ВЛИЯЕТ ЛИ МАСТУРБАЦИЯ НА РАЗМЕРЫ ПЕНИСА? (первая часть)

Тема в разделе "Мастурбация", создана пользователем Artjomchik, 26 апр 2011.

  1. Artjomchik

    Artjomchik Форумчанин

    Пожалуй, ни в одной области знаний человека о себе нет столько мифов, вымыслов и заблуждений, как вокруг полового вопроса и секса. По-видимому, это касается в первую очередь тех, которые до нас дошли из далекого прошлого, и уже, потом тех, которые были созданы уже совре-менными последователями, опиравшиеся на них. О том, насколько они мешают, тормозят, и более того оказываются вредными, и пойдет речь в последующих материалах.

    Я полагаю, что цикл публикаций позволит от материала к материалу последовательно развенчивать эти мифы, показывать ошибочность и нелепость тех предрассудков, которые до сих пор существуют и живут среди нас. Что является, на мой взгляд, необходимым и полезным для нашей молодежи, для подрастающего поколения, поскольку подходящих материалов в этой области катастрофически не хватает.

    И одним из них наиболее актуальным среди подростков является мастурбация или онанизм, поскольку чаще всего занимаются ей или им (кому как удобнее или привычнее!) именно они – подростки. И среди тех мифов, которые существуют среди них – это влияние онанизма на рост пениса. Вот об этом и пойдет сегодня речь.


    Влияет ли мастурбация на размер пениса?

    Одним из довольно устойчивых убеждений существующих и распространенных среди пацанов является то, что именно мастурбация способствует быстрому росту писюна. И это, кстати, является одной из побудительных сил для начала занятий ей. Ведь никому же не хочется быть обладателем маленького пениса? Поскольку самым важным для каждого мужчины яв-ляется величина писюна.

    По этому случаю вспомнился мне один анекдот из жизни:
    Сидят за столом пацаненок лет 5-6 и капризничает, отказываясь есть то одно, то другое. Одним словом тянет резину, что естественно вызывает раздражение матери. Она его уговаривает то так, то эдак.

    В конце-концов, не выдерживает и, обращаясь к мужу, который лежит на диване и смотрит телевизор: «Ты, в конце-то концов, отец или чужой дядя?! Поди-ка, поговори с сыном, никак не могу его уговорить поесть!!!»

    Отец, нехотя встает, и подходит к своему сынишке и что-то шепчет ему на ухо. После чего малыш так быстро-быстро все сметает, и еще просит добавки. И это съедает, чего никогда такого за ним не наблюдалось. Потом благодарит отца, мать. Одевается и убегает на улицу, во двор поиграть.

    Жена удивленная этим, начинает допытываться, что такого мог сказать ее муж пацаненку, что он все смел?! В ответ он ей: «Да, просто я ему сказал, что если он будет хорошо кушать, то у него писюн вырастит!»
    На что его жена берет скалку и хрясть по лбу, молвя следующее: «А ты почему не слушался своего отца?!»


    И нет ничего страшнее для них как наличие маленького пениса. И хотя на размер и форму пениса влияют наследственные и индивидуальные особен-ности развития, несмотря на это все же многие связывают мастурбацию и темпы роста. А действительно, может ли мастурбация помочь и подстегнуть рост пениса?!

    Распространенность убеждения, по-видимому, связана с тем, что с началом занятий онанизмом быстро начинает расти и развиваться пенис, по срав-нению с теми кто не занимается им. При этом мало кто задумывается над тем, что начало занятий мастурбацией совпадает с началом полового со-зревания. И вряд ли кто знает о том, что в этот же период начинает выбра-сываться в кровь целый комплекс гормонов, в том числе соматотропный и половой. Один, из которых в целом влияет на рост пацанов, а второй – на половое влечение. А по сему, выгодная комбинация этих гормонов сопутст-вует началу увлечений со своим пенисом.

    Поскольку в большинстве своем пацаны не могут получить ответы на вол-нующие их вопросы от своих родителей, и более того, стесняются или боят-ся, то соответственно ищут ответа на их среди своих сверстников или дру-зей, которые в принципе знают ненамного больше, чем они. Разве лишь с той разницей, что их практика занятий онанизмом и собственные наблюдения, как и те сравнения, которые невольно у них возникают в процессе совместной или взаимной дрочки, наводят на мысль о взаимосвязи между онанизмом и величиной пениса. Вот почему они рекомендуют всем тем па-цанам, у которых по тем или иным причинам, в том числе гормональной, размеры пениса могут отличаться, и при этом отсутствует практика заня-тий онанизмом, заняться им.

    А мы знаем, насколько авторитетны мнения тех, кто уже имеет влияние, и умеет толково и доходчиво объяснить, что эти мнения не подвергаются ни-какой критике или сомнению, и подлежат исполнению. В подростковом возрасте это особенно заметно, и такими авторитетами уже выступают те же пацаны, которые уже имеют свою практику, могут наглядно показать преимущества того о чем они говорят. Воспротивиться этому практически невозможно, иначе это будет расценено как проявление трусости, или того хуже, что ты недоросток и сопленыш. Скажите, кому хочется быть таким, особенно когда только на пороге познания?! Я полагаю, что ответ лежит на поверхности. А дальше происходит закрепление вывода о том, что онанизм и величина пениса неразрывно связаны между собой.

    Показательным может стать следующий рассказ одного из подростков:

    «… Меня зовут Антон, мне сейчас 16 лет. И я с раннего детства отставал в своем росте, правда тогда не придавал этому большого значения, и даже в школе на вечерах пел задорную частушку: «Меня маменька родила на соломенном мосту, меня куры обосрали оттого я не расту!»

    Многие взрослые умилялись и от души смеялись. Эх, если бы кто знал, что потом это станет самым главным моим камнем преткновения и больной проблемой.

    Вот я уже перешел в 6 класс, то есть мне было 12 лет, и как раз в это время большинство пацанов как-будто с ума посходили, помешались на писюнах, девчонках и разговор в основном строился вокруг этого. А меня как будто это не касалось, я мог спокойно играть с третьеклашками, они охотно меня брали в свои игры. Одним словом, носился, бесился, и никаких забот.

    У меня даже писюн не был писюном, а всего лишь писькой, такой малень-кой и морщинистой, с хоботком на конце. Поэтому мальчишки посмеивались надо мной, впрочем, я на них не обижался. Но на школьных вечерах все-таки был вынужден, находится со своим классом, и старался ничем не выделяться, да и танцевать в основном в общем круге. Пригласить девчонку для меня было как-то дико, и все они казались для меня плаксами, ябедами и пр.

    И все было бы ничего, да вот только к 7 классу вдруг и до меня дошел черед думать о них. Поскольку ни с того ничего, а стоило мне обратить внимание на ту или иную девчонку, как тотчас сердце заходилось, начинало бешено стучать, и при этом внизу живота так сладко начинало тянуть. При этом моя писька стала почему-то возбуждаться, набухать, становиться горячей и твердой, и от этого мне становилось ужасно жутко неловко, и стыдно. Особенно тогда когда засматривался на Машку Селиверстову, она такой красивой казалась для меня, что забывал обо всем на свете. Голос учительницы раздавался где-то вдали, и я уже не слышал его, перед глазами была она.

    И хотя, как говорили пацаны, она у меня «вскакивала», но заметить это было не так-то просто, так как размером то была с небольшой стручок, где-то в 5-8 см, как у 10 летних, большинство пацанов и не догадывалось об этом. Мне же казалось, что все об этом знают, от чего становилось стыдно и не по себе.

    А она надо признаться все чаще и чаще стала напоминать о себе: «вскакивать» когда надо и не надо. И самое, страшное в том момент, как назло учительница тебя вызывала к доске, и как же выйти?! Вот и приходилось получать двойки, которых становилось все больше и больше, и успеваемость скатывалась донельзя низко, что даже родителей вызывали, воспитывали, стыдили, увещевали, и не понимали, что виной всему становился моя вскочившая писька, но ведь об этом же не скажешь учителям или мамке.

    А тут еще, как назло сидящая со мной Машка Селиверстова дразнила меня своим оголенными ляжками, поскольку одевала короткую юбчонку. Отчего достаточно было всего лишь увидеть их, как писюн тотчас же начинал принимать стойку «Смирно!» Мне же нечего не оставалось, как незаметно через карман своих брюк поправлять, и заправлять их в плавки так чтобы не было заметно. Отчего эти манипуляции еще больше меня возбуждали, так и хотелось еще дольше его помять, потис-кать. Но страх быть обнаруженным за подобным заставлял пересилить, переждать, покуда он не успокоится и не уляжется.

    Я к тому времени уже знал, что большинство пацанов у нас в классе дро-чатся, причем порой, не скрывая это, особенно когда мы выезжали с клас-сом на природу, в поход. Ведь располагаясь на ночлег, мы устанавливали палатки на 4-х человек, естественно мальчишки располагались отдельно от девчонок. И вот уж где мальчишки могли по ночам подолгу не спать, горячо обсуждать о девчонках, порой рассказывая в подробностях то, что они могли подсмотреть за девчонками, когда те переодевались после купания в речке. Разговаривали про груди, и про то, у кого какая писечка, поскольку божились, что видели у Людки Самохваловой или Ленки Панюшиной. Нам оставалось верить на слово, отчего возбуждались, глазки блестели, щеки горели, слюнки текли от предвкушений, и завершалось обычно дрочкой, в которую подключались все те, кто находился в то время в палатке. Так что я мог ни один раз увидеть, как это происходило.

    Не сказать, что мне было неприятно теребить свою письку, но получалось, так что никак не доходило до конца. Несколько раз даже пацаны мне пытались подрочить, но у них ничего не получалось, поскольку никаких таких толчков и сладких волн наслаждения о которых они говорили, я не испытывал. Хотя у большинства пацанов наступал такой момент, во время которого они испытывали офигенный кайф, или еще иначе называемой «спусканием», и их писюны «брызгали» полумутной, похожей на сопли, жидкостью или в просторечьи, называемой малофьей, и от которой зарождаются дети. Потом каждый раз бурно обсуждалось о том у кого сколько, и как далеко стреляло.

    Мне даже становилось до слез обидно, что у меня никак не наступал этот момент. Обычно я прекращал из-за того, что щекотка становилась сильной, и это меня пугало, отчего я тотчас же прекращал, и не давал пацанам доводить до логического конца. Просто потом хотелось сильно писять, после чего, моя писька успокаивалась, и принимала обычный вид и форму.

    И еще одна особенность у меня состояла в том, что моя писька никак не оголялась, то есть головка не открывалась, а если и открывалась то только на малую чуть-чуть, обнажая только самую малость, чтобы увидеть дырочку из которой выходили саки, когда писал. В то время как у моих одноклассников в большинстве головка открывалась или как они выражались залуплялась. Отчего у меня возникала красная зависть, и обида.

    Мои же попытки побольше открыть, причиняли мне боль, отчего прихо-дилось отказываться. Одним словом пацаны кто-то сочувствовал, а кое-кто посмеивался надо мной и моей писькой: «Вот и останешься с малень-кой «женилкой»! Мол, бабам нужен большой елдак! Причем чем больше, тем лучше! Поэтому тебе надо его раздрачивать!»

    Вот и получается так, что всему виной отсутствие регулярной дрочки или моя боязливость, а посему и отставание. «Вот если бы ты, так же как Колька Блинов и все остальные, дрочился – не было бы у тебя такой письки?!» – заявляли они мне при каждом удобном случае.


    продолжение следует...
     

Поделиться этой страницей