ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ФАНТАСТИКА

Тема в разделе "Форум о книгах", создана пользователем Седой, 23 май 2010.

  1. Седой

    Седой Форумчанин

    однажды в интернете нашел такой рассказик... впечатлило...

    ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ФАНТАСТИКА

    Славянская северо-западная резервация, 2046 год н.э.

    -Hi, folks!

    -Гуд морнинг мистер Пшишковски, сэр!

    -Тише, дьети! Занимайте мьеста за партой! Тема нашего сегодняшнего урока - преступления титанинского режима. Кто мне скажет кто такой Титанин?

    Лес рук вырос над партами.

    -Алекса, давай ты.

    Александра встала, важно оправила платье:

    -Титанин - это кровавый диктатор, который мучил наш любимый Альянс Славянских Резерваций в начале века. Он запретил свободно думать и убивал всех в правительстве. Много госработников погибло в титанинских застенках. Особенно досталось бедным сексуальным меньшинствам - их ловили и расстреливали прямо на улице.

    -Хорошо. Очьень хорошо! А сколько славянских граждан погибло от рук титанинских палачей?

    -Кровавый титанинский режим замучил десятки миллионов людей! Точные цифры неизвестны, потому что если титанинцы видели какую-то справку или документ, они его сразу сжигали, чтобы не было доказательств и никто не узнал.

    -Отлично, Алекс. Садись, сто! Сразу видно что готовилась. А вот ты, Эндрю. Скажи-ка нам на какие годы приходится пик титанинских репрессий.

    -Пик титанинских репрессий, - вдохновенно начал Эндрю, щуплый паренёк с конопатым носом.

    -Пик титанинских репрессий начался сразу в.

    -Шестнадцатый!!!, -шептали сзади.

    -В две тысячи шестнадцатом году!

    -Мда. Ньегусто. Не хотите дополнить ответ, мистер? Под каким лозунгом проводились массовые казни?

    -Смерть сексуально альтернативным гражданам. - вымучил Эндрю.

    -Можете, когда захотите. Семидесяти пяти с вас хватит, мистер. Садитесь.

    -Кто может рассказать как проводились трибуналы, кого и в чём обвиняли?

    Руку тянул круглый отличник Майк Козлов.

    -Ну, Майк, - поощрительно махнул рукой мистер Пшишковски.

    -Когда в начале века правительство Славянской Резервации Которую Мы Потеряли решило провести реформу в вооружённых силах и для этого расформировать несколько бригад бесчеловечного спецназа ГРУ, неединожды уличённого в военных преступлениях, то командир спецназовцев решил приехать с бригадой в Москву и захватить власть недемократическим путём. Для этого они взяли много оружия и ворвались в город и перебили охрану и правительство.

    -Начал издалека, но это тебе в плюс, Майк. Продолжай.

    -А потом начались массовые репрессии. Страна погрузилась в море ужаса и страха за себя. Людей хватали на улицах и вешали прямо на фонарях без суда и следствия - обычно достаточно было иметь на руке "Патек Филип". Такая богатая страна как Славянская Резервация Которую Мы Потеряли, в которой даже простые прохожие носили на руке дорогие швейцарские часы, стала лакомым кусочком для диких орд Титанина. В первую очередь арестовывали цвет нации, беспощадно вырубая интеллигенцию и духовенство. Аресты и расстрелы проводились целыми улицами. Так например жители улицы Рублёвка, к своему несчастью, оказались жертвой беспричинных репрессий, были поголовно расстреляны. Титанинские изверги запирали священников в своих мерседесах и топили живьём в Москва-реке. Госчиновникам почти поголовно предъявлялись беспочвенные и надуманные обвинения в коррупции, хищениях и даже измене Родине, на скорую руку шили дела и вот уже жертва режима едет в вагоне для скота строить укрепрайон.

    Майк перевёл дух и увлечённо продолжал:

    -Миллионами репрессировались чиновники, милиционеры, священники, журналисты. актёры, режиссёры, художники, музыканты. Деятелям искуства в обвинительном приговоре вменялась в вину альтернативная сексуальная ориентация с пояснением: в хорошем смысле слова альтернативная, в плохом или в обоих. Трагична судьба таких выдающихся деятелей того времени как Позднера, Сванидзе, Тимати, Бондарчука, Шендеровича и других. Их загнали на баржу и затопили в Москва-реке. Страшное было время. Аресты следовали за арестами, люди боялись всего. Достаточно было задержать выплату пенсии на сутки, чтобы тебя расстреляли. Представителей свободной славянской молодёжи патрули разгоняли прикладами, вырывали чёлки, ломали скейты, выцарапывали на лысинах свастики десантными ножами. Нелегко жилось тогда ярким личностям!

    -Майк, геноцид, - подсказал Пшишковски.

    -Так же проводился направленый геноцид кавказских народов. Запрещалось слушать национальную музыку в общественных местах, запрещалось селиться больше чем одна семья на подъезд, тем самым оставляя беззащитных гостей с юга пред лицом агрессии соседей. Вводились квоты на приём различных национальностей на работу и учёбу. Представители южных республик, якобы совершившие преступление, лишались гражданства и депортировались на родину. Пойманые на торговле наркотиками расстреливались на месте. Таким образом, большая часть жителй юга или оказалось расстреляной или депортированой на юг.

    -Мировое сообщество, - предложил продолжение учитель.

    -Мировое сообщество возмутилось таким явным нарушением Прав Человека и ввело войска для наведения демократии. Титанин в последний момент хотел ударить по Свободному Миру ядерным оружием, но договор, подписаный в 2009 году ограничивал ядерный потенциал Славянской Резервации Которую Мы Потеряли до уровня противоракетной обороны Свободного Мира. Ракеты частью сбили, частью предотвратили их пуск мобильными группами коммандос.

    Резкий грохот звонка прервал рассказ. Дети засобирались домой. Майк собрал портфель, вышел из класса, выбежал на весеннее солнце, обогнул контролирующий стволом пулемёта школьные двери камуфляжный Хамви из которого слышалась родная английская речь. Припустив вдоль аллеи бегом - он всегда тут почему-то бежал, очень тут хорошо бежалось - он вскоре оказался дома. На кухне он уже было хотел засунуть руку в ящик с пакетами гуманитарки, как вдруг из-за спины шагнул отец, здоровый, но уже седой дядька. Отец опустился на корточки и Майк увидал у него на голове странную шапку красного цвета. Точно такие же, только коричневые, носили их американские Защитники.

    -Что это, dad?

    -Не "дэд", а "отец"! Я пока ещё живой. Сколько повторять? Это берет. Краповый.

    -Как у?..

    -Да. Сегодня великий день, Мишка.

    -В гуманитарке привезли сладости?!!, - захватило от счастья дух Мишки-Майка.

    -Нет. Вот, смотри. - отец достал из кладовки странную железяку.

    -Это АЕК-971. ТТХ тебе нахрен не нужны, просто запомни: вот предохранитель, вот этим рычажком переключаешь режимы ведения огня. Отдачи почти нету, автомат при стрельбе "влипает" в плечо. Дай магазин отомкну. На, держи.

    Мишка зачаровано водил пальцами по штампованой коробке красивой машинки.

    -Уже сегодня он нам пригодится. Привыкай к весу.

    В тоне отца сквозило отчаяние вперемешку со звенящими нотками восторга. Мишка не на шутку перепугался.

    -А что сегодня будет, пап?

    -Сегодня тридцать лет началу Второй Великой Отечественной. Американцы думали, что война закончилась двадцать девять лет назад, но это не так. Просто мы отступали тридцать лет. Сейчас пора наступать.

    -Но мы в школе учили: армия Титанина разбита, сам он погиб в сбитом вертолёте и у нас наступила демократия и мир.

    Отец сел на пол, чтоб не нависать над пацаном, достал пачку сигарет, крепко затянулся горьким дымом.

    -Сын, ты слыхал про проект ПДКМ?

    -Неа, - Мишка приготовился слушать и даже рот открыл заранее.

    -Это система обороны такая - ПДКМ. После Драки Кулаками Машут. Титанин ставил. Система шахт и роботизированых пусковых установок ракет с ядерными боеголовками. Программа активируется после подачи команды и выжидает тридцать лет. Вражеские системы ПРО почти полностью демонтированы - за отсутствием противника. Чего болтать, пошли на крышу, посмотрим. Отец и сын поднялись на влажный после дождя рубероид крыши и почти сразу далеко из-за леса встала в небеса белая игла дыма. За ней ещё одна. И ещё. И ещё.

    С соседней крыши гулко жахнул РПГ по школьному Хамви, окутав его дымом. Вдали стрекотали автоматы.

    -Мишка, мухой в дом, подхватил два рюкзака из кладовки и запихал в "Ниву". Я сверху страхую, потом спущусь. Ещё дядя Стёпа Мусиенко из пятьдесят первого подойти должен - он с нами. Беги.

    Мишка со всех ног припустил вниз по лестнице. "Мочи пидаров!", - орали где-то за домом и стреляли. Отец выплюнул сигарету, прильнул к оружию, выцеливая бегущий внизу силуэт в ненавистном камуфле, пытающийся спастись в зелёнке, мягко потянул спуск - автомат по-дружески даванул в плечо мягкой отдачей.

    -Вертолёт, вертолёт. Опоздал я тогда на вертолёт.
     

Поделиться этой страницей