В дороге и после... Часть 4. Исповедь

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем Pupseshenka, 19 сен 2007.

  1. Pupseshenka

    Pupseshenka Форумчанин

    Оставшись одни, мы еще выпили и то, что рассказала мне Вера, я восприняла как её исповедь.
    - Если Денис не рассказал тебе, то ты сама догадалась про наши отношения. Он очень рано окунулся в мир разврата. Жить в одной квартире с двумя женщинами, к которым постоянно наведывались мужчины и ни о чем не догадываться невозможно. Я уверена в том, что он нигде об этом не терпится и вообще он не очень многословен, как и все мужчины в нашем роду.
    Строение половых органов я изучила еще в детстве с братьями и сестрами, да и родители не сдерживались и трахались когда и где приспичит. Но это была на уровне детских игр типа ’’больнички’’.
    Когда я попала к тетке Любе то начала понимать, что женщины могут зарабатывать своим телом и получать от этого удовольствие. Когда мы с тетушкой сблизились до лесбийских отношений, то я призналась ей, что хочу мужчину, и мне надоело дрочить член её сыну-придурку, но она уговорила меня потерпеть и продать свою девственность подороже. Она со своим хахалем уже приготовили план. Во время наших ласк, она стала вводить мне в попу палец и объясняла, что можно получать удовольствие и через эту дырочку. Сама она часто ходила по комнате с огурцом или морковкой в попе.
    После нескольких гигиенических клизм сопровождающихся обильными ласками я тоже начала привыкать к такому виду сношения. Однажды и я, надев на огурец презерватив и став на четвереньки, медленно ввела его себе в прямую кишку. Я полностью расслабила мышцы ануса и не помню, чтобы мне было больно, но когда я его вытаскивала, то было ощущение, будто я какаю.
    Однажды в воинскую часть приехала очень важная комиссия. Любкин прапор узнал, что генерал, от которого все завило, любит девственниц, и чтобы первая связь была с согласия и в присутствии матери. Не знаю, как они договорились, но Любе пообещали устроить её сына в специнтенат и дать квартиру с удобствами. Фамилии у нас с теткой были одинаковые, и мы сошли за мать и дочь. За день до события явился адъютант генерала для инструктажа. Принес хорошего коньяка. Выпили за знакомство. Затем он выложил перед нами несколько комплектов женского белья и предложил нам примерить его. Люба сразу разделась и начала примерять, а я только рассматривала. Трусы и лифчики были прозрачными, а колготки я вообще еще не носила. Трусы натянутые Любой не могли скрыть обильные заросли у неё на лобке. Лейтенант посоветовал не сбривать их, потому, что шеф любит натуральных женщин, затем он ожидающе посмотрел на меня. Я ушла в комнату к Сашке и, одев белье, явилась перед ним. Короче мы ему понравились. Он так и пожирал меня глазами, всю ощупал. Затем предложил проверить мою девственность, но Люба дала гарантию матери и взамен предложила свою кандидатуру. Он прямо у меня на глазах поставил её раком и, спустив штаны до колен, потрусил уже возбужденным, не очень крупным органом. Люба сама сняла трусы и, когда он пристроился к ней сзади, направила его в свою киску. Дергался он довольно долго, и я успела хорошо рассмотреть его задницу слегка заросшую светлым волосом. Видно поза была неудобной или его небольшой член не полностью проникал между крупными ляжками женщины, но она решила ему помочь. Она поднялась с колен и, сходив в ванну, вернулась, держа руку у себя между ягодиц. Подойдя к кровати, она легла на спину и высоко задрав ноги, попросила меня подержать её за пятки и когда лейтенант придерживая рукой, спущенные штаны приблизился, взяла его за член и, поводив концом по своей блестящей от смазки промежности приставила его к темному пятну. Парень не ожидал такого, но быстро все понял и, положив руки на бедра женщины начал медленно входить в её тело. На этот раз после нескольких погружений он судорожно задергался и плотно прижался к попке моей тетушки.
    Глянув на часы, он сказал, что опаздывает и, натягивая на
    ходу штаны, убежал, а я продолжала держать ноги тетки глядя как из её не закрывшейся дырочки вытекает мутная жидкость. Это меня так возбудило, что я, сбросив свои новые трусики села на лицо лежащей женщины не спрашивая её согласия. Я сама припала к её промежности и, введя два пальца разных рук в её попку постаралась расширить скользкое отверстие. Люба была на пределе и быстро кончила. Затем она смочила спермой свой палец и осторожно ввела его в мою попочку и в этот момент я призналась ей, что уже вставляла туда огурец. Тогда она встала и потянула меня в комнату, где лежал привязанный к кровати её недоразвитый сын. Сашка спал, но она стянула с него одеяло и, накинув ему на голову полотенце ртом и руками возбудила его член. Я сразу догадалась о её намерении и быстро залезла на кровать. Сходив за вазелином, она хорошо смазала мою дырочку и я начала садиться на член брата. Женщина гладила мою писю и шептала, чтобы я расслабилась и подулась как в туалете, и я почувствовала, что он уже во мне. Упершись перед собой руками я действительно находилась в позе уличного туалета, пытаясь рассмотреть свою промежность. Мышцы действительно расслабились, и я полностью села на твердый орган. В этот момент Сашка начал двигать тазом и мне стало больно, но тетя прикрикнула на него и навалилась ему на живот. Я немного откинулась назад, и мой клитор стал доступен губам тетушки и я начала балдеть. Но парень не дал мне кончить, он постоянно двигал тазом и это естественно кончилось тем, что мне в кишку произошло впрыскивание. Я испугалась, и, соскочив с конца, убежала в туалет, держась рукой за попку. Когда я сидела на унитазе, освобождаясь от содержимого кишки, вошла Люба с двумя рюмками оставшегося от гостя коньяка и произнесла тост за первую мою целку. Спиртное мы выпили, а вместо закуски она подставила мне свою киску.
    Затем мы хорошо проспринцевались и кажется, ещё раз и с большим удовольствием сняли свое возбуждение. Спать легли порознь, чтобы выспаться. Перед сном она еще дала несколько советов, чтобы я, перед тем как, что делать спрашивала разрешение ‘’мамы’’ и почаще удивлялась и смущалась.
    Утром за нами заехала машина и нас отвезли за город на турбазу. Генерал оказался симпатичным, не старым, высоким мужчиной, но сильно худым по моим нормам. Весь день мы купались в бассейне, купальников не было, и мы обошлись предоставленным нам вчера бельем, которое, намокнув вообще не скрывало наших прелестей. Затем нас очень вкусно кормили. Генерал был очень вежлив и обходителен. Спать нас уложили с Любой на одной широкой кровати. Ровно в 11 в номер вошел генерал в халате, а за ним закатили столик с напитками и закуской. Все было, как в кино и у меня естественно вскружилась голова. Целый день я находилась в напряжении и сильно устала. После бокала шампанского выпитого на брудершафт, я уже еле держалась на ногах и когда он разложил меня на кровати и начал целовать все мое тело от ушей до пальчиков ног, то единственным моим желанием было, чтобы все свершилось как можно быстрее. Люба сидела рядом и уговаривала меня расслабиться и ничего не бояться. Когда он, поласкав языком мой клитор, навалился на меня и медленно вошел в мое тело я почти ничего не ощущала. Я не помню, что я говорила и кажется, плакала, когда он меня лишал девственности потому, что опьянела и устала, но то, что боли я не почувствовала, это точно. Утром, когда генерал увидел кровавое пятно на простыне он вновь обцеловал все моё тело до самых пяток и вылизал мою писю. Люба потом рассказывала, что все прошло как по хорошо отработанному сценарию и я действительно, на отлично, сыграла роль непорочной девочки.
    Утром Люба уехала домой, а мы остались вдвоем с генералом. Он выполнял все мои малейшие капризы. Мы кушали совершенно голые и каждую выпитую рюмку он закусывал поцелуем моей киски. Вскоре он опьянел и заснул, а я внимательно рассмотрела его член, и даже поиграла им и понюхала. Ни отвращения ни ...
    возбуждения я не почувствовала и тоже заснула.
    Вместе мы прожили три дня. За это время он по несколько раз овладевал мной, но я не испытывала никаких эмоций. Затем он обцеловывал и облизывал все мое тело, а я делала вид, что мне стыдно, особенно когда он вылизывал мою промежность, пытаясь вдавить свой язык в мою попку. Он подарил мне много одежды и белья.
    Затем меня отвезли домой и адъютант дал мне денег и на прощание опять трахнул Любу на моих глазах и только при виде их акта я возбудилась и когда он ушел я молча села на нос тетушки своим органом и получила ожидаемое удовольствие.
    С этого дня тетушка начала моё сексуальное образование, любовно называя мою киску, добытчицей или кормилицей. Несколько раз я пробовала садиться на Сашкин перец, но это мне не нравилось.
    В школе я училась плохо и когда появилась на занятиях в модной одежде, то сразу настроила против себя весь дамский коллектив учителей. Но это длилось не долго.
    Через несколько недель приехал адъютант и сказал, что генерал приглашает меня в гости. Тетушка не пускала, но когда он вынул внушительную сумму, она согласилась. Несколько дней мы выходили из номера только чтобы съездить в ресторан. Генерал признался мне в том, что он потерял голову и влюбился в меня как молодой солдатик.
    Но это долгая история. Расскажу потом. Короче мне сделали паспорт, добавив два года к моему возрасту и когда оказалось, что я беременна, оформили мне фиктивный брак с адъютантом.
    Когда родился Денис у генерала любовный пыл угас, и мы виделись все реже и реже. Нашу связь не удалось скрыть от его сослуживцев и в итоге я с шестимесячным ребенком оказалась опять с тетушкой. Квартиру ей выделили, а Сашку поместили в специнтернат.
    В детстве Денис много болел потому, что грудью я его не кормила. Детского питания качественного тогда не было, и было такое время, что я уже думала и желала его смерти. Детского врача в части не было, и лечил его лейтенант медик. Осматривая его он только покачивал головой. Когда я расплачивалась с ним в постели своей кормилицей, он робко предложил испробовать один народный рецепт, прикармливать сына спермой, по крайней мере, хуже не будет. Мы сразу применили этот рецепт, смешав содержимое презерватива с подогретым молоком. Это так нас возбудило, что мы еще раз трахнулись. Еще почти два года до своей демобилизации, он снабжал Дениску ‘’детским питанием’’. Однажды мы трахались, а малыш стоял возле кровати и когда он в меня кончил, то я подставила свою истекающую киску к лицу ребенка. Мальчик с удовольствием начал высасывать наши соки. Лейтенант, увидев такое зрелище начал, ласкать мои груди и я кончила. Люба, узнав о моем рецепте, тоже подбрасывала мне резиновые изделия с живительной влагой. Как ни странно, но ребенок начал поправляться и это единственное чем я сейчас оправдываю свои поступки.
    Мы сильно сблизились с лейтенантом Витей и даже признались друг другу в любви. Мы одновременно учились сексу, и у нас не было никаких ограничений. Во мне проснулась похотливая самка, и я постоянно хотела его тела. Достаточно ему коснуться моей попки или ноги, и я текла. Под ним я впервые кончила от мужчины, и это было так здорово, что я даже испугалась. Те удовольствия, что я получала от мастурбации или от забав с тетушкой нельзя было сравнить с теми волнами наслаждения, в которые я окуналась под его ласками. Единственное, что ему не нравилось, это то, что тогда я кончала только один раз, а ему так нравилось, как я в порыве страсти называла его самыми ласковыми словами и поэтому мы растягивали наши ласки. У нас был рекорд, когда он целый час удовлетворял меня ртом. Я лежала в кухне на столе с широко разведенными ногами, а Виктор втолкнул в меня половину недоеденной на завтрак сардельки и принялся за мою киску. Он знал, что я люблю как он сначала носом, потом губами и языком подгонял все мои чувства от ануса к точке, в которой сходились все мои чувства. Когда все эмоции были почти собраны в самой главной точке в кухню вошла Люба с плачущим Денисом, но я прижала ласкающую меня голову и так посмотрела на вошедших, что тетушка просто улетучилась. Когда он, надавливая носом на лобок сосредоточил движения своего языка на клиторе, я уже воспевала его в своих предэкстазных молитвах. Когда я открыла глаза, Виктор забежал на кухню уже одетый, чтобы поцеловать меня перед уходом на службу. Я слезла со стола и присев на корточки вынула из себя распаренный кусок сардельки. Он ртом забрал его из моих рук и схватив кусок хлеба, убежал. Вечером он сказал, что впервые опоздал на службу, ровно на час.
    С ним я училась руководить действиями мужчины и регулировать свои действия. Он сам поставил мне и Любе спирали, и мы отказались от презервативов. Конечно, почти все происходило на глазах у двухлетнего Дениски, а бывало и у Любы.
    Однажды, когда Витя был на службе, к Любе явился солдатик, и они уединились. У неё был знакомый прапорщик, который поставлял ей солдатиков за деньги. Я убирала в комнате, а ребенок игрался на полу. Тут вошла голая тетушка, прижимая ладонь к промежности. Денис подбежал к ней, и она подставила ему ладошку с набежавшей в неё подкормкой от солдатика. Быстро слизав содержимое, он потянулся к её киске, но был еще маленький, а Люба ничего не понимая, не помогла ему. Я толкнула тетку на кровать, и, разведя ей ноги, подвела к ней сына и он уверенно принялся за работу вылизывая содержимое её щелки. У Любы сначала глаза полезли на лоб, а затем закрылись от удовольствия, но видно мальцу что-то не понравилось или он наелся и он отошел, вытирая ручкой свое личико. Это так возбудило тетушку, и со словами, что она сейчас заебет своего мальчика, она убежала к своему клиенту и минут тридцать кричала в экстазе, издеваясь над солдатиком.
    Через пару часов пришел Виктор, а мы в это время сидели в нашей комнате, и пили вино, а Люба рассказывала о том, как её возбудили действия Дениски. Меня её рассказ тоже очень возбудил, и я с нетерпением ждала своего лейтенанта. Когда вернувшись он подошел чтобы поцеловать меня, я отвела его руки и быстро расстегнув ему штаны спустила их вместе с трусами и стала ласкать руками и ртом его спокойно висящий член. Когда орган начал набирать силу к нам подошел ребенок, и я посадила его к себе на колени. Мальчик сначала ручкой ухватился за уже вздувшийся ствол, а затем потянулся ротиком к головке члена. Отстранив свое лицо, я уступила малышу своё место, с интересом наблюдая за его действиями. Для меня это тоже было неожиданностью и немного полюбовавшись этим зрелищем, я сползла с кресла на пол, и, сняв с моего сыночка колготки начала, целовать и облизывать всю его промежность и писюнчик посадив его вместо себя на кресло. Виктор, поставив ногу на подлокотник кресла отдал все свое хозяйство в распоряжение ребенка.
    Спрятав залупу, он дал мальцу сосать откаченную шкурку. Все это, плюс мошонка и попка любимого довели меня до того, что я потекла как последняя сучка. Сбросив с себя халат и оставив в покое сына, я добралась ртом к мошонке и попке своего любовника. Я совсем забыла о присутствии тетушки и, услышав ее дыхание на своем животе подпустила её ротик к своей киске. Кончила я очень быстро и сразу отвалившись от тел своих мужчин, обессилено разлеглась на полу разбросав по сторонам руки и ноги. Денису тоже надоела эта процедура и Виктор сбросив с ног штаны с трусами уселся в кресло, посадив малыша на колени.
    Очнувшись, я села на кровать, с благодарностью глядя на своих мужчин и лежащую на полу тетушку. Одна рука у неё была в трусах, что не помешало ей достать из-под кровати бутылку вина и Виктор разлив нам по пол стакана, остальное ...
    выпил из горлышка. Я потянулась за стаканом и увидела, что у сидящего на руках Дениски из-под писюнчика, между ножек, торчит налитая до блеска головка мужского члена. Ребенок дремал, и, став на колени, я осторожно сжала его ножки и благодарно припала губами к изнывающей головке члена моего лейтенанта. Ему хватило несколько минут осторожных движений между нежных ножек ребенка, и в мой рот выстрелила сильная струя теплой жидкости. Обнявшись, мы втроем проспали детским сном до ужина.
    Это были два моих лучших года. Мы занимались сексом в любое время и в любом месте квартиры. Утром перед службой он заходил в туалет и если унитаз был занят, направлял свою струю мне на грудь или лобок. Странно, но это меня возбуждало и после его ухода я принимала ванну и шла к Любе в кровать и мы ублажали себя.
    Хотя я была рослой девушкой, но он мог носить меня по комнате настромив на член или лизать мой клитор держа меня вниз головой, в тот момент я игралась с его петушком.
    Однажды он пришел со службы и сказал, что сегодня к ним приехала бригада врачей и начали солдатам ломать целки. Я не помню, как эта процедура называется, но всем служивым вставляли в попку металлическую трубку. В этой бригаде были две женщины, молоденькая медсестричка смазывала конец трубки и анус исследуемого вазелином, а санитарка обмывала и дезинфицировала инструмент после использования. Виктор предложил нам исполнить роль этих медработниц и когда Люба засомневалась в успехе этой аферы, потому, что нас очень многие солдаты знают в лицо, то он успокоил нас тем, что мы будем в противогриппозных масках. Желание было сильнее разума, и мы согласились.
    У него был список десятка солдат, которые по разным причинам не прошли медосмотр. Операцию решили провести в воскресенье, чтобы было меньше офицеров. На звонок Виктора в санчасть явилось семь солдат. Причину вызова они не знали и когда, зайдя в кабинет, оказывались перед фактом, деваться им было некуда. Первым вошел солдатик, который, сняв штаны, подставил мне свою безволосую, почти детскую попку, и когда он по команде раздвинул ягодицы, я почти по матерински нежно смазала колечко ануса вазелином, и нежно приставив металлический инструмент, ввела его в попку. Парень дернулся так, что мошонка сократилась. Виктор, посмотрев в трубку, спросил, в чем причина и парень ответил, что трубка холодная. Я сильно волновалась, и у меня дрожали руки. Дальше пошло проще. Заросшие попки сменялись голыми, свободные забитыми калом. Продезинфицировав трубку, Люба грела её в своем влагалище под халатом, а я уже действовала более уверенно. Я так возбудилась, от этой процедуры, что, не дождавшись конца осмотра, закрыла дверь, уложила Виктора на стол
    и села на его член. Когда я кончала, в анус мне уперся конец железной трубки. Так я впервые оказалось на двух концах и это не показалось мне извращением. Когда Виктор вышел в коридор, за очередным солдатиком, мы с Любой договорились и ему устроить осмотр. Отпустив пришедших, мы решили перенести осмотр на следующую неделю, и когда все ушли, мы выпили спирта и заварили кофе. Немного поболтав, я опять раздела лейтенанта и положив на себя, сильно прижала к себе его ягодицы с силой раздвинув их пальцами. Когда он вошел в меня, я кивнула тетушке и та, не мешкая, приставила к его попке железный инструмент. Протеста не последовало, и тетушка продолжила процедуру медосмотра пока он кончил.
    Домой мы вернулись довольные и немного уставшие. У дверей нас ждал один из клиентов Любы, и она почти два часа отрывалась в своей комнате.
    Но вскоре эта идиллия кончилась. У Виктора кончился срок службы и его демобилизовали. Прощание было жарким и тяжелым. Он обещал забрать меня к себе на родину, и мы искренне в это верили. Но этому не суждено было сбыться. Начался раздел страны и всякая разная чехарда. Письма доставлялись по несколько недель. Затем появились границы. Когда надежда начала угасать я сорвалась и пошла по рукам. Мне ведь еще в действительности и восемнадцати лет не было. Все это было на глазах у соседей, и они не разрешали своим детям играть с Денисом. По этой причине я на все лето отвозила его к своим в деревню.
    Сейчас моя жизнь упорядочилась, и я начала обращать больше внимания сыну. Меня стало беспокоить, что его не возбуждают девчонки и женщины. Нет, у него отличная эрекция, но только когда выпросишь. Подруги рассказывают, что их сыновья и подсматривают за ними, и бельем интересуются. Я понимаю, что это он имеет без всякого запрета, но меня настораживает, что когда я заводила с ним разговор о том кого он хочет увидеть голой или полапать из одноклассниц или учительниц то эта тема вообще не вызывала у него интереса. Даже на пляж он ездил больше оттого, чтобы я отстала от него со своими расспросами. Когда я увидела, с каким желанием он смотрит на тебя, это меня очень обрадовало. Я хочу попросить тебя поиграть с ним и разжечь в нем настоящую страсть самца, а я в свою очередь помогу твоему Юрке научиться управлять своими желаниями и писюном. Я уверена, что ты не будешь против, если парень узнает некоторые секреты и навыки, которые в дальнейшем пригодятся ему в общении с женщинами.
    Я не дала ответа, но и так было ясно, что я согласна.
    Закрепив наш сговор коньяком мы уснули, договорившись утром съездить в город за покупками.
     

Поделиться этой страницей