Уколы (продолжение)

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем yugcat, 13 апр 2010.

  1. yugcat

    yugcat Форумчанин

    Проснулся я, когда уже было светло. Даша лежала рядом на боку и, подперев голову рукой, смотрела мне в глаза. Другая рука Даши гладила волосы на моей груди, живот и пониже живота. А пониже живота у меня это «что-то» торчало. Наверняка Дашкина работа, пока я спал. Время от времени я чувствовал, что это, что-то торчащее, оказывается в теплой Дашиной ладони, плотно охватывающей его.
    - Выспался? – с издевкой спрашивает Даша, - ну, ты и спать!
    Я постепенно прихожу в себя и вспоминаю события вчерашнего вечера и прошедшей ночи.
    - А где Степан? – спрашиваю я.
    - Я думаю ушел на работу.
    - А мама?
    - Видимо они вместе ушли.
    - Почему, «видимо»? Ты что, ничего не видела?
    - Так же как и ты!
    - Ладно. Значит, она не заглянула утром и не видела, что я сплю с тобой.
    - Не знаю. Я спала и не слышала, как они уходили. С чего это ты взял, что не заглянула?
    - Ну, допустим, потому что я ещё здесь. Она ведь выгнала бы меня и тебе бы досталось.
    - Они тоже, видать, проспали, торопились. Постель не убрана, не видно, чтобы позавтракали. А ты спал ещё крепче меня
    - Не выспался. Я воскресенья натрахался с женой, с твоей мамой на вечеринке, а потом ещё и с тобой не знаю до скольки ночи. В понедельник, слава богу была передышка, и то ты меня ночью в туалет затащила, но это не в счет, недолго и всего одна палка. Вечер и ночь вторника опять бурные. Поэтому решил отдохнуть сегодня. Надо позвонить и предупредить. Указания отдать.
    - Ты что начальник?
    - Типа того.
    - А точнее?
    - У меня своя фирма, мама тебе не говорила разве.
    - Нет. Ни фига себе!? – Восхищается Даша и непроизвольно сжимает мой член ещё сильнее. - Это я с крутым трахаюсь и не знаю об этом! Кстати, о птичках, теперь мне понятно, почему у тебя «сметаны» не было воскресенья вечером. А говорил, что только жену имел. А ведь нам сегодня никто не помешает. Понимаешь? Никто!
    - Дашенька, давай ещё поспим, и потом я пи-пи хочу.
    - Никаких, пи-пи, - жестко запрещает она, - а то конец придет твоему «концу», не будет твоей утренней эрекции.
    Она встает ногами на кровать надо мной. Спускает до колен брючки пижамы и приседает на мой член так, как она обычно приседает пописать. И так, сидя на корточках, еβётся со мной. Мне, в такой её позе, отлично видно как её кисонька, неглубоко, но часто насаживающаяся на головку члена. Практически это ласки половыми губами головки члена. Но как приятно!
    Я сейчас не настроен всаживать в Дашу, но член, несмотря ни на что, стоит, поэтому, заложив руки за голову, с интересом просто наблюдаю, за тем, что ей нравится проделывать со мной.
    - Ты что, … совсем … не хочешь… меня … - говорит Даша, начиная задыхаться, - ну, … вредный … ладно …мне … всё… равно … хорошо… .
    Она теряет способность говорить и только часто дышит, настолько часто, что ощущение такое, будто вопль оргазма никак не может прорваться на волю. Мне видно, как на ладони, что мой член блестит от обильных выделений кисоньки Даши, а она, отдышавшись, продолжает упрекать меня:
    - Ну, ты вредный! Почему не кончил!?
    - Но, ты же кончила, - улыбаюсь с издевкой я, - разве тебе плохо?
    - Хорошо! Обалденный кайф! Но я люблю, когда горячая струя спермы бьёт мне в пiзду, - снова капризничает Даша.
    - Всё в твоих руках, а точнее в складках, - продолжаю весело издеваться я, -продолжай, пожалуйста. У меня тоже обалденный кайф.
    - Ладно, посмотрим, кто кого – входит в азарт Дашенька, всё чаще лаская киской мой «столбик» - Хоть ты и вредный, но член у тебя такой сладкий, я так люблю его!
    Она сейчас похожа на еβущуюся японку или китаянку в кимоно. Видимо, почувствовав мои мысли, она не прекращая еβли, расстёгивает и скидывает рубашку пижамы. Её красивые молодые груди весело подпрыгивают в такт её приседаниям. Вот это зрелище уже не может оставить меня равнодушным. Я чувствую, как мой «столбик» превращается в «столб». И по возгласу Дашеньки: «Вот это другое дело!», - я понял, что и она почувствовала это.
    Даша быстро встает надо мной, ловко скидывает с себя штанишки пижамы, и через секунду я снова чувствую головкой члена ласки складок её кисоньки. Полностью голая она ещё сильней заводит меня. Но я, всё равно, титаническими усилиями сдерживаюсь и не делаю встречных движений. Лежу в прежнем положении, держа руки за головой. «Давай, давай, - говорит взгляд Даши, - издевайся, посмотрим, надолго ли тебя хватит».
    Она теперь не просто ласкала головку члена кисонькой, а полностью погружала его в себя. Её взгляд был испытующим, изучающим. Похоже, теперь она издевалась надо мной. Впрочем, при её молодости и красоте это совсем несложно. Я сильно вздрогнул, мышцы пресса согнули меня в три погибели. Конвульсивно продолжаю вздрагивать и сгибаться при каждом впрыске спермы, который делает мой «столб» в кисоньку Даши.
    - Вот так, вот молодец, давай ещё, - спокойно говорит Даша голосом акушерки, продолжая полностью надевать свою кисулю на мой член, и, как обычно, переходя на мат в состоянии полного расслабления, - какая горячая «сметана», как я люблю твой хҐй!
    Она продолжала эти погружения до тех пор, пока это было возможно. Затем поелозила киской по мягкому члену и легла рядом. Самое удивительное было в том, что она не только не кончила, но даже почти не возбудилась.
    - Я балдею от тебя, - говорила Даша, закинув на меня ногу и сама себе удивляясь, - врубаешься, я впервые выеβала мужчину. Раньше всё парни меня, неважно снизу я или сверху. А вот нынче тебя сама. Ваще другой кайф! Я люблю скакать на Мишином члене, но там мы просто вдвоем еβёмся. А тут я тебя…! Мне так необыкновенно с тобой. У меня с тобой что ни день, то сексэкстрим.
    «Ну, слава богу, - подумал я, - наконец-то со мной, а не с моим хҐем».
    - Так мне можно пи-пи, или ещё нет? – спросил опять же с издевкой.
    - Да, иди – иди! – освобождая меня от своей ноги и шутливо отталкивая, засмеялась Даша, - только пи-пи и никуда больше.
    В её голосе чувствуется власть надо мной. Раньше я это чувствовал только в голосе жены. У меня возникло ощущение, что на эту неделю моя жена не Таисия, а Даша. На жену, конечно, Даша не тянет, но привязалась она ко мне конкретно.
    Встаю, выходя из спальни, оглядываюсь. Голая Даша на постели прекрасна. Возвращаюсь из туалета – Даша ждет меня в прежнем положении. Я ложусь рядом и чувствую, что ничего на свете мне больше не нужно. Только бы вот так лежать в обнимку с обнаженной Дашей. Но беру мобильник и звоню в офис, предупреждаю, что меня сегодня не будет, и кому и что надо сделать.
    - Ещё хочу, - капризно скривила губки Даша.
    - Дашенька, попозже! – прошу я, - после такой ночи хочется отдохнуть.
    - Ладно, так и быть, - соглашается Даша, - только подкрепись маленько, а то совсем сил не останется… . Лежи.
    Она встает и, соблазнительно покачивая ягодицами, уходит. Возвращается с тарелкой и пластиковой бутылкой. Садится с краю на постель и повернувшись ко мне игриво демонстрирует свои грудки с остренькими сосками.
    - Дашка! Ты почему такая бесстыжая! – нежно улыбаясь восхищаюсь я её молодой красотой.
    - А вот бесстыжая и всё тут. Нравится мне быть такой. Сейчас я покормлю моего маленького, - напевно говорит Даша, - ешь миленький и становись большим, большим-пребольшим.
    Я уступаю её заигрыванию и позволяю кормить себя с ложки. Как я понял, это смесь творога, сметаны, грецкого ореха, чернослива, меда, уже известная мне. Я сам такую же иногда делаю. Скормив мне часть порции, Даша протягивает мне бутылочку с чаем. Я беру и пью.
    - А это что? – спрашиваю я.
    - Это отвар трав для усиления потенции, - вразумительным тоном объясняет Даша, сидя рядом на постели, - тебе надо ещё и на маму силами запастись. Всё. Теперь спи.
    Я откидываюсь на спину и сразу же засыпаю.
    Не знаю, сколько проспал, открыв глаза вижу, что ещё день, даже скорее полдень. Лежу голый на спине. Со стороны изголовья кровати, где находится компьютерный стол, слышен голос Даши, разговаривающей ещё с кем-то. Запрокинув голову, вижу сидящую нагишом Дашу и ещё одну девушку в домашнем халатике. Странно, почему Дашка не укрыла меня, пригласив свою подругу. Ложусь в прежнее положение и жду, что же дальше. Желание стыдливо укрыться в присутствии незнакомой девушки не возникает, всё равно меня голого эта девушка уже видела. Да и на кровати ни простыни, ни одеяла нет.
    - Ну, вот и проснулся, - говорит Даша, - а мы уже заждались. Знакомься, это Ксюша. Она студентка второго курса нашего меда и моя соседка из соседней квартиры.
    «Теперь понятно, почему в домашнем халатике» – думаю я. А Даша берет подружку за руку, подводит к кровати со стороны ног.
    - Вот знакомься Ксюша - это мой друг, - улыбаясь, знакомит нас Даша.
    - Очень приятно! – отвечаю я, не поднимаясь с кровати, нагло заложив руки за голову, вместо того, чтобы прикрыть ими член, и называю своё имя. Как-то не по-мужски было стыдливо прикрываться рукой, поэтому я спокойно предоставил взору девушек своё «хозяйство».
    - Мне тоже очень приятно, - засмущавшись, отвечает Ксюша, не зная, куда девать глаза от взгляда лежащего перед ней голого мужчины, - Даша мне про вас столько рассказывала!
    - Ты хоть бы дала мне чем-нибудь укрыться, Даша, - сказал я своей молодой совратительнице, - а то как-то неудобно знакомиться голышом. Честно говоря, у меня это впервые в жизни.
    - Это как раз таки и не нужно, - уверяет меня Даша, - сейчас всё объясню.
    Ксюша – милая очень смазливая девушка, просто куколка. Интересно, что же Даша могла обо мне рассказать, ведь мы только и делаем, что сексом занимаемся. И Ксюша, видимо, приглашена тоже для секса. Только удивительно, почему я. Да, от Даши только и жди каких-нибудь фокусов. Так, значит на втором курсе, восемнадцать-то лет должно быть, хотя выглядит моложе. Как хорошо, что я не поехал сегодня на работу!
    - Ксюша, ты удивительно красивая девушка, - начинаю я умасливать её словами, - но чувствую, что без одежды ты ещё красивей.
    - Ну, что вы? - Ксюша окончательно засмущалась.
    - Она тоже хочет, чтобы её выеβал взрослый опытный мужчина, - вмешивается в разговор Даша, - только решиться никак не может. Всё спрашивает и спрашивает у меня. Понял!?... Давай скидывай халат Ксюха!
    Но Ксюша не решается. Даша пытается снять с неё халат, но Ксюша противится.
    - Даша, только не надо насильно, - говорю я, - лучше ложись ко мне.
    Голая, уверенная в себе Даша, колыхнув грудками, быстро ложится на кровать к стенке, оставив по другую сторону от меня с краю место для Ксюши, и начинает ласкать мою грудь и член, который сразу же начинает увеличиваться. Ксюша, как завороженная, смотрит на всё это. Это очень похоже на то, как Таисия смотрела на нас с Зиной.
    - Ксюша, иди к нам! – приглашаю я, не обращая внимания на ласки Даши, - не стесняйся, все свои. Если стесняешься, то полежи просто рядом.
    Но она остается неподвижной с широко открытыми, полными удивления и любопытства глазами.
    - Ладно, присоединяйся, когда захочешь, - говорю я, видя, что задерживается моя еβля с Дашей.
    Собственно, я и хотел Дашу, а Ксюшу я вообще первый раз вижу. Хотя, надо отдать должное, она очень смазливая! И мне её тоже захотелось увидеть голой и попробовать членом влажную нежность складок её киски.
    - Смотри, в этом нет ничего страшного, - подбадривает её Даша, демонстративно открывая и закрывая своим ртом головку моего члена, выросшего к этому времени в полный рост.
    Затем она садится на меня, и, оглядываясь на Ксюшу, берет мой член, направляет себе в киску и садится на него. Приподнимается и снова садится, показывая, как член скользит в её мокрой киске.
    - Хочешь так? – спрашивает Даша, глядя через плечо на Ксюшу, - знаешь, кайф какой!? Раздевайся и садись вместо меня. Ну, чего ты ломаешься?
    А Ксения, по-прежнему безответна, но взгляд от киски Даши на моем члене не может отвести.
    - Ладно, ты как хочешь, - теряет терпение Даша, потому что сама уже возбудилась и теперь не очень хочется расставаться с членом в своей киске, - а мы поскакали.
    И она действительно начинает скакать на моем члене. Только теперь она не только часто дышит, но и страстно стонет. Только мне кажется, что она просто дразнит Ксюшу. Я беру Дашу за попу и начинаю часто всаживать в неё. Страстные стоны прекращаются, и начинается частое дыхание. Точно, притворялась. Даша падает мне на грудь, уронив голову на левое плечо. Повернув голову, я наблюдаю за Ксюшей, которая также неотрывно смотрит, как я продолжаю погружать член в кисоньку Даши.
    - Ой, Ксюха! Какой кайф! – говорит, опомнившись, Даша и снова оглядывается на подругу, - Иди же.
    - Хочу раком, - объявляет мне Даша, видя бесплодность всех её уговоров.
    Слезает с меня, умышленно высоко задирая ногу, чтобы Ксюше было хорошо видно, как член выскальзывает из киски. Быстро стает «раком», и я также быстренько пристраиваюсь и всаживаю ей сзади. Без задержки часто и глубоко долблю Дашу членом в киску. Даша судорожно сжимает пальцами края подушек и простыни. Когда её частое дыхание прекращается, я понимаю, что она ещё раз кончила. Об этом также говорит её влага, стекающая по моим яйцам и капающая на простынь.
    Я тоже оглядываюсь на Ксюшу. Она, похоже, чуть ли не дрожит от волнения. Я вынимаю член из Даши. Она падает набок лицом к стене и лежит неподвижно, «кайфует».
    А я с мокрым торчащим членом подхожу к Ксюше. У неё точно озноб. Я обнимаю её. Глажу спинку, чтобы она чуточку пришла в себя.
    - Успокойся. Ты что никогда этого не видела!? – спрашиваю я её.
    - Видела, только по видику, - взволнованно признается Ксюша.
    - Ясно. А вот так «это» выглядит с мужчиной наяву, - говорю я Ксюше, - ты же хотела попробовать?
    Ксюша сквозь дрожь кивает головой, не в силах больше выдавить из себя ни звука. Я медленно и осторожно расстегиваю её халатик. Вот и последняя пуговичка. Освобождаю плечи Ксюши от халатика, и он падает к её ногам. На ней ещё фиолетовые трусики, едва прикрывающие кругленькую попу. У неё очень красивые круглые груди второго или третьего размера. Но главное, что их подчеркивает необычно тонкая «осиная» талия.
    - Ксения! Ты фантастически красивая! – не удерживаюсь от восхищения я. – с ума меня сводишь.
    - Да, что вы, мне так стыдно, - улыбнулась на этот раз Ксюша, и явно засмущалась, закрыв груди руками, - я так стесняюсь вас…., но не могу… хочу… . Ой у меня там всё зудит. Что делать!?... Давайте же скорее…. А то я не вытерплю… Делайте же, как вы это там всё делаете! .
    Ксюша нетерпеливо пританцовывает, как будто ей очень хочется писать. Я припадаю на одно колено перед ней и стягиваю с неё трусики. Боже, какие они мокрые в перемычке между ног, хоть выжимай. Точно, как Таисия, мокла, когда мы с Зиной занимались при ней любовью, невольно приходит мне на ум сравнение.
    Ну, раз эта цыпочка так нетерпелива, я беру её на руки и укладываю на кровать. Ноги она, правда, сама раздвинула, безо всякого стыда и стеснения. Я нависаю над ней, опираясь на колени и локти. Под моим весом ей будет явно не до секса. Ксюша сразу начинает тереться своей мокрой кисулькой о мой твердый член, сопровождая каждое свое движение вздохом «ой». Видимо, действительно у неё «зудит». Видя такое нетерпение, я не стал её дразнить, направил головку члена во влагалище и сильно всадил.
    - А - а – а – й! – издала Ксюша дикий вопль.
    Я испугался, приподнялся на руках и посмотрел на свой член в её киске. Он был алый от крови.
    - Так ты что, целка? – изумленно спросил я у Ксении.
    Но она не отвечала, лежала неподвижно с выражением боли на лице. Какой облом! А я так загорелся желанием насладиться этой куколкой! С трудом сдерживая себя, я медленно погрузил член в её кровавую киску. Я знал, что продолжение полового акта при прорыве целки не рекомендуется. Поэтому я медленно начал извлекать своего «виновника» из порванной киски Ксении. Неожиданно она начала двигать своей киской так, как она двигала, когда член не ещё был у неё внутри. Она снова стремилась избавиться от своего «зудит». Только теперь она не терлась, а сама насаживалась на член, сопровождая каждое движение страстным вскриком «Ой, мамочка! Ой, мамочка!»
    «Больно ей или это крик наслаждения? - подумал я. – Как бы не кончить в неё, а то ещё и залетит, кроме того что пizду порвали».
    От вопля Ксюши прервала своё кайфование Даша. Она повернулась на бок лицом к нам и стала с видом знатока наблюдать, как «чешет» свою кису об мой член Ксения. Я приподнялся, чтобы показать Даше, что произошло. Она, увидев кровь на члене, закрыла глаза, знаю мол. Я вопросительно глянул на неё, что же ты молчала. Она, закрыв глаза, пожала плечами, ничего не поделаешь. Так мимически мы и обменивались взглядами, жестами. Ксюша, подмахивая, так часто и громко кричала «Ой! Мамочка!», что разговаривать было невозможно.
    - У тебя презерватив есть? – спросил я у Даши.
    Она в ответ отрицательно покачала головой и сказала: «Нет, но она говорила, что у неё не сегодня-завтра месячные начнутся, так что вперед, будь спок».
    Не очень-то поверив Даше, я всё-таки решил рискнуть и кончить в Ксению. Я взял её руками за ягодицы и стал сам осторожно водить членом в её киске, не всаживая до яиц. Оказавшись в моей власти, Ксюша начала вопить и вовсе нестерпимо. У меня даже пропало на секунду желание её еβать. Но, лишь на секунду. Через минуту-другую в ответ на скольжение моего члена в её киске, Ксюша так сильно заорала «Ой! Ма-а-а-м-м-м-а-а!», так сильно вздрогнула, выделив киской сразу изрядную порцию влаги, так сильно начали пульсировать её киска и попа, выбрасывая одну порцию влаги за другой, что мой член, помимо моей воли, сильно напрягся и стал сильно извергать в кисоньку Ксении сперму струю за струей, струю за струей! Я при этом тоже сильно вздрагивал, чувствуя пульсацию её киски на моем члене. А Ксюша и вовсе потеряла способность кричать и только, как рыба, хватала воздух ртом. Постепенно мы затихли. Я поцеловал Ксению в губы и отметил про себя - опять же после «того».
    - Ни фига, себе, зрелище! – произнесла Даша тоном опытной в любви жрицы, продолжавшая наблюдать за нами, лёжа рядом на боку и подперев голову рукой, - первый раз с мужиком еβётся, а как бурно! Обещающее начало! Моя подружка явно подает надежды. Со мной у неё всё было гораздо спокойнее.
    - В смысле!? – не понял я.
    - А мы с ней лижемся, - как обычно, невозмутимо ответила Даша, - она ко мне для этого и приходит, а тут ты сегодня оказался очень кстати.
    В этот момент Ксюша открыла глаза и стала осматриваться. «Где это я?! Что со мной?!» - говорил её взгляд. Я приподнялся над ней, вынув член из кисоньки. Увидев эту «кровяную колбасу» Ксюша закрыла лицо руками и запричитала: «Ой, что я наделала! Стыд-то, какой!» Я поднял её с кровати и на руках понес в ванную. Она закрывала лицо руками, сперма вперемежку с каплями крови капала из её порванной киски.
    - Ой! Как стыдно! – сказала Ксюша, кода я поставил её в ванную и включил душ, опять прикрываясь руками и действительно стесняясь смотреть на меня, голого, - позовите Дашу, мне так неловко.
    - Хорошо, - ответил я, вышел из ванной и в лоб столкнулся с голой Дашей, которая уже спешила в ванную, неся в руках испачканную кровью и спермой мокрую простынь.
    Она зашла в ванную, затем раздался шум воды. Девчонки разговаривали, о чем понятно, но их слова заглушал шум воды. Я стоял возле ванной и рассматривал свое «хозяйство». Член и волосы вокруг него тоже были в крови и сперме. Я второй раз в своей жизни рву целку. Первый раз это было с женой. Но мы тогда сразу прекратили и повторили лишь через несколько дней. Да и оргазмы у Светланы начались далеко не сразу. Сначала ей было просто очень приятно, сладко, и только спустя несколько месяцев она научилась полностью отдаваться и кончать. А у Ксении с первого раза, да ещё как!
    Между тем за дверью ванной начал раздаваться девичий смех.
    - Чего веселитесь? – спросил я, открыв незапертую двекрь.
    Девушки стояли в ванной под душем. Ксюша, вскрикнув своё «ой», сразу инстинктивно прикрыла груди и киску руками. А Даша, как ни в чем ни бывало, продолжала поливать её из душа.
    - Ты что, зажалась как целка!? - продолжала смеяться Даша, - Ты уже не целка, да не бойся, покажи, что у тебя там!
    Но Ксюша не убирала руки.
    - Тебе больно? – спросил я обеспокоенно.
    - Уже почти нет, - успокаивающим голосом произнесла Ксюша, спокойно глядя мне в глаза, - так, щиплет чуть-чуть.
    - Девчонки, а меня-то кто-нибудь помоет? - тоже спокойным тоном спрашиваю я.
    - Она, конечно, - опять смеясь, кивает Даша на Ксению, - это её пizды дело, вот пусть и моет. Ксюха, хватит жаться-стесняться! Что хотела, то и получила! Сама напросилась. Вымой хрен, который тебя девственности лишил, женщиной сделал.
    Даша перешагивает через край ванной и стает на пол рядом со мной.
    - Это я вас так испачкала!? – всплескивает руками Ксения, но тут же, снова опомнившись, прикрывает ими свои прелести, а потом так, будто речь идет о пятне на одежде говорит, - господи, что ж я наделала!? Проходите, я вас сейчас помою.
    Я удивлен, что шутка воспринята всерьез, но перешагиваю в ванную. Ксюша стала передо мной на колени, но, снова опомнившись, что всё-таки речь идет не о стирке, замялась, потом протягивает руки за мылом, открывая свои грудки и золотистый треугольник волос на лобке. Спохватившись, опять закрывается. Потом одной рукой прикрывает груди, а другой направляет струйки душа на мой член. И, наконец, отчаявшись, махнула на всё рукой, оставила открытыми свои груди, взяла в одну руку душ - в другую мыло и начала намыливать мой член и яйца. Делала это ответственно и старательно так, как если бы мыла вазу или статуэтку. Мой член от её стараний увеличился и, намыленный, скользит в её руке. Но её волнует только чистота моего «хозяйства». Что может испытать девушка от мужского члена, она сегодня узнала впервые, поэтому особого возбуждения не испытывает.
    - Дашка! Прикол! Первый раз мою мужчину! У них что, у всех такие толстые и большие? У моего младшего брата такой крохотный! Я иногда случайно видела его. - начинает улыбаться Ксюша, переглядываясь с Дашей, а потом не удерживается и смеется, - А тут такая балда! Как он вообще во мне уместился?
    А Даша, не силах больше смотреть на её неловкие мучения между стыдом и любопытством при мытье моего члена, прыскает от хохота и выскакивает из ванной. Ксюша поначалу теряется, оставшись наедине со мной, голым мужчиной. В присутствии Даши она была гораздо смелее. Но тем не менее продолжает.
    - У меня теперь есть мой первый мужчина, - говорит Ксения, закончив мытье члена и поднявшись во весь рост, - прикольно так!
    - А ты великолепная красавица, - отвечаю я обнимая её,- будешь потрясающей любовницей. Твой парень будет счастлив. Тебе понравилось?
    - Больно, но ничего, прошло, - пожимает плечами Ксюша, - а потом я улетела куда-то и толком ничего не помню.
    - Ничего, всему своё время, - отвечаю я и, взяв полотенце, становлюсь на пол рядом с ванной, - у тебя всё классно!
    - А вы женаты? – спрашивает она, уже не стесняясь меня, вытирающего её юное тело полотенцем.
    - Да, женат.
    - Значит, вы изменяете своей жене с Дашей, а сегодня ещё и со мной? – сделала попытку убедиться в своем открытии Ксюша, - И с тётей Таей тоже?
    - С тобой и Дашей изменяю, а с Таей нет.
    - Как это?
    - Жена разрешила мне с мамой Даши.
    - Разве так бывает?
    - Ксюшенька, я потом как-нибудь расскажу тебе. А то у тебя слишком много открытий будет для одного дня. Всё нормально, сладенькая моя, - успокаиваю я её и целую в щёчку (опять же после «того как»).
    Обмотавшись полотенцем, выхожу из ванной. Ксюша, голая, выходит следом за мной и идет в комнату Даши. Берет свои фиолетовые трусики и, преодолевая стеснение от моего присутствия, одевает их, испытующе глядя мне в глаза. Голая Даша снимает с меня полотенце и вытирает остатки капель на теле Ксюши.
    - Ну, всё, пошла я домой, - говорит Ксюша, накинув свой домашний халатик и застегивая его, - пока.
    - Ты дома-то так не ходи, - говорит Даша, глядя в след Ксюше, идущей слегка враскоряку к выходной двери.
    - А что, заметно? – спрашивает, оглядываясь, та.
    - Да, есть немного! - смеется Даша потому что сказать, что «раскоряка» Ксюши слишком заметна – значит ничего не сказать.
    Ксюша в халатике, а мы с Дашей голые провожаем её до двери. Они целуются на прощание, и Ксюша уходит, махнув не мне, а Даше ладошкой.
    - Не пора ли нам поужинать, наконец, нашей селедкой под шубой, - улыбается Даша, - а то, мы её так сладко готовили, а попробовать – не попробовали.
    - Не до того было, - поддерживаю я Дашин смех, - у нас дела поважнее были. Ладно, пошли. Только надо одеться, а то скоро мама придет.
    - Ты одевайся, а я не буду.
    - Почему? А Таисия что подумает?
    - Ничего, я всегда голая по дому хожу.
    - Ну, это когда вы вдвоем с мамой, а сейчас, пожалуйста, оденься. Прошу.
    Даша кивнула, и мы пошли одеваться. Я надел свой новый спортивный костюм, а Даша одела беленькие трусики, накинула домашний халатик. Накрыли на кухне стол и стали ждать Таисию.
    - Ты отчего же не сказала мне, что Ксюша целка? –упрекнул я Дашу.
    - А ты бы тогда мог не согласился её рвать.
    - Это уж точно. Я думал она с парнями уже трахалась. А парень-то у неё есть?
    - Да, есть.
    - Отчего же она ему не дала?
    - О! Это целая проблема. Он тоже девственник, поэтому, сначала не решался, потом не получалось. Ну и так далее. А она, сам видел, какая! Достала меня! Расскажи да расскажи, покажи да покажи, полижи да полижи! Она, конечно, тоже у меня между ног язычком классно работает, но у неё такой гейзер! Захлебнуться можно! Я ведь сейчас постель не застелила, чтобы просохла. Представляешь! Если она хотя бы раз в день не брызнет своим «гейзером» - места себе не находит, на стену лезет.
    - Вот и научила бы его трахатья, а он бы Ксюшу потом и проткнул.
    - Да я ей так и предлагала, а она ни в какую. Ревнует, заберешь, говорит его у меня, или он к тебе привяжется. Так-то они любят друг друга, но вот такая проблема у них.
    - Это не проблема. Попросить, что ли, свою жену или жену Степана, лишить его девственности.
    - Свою жену?! – воскликнула Даша в предельном изумлении, - неужели ты не будешь ревновать?
    - Буду немного, но ради Ксюши пойду на это. А с Зиной это будет ещё проще, она ведь медик. Парень Ксюши придет к ней якобы на прием, а остальное - дело техники.
    - Вот это новость! А ты, оказывается экстремал не хуже меня.
    В это время раздался звук открываемой ключом двери.
    - А вот и мама, - сказала Даша и пошла её встречать.
    Они обнялись, поцеловались в прихожей.
    - А мой муж дома? - спросила Таисия.
    - Да, дома. Мы тут тебе селедку под шубой приготовили, - отвечала Даша, занося на кухню пакеты, принесенные Таисией, - сейчас будем ужинать.
    - Привет! – поздоровалась со мной Таисия и мы нежно поцеловались в губы под пристальным взглядом Даши, - ты уже дома? Как хорошо! Как хорошо приходить домой, где муж уже дома! Пойду в ванную ополоснусь, а вы накрывайте. Так голова болит после вчерашнего.
    И ушла из кухни. Мы с Дашей накрыли стол и стали ждать её.
    - Ну, вот, мы уже не одни, - с грустью сказала Даша и села мне на колени, - а почему она назвала тебя мужем?
    - Потому, что я согласился им быть на эту неделю, - отвечал я, запустив руку ей под халатик и поглаживая нежные соски, - иначе меня бы здесь сейчас не было.
    - Как согласился?! …Моя мать тебя об этом попросила? – изумилась Даша.
    - Нет, моя жена попросила.
    - Твоя жена!!!... – у Даши от удивления отвисла челюсть и пропал дар речи, - Ну, ты даешь!... Ну вы даете! То парня девственности лишить, то согласиться быть мужем! А твоя жена где сейчас?
    - Она сейчас со Степаном.
    - Его женой? Получается, вы поменялись женами!?
    - Да.
    - А жена Степана куда-то уехала?
    - Нет. Она сейчас дома, всё знает и согласна.
    - Так они там что, втроем живут?
    - Да, втроем.
    - Ну, дядя Степа дает?... С двумя….
    - С одной, - уточнил я, - А вообще-то у Зины сейчас месячные. Собственно поэтому всё так.
    - А моя мама прошлую неделю редко дома ночевала…. Это как?
    - Это у моей жены были месячные.
    - Писец!.... Догадалась. Это значит, прошлую неделю дядя Степа был мужем моей мамы, а на этой неделе – ты! Веселая у вас компания! Дружите семьями! Интересно…. Ой! Ты своими пальчиками трогаешь мои соски, а мокро стало между моих ножек. Ты что, фокусник!?
    В это время послышались шаги Таисии, идущей из ванной. Даша тут же встала и села на свой стул возле стола. Таисия вошла вся свежая после душа. На ней были домашние джинсы и белая полупрозрачная, как марля, распашонка, через которую просвечивали соски её аккуратных грудей. Я задержал на них взгляд на мгновение больше положенного приличиями, и Даша это сразу заметила.
    - С легким паром! – пожелали мы ей.
    - Спасибо, - поблагодарила она, садясь за стол.
    - Тебе пива от головной боли? – предложил я.
    - Да. Целый день мучилась после вчерашней гулянки на работе. Еле дожила до вечера.
    Я налил пива, и Тая жадно его выпила. После чего мы все начали ужинать.
    - Хорошая селедка под шубой! – похвалила Таисия.
    - Да? Здорово! Я так старалась, когда её готовила, - ехидно улыбнулась Даша и скосила глаза на прозрачную распашонку матери, а потом, стрельнув глазами на меня, томно произнесла, - Ой, мама, что-то жарко мне.
    С этими словами она расстегнула халат и откинула его на спинку стула, оставшись с обнаженной грудью.
    - Даша, прикройся! – строго сказала Таисия,
    - Почему? Я же всегда голая хожу дома!- повторила фразу, ранее сказанную мне, Даша, - почему я сейчас должна прикрываться!?
    - Тебе не понятно? Надо объяснять? – настаивала Таисия.
    - Ладно, я пойду есть в зал, - изобразила обиду Даша, - раз я такая вам мешаю.
    Она встала, но халат всё-таки оставила на спинке стула. Взяла свою тарелку, вилку, хлеб и, покачивая попочкой, слегка прикрытой белыми трусиками, вышла из кухни. Мой «мальчик» шевельнулся под спортивными штанами.
    - Налей ещё пива, - попросила Таисия, сокрушенно покачав головой, - я же говорю, без тормозов они нынче.
    Мы продолжали ужинать. Таисия выпила ещё пива и сказала, что теперь ей полегчало. По её голосу и жестам я понял, что не просто «полегчало», а хмель снова ударил ей в голову. Она сидела и, счастливо улыбаясь, смотрела мне в глаза с явным намеком. Потом я почувствовал, что кто-то трогает мой член через спортивные брюки. Сначала я не понял, в чем дело, но тут же быстро сообразил, что Таисия это делает ногой под столом. Мой «мальчик» отзывался на эти ласки. Таисия чувствовала, как он твердеет, и улыбка её становилась всё откровеннее.
    В этот момент вернулась Даша. Она вошла теперь уже абсолютно голая, без трусиков, извинившись, сказала, что забыла соль и чаю хочет налить. Стояла к нам спиной, не спеша наливая чай. Я откровенно смотрел на явно показываемую мне попочку. А Таисия промолчала на эту выходку Даши и продолжала ласкать пальцами ноги мой член. Даша повернулась и, показав свои круглые груди и треугольник волос на лобке, взяла со стола соль и пошла к выходу из кухни, аппетитно качая теперь уже голой попочкой.
    Таисия сокрушенно махнула рукой, что, мол, с ней сделаешь, не обращай внимания. Но сразу же почувствовала, как быстро отвердел мой член после минутного появления Даши. С одной стоны она это оценила как выгоду для себя, а с другой шевельнулась ревность.
    - А чего это я сегодня утром со Степаном проснулась? – начала заигрывать ревнивым голосом Таисия,
    - Это я тебя должен спрашивать, почему ты изменила мне со Степаном! – парировал я игривый наскок Таисии.
    - Ну! Нашёл измену! – отмахнулась от меня мама Даши, - в нашей компании измен уже быть не может, перетрахались уже все вдоль и поперек! Ты не увиливай от вопроса, так ты где был? Где спал?
    - Да с вами я спал, у стеночки, - соврал я.
    - Что-то я не помню, - засомневалась Таисия.
    - Ещё бы ты помнила! – шел в наступление я, - утром с похмелья как угорелые сорвались со Степаном на работу! Где ж тут заметить!? Даже, наверное, перепрыгнув через меня не заметила бы!
    - А ты когда ушел на работу? – допытывалась Таисия, поверив, что я спал с ними, но всё ещё мучаясь сомнениями, не было ли чего между мной и Дашей.
    - Да практически сразу за вами, - продолжал выстраивать я своё алиби и, кажется, Таисия в него поверила.
    Она погрозила мне пальцем и тут же, взявшись за нижние края своей распашонки, сняла её через голову. А затем расстегнула джинсы, приспустила их и оперлась локтями на стол кухонной стенки, подставив мне всё, что было у неё между ног. Я сильно удивился, но понял, что в ней говорит не только хмель, но и ревность к дочери. Таисия спокойно, не опасаясь возможного появления дочери, стояла в этой позе с хорошо подставленной попой и ждала, пока я сниму футболку и спортивные брюки. Она явно хотела показать, кто в доме хозяйка, потому что не предложила удалиться в спальню.
    Её восхищенный взгляд говорил о том, что она очень довольна моим толстым торчащим членом неважно, что к этому возбуждению тоже Даша причастна. Я подошел к Таисии сзади и потрогал подставленное мне местечко. Там всё было очень мокро. Я направил свой член в эти мокрые, как от тропического ливня, «джунгли» и он сразу и легко проник в них. Я полностью вытащил его и снова ввёл. Таисия прогнулась от наслаждения. Я не боялся, что войдет Даша, потому как знал, что она видела не раз, как я деру её маму. И ничего нового в том, что ещё раз увидит, не будет. А Таисия, похоже, сама это всё и затеяла, для того, чтобы её дочь увидела.
    - Подожди, я сниму джинсы, - прошептала она на страстном вздохе, когда я снова полностью вынул свою толстую «дубинку», - а то мы их сейчас намочим.
    Тая пошевелила ногами, джинсы упали на пол, и она, переступая с ноги на ногу, освободилась от них. Я снова направил член в её темное влажное лоно, снова легко загнал его так глубоко, что почувствовал яйцами складки губ киски Таисии. Она приподнялась на цыпочки, чтобы ещё лучше подставить мне свое лоно. И я начал ритмично и глубоко всаживать ей по самые яйца. Вскоре её тело начало сотрясаться от знакомой дрожи, которая становилась всё сильнее и мельче. Я перестал всаживать, а только наслаждался дрожью её киски, одетой на мой член, и дрожью её тела, которое я удерживал за груди. Оргазм Таисии был беззвучным. Вскоре её дрожь затихла.
    - Я уже всё! – счастливо улыбаясь, сказала она и посмотрела на мена через плечо, - вынимай.
    Я выполнил эту просьбу и вытащил член, как будто на этом всё. Но, выждав короткую паузу, снова глубоко всадил ей. Она не ожидала и с удивлением оглянулась на меня. Я снова вынув и так же резко и глубоко всадил. Таисия попыталась освободиться, давая мне понять, что чувство сексуального голода у неё прошло, поэтому довольно секса на кухне. Но я только и ждал этого малейшего сопротивления. Я крепко взял её за талию и начал «изнасилование». Таисия стала вырываться, но поняв, что это ей не удастся, стала обреченно принимать мои сильные глубокие проникновения, стонала от бессилия, затем стала вопить в беспамятстве, забыв, что Даша в зале всё слышит. Она, конечно, хотела подразнить Дашу, но не так явно. Её громкие крики сопровождались звонкими шлепками моих бедер о её ягодицы. Вот тут я тоже громко зарычал, застонал, заахал и мощно в неё кончил.
    Сперма, выдавливаемая глубокими проникновениями члена, вытекала из её киски, капала на пол, стекала по внутренней стороне ног. Член, весь в сперме и её соках, постепенно становился мягким, но я продолжал всё энергичнее водить им в киске Таисии, ожидая, когда он выпадет сам. Но вдруг я снова почувствовал знакомое сладостное жжение в члене, как будто сейчас снова брызнет сперма. Я стал ещё чаще им ласкать кисоньку Таисии изнутри. Сладостное ощущение нарастало. Я почувствовал, что член снова твердеет. Действительно с каждым толчком погружения в киску Таисии становились всё приятнее. Я понял, что сейчас кончу второй раз подряд, не вынимая члена. Это было впервые в моей жизни.
    Я ещё чаще стал долбить Таисию, думая лишь о том, чтобы кончить, пока член не обмяк, совершенно не обращая внимания на её возобновившиеся вопли. Я так часто и сильно ей всаживал, что, наконец, кончил и брызнул вторую подряд порцию спермы, а к её воплям и шлепкам наших тел прибавился звон посуды, стоявшей на столе. Что-то даже упало. Пот с меня лил ручьями. Таисия лежала неподвижно грудью на столе. Я удерживал её от сползания, прижимая к столу, таким образом, мой член был ещё в ней.
    Неожиданно я почувствовал, как кто-то вытирает пот с моего лица. Я повернулся и увидел, что это голая Даша стоит рядом с полотенцем и вытирает меня, она явно воспользовалась моментом, что её мать сейчас после бурного оргазма плохо соображает.
    - Вы тут настоящий погром устроили! – назидательным тоном отчитывала нас она, - надо же совесть иметь. А ещё меня воспитывали: голой нельзя, голой нельзя! А сами!? Скоро соседи сбегутся и милицию вызовут. Подумают, что режут кого-то.
    Я отстранился от Таисии, вынув член. Её ноги подкосились, и она тут же стала сползать на пол. Мы с Дашей подхватили её, отнесли в спальню и уложили на кровать. Даша смочила полотенце и стала вытирать им потное тело матери и обильно вытекающую сперму между её ног. А я стоял рядом, не зная, что делать, как будто в чем-то провинился.
    - Ну, ты и выделал её! – сказала Даша мне, пользуясь тем, что мать пока ничего не слышит и не осознает, где она и что с ней, - Я уже знаю, что ты так бурно можешь, и сначала спокойно относилась к вашим шумам. Но потом опять не на шутку испугалась и к вам. Ты, вроде как две палки подряд ей забросил.
    - Как ты угадала?
    - Ещё бы! Ты обычно один раз рычишь и охаешь
    - Ой! Как хорошо! Кто бы мог подумать! – сладким хмельным голосом произнесла очнувшаяся Таисия, как будто речь шла о каком-то обыденном удовольствии, а не о том, что её только что очень хорошо отодрали, – Какое блаженство! Дашка! А ты почему здесь! Голая! Бесстыжая! Как ты посмела!? Уходи!
    - Слава те яйца! Жива! А я уж не на шутку испугалась. Очень даже представляю! – усмехнувшись, отвечала Даша, и продолжила назидательным тоном, как если бы она была матерью Таисии, - а я уж думала конец тебе и прибежала спасать. Но, слава богу, оказалось, что это не конец тебе, а конец в тебе. Да ещё какой! И вообще мама, знаешь, что!? Хватит прикидываться! Если бы ты хотела, чтобы я не видела ничего этого, то ушла бы в спальню. Хватит об этом. Я что, малолетка несовершеннолетняя!?
    - Да, уж, от комплексов ты явно не надорвёшься! Да, ладно тебе! Проехали! Мне сейчас так хорошо! Я такая счастливая! – щебетала Таисия, абсолютно не стесняясь своей наготы, забыв от счастья, что перед ней обнаженная дочь и голый я. – Видишь, какой у меня муж!? Милый, иди ко мне! Ты волшебник. Я люблю тебя!
    - Пойду, уберусь на кухне, - сказала Даша тоном старшей, уступая мне место рядом с матерью, - а вы пока отдохните.
    Я ложусь рядом с Таисией. Она укладывается рядом головой ко мне на грудь и закидывает на меня одну ногу. Рукой берет мой член и ласкает его. Потом наклоняется и целует член, приговаривая: «Ой, ты мой сладенький! Ой, ты мой миленький! Как же я тебя люблю!»
    «Ну, вот! – подумал я про себя, - сначала дочь, а теперь и мама признаются в любви моему члену, а я, получается, всего лишь при нём».
    - Я даже не знаю теперь с кем из вас лучше, - словно прочитав мои мысли, говорит Таисия, - Степан явно неравнодушен ко мне и этим пленяет, с ним такое любовное наслаждение. А ты такой самец, что я, словно телка при виде быка теку, падаю на передние ноги, лишаюсь воли к сопротивлению. Прямо наизнанку выворачиваешь. Хотя, что я выбираю, когда могу и с тобой и со Стёпой, с каждым из вас по-своему хорошо! Хорошо, что вы не ревнивые, и ваши жены разрешают вам всё это со мной вытворять.
    - Ты воркуешь, как молодуха, - рассмеялся, не удержавшись, я, - тебя что, первый раз хорошенько вые…ли?
    - Выеβли не первый раз, конечно, но такое впервые, - улыбнулась она, слегка щелкнув пальчиком меня по носу и поцеловав в щеку, - было почти также, когда ты меня силой брал, но сегодня ты превзошел самого себя. Я уже думаю, что всё, а ты снова…, а ты снова, потом вроде бы уже точно всё, нет опять снова… У меня сейчас такое ощущение, что твой «малыш» всё ещё в моей «девочке».
    Слышно, как Даша, выключая везде свет, идет по коридору. На ней по-прежнему ни единой ниточки. Она заходит к нам в спальню, также выключает свет и уверенно бесцеремонно ложится к нам в постель так, что я оказываюсь посредине меду ней и Таисией.
    - Дашка! Бесстыжая! Имей совесть! Ты что, будешь с нами спать? – удивленным тоном возмущается Таисия.
    - Мама, ты опять за своё!?... То не ходи голая по дому, то не сиди голая с вами на кухне, то не лежи голая с вами в постели!…. А сама голая на кухне любовью занимаешься до потери пульса. Вопишь так, что телек не слышно. Нет уж лучше я с вами, а то опять придется бежать тебя откачивать, - с улыбкой, полушутя - полувсерьез говорит Даша, тем самым удачно обосновывая своё появление в нашей постели. – Успокойся мама! Ничего страшного! Полежу просто рядом и всё. Ничего такого не будет.
    А сама поворачивается на бок, прижимается ко мне животиком и грудками.
    - Вот видишь, мама!? – продолжает Даша, откровенно глядя на мой член в руке Таисии, - воспитываешь, воспитываешь меня, а сама при мне держишь за хрен своего мужа! Разве так можно!?
    - Да, ты права, нельзя! – начала оправдываться захмелевшая Таисия, признавая тем самым своё поражение и уступая натиску дочери, - но он такой волшебный, что я не могу ничего с собой поделать.
    - Волшебный!? Никогда не слышала такого о мужских «хозяйствах», - изображала Даша такое удивление, что я и сам начинал верить ей, - Волшебный – это как?
    И совершенно бесцеремонно на глазах у матери, всё ещё держащей мой член в своей ладони, начинает ласкать мои яйца. Постепенно её ласки приближаются к стволу члена, плотно охваченного ладонью её мамы. Ладонь Таисии являлась последним препятствием, останавливавшим вседозволенность Даши в присутствии матери.
    - Мама, дай я его поглажу, - трепетно умоляя, просит Даша, - мамочка, ну пожалуйста! Мне же интересно!
    Смена Дашей бесцеремонно уверенного тона на покорно умоляющий ослабила хватку ладони Таисии на моем члене. Не дожидаясь разрешения матери, уверенная, что она его всё-таки получит, Даша нежно, но настойчиво отстраняет руку Таисии. Разве может мать устоять перед просьбой любимой единственной дочери!? Таисия отпускает мой член, давая тем самым молчаливое добро Даше.
    - Ой, какой славный! – шепчет Даша и притворяется, что касается его впервые, - Наверное, на самом деле волшебный!
    - Ой, можно подумать, ты первый раз касаешься мужского члена, уверенно-недоверчивым тоном, произносит мама Даши, - ты ещё скажи мне, что целка, и с Мишкиным членом не знакома…
    Упомянув о сексе своей дочери с Мишей, Таисия делает новую попытку отвадить меня от неё, возбудить во мне хоть какую-то ревность.
    - Мама!... Какая ты!... – недовольно капризно надув губы, упрекает её Даша, - Я же про член твоего мужа говорю. Он и вправду необыкновенный, смотри какой красивый!
    Даша водит рукой по стволу моего члена. Он видимо, действительно ей не шутку нравится, потому что она делает это как-то особенно приятно. Мой член, конечно, знаком с лаской женских рук не впервые, но Дашка делает это как-то особенно приятно. Она как бы каждой клеточкой чувствует меня.
    - А у Мишки член не такой… У него больше, - как бы невзначай роняет Даша, рассчитывая на самом деле подразнить в свою очередь мать.
    - Так чего ж тебе ещё тогда надо, - недоумевает Таисия, вспомнив, что знает насколько большой член у её возможно будущего зятя. Меня начинает забавлять, что мать и дочь разыгрывают друг друга, скрывая, что одна трахалась с Мишкой, а другая – со мной. Таисия смотрит на меня взглядом дающим понять, что я не должен выдать её связь с Мишкой,
    - Мало тебе что ли, большого члена жениха!? – продолжает она урезонивать дочь.
    - Нет, мама, - отрицательно машет головой Дашка, - этот особенный. Сама же сказала - волшебный.
    Даша резко наклоняется, целует, а потом и засасывает головку моего члена. Затем отстраняется и озорно смотрит на мать. «Ну, это уже наглость!» - говорит взгляд Таисии, но губы её не произносят ни звука. Мать, как обычно прощает очередную выходку дочери.
    - Ты сейчас и потрахаться, поди, попросишь, - полушутя говорит Таисия, наблюдая как Даше ласкает мой член - член её названного мужа, и, опустив руку пониже, начинает задумчиво гладить мои яйца.
    Они разговаривают между собой, даже не пытаясь вовлечь меня в свой разговор. Два женских тела, прижатые ко мне с боков грудями, две женских руки, нежно ласкающие мои член и яйца, их откровенные разговоры – всё это начинает не на шутку волновать меня. Мой «малыш», как в песне, «растёт не по годам».
    - Как же, потрахаешься тут, - сокрушается Даша, как будто вопрос о её сексе со мной уже дело решенное, и продолжает ласкать мой член, - он ведь тебе две палки подряд забросил. Так что не знаю, мне осталось или нет.
    - Ты что, доченька, серьезно?- не сдается Таисия, и продолжает ласкать мои яйца, - одно дело мы, а другое – ты. А как же Миша? Вы вроде бы жениться собираетесь.
    - Во-первых, Мише никто не собирается об этом рассказывать. Во-вторых, ой, как мне сейчас хочется, мама! Сама возбудила меня: «как хорошо, ты не представляешь», – передразнивала, шутя, Даша маму. - Вот и хочется попробовать, чтобы было хорошо, как тебе. Дай представить.
    Таисия молчит, ничего на это не отвечает. С минуту продолжаются молчаливые ласки моего тела руками матери и дочери.
    - Мам!?... А может быть можно!? – с тайной надеждой спрашивает Таисию Даша, забыв своё обещание, что «ничего такого не будет».
    - Ма- а – м!? …А мам!?... Ну, пожалуйста! … - умоляет Даша в ответ на молчание матери, - ну хоть чуть-чуть попробовать!
    От этих слов Таисия окончательно растаяла. Они напомнили ей о только что пережитом небывалом наслаждении, а какая же мать не хочет счастья своей дочери, которая уже держит это «счастье» в своей руке.
    - Ладно, давай, пробуй… Ох, не знаю, что из этого получится, - разрешила умиротворенная Таисия, - жалко, конечно, но давай уж. Впрочем, я подозреваю, вы уже, как минимум один раз, были близки. То-то на следующее утро после его появления здесь, я видела, утром в зале валялись твой халат и его полотенце.
    - Мамочка, ты самая лучшая мамочка в мире! – Даша перегнулась через меня и стала осыпать лицо Таисии поцелуями благодарности, как если бы ей сделали какой-то подарок - я так люблю тебя! Спасибо!
    Даша, конечно, ерничала, поскольку могла потрахаться со мной и без разрешения матери. Разрешение Таисии было, конечно, формальным, потому что Даша при матери уже всё проделала со мной. Оставалось только нанизать её киску на мой член. Но, чувствовалось Даша всё равно хотела получить его. С этими словам она снова легла рядом и стала уже интенсивнее теребить, дрочить мой член, который и без того был очень твердым. Но, видимо, ей нравилось ощущать это.
    - Садись, доча, - вздохнула окончательно сдавшись Таисия, и лаская мои яйца, предупредила, - а ты смотри полегче.
    Всё-таки сказалось, что Таисия уже была хорошо мной удовлетворена, иначе, думаю, её согласие получить было бы сложнее, если вообще возможно. Итак, получив «зеленый свет», Даша сразу же запрыгнула на мой член и радостно запрыгала на нём. Потом почему-то села на колени между моих ног и принялась сосать член и ласкать яйца. Таисия с удивлением посмотрела, как это вытворяет её дочь, затем легла чуть повыше и начала гладить волосы на моей груди, щекотать соски, целовать меня в губы взасос.
    - Доча, а ты ещё и анус его приласкай, - дала совет Даше Таисия, улыбаясь и глядя мне в глаза, - на него это хорошо действует. Тетя Зина не даст соврать.
    Даже в этой ситуации Таисия снова пыталась опорочить меня в глазах Даши.
    - Тетя Зина!?!? – изумилась Даша, выпустив изо рта мой член, но махнула рукой, мол, потом разберемся, и принялась массировать мне анус. Вместе с ласками Таисии это возымело довольно быстрое действие. Вскоре я уже чувствовал свой твердый член во рту Даши.
    - Да, действительно помогает, - подтвердила Даша, скользя рукой по твердому члену, открывая и закрывая головку, и затем скомандовала мне, - ложись на меня.
    - Будь осторожен с моей дочей, не разгоняйся шибко, - предостерегала Таисия, освобождая меня от своих объятий и поцелуев.
    Я поднялся, развернулся, стал на колени. Даша легла передо мной, раздвинув пошире и согнув ноги. Таисия заботливо потрогала мой член и, убедившись ещё раз в его твердости, направила в киску Даши. Обнажила головку, раздвинула складки губок. Мне осталось только надавить, и гладкая головка проникла во влажную киску Даши. В этом было что-то трогательное: мать не только дала согласие на секс дочери с пусть даже названным, но мужем, но и сама вставила член в её киску. Как бы совершив обряд, Таисия легла рядом и наблюдала, как мой член двигается в киске её дочери. Я обменялся с ней вопросительным взглядом. В ответ она поощрительно закрыла глаза: всё в порядке, давай, действуй.
    Я лег на Дашу, опершись локтями на постель, и мы начали двигаться навстречу друг другу, соединяя и разлучая мой член и её киску. Губы наши слились в страстном поцелуе, поэтому Даша часто дышала носом, когда кончала. Таисия лежала рядом и, положив ладонь мне на ягодицы, слегка подталкивала в такт нашим движениям. Я протянул руку и потрогал её между ног. Там всё было мокро, то ли от её влаги, то ли от моей ещё не вытекшей спермы. Она одобрительно кивнула. Я взял её руку и направил между своих ягодиц, подсказывая тем самым, чтобы она занялась моим анусом. Таисия тут же всё хорошо сделала, и я продолжал проникать в кисоньку Даши значительно увеличившимся и ещё больше отвердевшим членом.
    Дашенька это почувствовала и, хихикнув от удовольствия, стала ещё активней насаживать свою киску на мой член и сразу же кончила. Она перекинула одну ногу к другой и начала переворачиваться. Я понял её намерение и дал ей возможность стать раком. Тут же снова ввёл член в её киску, и мы продолжили соединять наши сладкие местечки. Таисия, сначала смотрела на всё это отрешенным взглядом, но потом, надо отдать ей должное, быстро нашла свое место в этой игре наших тел. Она постепенно переместилась под Дашу и стала пальчиками и язычком ласкать её колышущиеся груди, особенно соски. Даша явно кончила ещё раз и минут через пять её оргазм повторился. Она уже просто двигалась, наслаждаясь послевкусьем е…ли. Даша руками раздвинула ягодицы. Это означало только одно, пора вводить в попу.
    Я приставил член к отверстию попочки и стал медленно погружать его. Когда член вошел полностью, я подержал его в попе Даши неподвижно, чтобы она привыкла, а потом постепенно начал е…ать её в попу. Таисия сразу поняла, что мы делаем, перевернулась и легла лицом под Дашину киску. Языком лизала складки и клитор, а руками ласкала груди дочери. Свои ноги она тоже раздвинула, подставив губам Даши свою киску. Но Даша была в экстазе и кончала раз за разом только получая удовольствие. Впрочем, Таисия не расстроилась и приняла всё как должное.
    - Тая, ты великолепная тёща! – воскликнул я, - мне б такую!
    - Ну, тёща я буду, видимо, Мишина, - поддержала меня Таисия, - но это после свадьбы, если будет таковая. А сейчас твоя мечта сбывается, я – твоя.
    - Как классно втроем! – воскликнула Даша, когда я вынул член из её попы, и весьма довольная легла рядом. Таисия снова развернулась и легла на спину, согнув ноги и взявшись под колени руками.
    - Ещё раз что ли потрахаться, - размышляла вслух Таисия, явно не горя особым желанием принять в себя мой член ещё раз. Она как обычно завелась от секса в её присутствии, а теперь ещё и участии, поэтому мой член легко скользнул в её мокрое лоно уже второй раз за сегодняшний вечер.
    - Не жди меня, - сказала Таисия, я удовлетворена уже по полной программе, - кончай, как захочешь.
    Я взял руку Даши и также направил к себе между ягодиц.
    - Как классно втроем! – снова восхищалась Даша, лаская мой анус в такт движениям члена в киске матери, - надо было раньше так сделать.
    - Да, это чувствуется, - подтвердила Таисия, подмахивая киской моему вновь увеличившемуся и потолстевшему члену, - какой огромный! Давай милый, брызни ещё в меня! Брызни!... Ещё!.. Ещё!... Так!... Так…Ещё!... Ещё!...
    Я, конечно же, дал долго себя уговаривать и вскоре выстрелил остатками спермы в киску Таисии. Она, хоть и сказала, что «уже по полной», но несколько минут еще дрожала всем телом на моем теряющем твердость члене.
    - Класс! – радостно крикнула она, - я еще раз кончила! Кто бы мог подумать, ещё полчаса назад я была против Даши с нами. А как хорошо всё получилось! Давайте мыться и спать…спать… спать.
    Они с Дашей ушли в ванную мыться, а я пошел на кухню выпить чаю.
    - Мы тоже хотим чаю, - дружно сказали голые Даша и Таисия, войдя на кухню и обняв меня.
    - Ну, вот и решение вопроса, - подвел итог я, - кто хочет, тот ходит по дому голый или одетый, как ему нравится.
    Они остались пить чай, а я пошел мыться. Помывшись, я лег в постель. Вскоре пришли Даша и Таисия. В эту ночь мы спали втроем. Я постоянно сквозь сон чувствовал два нежных женских тела. Им тоже всё было вновь. Они тоже сквозь сон гладили меня по груди, по ягодицам, брали в руки член, ласкали свои груди.
     

  2. saveliy74

    saveliy74 Форумчанин

    Слыш брат!!!!
    История конечно со свингерством прикольная, но фот с физическими способностями ты перегнул!!!!!
    Для того чтоб кидать по столько палок, нужно питаться и спать как следует, а то ведь ресурсы организма не бесконечные!!!
    :evil:
    Неделю в таком темпе продержаться считаю просто НЕ РЕАЛЬНО!!!!!!
    Кому интересно, посчитайте сколько палок в день и за ночь кидал главный герой( от 5 до 8) и так каждый день!!!!!!
    Ну а так в целом сюжетик прикольненький!!!! :wink:
     

Поделиться этой страницей