя зовут.
    - Сью, - ответила она. - Я очень хочу пить. Ты поможешь мне?
    - А меня зовут, Элли. И я тоже хочу пить.
    Мы стали с ней раскачиваться под музыку. Мои руки скрылись у нее под юбкой, и я стал поглаживать ее ягодицы, обтянутые атласными трусиками. Голова у меня закружилась, и мы поцеловались. Какие же сладкие у нее были губки. И в этот момент мне стало абсолютно ясно, как избавиться от этой мучительной жажды. Сью и я встали на колени, потом я лег на правый бок, а она на левый. Мое лицо оказалось как раз напротив ее бедер, и я словно кошка потерся о ее ляжки, обтянутые нейлоном. Задрав ей юбку, я увидел белые трусики, которые портила огромная выпуклость. Я освободил ее член. Музыка усилила мою жажду. Я почувствовал, как губы Сью обхватили головку моего члена, и сделал тоже самое. Вкус смазки, обильно выступившей на головке, мне понравился. И я стал энергично облизывать член. Сью полностью взяла мой член в рот и сосала его как карамельку. Я делал то же, что и она. Член все глубже и глубже погружался в мой рот. " А мне это нравится", - подумал я, старательно лаская его в такт музыке. Мощная струя спермы наполнила мой рот. Горячая густая, она мне очень понравилась. Я тоже кончил, и Сью пыталась выдоить меня досуха. Я решил не отставать от нее. Не знаю, сколько времени мы поили друг друга горячими сливками. Но вдруг музыка снова оборвалась, и в комнату, широко распахнув дверь, вошла моя повелительница, барменша!
    Она схватила Сью, вытолкнула ее в коридор и закрыла за ней дверь.
    Потом она повернулась ко мне.
    - Дверь не заперта! Если хочешь уйти - уходи.
    Но я не мог уйти.
    - О моя повелительница, я желаю доставить вам удовольствие, - упав на колени, я зарыдал и прижался к ее ногам.
    Она отшвырнула меня прочь, а потом с размаха отвесила пощечину!
    - Жалкий пидор. Хочешь быть девушкой, ладно, я о тебе позабочусь.
    Барменша подхватила меня под мышки и швырнула на постель. Затем она задрала мою юбку и сорвала трусики.
    - Тебе понравилось сосать член, а сейчас я выебу тебя, - она с размаху шлепнула меня по заднице.
    - Да, госпожа, трахните меня.
    Барменша задрала свою кожаную блестящую юбку, ее трусы напоминали палатку. Она приспустила их, и я увидел огромный член. Я даже представить не мог, что моя повелительница на самом деле мужчина! Член был около девяти дюймов длинной и почти три дюйма толщиной. Моя мужская сущность окончательно сдалась. Мне ужасно хотелось получить эту громадину в попу, и я взмолился:
    - Пожалуйста, госпожа, возьмите меня, пожалуйста!!!
    Она взяла уже знакомый мне тюбик с гелем, щедро намазала свой роскошный член. Я почувствовал, как головка коснулась моей ягодицы, и вздохнул.
    - Прежде чем, я трахну тебя, ничтожество, хочу, чтобы ты знал кое-что - действие наркотика, подмешанного в коктейль давно закончилось. И ты все делал по собственному желанию, когда увидел Сью. Ты делал то, что хотел. Сью тоже этого хотела, вот почему ВЫ СДЕЛАЛИ ТО, ЧТО СДЕЛАЛИ!
    - А-А-АХ! - я завопил от боли - она вошла в меня.
    Боль была невыносимой, слезы брызнули из глаз. А барменша все натягивала меня. Моя дырка была слишком маленькой для такого огромного члена. Слезы текли у меня по щекам, и я стал тоненько постанывать, словно шлюшка. О-о-ой! Она вошла еще глубже. Боль понемногу стала ослабевать. Еще один дюйм ее горячей плоти погрузился в мою девственную попу. Когда член до отказа заполнил мой зад, барменша стала трахать меня: вперед -назад, то, полностью выходя, то одним ударом вгоняя член целиком. Никогда еще мне не было так хорошо, я облизывал свои густо накрашенные губы и улыбался. Моя повелительница вовсю дрючила меня. Должно быть, мелькнула у меня мысль, Элли испытывала те же чувства, когда занималась со мной сексом.
    - Я, ЭЛЛИ! - вопил я, не жалея голосовых связок, а барменша только улыбалась и продолжала разрабатывать мне попу.
    Я мечтал, чтобы это длилось вечно, но тут моя повелительница задрожала, и горячая сперма наполнила меня до краев. Когда она вытащила обмякший член, густая жидкость потекла по моим ногам. Вдруг что-то кольнуло меня в ягодицу, какая-то иголка.
    - Я люблю свою повелительницу, - прошептал я, прежде чем провалиться в объятия Морфея.
    Когда я проснулся, было раннее утро. Мы со Стивом подпирали стену клуба на улице. На нас была та же одежда, в которой мы приехали в "Транс". Я разбудил его, и мы пошли к машине.
    Усевшись в машину, я сказал:
    - Стив, никто не должен знать, что случилось прошлой ночью. Возможно, нам не стоит обсуждать это даже между собой.
    Он как-то странно посмотрел на меня и спросил:
    - Кто такой Стив?
    Нет, никогда уже наша жизнь не станет прежней.
     
  5. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Cлучай в ванной

    Однажды я гостил у бабушки и приехал мой двоюродный брат Игорек. он-красивый,стройный ,мускулистый парень. -тебе наверное,девочки проходу не дают,спрашивал я его,лукаво посматривая,-да что эти девчонки,вяло,со смешком отмахивался он. я,естественно почувствовал желание. молодой пахнущий мужчиной жеребец,упругий и неистовый,с хорошей твердой палочкой в трусах-кого он может оставить равнодушным?только не меня,в этом захолустье,где только рядом - двое стариков,с которыми переживаешь все слабеющие и отходящие в прошлое родственные чувства... мое девичье сердце запросило любви. ведь мы могли бы любить друг друга,думал я про себя,тайком любуясь его телом,когда он по спортивному красиво купался вечером в водах реки. вытирался на пляже... мы улыбались друг другу,и какая то нежность,особенная,теплота,желание в наших взглядах потихоньку стали появляться в нашей дружбе.
    Сердце замирало и неведомый голос шептал мне о взоможности таких переживаний... да,мы влюбились. он,понимая,что может прекрасно развлечься с этим симпатяшкой с кругленькой попкой и красивыми кудрями,и я,мечтающая о неземном огне страсти,который разогнал бы тучи скуки. влюбленные-двое молодые красавчик атлет и я ,формирующаяся девушка,уже с явной грудкой ,просящей жестких мужских пальцев,носящая женские джинсы,как самые подходящие для формы бедер и чисто девичьей попки... эрекции у меня тогда уже не было-гормональная терапия давала свои результаты,чемк я была несказанно рада,и когда я подсмотрел,как он моется,где то глубоко в попе знакомо и сладко заныло,я не мог оторваться от щелки... видимо,он почувствовал,что я подглядываю за ним... открыл дверь,от чего у меня потемнело в глазах... заходи,нежно пригласил он,заходи ,не бойся,я люблю тебя,я хочу тебя,милая крошка,любушка моя... я шагнул,в своей блузке в фиолетовый горошек и шортах,и оказался в его объятиях,он-жаркий скользкий,весь в мыле... я схватил рукой его член,уже призывно стоящий и терпко пахнущий,мы жестко целовались,сосали друг друга ненасытно,в первый раз... -родной мой... шепатла я. он мял мою грудку,расстегнув блузку,при этом оторвалась и закатилась за стиральную машину пуговица,я ощущал крепость его мускулатуры,целовал в шею,в прекрасно развитую грудь,сейчас мы с тобой все успеем,шептал он,бабушка в этот момент была на базаре,где покупала помидоры... а мы любили друг друга в ванной... я сел на колени,стремительно взял член левой рукой ... губы коснулись головки...
    Член дрогнул и я стал жадно двигать головой, причмокивая, как ребенок соску... сосать его член было ужас как приятно. запах молодого мужчины... капельки смазки... я остановился в бессилии,у меня мучительно от усталости болела шея... сел на пол и в жаркой истоме весь смотрел снизу на его член и изнемогал от желания. он все понял. помого мне подняться и перевернуться к нему спиной. я уперся руками в дно ванны,где по прежнему шумела и лилась вода из душа. он снял шорты и трусики,его палец тут же проскользнул в дырочку,широкую донельзя,поводил по окружности,слишком тонкий,не то... я сжал его как ртом. он вставил член,резкие,быстрые,голодные движения... а!... а!... а!... а!первый оргазм,я застонал и отрубился,тут нет слов,просто я почувствовал как он кончает,липкие струйки,щекочущие глубину ... много и долго... синее небо,пронизанное желтым светом... сладотсная теплота и расслабление... он отнес меня на застеленную кровать из ванной на руках,положил,и я почувствовал нежное шептание его губ ,уже засыпающая в нежных объятиях любимого,воркующее о том ,как мы счастливо заживем с ним в Москве,большом и красивом городе...
     
  6. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Еще один день в офисе



    Было 9:30 утра, а Питер Рейд уже сидел за своим столом решая свою первую проблему на сегодня. И неудивительно, ведь в это время с подобным вопросом сталкиваются тысячи офисных работников в Лондоне. Чем же мне заняться раньше: проверить почту или быстренько раскинуть пасьянс на своем компьютере. На этот раз Питер решил сначала проверить свой почтовый ящик, потому что никогда не знаешь, что же там можно найти, и придвинулся поближе к компьютеру.
    Вообще то говоря, Питер был доволен жизнью. В свои 20 лет у него была хорошая работа в городе, отличный внешний вид и, более того, он любил поддерживать свое тело в форме. Но самое главное, что у него была такая работа, на которой он практически ничего не делал продолжая получать довольно-таки приличную зарплату.
    Питер работал аналитиком в компании Кроун Аквизишен - крупнейшей компании венчурного капитала в Лондоне, основанной Николь Кроун и процветающей под управлением ее сильной руки. Ее фирма была настолько богатой, что она могла бы с легкостью скупить половину Каррибских островов. Питер устроился на работу сразу после школы и вскоре понял, что у него настоящий талант к числам, а это быстро подтолкнуло его к теперешней должности аналитика.
    Телефон на его столе зазвонил так неожиданно, что заставил его подпрыгнуть. Обычно ему никто не звонил раньше 11. Сам факт, что кто-то хочет поговорить с ним в такое время, несколько его озаботил.

    "Слушаю" - сказал он немного не решительно. И тут же его сердечко забилось чаще. Если бы кто-нибудь сейчас его видел, то заметил бы как, на его лице проступил очаровательный румянец.

    "Доброе утро, могу ли я поговорить с Джинжер?"

    Питер покраснел еще больше и быстро окинул взглядом офис в поисках кого-нибудь, кто мог бы его услышать, слава богу, он был фактически один. Голос принадлежал миссис Ричмонд торговому агенту и персональной наперснице миссис Кроун. Каждый раз, когда Питер слышал это, он чувствовал прилив крови внизу живота и его член задергался. Голос звучал так, что это могло означать только одно - Неприятности!

    "Это говорит Джинжер"

    "Джинжер, дорогуша, поднимись-ка в офис мисс Кроун, ты сегодня ей понадобишься"

    "Да миссис Ричмонд, я сейчас же приду!"

    "Какая хорошая девочка! Я высылаю за тобой лифт, чтобы ты поднялась в пентхауз, увидимся, сладенькая!"

    Как только Питер положил трубку, его лицо сильно покраснело, руки затряслись, а член чуть не порвал трусы.
    Он сел обратно на стул, удивившись, как сильно напряглось его тело и как быстро он возбудился. Память унеслась его на 6 месяцев назад, в то время, когда он впервые встретился с боссом и ее ассистенткой. Он тогда ехал в лифте, думая о своих делах, одетый в свой любимые костюм от Армани в черную полоску, который он купил на свою первую премию. Он был полон радужных надежд.
    Но не только радостные мысли будоражили его юную головку, невероятные ощущения доставляло ему то, что под брюками он был облачен в пару шелковых чулок на подвязках. Его член ласково облегали черные шелковые трусики. Возбуждение было особенно сильным от того, что на нем было одето не просто женское белье, а очень дорогое и элегантное белье.
    Эти женские штучки принадлежали его домовладелице - женщине в годах, но с безупречным вкусом. Питер сделал бы все что угодно для нее, и он был уверен, что она знает о его маленьком секрете. Его развратные мысли довели его до того, что он, перебирая ее трусики, чулочки и другие соблазнительные вещички в руках, надеялся на то, что когда-нибудь она все же схватит его и хорошенько отшлепает, положив к себе на колени. Переодевание в ее белье стало его секретным наслаждением и иногда, при редких возможностях, когда ее не было в городе, он этим занимался. Так же как и сегодня она уехала по делам, предоставив Питеру возможность последовать своему запретному наслаждению и надеть ее белье.
    Но тут лифт остановился на 12-том этаже и в него вошли мисс Кроун и ее ассистентка, Питер бросил взгляд украдкой на этих двух женщин. Им обеим было где-то за сорок и на них были дорогие костюмы. Когда мисс Ричмонд повернулась, чтобы нажать на кнопку верхнего этажа ее папка, которую она держала в руках, зацепилась сквозь брюки за одну из эластичных подвязок чулок Питера и раздался недвусмысленный звонкий шлепок. Когда обе женщины повернулись к нему сердце Питера остановилось. Их сперва недоуменные взгляды постепенно обрели понимание.
    Без разговоров мисс Ричмонд остановила лифт и велела Питеру снять его брюки. Питер тотчас же побледнел, все чувства о шальных фантазиях испарились, и тут же превратились в жуткий ночной кошмар. Он переводил взгляд с одной женщины на другую в надежде отсрочки от неминуемого разоблачения, тем временем его член возбудился вне его желания. Но, видя, что у него нет другого выхода, ему пришлось согласиться. Он расстегнул свой ремень и спустил брюки под бдительным взглядом двух женщин. Мисс Ричмонд показала ему, чтобы он также избавился от пиджака и рубашки. Пока две женщины разглядывали его напряженный член, облаченный в великолепные трусики, Питер чувствовал в себе противоречивое возбуждение, которое чуть не умудрилось привести его к оргазму. В конце концов мисс Кроун заговорила.

    "Что это за прекрасная девочка у нас здесь появилась, как тебя зовут, дорогуша?"

    "Питер, Мисс Кроун"

    Ответил Питер заикаясь, чуть ли не теряя голос

    "Питер? Но это же совсем не подходящее имя для такой хорошенькой девочки, пойдемка заглянем в мой офис на часик и посмотрим, что мы сможем сделать для тебя"

    На этом женщины снова запустили лифт вверх. А Питер обрадовался, что чуть было не потерял работу и в тоже время задумался во что же он вляпался.
    Это было начало новой жизни Питера. С тех пор как ему дали новое имя Джинжер он стал персональной шлюшкой мисс Кроун. Он выполнял все ее прихоти, когда она вызывала его к себе. Он непрерывно заботился о том, чтобы на его теле не было ни волосинки, ведь он не знал когда именно его позовет Госпожа. Вот и сейчас его тело было гладким и чистым.
    Питер встал со стула и вышел из офиса, к счастью он был свежевыбрит, он боялся огорчить мисс Кроун и предстать перед ее очами с хотя бы крошечным намеком на коротенькие волоски на его теле. Он прошел к лифту, который привел его в самое сердце империи Кроун. Офис на верхнем этаже находился отдельно от личного кабинета Николь Кроун и терпеливо ждал прибытие одного человека.
    Тем временем на верхнем этаже здания мисс Джулия Ричмонд была тоже в состоянии некоторого возбуждения. Ей было за сорок, она была замужем и у нее было двое детей. Она была прекрасной ассистенткой: квалифицированной и умелой и работала с мисс Кроун с первых дней становления компании. Ее муж Фил был неудовлетворительным любовником без особых фантазий. Он давно уже надоел Джулии и она стала частенько участвовала в развлечениях, которые устраивала мисс Кроун.
    Эти похождения сильно ее возбуждали и дарили незабываемые минуты, которых она давно нуждалась и конечно же справедливо заслужила. Обе женщины были в тайне вне себя от радости, что заманили Джинжер в свои сети. И Джулия испытывала особенно острое наслаждение от их маленького любимца. Он был таким послушным и так страстно желал доставить удовольствие своим обеим госпожам. Она могла почувствовать томную тяжесть внизу живота просто от одной мысли, что их маленькая игрушка, необычная для наслаждения и полная вкусных сюрпризов, придет, чтобы усладить их.
    Джулия знала, что нравится Джинжер и любила это ему дарить,
    дразня и унижая его без сожаления. Это было молчаливое согласие между двумя женщинами, в котором Джулия всегда выбирала во что именно нужно одеть Джинжер в день развлечений для последующей забавы.
    Она облизывала свои губы, она ласкала руками под пиджаком свою грудь и довольно быстро находила большие соски, чтобы поиграть с ними. Она приспускалась на стуле так, что ее юбка задиралась и ноги обнажались на столько, что соблазнительно открывался верхний край ее чулок. Ее другая рука расстегивала достаточное количество пуговиц на безупречно накрахмаленной белой блузке, чтобы открыть всем взорам восхитительно-глубокое декольте.
    Джулия знала, что Джинжер будет ей признательна за столь утонченную и прелестную демонстрацию; ему нравилось смотреть на мелькание женского белья, ведь в конце концов он был типичным мужчиной, но за одним исключением - он очень хотел примерить все это на себе.
    В роскошных апартаментах на верхнем этаже раздался мелодичный перезвон - это приехал лифт, его дверь открылась, обнаружив за собой Питера, склонившего свою голову в некотором смущении. Он много раз проходил через эту сладостную пытку, но никак не мог к ней привыкнуть по-прежнему стесняясь и впадая в дрожь.

    "Подойди ка ко мне Джинжер"

    Джулия поманила его пальцем и он послушно подошел к ее столу и остановился перед ним. Офис в пентхаузе представлял из себя громадное 2-х этажное помещение, которое занимал личный штат мисс Кроун
    Всего в этом штате насчитывалось 5 человек: трои из них были серьезными деловыми партнерами а оставшиеся двое были секретаршами, которые им помогали. Но самое главное было то, что все они были женщинами и все смотрели на Питера, с самого начала его появления здесь. Он стоял на мраморном полу в центре огромного помещения под пристальными взглядами, как маленький потерявшийся мальчик, ждущий дальнейших указаний. Он прекрасно чувствовал взгляды, которые скользили по его телу. Секретарши полускрыто улыбались оби они были такого же возраста, что и он и они были прекрасно осведомлены, зачем он здесь находится. В то же время партнерши смотрели на него без особого интереса, каждая из них могла бы попользоваться Джинжер, если бы только того захотела.
    Он весь покрылся стыдливым румянцем с головы до ног, пока ждал, кода же мисс Ричмонд оторвется от работы и поднимет на него глаза. В тоже время его глаза тщательно исследовали мраморные пол, затем его взгляд подкрался к блестящим черным туфелькам мисс Ричмонд, задержался на ее прекрасных лодыжках и проследовал дальше по ее великолепным бедрам получив огромное удовольствие от искорок вспыхивающих на дерзко приоткрытом верхнем края чулок. Мисс Ричмонд выбрала именно этот момент, чтобы взглянуть на него; конечно он тотчас отвел свои глаза, но был не настолько быстр, чтобы быть не пойманным.

    "Джинжер, ты совсем испорченная девчонка, ты же знаешь, что нехорошо пристально разглядывать кого-нибудь!"

    "Да мисс Ричмонд, извините мисс Ричмонд"

    "Я бы очень хотела надеяться, что ты искренне раскаиваешься, маленькая развратница, но раз уж ты сегодня ведешь себя так непослушно, то мы переоденем тебе прямо здесь, чтобы каждый видел, какая ты распутная. Ну ка давай, запрыгивай на мой стол, чтобы каждый смог тебя ясно разглядеть"

    "Да, мисс Ричмонд"

    Пробормотал он уныло, осторожно взбираясь на ее громадный стеклянный стол, стараясь не задеть плазменный панель компьютерного монитора. Он знал, что секретарши (они обе были довольно эффектными девушками в свои 20 лет)перестали смотреть на него, делая его унижение еще более утонченным. Он трясущимися руками нащупал пряжку брюк с трудом справляясь с внезапно заевшим замком и его смущение еще больше обострилось.
    Джулия чувствовала себя намного увереннее, чем откровенно влюбленная Джинжер, но в то же время не могла подавить в себе восторг, когда разглядывала его гладковыбритые мускулистые бедра. Она аж закусила губу , когда с него соскользнули мужские трусы и обнажилась его попа. Попочка была настолько превосходной, такой округленькой. О, с какой бы страстью поиграла бы она с этими мягкими половинками: пощупала бы, отшлепала, укусила. Но ей оставалось просто ожидать того времени, когда она даст волю своей фантазии и поиграет во все, что она хочет, конечно только после того как с ней наиграется мисс Кроун.
    Член Питера буквально выскочил на всеобщее обозрение, пульсируя и подрагивая, как только он повернулся к ней передом. Теперь он был полностью обнажен, стоя посреди вороха разбросанной одежды. Питер конечно испытывал гордость за свой член, ведь он был длиннее и толще обычного, а самое главное - он был тверд, как камень не смотря на публичные раздевания и другие унижения, которые случались с ним теперь уже регулярно за последние дни. Член непристойно покачивался, пока Питер ждал, что же мисс Ричмонд захочет на него сегодня надеть.

    "Так то лучше, грязная девчонка! Теперь, после такого роскошного спектакля, что ты тут устроила, ты можешь спуститься."

    Юноша радостно спрыгнул и застыл перед стеклянным столом. Питер незаметно вздрагивал, тогда как его член от этого раскачивался во все стороны. Его сердце часто билось, а голова была полна сладких фантазий об его превращении. У него пересохло во рту когда мисс Ричмонд достала красиво запакованную коробку из под своего стола. Он знал, что там лежит одежда в которую он оденется, для свидания с мисс Кроун.
    Одежда в коробке всегда была дорогой и изысканной. Он облизнул свои губки в нетерпении, провожая взглядом то, как мисс Ричмонд осторожно ставит коробку на край стола, специально поближе к нему. Он посмотрел на нее почти с мольбой, ему так хотелось заглянуть в коробку, чтобы узнать что же ему там приготовили на сегодня, но он знал, что пока следует подождать, еще не хватало одной необходимой детали для его полной феминизации.
    У мисс Ричард появилась в руках вторая коробочка, поменьше, Питер уже знал, что внутри нее находится его ошейник, который подарила ему мисс Кроун в знак того, что он теперь находится в ее собственности. Сердце Питера замерло на секунду, когда коробка открылась - маленькая цепочка так много значила для него. Она символизировала полное подчинение Госпоже. Если он надевал на себя эту цепочку, то не было ничего, чтобы он не сделал для нее. Мисс Ричмонд протянула свои руки с цепочкой над его головой, он склонил свою шею и она торжественно ее надела. Любой мог бы разглядеть на этой цепочке золотые буквы "ДЖИНЖЕР" - имя, которым его нарекли, когда он превратился в хорошую и послушную девочку для своей Госпожи! Как только цепочка защелкнулась он сразу же превратился в Джинжер.




    "Вот это да! Что за прекрасное ожерелье! Джинжер ты должно быть счастливая девочка, не так ли?"

    "Да, мисс Ричмонд, спасибо вам, что вы на меня ее надели"

    "А теперь, Джинжер, ты можешь открыть большую коробку."

    Джулия выглядела, словно горделивая мамочка, когда Питер схватил коробку, и в едином порыве разорвал ленточки и бумагу. Последующие 15 минут были удивительно эротичными для нее, она страстно желала просунуть пальчик внутрь своих дорогих черных трусиков. Но ей все же надо было себя сдерживать и подождать с этим, чтобы не рисковать и не дать понять Джинжер насколько же сильно она возбуждена! Джинжер тем временем открыла большую коробку и достала оттуда много маленьких упаковочек и сверточков и открывала их с таким видом как будто это были новогодние подарки. Друг за другом она открыла их все. В первом свертке была пара шелковых чулок с маленькими красными бантиками по бокам, в другом свертке были блестящие и искрящиеся на свету туфельки. За ними последовало черное вечернее платье и, наконец, Джинжер нашла настоящую клубничку - она распаковала женское белье.
    Это был превосходный комплектик ярко бордового цвета состоящий из лифчика и трусиков, украшенных шнуровкой и, набором маленьких бантиков в центре лифчика и по обеим сторонам глубоко открытых трусиков. Джинжер была так довольна своей новой одеждой и с нетерпением смотрела на Джулию в ожидании разрешения чтобы все это надеть. Джулия нехотя кивнула в знак одобрения тем самым разрушая такую очаровательную картину. Новоиспеченная девочка была до крайности взволнована и возбуждена. Джулия любила эти мгновения, они чем то напоминали ей затишье перед бурей.
    Джинжер часто возвращалась с пустыми глазами от мисс Кроун, выполняя грязные прихоти своей Госпожи. В такие моменты Джулия с сожалением смотрела на нее, но в то же время точно знала на сколько все-таки сильно Джинжер любит каждую минуту своих унижений. Она часто успокаивала Джинжер положив ее голову на свою роскошную грудь и что-то сладко ворковала в ее ушко. Не было ни разу, чтобы Джинжер после этих слов не возбудилась, не важно какое строгое наказание она получила от своей Госпожи или сколько унижений выпало на ее долю в этот раз. Ее великолепный член всегда был готов к бою.
    По заведенной традиции Джинжер начинала одеваться с чулок, Она натягивала их осторожно, чтобы не порвать дорогой шелк. Хотя Джинжер не так давно побрила свои ножки, но чулки все же слегка шуршали, цепляясь за микроскопические волоски на ее икрах и бедрах, эластично обтягивая кожу. Переодевание только началось и даже после первой надетой вещи Джинжер уже чувствовала себя на краю блаженства. Но и это был не предел! Пока что у нее была соблазнительная одежда, ошейник и ожидание, когда ее позовет Госпожа. На вершину же блаженства ее могло вознести знание того, какое же новое унижение было приготовлено для нее на сегодня. Она медленно натягивала свои миленькие трусики скользя ими по чулочкам и в конце концов водворила их на место. Ее член вытянулся по стойке смирно, сдерживаемый дорогим шелком прелестных пурпурных трусиков.
    Джулия возбужденно наблюдала за своей любимицей, едва находя силы себя сдерживать. Капелька сока любви выделилась и, просочившись сквозь ее трусики стекала по внутренней стороне ее бедра. Бог мой, теперь ей нужно было достать запасные трусики из тумбочки стола! Джинжер уже одела все нижнее белье и теперь с удовольствием натягивала дорогие туфельки, застегивая ремешки рядом с распростертым восхитительным вечерним платьем, которое незамедлительно переместилось на ее тело вслед за всем остальным.
    Джинжер грациозно выпрямилась перед столом мисс Ричмонд. Она была безумно рада своей новой одежде и глаза ее лучезарно сияли. Как всегда вся одежда подошла просто великолепно. Пожалуй за исключением одного недостатка - это был неестественный бугорок на уровне трусиков Джинжер. Джулии так не терпелось пообщаться с этой выпуклостью, но она предпочитала себя сдерживать, ведь мисс Кроун с легкостью могла подвергнуть жестокому наказанию любого сотрудника вместо Джинжер.

    Телефон на ее столе зазвонил.

    "Джулия, проводи ее ко мне"

    "Сию минуту, мисс Кроун"
     
  7. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Меня зовут Кэтрин

    ... моя история произошла со мной, когда мне было 16 лет... это примерно май 2003 год. Я начну с того, что я не простая девочка, я транс-девочка. Я решила стать девушкой ещё в детстве, когда мне было 9 лет, я начинал(а) одевать одежду своей сестры... Переодевание приносило такое удовольствие, получаешь незабываемые ощущения, оказываешься на небесах. И вот уже к 14 годам, я начала сама покупать себе одежду, конечно не много стесняясь, но потом привыкла... Утаить от родителей в себе такую странность я не смогла, и в конце концов они догадались, но слава богу меня поняли и принимали такой какая я есть... Этот переход был главным в моей жизни.
    Опишу себя я брюнетка, зовут меня Кэтрин, мой рост 172 см, вес 60, груди 2-го размера, кругленькие и гордо поднятые вверх соски, талия 63, бедра 92...
    Обожаю носить обтягивающие джинсы, сильно обтягивающие, трусики "мерседес", я люблю вилять попкой, и выставлять её на показ, думаю у меня не плохо это получается, многие парни и девушки оборачиваются что бы поглазть на нее, и мечтают войти в меня... А сверху яркий топик, иногда одеваю без ливчика, так же люблю носить мини-юбочки, и одевать черные чулки под них... :) Обожаю общественный транспорт, меня часто гладят по попе, и трутся об нее своими выпирающими пахами...Очень возбуждает. Ну одним словом я маленькая шлюшка...
    Так вот в свои 16 лет, я уже полностью могла выходить на улицу, общаться с людьми, и никто не догадывался что я парень... Я иногда и сама забывала о том что у меня между ног...
    И вот однажды, выхожу погулять, с подругой, кстати её зовут Марина, и мы замечаем, что в наш дом переехала новая семья, у них 2-а очаровательных сына, Денис и Рома, одному (как выяснилось позже 18 другому 20-ый год уже шел)... Мы решили разогреть их, они бедненькие так устали выгружая мебель. мы с подругой были обе в мини юбках, ходили туда-сюда виляя при этом попками, как-будто случайно наклановшись, показывали им что у нас там под юбками... Да у нас получилось они только палились на нас, раскрыв рты, и совсем забыли о машине... Ну потом мы резко исчезаем, через пару дней, мы снова встречаемся, то есть они и я с Мариной... И тут начинается наше знакомство. рассказывать не буду, что сказали и что ответили, но в итоге мы сдружились, часто ходили вместе на дискотеки, по барам, кафе и всё такое... Жили весело, целовались, обнимались...
    И вот мой перый сексуальный опыт, в новом облике... Вышла я в магазин купить сигареты себе. День, весна, солнце, но я надела джинсы, и открытую кофточку, подчеркивающюю мои груди, на высоких каблучках, которые ещё больше подтягивали, мою упругую девственную попку. По пути я встретила Дениса, он младший, прогулялись с ним до магазина, и вдруг он предложил зайти к нему, дома никого, ему скучно... Я согласилась...думаю не зря. Зашли, присели, он включил приятную музыку, принес шампанского, пообщались, как раз шампанское в голову ударило, и мы начали целоваться. Я села на него, он снял с меня кофточку и вципился в мои груди зубами, покусывая, щекотал мои соски, я стонала от удовольствия. Пока он ласкал мне груди, я растегнула ему ширинку, и вытащила его большой член, и начала играться с ним, дрочить ему. Потом сама не заметив как, я оказалась полуобнаженная на коленях, и перед моим лицом член. От него приятно пахло, я поцеловала его, взяла в руки и начала медленно гладить по головке, языком. я знала что ему нравится.
    Я погружала его себе в рот, почти полностью, говорят первый минет, всегда бывает самым сладким, я убедилась :). он взял меня за голову и начал трахать меня в ротик, я чувствовала как его головка упирается мне в гланды, эти ощущения не возможно передать словами. Я сосу сосу, всё в самом разгаре, как вдруг появляется Ромка, он не стесняясь нас, а мы его, допивает шампанское... подходит ко мне берет за волосы и впивается мне в губы, в долгий засос, как бы сказав привет, молча кладет меня ротиком, туда откуда взял. Подходит ко мне сзади, срывает с меня джинсы, опускает их до колен, и видит мой член, не много постояв спрашивает, так ты парень, я невинными глазками смотрю на него... он понимает меня, и говорит щас исправим. Выливает остатки шампанского мне на попку, пузырьки скатываются по моим бедрам. пристраиваеться сзади, берет меня за талию, и нежно входит в меня, медленно двигаясь нарасщивает темп, чем он быстрее меня трахает, тем я быстрее посасываю член у его братика, потом они меняются местами и всё повторяется. Трахали они меня примерно 40 минут, потом вытащив из меня свои члены, подносят к моему лицу, и мощными струями кончают мне на лицо. лежим в троем на полу, я размазываю сперму по своему лицу, вылизываю её. Кое-как доползаю до ванной, умываюсь. Выхожу меня уже ждут со словами тебе понравилось детка... Обхватив меня за попку целуют в губы по очереди. поправляют кофточку, и похлопывая по попе провожают к выходу, Денис проводил меня до дома, ещё раз поцеловал, и сказл, будет скучно приходи, думаю теперь мне будет очень скучно...
     
  8. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Игорь жил в соседней квартире. Он за мной присматривал, когда родители были на работе или в отъезде, мы с ним играли в разные игры.
    Когда мне было лет 12, я по привычке все еще играл с ним в "семью" (в этой игре я всегда играл маму, а он папу). Игорь, ему тогда было под 19, уже трахался с какой-то девчонкой. Чем дальше, тем реже он ко мне заходил. Но, однажды, он прибежал весь взбудораженный и заметался по комнате. Все девки - бляди, когда им хочется - ты хоть вывернись, а когда тебе хочется, а ей нет: ссука. Я как раз перед его приходом переоделся в девчачьи шмотки, обвешался бусами и клипсами и сам с собой играл в Лиду, молодую соблазнительную женщину из соседнего двора, про которую рассказывали, что она - блядует. Я подошел к Игорю, погладил его по руке и сказал что-то успокоительное, продолжая по инерции играть Лиду. Он отступил на шаг и внимательно с ног до головы меня осмотрел. В глазах у него что-то мелькнуло. Ты в кого сейчас играешь? - спросил он с интересом. ! В Лидку - блядушку, - ответил я автоматически. Слушай, раз ты Лидка, - сказал он, то ты можешь меня успокоить. Я, ни о чем не подозревая, заглотнул наживку, - Конечно, конечно, я тебя успокою, только скажи, что для этого нужно сделать? Он подошел ко мне вплотную и положил ладонь мне на загривок, - Наклонись. Я немного наклонился. Другой рукой он расстегнул брюки и вывалил член прямо перед моим лицом, - соси! Я оторопел, а потом задергался. Но он крепко держал меня за загривок. Второй рукой Игорь направлял свой член мне в рот.
    Ну давай, не упрямься, ты же хорошая девочка и любишь это делать, не хочешь? А ну соси, СУЧКА!!! Гаркнул он мне в ухо и звонко шлепнул ладонью по щеке. От последних слов у меня внутри что-то екнуло и я почувствовал себя совсем как девчонка, которая знает, что ее все равно когда-нибудь выебут и которая одновременно этого и хочет и боится. Я ИСПУГАЛАСЬ. Я никогда раньше его таким не ВИДЕЛА и я никогда раньше ЭТОГО не ДЕЛАЛА. Я, как во сне, НАКЛОНИЛАСЬ, ВЗЯЛА е! го член в рот и НАЧАЛА неумело сосать, ловя его взгляд.
    Ну, соска, давай, работай, - Игорь сильно и глубоко натягивал меня на свой член.
    Все вы - бляди, целок из себя корчите. Пиздить вас надо и ебать. С этими словами он дал мне пару увесистых пощечин. Я испуганно СМОТРЕЛА на него и старательно СОСАЛА, боясь чем-то опять рассердить. Он сделал несколько особенно мощных толчков и выстрелил мне в рот заряд спермы. После этого, не вынимая свой хуй у меня изо рта, он продолжил толчки. Теперь Игорь уже не так торопился. Он утолил первый голод и получал удовольствие. Он упивался неожиданно полученной надо мной властью.
    Ну, соска, классно сосешь, завтра к тебе будет очередь. Я ничего не МОГЛА сказать, рот был заполнен толстым хуем. Я только протестующе МЫЧАЛА что-то в промежутках между толчками.
    Нравится, когда ебут в рот? Громче давай стони, сучка, покажи, как ты тащишься. Ты же хотела, чтобы все было по-взрослому, по-настоящему? - приговаривал Игорь, продолжая заезжать свои! м хуем мне в глотку. Он кончил еще раз.
    Теперь жрать давай, быстро, - он с размаха шлепнул меня по заднице. Я ПОСКАКАЛА на кухню, на бегу вытирая горящие губы. Игоречек, есть буженинка и селедочка, что ты будешь? - ЗАЩЕБЕТАЛА я, заглянув в холодильник.
    И то, и другое, и яичницу, - донеслось из комнаты. Я ЗАСУЕТИЛАСЬ совсем по бабски, ПОСТАВИЛА еду на поднос, ДОБАВИЛА туда рюмку водки из отцовских запасов, и ВЫНЕСЛА все это к столу. Пока Игорь кушал, я не ЗНАЛА куда мне деться. Чего стала, пизда, лезь под стол и соси мне хуй, пока я добрый, поем, буду тебя ебать по-настоящему. От его слов меня пробил холодный пот, а потом бросило в жар. Я ШМЫГНУЛА под стол, ДОБРАЛАСЬ до его члена и ПРИНЯЛАСЬ старательно отсасывать, в надежде избежать обещанного. Но это не спасло. Игорь поел, отстранился и вылез из-за стола, - А теперь, давай на диван и стань раком.
    Игоречек, не надо, я тебя очень прошу, я не хочу, - ЗАНЫЛА я.
    СТАЛА РАКОМ, БЛЯДИНА!!! - заорал он на меня. Я опять испу! галась и стала как он приказал. Он, не торопясь, подошел сзади, задрал подол платья мне на спину, спустил с меня трусы. Я почувствовала как он приставил хуй к моему очку и тихонько заплакала от бессилия и обиды. Слезы катились по щекам, а Игорь все сильнее напирал сзади.
    Поплачь еще у меня, пизда, работай ляжками СУКА! - он звонко шлепнул меня по жопе. В этот момент его хуй вломился мне в очко. Было больно и обидно.
    Пидарастка!!! - последовали еще удары и началась работа.
    Я, вначале неуклюже, а потом все лучше и лучше подмахивала в такт толчкам Игоря.
    Так,
    давай,
    еще,
    еще,
    блядь,
    соска,
    пизда!!!

    На следующий день Игорь пришел с самого утра. Прямо возле порога, едва прикрыв за собой входную дверь, он поставил меня перед собой на колени и нетерпеливо выебал в рот.
    Когда я прихожу, будь всегда одета как шлюха, поняла, соска?
    Да, Игоречек, конечно:
    Стала раком, пидарастка!
    И я послушно стала...
    Я боялась, что Игорь расскаже! т обо мне другим ребятам, и обо мне все узнают эти страшные вещи... и поэтому я послушно делала все, чего он от меня хотел.

    Три года, иногда по два - три раза в день, Игорь приходил когда хотел и использвал меня для секса. Потом он уехал в другой город, а меня отдал своему приятелю в счет оплаты какого-то долга. Но, как пишут, это уже была другая история.
     
  9. GAV

    GAV Форумчанин

    И ЕЩЕ

    Плодотворная командировка

    По долгу службы мне часто приходится бывать в зарубежных командировках, целью которых в основном являются переговоры, заключение различных контрактов, налаживание деловых связей и тому подобное. Люди часто бывающие в деловых поездках, наверное подтвердят, что гостеприимство деловых партнёров обычно не отличается особой изобретательностью. В общих чертах - это экскурсия по историческим и экзотическим местам, совместное принятие пищи, ну и конечно же десерт - плотские утехи в компании одной или нескольких милых созданий противоположного пола. Причём от страны к стране распорядок поездки не претерпевает существенных изменений. Почти так было и в этот раз...
    Бангкок, аэропорт, 8:15 утра местного времени. Пройдя ненавязчивый таможенный досмотр, я вышел в холл аэропорта и среди встречающих заметил стройную миловидную блондинку, в сопровождении невысокого тайца, которая держала табличку с надписью моего имени на русском языке. Я был приятно удивлён, что приветствуют меня на моём родном языке, хотя в общем-то проблем в общении на интернациональном я не испытываю. Я подошёл к этой паре. Девушка, приятным юным голоском, представила президента компании, с которой мне нужно было подписать контракт. Сама она назвалась Алёной, переводчицей и заметив моё замешательство добавила, что сама родом из Ташкента, а здесь живёт и работает уже довольно давно. По дороге в отель, мы обсудили график моего пребывания в Бангкоке, и я, не без внутренней гордости о своей дальнозоркости про себя отметил, что программа визита не пышет особым разнообразием, и почти все пункты программы отвечали вышеописанным мною мероприятиям. Самый интересный пункт визита как всегда был завуалирован под названием "неформальная встреча гостя и работников компании". Хотя конечно никакие "работники компании" на таких "встречах" либо не присутствовали вообще, либо не задерживались более чем на час, а после, как водится, приглашались жрицы любви.
    По программе первый день (это была суббота) был предоставлен в моё личное распоряжение на отдых после полёта и акклиматизацию. Господин Чой любезно сообщил, что для Алёны, его компания сняла номер в том же отеле в номере напротив аргументировав это тем, что на время моего визита Алёна будет исполнять обязанности моего личного ассистента и что если будут какие-либо просьбы и пожелания, она будет стараться их выполнить. Господин Чой сказал эту фразу подчёркнуто официальным тоном. Из-за чего я был немного смущён таким особым почётом, но посмотрев на дружелюбную реакцию Алёны, согласился. Алёна была девушкой над которой природа действительно потрудилась. "Лет 25" - инстинктивно подумал я, прикидывая возраст переводчицы. Её тёмно-карие глаза выглядели настолько глубокими, что при взгляде в них можно получить лёгкую суггестию. Эти два уголька обрамлял шёлк не в меру длинных, но натуральных чёрных ресниц. Правое крылышко её маленького, игриво вздёрнутого, носика украшал серебряный гвоздик с искристым камешком. Всё это великолепие заканчивала её улыбка рисующая мелкие ямочки на щеках и беленькие ровные зубки под пухлыми губками. Последние штрихи к её личику добавляли скромный макияж, который, однако, только подчёркивал её нежность и светлые распущенные волосы, сексуально обнимавшие её плечи. Её фигуру можно было оценить не иначе как продолжение её лица в смысле аккуратности и отточенности форм. Две небольшие грудки с остренькими сосочками, откровенно просвечивающие через белую блузку, пробуждали здоровое желание впиться в них своими губами. Свободная не обтягивающая юбочка, которая заканчивалась чуть выше колен, тем не менее, не могла скрыть упругую, чуть оттопыренную попку, на которой прекрасно сидела тонкая талия. У меня в голове сразу завертелись развратные мысли, и я подумал: "Какой смысл господин Чой вкладывал в слова "личный ассистент"? До каких пределов распространяются мои просьбы?" Но я отогнал от себя эти назойливые мысли, зная, что в любом случае меня в обиде не оставят, и что я всего лишь на работе, где по моим принципам, не следует заводить служебных романов, тем более в гостях с чужими секретаршами.
    Мы добрались до гостиницы. Вместе с Алёной поднялись на 7 этаж, где были наши номера. Алёна сказала, что будет в своём номере и чтобы я не стеснялся к ней обращаться, если мне что-нибудь понадобится. Я вежливо сообщил, что был бы рад разделить с ней общение, но только после недолгого отдыха. Она кивнула, улыбнулась и упорхнула в свой номер. Я устроился в номере и сразу решил принять душ. После душа, не одеваясь, лёг в постель, укрылся простынёю и сразу уснул... Проснулся я от красочного эротического сна, в котором я страстно имел свою безответную школьную любовь в попку, причём у неё была такая "умелая" попка, которая, подмахивая, сжималась внутри и чувствовалось, как будто там маленький язычок беспрестанно лижет мой член... Осознав необычность такого расклада, я уразумел, что это не явь и открыл глаза... То, что я увидел тоже явью назвать было трудно, по крайней мере, в момент пробуждения. Я ущипнул себя, чтобы удостовериться в реальности происходящего, но к моему удивлению картинка не поменялась. Алёна, обнажённая до пояса, лежала в моих ногах и страстно делала мне минет, то полизывая головку и ствол, то заглатывая его на полную длину и щекотя языком мои яички. При этом она нежно тёрлась о мои ноги своими упругими грудками и издавала сладострастные стоны. Я приподнялся на локти. Алёна, заметив это, положила мне руку на грудь и нежно толкнула, дав понять чтобы я не портил кайф ни себе, ни ей. Я смирился со своим положением, тем более что возбуждение моё было уже на грани взрыва. Алёна почувствовав свою власть и моё предграничное состояние, выпустила изо рта мой член, начала медленно двигаться кончиком языка к его основанию, дойдя до моих яичек, она взяла их в свой ротик полностью и начала играться внутри своим озорным язычком. Потом она запустила свои руки под мои бёдра и настойчивым нажимом дала понять, что надо сделать.
    Я поднял ноги, и где-то уголком сознания сравнил себя, прошу прощения, с похотливой самкой, истекающей желанием отдаться. Алёна прервала эту мысль нежным прикосновением кончика своего языка к моему анусу. Я задрожал и в полусознании простонал: "Ммм... Ещё...". Это была мука страсти. Она лизала мою дырочку, впивалась в неё губами и посасывала, влезала своим язычком внутрь. Я почувствовал приближение оргазма, она это тоже ухватила и отстранившись от моей попки, медленно заглотила мой член до основания, при этом делая надавливания своим горлом так что мне казалось что мою головку жмут, выдавливая желанную жидкость как из тюбика. Всё!!! Я даже и не пытался сдержаться и от оргазма заорал во всю дурь, наблюдая при этом как Алёна, ускоряет движения, бешено снимая и насаживая свою голову на всю длину моего орудия. С последним вздрагиванием члена, она убрала голову и облизала свои губы, сказав: "А ты вкусный". Я конечно не знал правда это или нет, но для меня в тот момент это было тоже похоже на оргазм, только психологический.
    - Вы извините что я так... без спросу к вам вторглась... это некрасиво... я просто не сдержалась... у меня был дубликат ключа... - оправдываясь, она перешла на вы, что было весьма необычно после такого действа. - Вы только не говорите господину Чою, а то у меня будут проблемы на работе.
    Я взял её тёплую ладонь и сказал:
    - Ну что ты, Алёночка, я не скажу, но только с тем условием, что мы попробуем ещё раз... - подморгнул я ей с неоднозначной улыбкой. Она засмущалась и краска залила её лицо.
    - Вы знаете я не совсем... не совсем обычная девушка - ещё больше краснея выдавила она - я по другому... как все не могу... - запинаясь продолжала она.
    Первой мыслью было то, что она говорит о своём разнузданном поведении, я подумал, что у неё есть какое-то отклонение в психике, мания, что ли, к минету и что она этого смущается и пытается загладить свою вину.
    - Я вам все сейчас объясню... - начала она.
    - Да не надо никаких "вы". Не надо ничего объяснять - прервал её я - мне понравился этот сюрприз, совсем неожиданно и, чёрт побери, от этого еще приятней. Давай лучше подумаем, что будем делать дальше - произнёс я, почувствовав прилив новых сил у себя между ног, вероятно вызванный видом её голых грудок с необыкновенно острыми сосочками.
    - Вы... ты можешь просто разочароваться ... - настойчиво продолжала она, но уже как-то игриво - тебе может быть неприятно после... Ну ладно я пойду. Она встала с кровати, повернулась ко мне спиной сняла свою блузку со стула.
    - И ты думаешь после такого я просто отпущу тебя - сказал я, подошёл к ней, взялся за талию и поцеловал в шею отчего у неё на теле появились "мурашки".
    - Хорошо дай мне объяснить, хотя нет, лучше будет... - покорно, но с каким-то сожалением сказала она.
    - Сядь на кровать и отвернись - по детски выпятив губки, сказала она.
    Я принял правила игры и отвернулся. И слушая шелест снимаемой одежды начал фантазировать на тему продолжения этого небольшого приключения. Мой член от таких мыслей начал неистово "укреплять свои позиции"...
    - Я готова - сказала она вполголоса.
    Я повернулся, инстинктивно окинул взглядом её тело и какое-то время до меня никак не доходило, что в её фигуре было "неправильно". Дойдя до разума, эта "неправильность" повергла меня в секундный шок. Я увидел то о чём и не смог бы догадаться сразу. Она стояла в классической женской позе, прикрывая свои груди крест накрест руками, подогнув одну ногу и немного выпятив бедро в сторону. Но между ног у неё был не привычный разрез женской киски, а небольшой мужской член, гладкий и ухоженный как её маникюр. Он стоял торчком, слабо вздрагивал и поблёскивал естественной смазкой, видимо так и не получив того чего хотел. Лобок и пах не имел ни одного волоска, что придавало, как это ни странно, ощущение женственности и нежности этой части тела, этот мужской орган идеально вписывался в эту женскую фигуру. Его даже трудно назвать было мужским. Я не гей и даже не бисексуал, к счастью или нет, но меня никогда не возбуждал вид мужского тела. У меня не было опыта сексуального контакта с мужчинами, и даже попытки фантазий на эту тему не вызывают желания испробовать. Но то, что я человек свободных сексуальных взглядов это точно. Однако признаюсь, на тему жено-мужчин я фантазировал, и не раз. Меня заводила мысль о том что на женском теле есть наш оберегаемый орган. Наверное, из-за этого я не испытал никакого разочарования в момент когда увидел Алёну полностью обнажённой. Напротив, моё сознание, ведомое её гипнотическим взглядом и торчащим писюном, отозвалось судорожным подёргиванием моего и без того напряжённого члена. Мне невероятно сильно захотелось вкусить этот блестящий членчик. Я сглотнул. Алёна заметила мою реакцию и направилась ко мне. Благо природа наделила её длинными ногами, да и кровать была не высокой - она подошла так что её член оказался прямо напротив моих губ. - Хочешь?.. Ты в первый раз?.. - шепнула она - не бойся, сделай так как если бы себе делал. У тебя получится. Я тебе помогу. Я кивнул и посмотрел на маленький глазок на головке из которого выступила капелька смазки. Я нежно слизнул её. Потом сделал губы трубочкой и мягко принял в свой рот головку. Писюнчик ответил вздрагиванием и я почувствовал ещё одну капельку у себя на языке. Алёна застонала и запустила в мои волосы свои пальчики и начала приятно скрести по голове ноготками. Я начал медленно вынимать её изо рта сжимая губами, когда начала выходить головка я высунул язык и мягко прошёлся по самому кончику члена вызвав сладострастный звук из уст Алёны.
    - Давай мой сладкий, я же говорила у тебя получится... Да... так... хорошо... ещё... - постанывала она.
    Я тем временем совсем разгорячился и насаживал свой рот на неё все глубже и глубже. Потом я почувствовал, что он у неё с готовностью напрягся, тогда я остановился и решил подразнить её, отомстив тем самым за её игры.
    - Ну давай же соси меня, соси... - взвыла она.
    Я выпустил её, уложил на кровать, раздвинул ей ноги и нырнул к её яичкам. Кожа на них была нежной и приятно пахла парфюмом. От моих ласк она вся дрожала и делала бёдрами встречные движения. Я подумал, что это тот момент, когда её надо прикончить. Я туго обхватил губами её член и начал движения своей головой засасывая её член. Тут он начал сильно дёргаться и из него в моё горло выстрелил поток её семени, я не останавливался и продолжал бешено всасывать в себя всё её естество. Алёна, тем временем, выгнулась в мостике и отдавала мне себя громко стоная. Её член ослаб и последнюю капельку я просто слизнул поцелуем, вызвав её слабый стон. После чего она рухнула на кровать.
    - Я вкусная? - кокетливо спросила она через минуту.
    - Ммм... - растерялся я от такого вопроса и обратился к её вкусу, оставшемуся у меня во рту - мне понравилось.
    - Ах ты мой милый - обратилась она к моему торчащему члену - тебя же обделили, радость моя, ну подожди я сейчас тебя приголублю.
    Я улыбнулся и подумал: "Да уж более точного слова нельзя подобрать. Я выходит голубой что ли? И меня сейчас приголубят. Хе-хе. А плевать. Один раз живём. Ну потом это не совсем мужчина, вернее совсем не мужчина. А с другой стороны мы же, уж извините за откровенность, дрочим себе наши члены и кто не фантазировал, пардон за прямоту, отсосать у самого себя? Просто не все признаются. Так кто тогда не голубой? Что-то я запутался." Заметив тени внутренней борьбы на моём лице, Алёна сказала:
    - Расслабься сладкий, тебе ведь было хорошо? Да? Мне тоже было хорошо. А то что Бог меня такой сотворил значит такое мне предназначение - она провела рукой по внутренней стороне моего бедра и внизу у меня прокатилась волна желания дав укрепляющий прилив моему любимцу.
    - Я тебе ещё сюрприз приготовила. Только ты иди на поводу у своего тела, а не разума. Разум хорош не всегда, по крайней мере, не в моменты получения удовольствия. Ладно, зайчик? - закончила она полувопросом-полупросьбой.
    - Хорошо Алёночка. Я твой. Гул моей внутренней битвы стих уступив место предвкушению новых ощущений. Она положила меня на спину и начала целовать все тело, начиная от шеи и сосков и дальше вниз к пупку. Минуя мой напряжённый инструмент она принялась лизать продолжение его ствола после яичек. Ох, как я желал ещё одного её поцелуя в мою попку, прямо в дырочку. Она так искусно целовала меня туда что я, казалось, испытываю бесконечный оргазм. Потом она взяла невесть откуда взявшийся тюбик и начала пальчиком смазывать мою попку. Я понял, что через минуту потеряю свою "девственность", но уже был так разогрет, что двигался навстречу её пальцам.



    - Сейчас мой сладкий, подожди, я наполню тебя собою, ах ты мой упругий мальчик - она подняла мои ноги и приставила свой, уже оживший, член к моей дырочке.
    Я уже не мог, я так хотел принять его, что застонал в мольбе:
    - Войди... входи... в меня... Но Алёна не торопилась, она провела головкой между ягодицами, размазывая смазку, потом вверх к моим яичкам. Я почувствовал горячее влажное прикосновение и снова взвыл. Направив свой ласковый кончик в меня, она медленно, нежно, но неотступно погружалась в мою попку. С каждым миллиметром я чувствовал прилив этого бушующе-развратного желания быть взятым. Своей внутренностью я чувствовал эту упругую скользкую плоть, которую хотелось принять в себя на всю длину. Наконец я ощутил её там всю, вздрагивающую, заполняющую меня, прикосновение её прохладных яичек к ягодицам хотелось продлить на вечность. Но тут что-то переключилось у меня в сознании - я захотел движений, захотел подмахивать, чтобы хоть раз почувствовать себя самкой, единственной целью которой является желание отдать все свои отверстия горячему, напряжённому, влажному фаллосу. Я даже пожалел что их, отверстий, у меня так мало. Повинуясь этому безумству начал делать попытки двигаться, что в моей позе было не совсем удобно. Алёна мягко пресекла это и начала танец плоти сама. Уж не знаю есть ли там у меня эрогенные зоны, но мне было зверски хорошо ощущать как во мне двигается её плоть. Особенно приятно было, когда она выходила из меня полностью и заново мягко насаживала меня на свое орудие страсти.. Самое восхитительное ощущение, когда головка только касается ануса, с небольшим напряжением проталкивается вглубь до момента когда она уже полностью внутри и когда она выходит из "оков" моей попки, что сопровождается хлюпающими звуками, характерными при совокуплении с женщиной, которая течёт от возбуждения. Наверное, не зря говорят: "Главная эрогенная зона это та, что на плечах спрятанная под волосяным и костным покровом". Темп увеличивался, Алёна, судя по её виду тоже возбудилась не на шутку. А у меня там всё горело и этот жар распространялся по всему телу. Передо мной была прекрасная женщина, с красивым лицом, упругими грудями, которая "нагло" трахала меня своим настоящим членом. Осознание этого факта было последней ступенькой к чудовищному оргазму. Увидев первый выстрел моего семени, Алёна зажала мой член в свой кулачок и начала выдаивать его, низко наклонившись к моей груди, она пыталась поймать капельки моей влаги направляя струю себе в ротик. В этот момент я почувствовал в себе судорожные вздрагивания её члена, она кончала прямо в меня! Я напрягся, боясь выпустить этот вздрагивающий конец из попы и пытаясь тоже выдавить из него всё до последней капли. Алёна, застонала в истоме, сделала ещё пару сильных толчков, которые отозвались финальными выплесками семени из моего члена...
    Я полагаю, что находился в отключке несколько десятков секунд после этого действа и очнулся от того, что Алёна слизывала остатки моих соков у меня с живота.
    - Я же говорю - ты сладкий! - проворковала она.
    Закончив свою трапезу, она грациозно встала, развернулась и пошла по направлению к ванной, по девичьи покачивая своей попкой из стороны в сторону. Я остался наедине со своими мыслями. Я ощущал лёгкую усталость и новое, приятное чувство тепла у себя внутри. Смею заверить, что мне нисколько не было стыдно или неприятно после этого акта "смены ролей". Все о чём сейчас думалось это воспоминание вновь испытанного, необычного. Потеряв счёт времени в своих переживаниях, я снова почувствовал лёгкое движение моего детородного органа. Тут вошла Алёна и остановила взгляд на моего перевозбуждённого героя.
    - Ты знаешь, - сказала она - во мне наверное осталось что-то от мужчины, я в смысле психологии тоже - быстро добавила она улыбаясь - мне не нужно приготовлений и разогревов, я сразу завожусь увидев его. Наверное, это те последние признаки - она взяла двумя пальчиками свой член и стала медленно водить крайней плотью туда обратно - которые выдают во мне, я бы сказала, самца. Её членчик быстро набрал свою силу под непрерывным движением рук. Я как заворожённый смотрел на моргание "глазика" на головке под "веками" крайней плоти. Я присел на край кровати с надеждой опять отведать это манящее создание. Она подошла ко мне и позволила облизать его головку, потом развернулась и сказала:
    - Теперь возьми меня, всунь мне в попку, я уже готова, не могу больше терпеть - перешла она на шёпот.
    Приседая, она провела своими ягодицами по моему лицу, груди и стала медленно опускаться, направляя своей рукой мой член себе в попку. Головкой члена я ощутил влагу смазки, покрывавшую её горячее колечко ануса. Она присела ещё ниже и моя головка без видимых усилий оказалась в окружении её гостеприимного "влагалища". Она приостановилась и начала сжимать и разжимать сфинктер. Она нашла мою руку и положила на свой член, движениями подавая пример моим дальнейшим отношениям с её писюном. В первый раз я держал, а точнее мастурбировал, чужой мужской орган. Это горячее живое существо сразу же отреагировало на мои ласки стойкой смирно и нечастыми подёргиваниями. Тем временем её попка полностью поглотила мой член и продолжала массировать его внутри, отчего мне вспомнился недавний сон про "умелую" попку. "Сон в руку или всё таки не в руку..." - пронеслась у меня в голове смешинка. Двигаясь вверх по члену - она зажимала его, опускаясь - полностью расслаблялась, казалось она посасывает его своим нутром. В какие-то моменты она полностью выпускала из попы мой член и после медленно опускалась обратно на него на всю длину напрягая мышцы в крайней точке, что доставляло мне невообразимые ощущения. Моя ладонь тем временем ходила по её горячему писюнчику, опускалась к комочку мошонки ощущая её сморщенную кожицу. Эта её палочка была так приятна, что мне снова захотелось пососать её. Здесь я позволил себе проявить инициативу. Лёг на кровать, руками направил Алёну чтобы она села на мой член лицом ко мне. Поняв мою затею, она сразу перебазировалась и продолжила свои мерные приседания. Я поднял свой торс, поцеловал её между грудей, полизал сосочки и наклонил голову к её прекрасному членчику, который в такт движениям так и напрашивался в мой рот. Я открыл рот и ловко поймал его, обняв губами. В это время Алёна сквозь свои стоны сказала: "Я... ааа... так хочу... так соскучилась по мату... русскому... можно оох... заинька?" Я отвлёкся и ответил: "Да". И тут её понесло, я даже не предполагал, что мат может быть музыкой, когда исходит из женских уст, и не простой музыкой, а возбуждающей и кружащей голову.
    - Оой какой у тебя хуёчек, ох как мы здорово ебёмся.... ааах... отсасывай у меня сильнее... высоси всё из меня, спусти свою сперму мне в жопу... оооохуенно...- разразилась она.
    Я всасывал её писюн все сильнее и с каждым разом всё глубже, двигая головой навстречу, когда она привставала с моего члена. Одной рукой она держала меня за шею, мягко подталкивая в нужные моменты. Другая её рука нежно поцарапывала мои яйца. Тут меня начало забирать и странным образом Алёна это почувствовала и приостановила движения, сказав:
    - Нет подожди мой славный хуёчек, ты вместе с моим должен излить свою сперму.
    Она мягко взяла в кулачок мои яйца и потихонечку оттянула, что немедленно погасило предоргазменную волну. Другой рукой она начала давить сильнее и ритмичнее на мою шею. Я не на шутку разошёлся и в один из моментов понял что её член уже не просто во рту, а проникает в горло, давая мне тем самым возможность полизывать её яички. Вероятно, ей это оказалось по душе и она остановила мою голову когда я полностью заглотил её твёрдую письку и прошептала:
    - Ах... ты мой прекрасный... хуесосик давай возьми мои яйца я хочу выебать тебя в рот как ты меня... я хочу отъебать все твои отверстия... А теперь жми горлом также как я своей попкой.
    И я почувствовал как она, сидя на моем члене, начала его массировать своим сфинктером. Я свою очередь начал делать глотательные движения горлом пытаясь выполнить просьбу Алёны. Судя по её стонам и усилившимся сжатиям её попки я понял, что попал в точку. Весь этот процесс был настолько зажигательным как в плоти, так и в голове что я почувствовал знакомое чувство близкой развязки в основании моего члена. В тот же момент яички Алёны выскользнули из моего рта подтянувшись к её гладкому лобку. Это явилось мне сигналом к более решительным действиям. Я медленно оттянул голову дав выйти головке её славненького члена из горла и задвигался увеличивая амплитуду и частоту что добавилось ещё и начавшимися синхронными Алёнкиными подпрыгиваниями на моем орудии. Нам потребовалось секунд двадцать таких упражнений чтобы вместе взорваться экстазом. Всем своим ртом я чувствовал сокращения её члена извергающего сперму то мне на язык, то прямо в горло. Её попка в то же время не переставала скачки и массаж моего конца наполняясь остатками моей спермы из-за которой трение о её анус стало ощущаться ещё меньше добавляя развратную скользкость. Алёна истошно кричала, выгнувшись в мостике. Наверное это был самый долгий оргазм в моей жизни, по окончании которого Алёна легла вдоль моих ног не снимаясь с моего труженика, я тоже лёг на подушку и наблюдал как её писюн редкими вздрагиваниями опускал свою головку на яички.
    Незаметно для себя я утонул во сне. Проснувшись, я обнаружил себя в постели заботливо укрытым простынёй, а на тумбочке лежал листок бумаги где красивым почерком было выведено: "Целую твоего... До скорой встречи и я надеюсь, продолжения. Алёна." Честно говоря если бы не эта записка, то я наверняка бы долго сомневался было ли это наяву или во сне. Но в чём я не сомневался так это в своём желании повторить эту игру плоти и разврата.
    Продолжение следует...
     
  10. GAV

    GAV Форумчанин

    И ПОСЛЕДНИЙ НА СЕГОДНЯ

    "Мой первый раз"

    Я стоял в ванной перед дверью и не решался выйти. Ешё час назад я подъехал к этому отелю, с дорожной сумкой на плече. Не помню как добрался до нужной комнаты, зачем-то обьясняя что у меня деловая встреча. Ключи были у меня, как мы с Игорем, моим новым знакомым по Интернету, и договаривались. Я прошел, оставив дверь не запертой, напрямую в ванную комнату. Всё дальнейшее делал автоматически, от возбуждения не в силах о чем-либо думать. Я помылся, побрил всё тело, смазал себя приятно пахнушим лосьоном, затем нанёс макияж.
    Будь что будет, я хочу этот первый раз, всё моё тело дрожало от желания и похоти, низ живота приятно потягивало, и сопротивляться не было сил. Мои шелковые, телесного цвета трусики-стринг были уже влажными от влаги, выделявшейся из загнутого вниз и прижатого члена.
    Я вошел в спальню, Игорь уже сидел в кресле, накинув на своё крепкое мужское тело халат. Кто не видел эти жадные, горяшие от желания трахнуть глаза, тот не поймёт, как я себя чувствовал в тот момент. Я не мог спокойно стоять, моё тело дрожало от желания быть трахнутой и использованой шлюшкой. В зеркальный шкаф, стояший рядом с кроватью, я увидела своё отражение: милое лицо, ротик слегка приоткрыт, пухлые ярко накрашенные губы блестят, кружева чулок цвета шампанского слегка выглядывают из-под короткой мини-юбочки, туфли на высоком каблуке смотрелись эффектно. Какая я классная шлюшка, подумала я. С этого момента я ощущал себя женщиной.
    Он велел мне подойти поближе, что я и сделала. Каждое движение доставляло мне неописуемое удовольствие: трение ножек в чулочках друг о друга; ошушение подвязок на попе, тянушихся от пояса к чулочкам; полоска трусиков трушихся об смазанную кремом розочку ануса; лёгкая юбочка приятно ласкаюшая ноги; талию и грудь стягивал похожий на корсет топик. Мне так хотелось, чтобы он был мною доволен, хотелось ему понравиться и подчиниться. Он провёл рукой по моим ножкам, восхищенно присвистнул, аккуратно схватил за попку и я слегка простонала от ощущения, оставленного мужской рукой на моих обтянутых прозрачным нейлоном ножках. Я сама расстегнула ему халат и восхищенно вздохнула при виде его мощного, напряженного члена.
    Его мошонка была оттянута назад и на кончике красной, блестяшей головки скопилась капля влаги, манящая меня своим блеском. Не задумываясь, как во сне, я опустилась на колени, изогнув спинку и похотливо приподняв зад. Его член манил меня, слегка постанывая я лизнула эту каплю, это было неописуемо, вкус мужской влаги распространился у меня во рту. Ничего приятнее я не могла себе представить, я намочила губками головку его члена, пощекотала язычком уздечку, от чего он возбуждённо вздрогнул и одобрительно вздохнул. Я увлеклась этим, жадно втянул весь член в себя, он с трудом помещался у меня во рту, упираясь в самое горло. Я чувствовала себя настояшей похотливой девицей. Игорь начал двигать тазом, как бы подсказывая мне, как он это хочет. Я поддалась этому ритму и стала жадно сосать его член, тесно обняв его губами, глубоко втягивая в себя и отпуская, не забывала провести языком по головке. Его член вибрировал, я схватила его тяжелые набухшие, покрытые густыми волосами яички и стала их слегка массировать.
    Увлёкшись всем этим я не заметила, как в комнату вошел кто-то. Поняла это только когда почувствовала чьи-то руки на моей попке. Я повернулась испуганно и увидела незнакомого мне мужчину, полностью голого, старше меня лет на двадцать, волосатого. "Настояший самец", - подумала я. Игорь не дал мне много думать и взяв за голову крепко притянул к себе, не успев опомниться я снова ошутила его член у себя во рту. Но в этот раз он крепко держал мою голову и трахал меня в рот, глубоко всаживая член. Мне оставалось только подчиниться и плотно обнять его губами. Я почувствовала, что мужчина сзади времени не теряет, он задрал мне юбку выше талии, оттянул полоску трусиков вбок и резким движением расставил пошире мои коленки и особенно шиколотки, так что я очутилась в позе, в которой я практически не могла самостоятельно двигаться. Чтобы как-то облегчисть своё положение, я сильнее прогнула спинку, при этом ешо сильнее выставив попку. Он надавил головкой своего члена на упругое, сжатое от возбуждения, колечко моего ануса и ласково повторяя "Сейчас моя девочка, сейчас, расслабься.", стал проталкивать свой твёрдый член, развигая руками ягодицы. Я пыталась расслабиться, но стоило ему на сантиметр продвинуться в меня, опять сжималась и снова расслаблялась. Таких сильных ошушений я ешо никогда не испытывала. Наконец он последним толчком, взяв меня за талию, полностью одел на свой член. Я вскрикнула, мои ягодицы ешо никогда не находились так далеко друг от друга. Крепко обняв его член своей попкой, я напряглась, почувствовав весь его объём во мне и расслабилась. Приятное тепло и истома прокатились по всему телу, исходя горячими волнами от розового колечка ануса, плотно обтягиваюшего нанизавший меня член. Обволакивающее чувство беззащитности и женственное чувство приятного унижения в этой позе поразило меня. Я была с обеих сторон одета на члены, и каждое моё движение было направленно на то, чтобы достичь ещё большего наслаждения ощущением того, что меня используют как шлюху, трахая в обе дырки. Член во рту мешал мне кричать и я только издавала мычащие звуки, повизгивая и резко выдыхая воздух, когда член в моей заднице до упора входил в меня. Я как могла поддавалась в такт движению, сильнее одеваясь на член сзади и повиливала задницей, когда он выходил назад для нового толчка. Мужские руки крепко схватили меня за талию и сами отводили и снова насаживали меня на член. Трахали меня крепко, моя задница горела уже как печка. Мой член был в полурасслабленном состоянии и болтался при каждом толчке. Я получала неописуемо приятное ощущение в тот момент, когда головка члена упиралсь во что-то у меня в попке. Усиливало ето ошушение то что мой животик был стянут корсетом.
    Моё мычание перешло в сплошной визг, приглушеный членом, ритмично трахаюшим меня в рот. Я почувствовала, как ритм движения члена во рту участился и он задрожал, струя жидкости плеснула мне в рот. Инстинктивно я хотела вынуть член изо рта и выплюнуть эту жидкость, но руки крепко держали меня за голову и водили, намекая, чтобы я продолжила движения. Я и не думала сопротивлятъся, этот вкус мне понравился и я жадно проглотила его семя, облизывая и посасывая член, стараясь всё вытянуть из него.
    Неожиданно я задрожала всем телом, я почувствовала, как член мой напрягся и выпустил влагу. Такой силы и продолжительности оргазм я никогда ещё не испытывала, я закричала, мои ощущения в заднице многократно усились, и при каждом толчке я испускала ещё больше семени. Мужчина сзади одобрительно хлопнул меня по попке, он вынул свой член из меня и, схватив за талию, одним рывком перевернул меня и положил на кровать. Взяв меня за шиколотки, он закинул мои ноги себе на плечи и, направив свой член на разработаное колечко ануса, резко опустился всем своим телом на меня, так что его член полностью вошел в меня. Я издала резкий выдох и расслабилась, зная уже, как получить наибольшее наслаждение. Ощущение в этой позе было немного другим, более приятным, так что я не переставала высоким голосом издавать стоны, переходяшие в повизгивание. Я видела мои ножки, обтянутые в нежные чулки и обутые в изящные туфли, беспомошно болтавшиеся у него на плечах, и это возбуждало меня ещё сильнее. Я обняла его за спину, что было не сложно, так как он сложил меня почти вдвое, и всем своим весом входил в меня. Покрытыми красным лаком ногтями я стала царапать ему спину, и это очевидно возбуждало его ешё больше. Тут я почувствовала, как в мою разработаную попку выплеснула горячая струя, я задрожала и кончила сама. Он повалился на меня и некоторое время лежал так, тяжело дышав и не вытаскивая свой член из меня. Я почувствовала, как тепло расслабления разливается мо всему телу. Мужчины вышли покурить, и я лежала на кровати не в силах пошевелиться и широко раскинув ноги, вспоминая ещё раз всё произошедшее и наслаждаясь ощущением своего бесстыдства и разврата. Надо купить прокладки, подумала я, чувствуя жидкость на моих ягодицах.
     

Поделиться этой страницей