Владимир Сорокин

Тема в разделе "Архив", создана пользователем DimokC, 2 мар 2006.

Статус темы:
Закрыта.
  1. DimokC

    DimokC Гость

    "Голубое сало"
    Цитата:
    ".........Хрущев медленно раздевал Сталина, лежащего на огромной разобранной кровати. В
    спальне графа было светло - три канделябра освещали стены, обитые сиреневым
    шифоном, с тремя большими портретами в резных позолоченных рамах. На центральном
    серо-розово-голубом, кисти Пикассо, была изображена Лариса Рейснер, сидящая в
    золотой ванне с молоком; на висящих симметрично по бокам - Сталин и Ленин,
    написанные Бродским в классическом стиле, в красно-коричнево-синих тонах. Из
    радиоприемника приглушенно доносилась трансляция оперы Амбруаза Тома "Миньон". В
    камине потрескивали березовые поленья.
    - Этот запах твоего одеколона... - Сталин гладил смуглую скулу Хрущева. - Я еще
    не устал сходить от него с ума.
    - Я рад, мальчик мой, что хоть чем-то способен удивить тебя, - Хрущев полностью
    расстегнул сорочку Сталина, раздвинул своими волосатыми цепкими руками нежнейший
    шелк и припал губами к безволосой груди вождя.
    - Мое чувство к тебе, mon ami, не похоже ни на что, - закрыл глаза Сталин. -
    Это... как страх.
    - Я понимаю, мальчик мой .. - прошептал Хрущев в маленький сталинский сосок и
    осторожно взял его в свои большие чувственные губы.
    Сталин застонал.
    Хрущев осторожно расстегнул ему брюки, сдвинул вниз полупрозрачные черные трусы,
    выпуская на свободу напрягшийся смуглый фаллос вождя. Послюнив пальцы, граф
    принялся ими нежно теребить сосок Сталина, а сам двинулся губами вниз по телу
    вождя - к наливающемуся кровью фаллосу.
    - О... как часто я думаю о тебе... - бормотал Сталин. - Как много места занял ты
    в моей беспредельной жизни...
    - Masculinum... - губы графа коснулись бордовой головки.
    Сталин вскрикнул и схватил руками голову Хрущева. Губы графа сначала нежно,
    затем все плотоядной стали играть с головкой вождя.
    - Спираль... спираль... - стонал Сталин, впиваясь пальцами в длинные серебристые
    волосы графа.
    Сильный язык Хрущева стал совершать по сталинской головке спиралевидные
    движения.
    - Знаешь... милый... нет... sacre... я... но нет... кончик! кончик! кончик! -
    бился на пуховых подушках Сталин.
    Язык графа осторожно коснулся кончика головки и стал раздвигать мочеточный
    канал.
    - Но... нет... не давай! Не давай мне! - закатывал глаза Сталин.
    Хрущев сильно сжал подобравшиеся яйца вождя
    - Чтобы не хлынуло... ооо... прикажи! Прикажи мне по-старому! Но нежно! Только
    нежно!
    - Дай мне попочку, сладкий мальчик мой, - мягко приказал Хрущев, цепко держа
    Сталина за яйца. Всхлипывая, Сталин перевернулся на живот:
    - Мальчик боится... поцелуй спинку...
    - Поцелуем мальчика в спинку... - Хрущев сдвинул сорочку со сталинских плеч и
    стал покрывать их медленными поцелуями.
    Сталин стонал в подушку.
    Хрущев поцеловал его взасос между лопаток, дотянулся губами до уха, прошептал:
    - Чего боится мальчик?
    - Толстого червяка... - всхлипывал Сталин.
    Где живет толстый червяк?
    - У дяди в штанах.
    - Что хочет червяк?
    - Ворваться.
    - Куда?
    - Мальчику в попку
    Хрущев расстегнул свои брюки, достал длинный неровный член с бугристой головкой,
    на блестящей коже которой был вытатуирован пентакль. Граф плюнул себе в ладонь,
    смазал плевком анус Сталина и, навалившись сзади, мягкими толчками стал вводить
    свой член в вождя.
    - Ты уже... дядя... нет... по-нежному! по-нежному! - забормотал Сталин.
    - Сладкий мой оловянный солдатик... - шептал Хрущев ему в ухо,
    - Зачем... мучения... ооо... зачем людям это... - кусал губы Сталин.
    - Чтобы забывать... чтобы все забывать, мальчик мой... Член графа целиком вошел
    в анус Сталина. Сжимая левой рукой яйца вождя, граф взял правой рукой его за
    член и стал не быстро мастурбировать.
    - Ты... это... ты... - замычал Сталин. - Что дядя делает с мальчиком?
    - Дядя ебгт мальчика в попку, - жарко шептал Хрущев.
    - Как? Как? Как?
    - Сладко...
    - По приказу? Ведь по приказу же... по четкому...
    - По четкому приказу
    - Дядя приказал? - всхлипывал Сталин.
    - Приказал. Четко приказал...
    - И еще прикажет?
    - И еще прикажет... сотни миллионов раз прикажет дядя мальчику...
    - Что? Что? Что?
    - Прикажет... но не сразу...
    - Как? Как? Как?
    - Постепенно... постепенно... постепенно...
    - Но... но... мальчик уже... мальчик уже...
    - Что, мальчик?
    - Мальчик готов... он уже... уже...
    - Будет приказ... будет приказ...
    - Мальчик уже... мальчик уже... подноси! Подноси, вредитель!
    Обнимая сзади Сталина, Хрущев перевалился с ним на бок на край кровати.
    - Аджуба! - срывающимся голосом позвал граф. Появился Аджуба с золотым потиром,
    украшенным шестью крупными сапфирами. Опустившись на колени возле кровати, он
    подставил потир под багровый член Сталина.
    - Приказ мальчику: кончай! - прорычал Хрущев. Они кончили одновременно, с
    криками и стонами. Аджуба ловил потиром густые порции сталинской спермы.
    - Не поехал! Не поехал! - закричал Сталин высоким голосом.
    - Да! Да! Да! - рычал граф, дергаясь всем телом и вгоняя член в трепещущий зад
    Сталина.
    Когда агония оргазма спала, любовники замерли в полуобмороке.
    Аджуба продолжал держать потир, внимательно наблюдая за вянущим, роняющим последние мутные капли членом Сталина.
    - Вечное возвращение... симбиоз... - пробормотал Сталин и засмеялся.
    - Я люблю тебя, - устало прохрипел Хрущев в напомаженные волосы вождя.
    Сталин взял его руку, поднес к губам и поцеловал. Хрущев стал осторожно вынимать
    свой член из ануса вождя.
    - Останься, прошу тебя, - Сталин целовал его костистые пальцы со слишком
    выпуклыми ногтями. - Твоя сперма горячая. Как лава. Ее невероятно приятно
    чувствовать внутри себя...
    Хрущев замер.
    Аджуба поймал краем потира последнюю, самую тягучую каплю, поставил потир на
    заваленную книгами тумбочку и вышел....."

    взято из http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=4432&page=1
    (стр З7)
    А вообще рассказ интересный.
     

  2. pastorpops

    pastorpops Гость

    Пиздец! Сорокин жжот!

    Я читал только сборник рассказов "Первый субботник", куча эмоций.
     
  3. DimokC

    DimokC Гость

    А вот ещё момент из "Льда" :
    "....Николаева пошла туда.
    Там сидели двое мужчин.
    Парваз: 41 год, маленький, черноволосый, смуглый, небритый, с мелкими чертами лица, в сером шелковом пиджаке, в черной рубашке, в узких серых брюках, в ботинках с пряжками.
    Паша: 33 года, полный, светловолосый, белокожий, с мясистым лицом, в серебристо-сиреневом спортивном костюме В«ПумаВ», в голубых кроссовках.
    - Здорово, красавица, - Парваз поднес спичку к сигарете.
    Николаева прислонилась к дверному косяку.
    - Мы же с тобой, па-моему, дагаварились, - он затянулся. – Па-хорошему. Ты мне что-то пообещала. А? Разные слова гаварила. Клялась. А? Или у меня что-то с памятью?
    - Парвазик, у меня проблема.
    - Какая?
    - На меня наехали круто.
    - И кто?- Парваз выпустил длинную струю дыма из тонких маленьких губ.
    Николаева распахнула халат:
    - Во, посмотри.
    Мужчины молча посмотрели на синяк.
    - Понимаешь, это вообщевЂ¦Я до сих пор опомниться не могу. Дай закурить.
    Парваз протянул ей пачку В«ДанхилВ», спички.
    Она закурила. Положила сигареты и спички на стол.
    - Короче, вчера я на шесте свою программу сделала, ну и пошла по клубу – тряхнуть на персоналку. Народу немного было. Ну и два мужика сидят, один мне знак подал. Я подошла, волну сделала, сиськами тряхнула. Он говорит, сядь, посиди. Я присела, они шампанского заказали. Выпили, стали пиздеть. Они - нормальная такая лоховня, торгуют какими-то увлажнителями воздуха. Один из Прибалтики, красавец такой высокий, а имя сложно какое-то…Ритэс-хуитэс…не запомнила, а второй толстый, Валера. Ну, я говорю, мне холодно, я пойду оденусь. В«Да, да, конечно. И приходи к нам.В» Ну, я платье надела, вернулась к ним. В«Чего ты хочешь?В» Я говорю: В«Перекусить чего-нибудь.В» Заказали мне шашлык из осетрины. В«Ты стриптиз давно танцуешь?В» Я говорю – недавно. В«Сама откуда?В» Из Краснодара. Ну и всё такое. А потом этот прибалт говорит: В«Поехали ко мне домой?В» Я: 300 баксов ночь. В«Нет проблемВ». Ну, расплатились они, выкатились. И я. У них В«ВолгаВ» такая, белая, новая совсем. Села к ним. И только мы от клуба отъехали, один мне – раз! маску с какой-то хуйней. Прямо на это…вот так…на морду. И всё. И я очнулась: темно, лежу, руки сзади в наручниках, бензином воняет. В багажнике. Лежу. Там хуйня какая-то рядом. Ну, а машина едет и едет. Потом остановилась. Они багажник открыли, вытащили меня. В лесу в каком-то. Утром уже. Раздели, привязали к березе. Да! А рот они мне еще раньше залепили. Типа пластыря что-то…Вот. И потом. Потом, вообще, это пиздец какой-то! У них такая…такой, типа сундука. А там лежал как будто топор такой, ну, как каменный. На палке кривой. Но это не камень только, а лед. Топор такой ледяной. Вот. И, значит, один козел взял этот топор, размахнулся, и к-а-а-ак ебнет мне в грудь! Вот сюда прямо. А другой говорит: В«Рассказывай всёВ». Но рот-то у меня заклеенный! Я мычу, но говорить-то не могу! А эти гады стоят и ждут. И опять: хуяк по груди! И опять: говори. У меня уже поплыло все, больно, ужас, блядь, какой-то. И вЂ“ третий раз. Хуяк! И я отключилась. Вот. А потом очнулась: больница какая-то. И парень какой-то меня трахает. Я сопротивляться начала, а он нож вытащил и к горлу приставил. Вот. Ну, натрахался. Стал бухать. Я лежу – сил нет пальцем пошевельнуть. А он говорит: В« Теперь здесь жить будешь.В» Я говорю: В«На хера?В» А он: В« Будем тебя иметьВ». Я говорю: В« У вас проблемы будут, я под Парвазом Слоеным хожу.В» А он говорит: В«Я положил на твоего ПарвазаВ». Ну, он набухался быстро. Я говорю: В« Я в сортир хочуВ». Он позвал санитара такого, бычару. Тот повел меня. Я голая иду по коридору, вижу у него хуило стоит. В сортир вошла, а он за мной: В«Становись раком!В» Ну, встала, чего делать. Трахнул меня, отвалился в коридор. А в сортире окно такое, ну, типа стеклопакет. И никакой решетки, главное! Я окно открыла, вылезла потихоньку, там лес какой-то. В лес как рванула! Бежала, бежала. Потом поняла – Воробьевы горы. Вышла на шоссе, мотор взяла, и вот – Наташка видела как я приехала. Место это, ну, эту больницу, я смогу найти.
    Парваз и Паша переглянулись.
    - Вот, братан, а ты удивляешься – пачему у нас убыток, - Парваз потушил сигарету. Рассмеялся:
    – Ледяной тапор, блядь! А может – залатой? А? Или брыльянтовый? А? Ты ошиблась, это не лед был – брыльянты. Брыльянтовым тапаром – па груди, па груди. А? Харашо. Для здаровья. Палезно.
    - Парвазик, я клянусь, это…- подняла руки Николаева.
    - Ледяной тапор…пиздец! - он смеялся. Раскачивался:
    - Блядь, Паш. Ледяной тапор. Не, нам нужен другой бизнес, братан. Хватит. Пашли на рынок, мандарынами таргавать!
    - Парвазик, Парвазик! – крестилась Николаева.
    Паша сцепил могучие руки замком. Два коротких больших пальца быстро-быстро заскользили друг по дружке. Он забормотал бабьим фальцетом:
    - Что ж ты, говнососка, наглеешь так? Ты что, по-нормальному не хочешь работать? Надоела нормальная жизнь? По-плохому хочешь? По-жесткому? Чтоб по голове били?
    - Клянусь, Парвазик, всем на свете клянусь! – Николаева перекрестилась. Опустилась на колени:
    - Матерью клянусь! Отцом покойным клянусь! Парвазик! Я верующая! Богородицей клянусь!
    - Верующая! А крест твой где? – спросил Паша.
    - Так эти суки и крест с меня содрали!
    - И крэст? Такие плахие? – покачал головой Парваз.
    - Они меня чуть не угробили! Я до сих пор трясусь вся! Не веришь – поехали на Воробьевы горы, я найду это место, вот тебе крест!
    - Какой крэст? Какой, блядь, крэст? На тебе пробы негде ставить! Крэст!
    - Не веришь – Наташку позови! Она все видела! Как я голая, да измудоханная приползла!
    - Наташ! – крикнул Паша.
    Тут же появилась Наташа.
    - Когда она пришла?
    - Где-то час назад.
    - Голая?
    - Голая.
    - Одна?
    - С каким-то козлом.
    - Паш, это водила, он подвез меня, когда я…
    - Молчи, пизда. И что это за козел?
    - Да какой-то с серьгой, бородатый…Она ему бабки должна была. И в ванной отсосала.
    - Да это за то, что подвез! За дорогу! Я ж без ничего выбежала!
    - Молчи, плесень подзалупная. О чем они пиздели?
    - Да, не о чем. Отсосала по-быстрому, сказала, если хочешь – заходи еще.
    - Ах, ты, срань! – Николаева гневно смотрела на Наташу.
    - Парвазик, она сказала, что мне больше белья не даст, - Наташа не обращала внимания на Николаеву.
    Парваз и Паша переглянулись.
    - Парвазик…- Николаева качала головой, - Парвазик…она врет, сука, я…да она всё время в моих платьях ходила! Я ей все делала!!
    - Кто в доме? – спросил Наташу Парваз.
    - Ленка и Сула. Спят.
    - Давай их сюда.
    Наташа вышла.
    - Парвазик… - Николаева стояла на коленях. Лицо ее исказилось. Брызнули слезы:
    - Парвазик…я…я…всю правду сказала…я вот столечко не соврала, клянусь…клянусь…клянусь…
    Она трясла головой. Полотенце размоталось. Край его закрыл ее лицо.
    Парваз встал. Подошел к мойке. Наклонился к мусорному ведру:
    - Я тебе тагда паверил. Я тебя тагда прастил. Я тебе тагда памог.
    - Парвазик…Парвазик…
    - Я тебе тагда вернул паспорт.
    - Клянусь…клянусь…
    - Я тагда падумал: Аля женщина. Но теперь я панимаю: Аля не женщина.
    - Парвазик…
    - Аля – крыса памойная.
    Из мусорного ведра он вынул пустую бутылку из-под шампанского. Брезгливо взял двумя пальцами:
    - В«ПолусладкоеВ».
    Рывком сдвинул стол в сторону. Поставил бутылку на пол посередине кухни.
    В кухню вошла Сула: 23 года, маленькая, каштановые волосы, смуглое, непривлекательное лицо, большая грудь, стройная фигура, китайский цветастый халат.
    И сразу за ней - Лена: 16 лет, высокая, хорошо сложенная, красивое лицо, светлые длинные волосы, розовая пижама.
    Обе встали у двери. За ними показалась Наташа.
    - Девочки, у меня плахая новость, - заговорил Парваз. – Очень плахая.
    Сунул руки в узкие карманы. Привстал на носках. Качнулся:
    - Сегодня ночью Аля савершила плахой паступок. Павела себя как крыса памойная. Нарубила себе па-подлому. Наплевала на всех. И насрала на всех.
    Он замолчал. Николаева стояла на коленях. Всхлипывала.
    - Раздевайся, - приказал Парваз.
    Николаева развязала пояс халата. Повела плечами. Халат соскользнул с ее голого тела. Парваз сдернул с ее головы полотенце:
    - Садись.
    Она встала. Перестала всхлипывать. Подошла к бутылке. Примерилась. Стала садиться влагалищем на бутылку.
    Все молча смотрели.
    Николаева села на бутылку. Балансировала.
    - Сидеть! – прикрикнул Парваз.
    Она села свободней. Вскрикнула. Оперлась руками о пол.
    - Бэз рук, пизда гнилая! Бэз рук! – Парваз ударил ногой по ее руке. И резко нажал на плечи:
    - Си-дэ-ть!
    Николаева закричала."
    мне ,кажется, "Лёд" - неплохой рассказ.
     
  4. 4alaviek

    4alaviek Гость

    Из "голубого сала" друг высылал отрывки. Впечатлили сцены с описанием секса, но остальное... Вообще нужно мне собраться как-то и сало это прочитать. Кстати, такой вопрос: может сало не следует читать первым из Сорокина? Может лучше начать с чего-нить другого?
     
  5. DimokC

    DimokC Гость

    "Голубое сало" - хороший выбор, с него и начинай. Хотя он и отличается от других рассказов, но производит хорошее впечатление.
    Ещё можно начать чтение с "Сердца четырёх" или "Лёд". Эти два рассказа мне понравились больше всего. "Путь Бро", "Роман", "Тридцатая любовь Марины" первыми лучше не читать.
     
  6. GoldR

    GoldR Гость

    DimokC
    Хорош совет - "сердца четырёх" читать первыми. Нормальный человек не осилит, а если уж и осилит, то вряд ли воспылает любовью к Сорокину.
     
  7. DimokC

    DimokC Гость

    Я "Сердца четырёх" первыми читал, и ещё там рассказики были всякие.

    Ну тогда мне кажется читать начинать можно с чего угодно. :)
     
  8. Yarik

    Yarik Гость

    А я как раз прочитал пока только "Сердца четырех", и хотя я не впечатлительный человек, но пару дней все таки был под впечатлением. Интересно, талантливо, психически ненормально:) Вобщем понравилось:)
     
  9. 4alaviek

    4alaviek Гость

    Посоветуйте plz еще какого-нить известного русского постмодернистского писателя, ну кроме Пелевина. :) Просто я понял, что этих 2-х скоро перечитаю. А что потом?..
     
  10. 4alaviek

    4alaviek Гость

    Недавно прочитал "Лёд", затем "Путь Бро". Весьма понравилось. Только мне интересно, как сам Сорокин ко всему этому относится:

    1. Он написал это от стеба и до сих пор сам стебется с тех, кто воспринимает это серьезно.

    2. Он написал это для стеба, но потом сам проникся своими же идеями.

    3. Он действительно изложил свои идеи, в которых не находит ничего стебного.

    Такой вопрос у меня возник из-за окончания "Льда" и последних 15-и процентов "Пути Бро". Хотя может быть, когда прочитаю другие его книги, мое мнение изменится и данный вопрос покажется несуразным. Сейчас планирую читать "Сердца Четырех", а затем само "Голубое сало". После задумаюсь над тем, стоит ли мне продолжать знакомиться с его творчеством в дальнейшем.
     
  11. Phoenix_D

    Phoenix_D Гость

    4alaviek
    Почитай "Пир". Местами очень занимательно.

    И еще - "ОЧЕРЕДЬ" - офигенно.

    Мне еще понравилось "4" (это где либретто "Дети Розенталя) - тоже хорошо...
    А чем "Тридцатая любовь Марины" не понравилась?
    Отлично, по-моему...
     
  12. DimokC

    DimokC Гость

    Phoenix_D
    Да бог его знает почему не понравилась "З0-я любовь Марины". Видимо из-за окончания муторного, хоть и стёбного. Да и все эти описания выблеванного кислого борща, запахов кала, итэпэ бытовушны и приближают к существующей реальности, которая и так рядом - руку протяни до блевотины... И вообще романтизация блядства, так что-ли -)))...? Короче задело...
    А вот "Очередь" не читал. Помнится ещё "Норму" читал - философское сочинение о положенной каждому "норме".
    "Четыре" - фильм вышел неплохой. И ещё вроде один по произведению Сорокина готовится к выходу.
    4alaviek,
    Интересно, какое чувство у тебя возникнет после концовки "Романа".
     
  13. Phoenix_D

    Phoenix_D Гость

    DimokC
    Окончание "Марины" я вообще читать не стал: так, просмотрел только. Сама идея - прикольная.
    У меня двоякое отношение к Сорокину, вообще-то...
    С одной стороны - да местами противно, а с другой - никогда не думал, что писанина может вызывать НАСТОЛЬКО сильные эмоции...
     
  14. 4alaviek

    4alaviek Гость

    Не так давно начал читать сало, дочитал до 84 % и понял, что теряю время. Наверное, если бы начал знакомится с Сорокиным с него, то забил бы сразу и больше ничего не читал бы. Т.е. совершенно не понравилось.
     
  15. Phoenix_D

    Phoenix_D Гость

    4alaviek
    "Сало" у меня тоже не самое любимое...
    Мне "Пир" понравился... И еще "Очередь"...
     
  16. azalis

    azalis Гость

    Мне кажется,что мир сошел с ума.Чем безобразнее и непонятнее,тем моднее и читаемей.(смотрибельней,если применимо к живописи или кино). Пусть меня все заплюют,но я,например не понимаю ,,шедевральности,, ,,Черного квадрата,, Малевича. Точно также я не понимаю такой литературы,как у Сорокина.Мне кажется,что это просто на потребу публике,эпатаж,сомещенный со скандальностью. Я реалист и мне не очень нравится,когда из меня пытаются сделать дурака. Может быть я и не прав,но я так воспринимаю мир.Когда человек понимает,что он видит,читает или слышит,то он только тогда может оценивать произведение. Я подобную литературу не понимаю и не принимаю.
     
  17. Phoenix_D

    Phoenix_D Гость

    azalis
    Эпатажа тут, бесспорно, больше, чем надо.
    Но у него есть и "совсем другое" - то, от чего буквально дух захватывает. Например "Черная Лошадь С Белым Глазом" - о последнем дне перед Великой Отечественной Войной (это из книги "4")...
     
  18. azalis

    azalis Гость

    Phoenix_D как-то у меня с самого начала отторжение к нему...Даже не хочу!
     
  19. Phoenix_D

    Phoenix_D Гость

    azalis
    Владимир Сорокин
    "ЧЕРНАЯ ЛОШАДЬ С БЕЛЫМ ГЛАЗОМ"
    :arrow:
    http://www.srkn.ru/texts/chernayaloshad.shtml

    Ну, если вдруг надумаешь :)
    Он коротенький, но цепляет...
     
  20. DimokC

    DimokC Гость

    4alaviek ,
    А восемдесят четыре процента это примерно где в тексте? Может я до того самого места и дочитал тоже :)
    Я Сало тоже до конча не читал. Начало неплохое.
    А о прочитанных "Лёд", "Серца четырёх", сборнике "Пир" я не жалею. Время потрачено не впустую : где ещё, у какого писателя, можно встретить столь реалистичное, жестокое и оттого даже приятное описание всей "грязи" начала девяностых. На такие рассказы способны немногие.

    И, в-общем, Сорокина всего читать не имеет смысла. Впрочем как и и многих других писателей.


    azalis, не заплюют :) ,


    Есть и вполне понятные рассказы, например в том же Пире или Первом субботнике.



    Это тоже мнение. И даже больше - отношение, эмоции...
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей