рассказ

Тема в разделе "Архив", создана пользователем dima2, 3 авг 2005.

Статус темы:
Закрыта.
  1. dima2

    dima2 Гость

    http://incestru.com

    СНЫ ВЕРЫ ПАВЛОВНЫ
    (не по Чехову)

    Данный опус не претендует на хороший художественный
    стиль. Это просто мои фантазии.

    Доктор Айболит

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Началось все с того, что от Веры Павловны муж ушел к другой женщине, и она осталась одна со своей дочерью. Дочь звали Анной, и было ей тринадцать лет.
    В свои тридцать шесть лет женщине просто было необходимо заниматься сексом. Ей пришлось вспомнить девичьи забавы и вновь заняться мастурбацией. Она стала покупать порножурналы и фильмы и вечером, засеревшись в своей комнате включала видеомагнитофон или открывала очередной журнал и доводила себя до оргазма то рукой, то вибратором. Потом произошел один случай, который изменил сексуальную жизнь Веры Павловны.
    А случилось вот что: однажды мать застала свою дочь за интересным занятием: Анечка сидела голая на краю ванны и рассматривала и трогала свои половые органы. В первый момент женщина хотела отругать дочь, но мгновение, подумав, что сама начала заниматься мастурбацией примерно в ее возрасте, изменила свое решение. Она предложила дочери рассказать все о женском теле и показать, как можно получить удовольствие от ласк своего тела. Сначала Анна колебалась, но мать стала говорить, что это нормально для ее возраста, что она сама занималась этим в ее годы, что удовольствие, получаемое от ласк - ни с чем не сравнимо, и девочка согласилась. Они прошли в спальню, Вера Павловна тоже разделась догола и на себе показывала и объясняла строение половых органов, что такое клитор и как его нужно ласкать. Сначала она сама довела до оргазма Анечку, потом предложила попробовать дочке самой, и сев напротив смотрела, как девочка теребит пальчиком свой клитор. Потом и сама стала дрочить себя...
    В этот вечер они долго упражнялись в мастурбации: дрочили друг друга, дрочили друг перед другом, мать показала дочери вибратор и дрочила им себя... С этого вечера отношения Веры Павловны и Анечки резко изменились. Каждый вечер они ложились в одну кровать и занимались мастурбацией и взаимными ласками. С каждым днем Анечке все больше и больше нравилось это занятие. Ласки матери и дочери становились все более откровенными. Особенно девочке нравилось, когда мать облизывала языком ее анус, потом вставляла туда палец, а языком теребила клитор.
    Через некоторое время, дабы не приучить окончательно дочь к лесбийской любви, Вера Павловна решила показать ей порножурналы и фильмы. Поначалу Анечка несколько брезгливо смотрела на мужские члены, но потом это прошло, после того как она посмотрела фильм, где одна женщина сосала члены у нескольких мужиков. Фильм был любительский, и девочка видела, что женщине это занятие доставляет большое наслаждение. Мать подтвердила это. Анечке хотелось тоже попробовать и Вера Павловна купила для нее фаллоимитатор небольшого размера. С этого дня мать стала учить дочь, как заниматься сексом с мужчиной с помощью этого искусственного члена. Анечка с удовольствием сосала его, а мать объясняла ей как это делать лучше, чтобы настоящему мужчине понравилось. Потом мать лишила невинности Анечку тем же фаллоимитатором...
    Так бы у них и продолжались эти занятия, если бы не еще один случай. Однажды ей на рынке парень - продавец видеокассет предложил ей, как проверенной клиентке "кое-что погорячей, специально для вас" и сказал, если понравиться то он может предложить еще несколько фильмов такого же содержания. Вернувшись домой, Вера Павловна решила посмотреть фильм, пока дочь была в школе, а то вдруг это какие-нибудь извращения. Она вставила кассету в видеомагнитофон и уселась в кресло. На экране без всяких титров появилась женщина где-то ее возраста и стала раздеваться. Сняв с себя всю одежду она села на кровать и что-то сказала, по-английски махнув рукой, подзывая кого-то. И в кадр вошел, женщина не поверила своим глазам, мальчик лет тринадцати- четырнадцати, то есть возраста ее дочери! Мальчик подошел к женщине, она расстегнула его брюки и стянула вниз до колен вместе с трусами. Попка мальчика была восхитительна - худенькие крепкие ягодицы, безволосые ноги. Картинка на экране сменилась, и теперь мальчик находился боком к камере. Его член стоял. Женщина улыбнулась мальчику и взяла его член в рот... Вера Павловна почувствовала, что у нее между ног потекла смазка. Она сняла с себя трусы, задрала юбку до пояса и закинула ноги на подлокотники кресла. Смочив пальцы смазкой из влагалища стала тереть свой клитор. Тем временем на экране женщина выпустила изо рта член мальчика и встала на четвереньки к нему задом, расставив в стороны колени и прогнувшись. Мальчик стал пальцами гладить промежность женщины, засовывать их ей во влагалище и теребить ее клитор. Женщина стонала и крутила задом. Потом она что-то тихо ему сказала и мальчик, придерживая свой член рукой, вставил его ей во влагалище. Она застонала. Застонала и Вера Павловна, яростно натирая свой клитор и засовывая сложенные вместе два пальца себе во влагалище. Она жадно смотрела как этот юнец трахает взрослую женщину. Картинка опять сменилась. Теперь женщина лежала на спине, высоко задрав согнутые в коленях ноги. Мальчик стоял на коленях между ними и в такой позе ее трахал. Руками он мял ее груди. Вскоре он стал двигаться быстрей и тихо стонать. И через мгновение женщина быстро перевернулась, обхватила член мальчика рукой и стала быстро дрочить его, подставив открытый рот к самой головке члена. Мальчик выгнулся и с криком выплеснул женщине в рот струю спермы. Вера Павловна, увидев как кончил мальчик, тоже стала кончать. Оргазм приходил как бы издалека. Она смотрела, как мальчик выпускал одну за другой струи спермы женщине в рот и на лицо и волны оргазма накатывали одна за другой в унисон струям мальчика. На экране все лицо женщины было забрызгано спермой, изо рта ручейки стекали по подбородку и капали на плечи и грудь...
    К сожалению, такой сюжет на кассете был лишь один и дальше пошла обычная порнуха. Вера Павловна долго не могла прийти в себя от такого сильного оргазма и от увиденного. В ее мозгу зародились неясные желания...
    На следующий день она снова побежала на рынок, нашла этого торговца и купила еще несколько кассет, которые он принес для нее. Она прибежала домой и даже не разувшись, бросилась к видеомагнитофону. Содрав с себя трусы она упала в кресло и раскинула ноги в стороны... Она смотрела фильмы один за другим, мастурбируя и кончая несчетное количество раз.
    Сюжеты были различными: один мальчик и одна женщина, один мальчик и две женщины, но особенно Вере Павловне запали в душу два сюжета. В первом два мальчика трахали одну женщину - сначала она сосала и дрочила рукой их члены по очереди, потом один мальчик вставил ей во влагалище свой член, а у второго женщина брала в рот и напоследок мальчики вдвоем трахали ее - один во влагалище, другой в попку. И второй сюжет с женщиной, девочкой и мальчиком. Сначала женщина и девочка сосали член мальчика по очереди и вместе: одна - член, другая - яички. Потом мальчик по очереди трахал женщину и девочку... У Веры Павловны созрело желание: она хотела такого вот молодого мальчика. У нее зудело все внутри от похоти...

    ЗАГОВОР

    Вера Павловна долго думала, рассказать ли дочери о своих желаниях. И все-таки решилась. Она показала Анечке фильмы с участием мальчиков. Дочке очень понравилось, особенно, где были мальчик и женщина с девочкой. А потом мать сказала, что тоже хотела бы трахнуться с мальчиком. И тут Анечка предложила привести кого-нибудь из своего класса, но она хотела бы посмотреть на это. Вера Павловна сначала отказалась - могут поползти слухи, но желание пересилило, и они с дочкой выбрали по фотографии класса мальчика Костю. Он был симпатичный, и Анечка сказала, что он отличник, поэтому она может его попросить с ней как бы позаниматься. Осталось решить проблему, как Анечка будет за ними наблюдать. И Вера Павловна вспомнила о видеокамере, которую купили давно, но быстро забросили видеосъемку. Она достала камеру... Скоро все было готово: видеокамера была замаскирована в большой вазе с цветами, проводом она соединялась с видеомагнитофоном и телевизором, стоящими в соседней комнате. И вот настал долгожданный день. Вера Павловна надела короткое черное платье на голое тело и стала ждать, когда дочь придет вместе с Костей... Наконец они пришли. Когда они прошли в комнату, вошла Вера Павловна и сказала:
    - Анечка, сходи в магазин, купи хлеба.
    - Хорошо, мамочка, - ответила дочь и пошла, как бы одеваться.
    - А вы, молодой человек, - обратилась женщина к Косте, - пока выпейте сок и, чтобы не скучать - полистайте комиксы. Вера Павловна подала мальчику стакан, в котором сок был смешан с коньяком. На журнальном столике лежали комиксы, куда женщина вложила несколько страниц из порножурналов. Она вышла из комнаты. Стукнула входная дверь - это Анечка сделала вид, что ушла, а сама прокралась в комнату, где стоял телевизор. Мать была тоже здесь. Она наблюдала за Костей. Мальчик хлебнул сок, поморщился и с удивлением посмотрел на стакан, но потом еще хлебнул, взял со стола журнал и уселся в кресло. Он принялся перелистывать страницы. Вера Павловна ждала. И вот, мальчик перевернул страницу и широко раскрыв глаза уставился на те фотографии, которые были вложены. Костя оглянулся на дверь и стал изучать фотографии. Вскоре он засунул руку в карман брюк, и мать с дочкой увидели, как мальчик стал там тереть свой член. Пора, подумала Вера Павловна, и с трудом уняв дрожь в ногах, пошла к Косте. Услышав шаги, мальчик закрыл журнал и бросил его на стол, руками он пытался прикрыть бугор на своих брюках.
    - Ну как, интересные журналы? - спросила Вера Павловна.
    - Да я не смотрел, - соврал Костя и густо покраснел.
    - А почему тогда у тебя член стоит? - голос женщины дрожал, сердце бешено колотилось, отдаваясь в висках. Собственные слова доносились откуда-то издалека. Но она решилась довести все до конца.
    - Я... это... - мальчик замялся, он было подумал, что сейчас его будет ругать Анькина мать. Но все произошло совсем наоборот:
    - Давай, я его поласкаю, - услышал Костя и не поверил своим ушам. Эта женщина предлагает ему, казалось нереальные вещи. Он не мог представить себе такое, даже в моменты мальчишеских фантазий, когда он украдкой в туалете дрочил. Костя сидел и не мог сказать ни слова.
    - Сними штаны - сказала Вера Павловна, не давая мальчику опомниться. Костя лихорадочно стал расстегивать свои брюки. Кое-как справившись с молнией он, приподнял бедра и сдвинул вниз брюки вместе с трусами. От волнения у него член опал. Женщина присела на корточки перед мальчиком и двумя пальчиками обхватила его член. Она оттянула кожицу вниз, оголяя головку. Потом медленно потянула пальцы вверх, потом опять вниз... Член Кости опять напрягся. Он был небольшой, но Вера Павловна восхищалась его девственностью и твердостью. Женщина обхватила ствол ладонью и стала дрочить член мальчика. Ладонь сжималась все крепче, а рука двигалась быстрее и быстрее. Костя смотрел на то, как взрослая красивая женщина дрочит ему и не мог поверить в происходящее. Это было гораздо лучше и сладостней, чем он делал это сам. И вот он почувствовал приятное щекочение в головке, напряг мышцы в промежности и со стоном выплеснул струю спермы прямо на платье Веры Павловны. Обессиленный, он закрыл глаза. Но женщина и не думала отпускать его член. Мальчик почувствовал, что о его опавший член касается что-то горячее и приятно шершавое, он открыл глаза и увидел, что Вера Павловна, наклонившись к самому члену лижет языком головку. У Кости перехватило дыхание, его опавший член вновь стал напрягаться, и женщина взяла его в рот. Плотно охватив член мальчика губами и прижав языком к небу, она стала сосать его. Костя испытывал ни с чем несравнимые ощущения, он наблюдал, как его мокрый от слюны член то погружался в рот Веры Павловны, то появлялся снова. Через некоторое время женщина выпустила изо рта член мальчика и сказала:
    - Как ты запачкал мне платье, лучше я его сниму, - женщина встала и стянула через голову платье. Отбросив его в сторону, она спросила:
    - Ну как, я тебе нравлюсь? Мальчик смотрел на голое тело Веры Павловны. Он впервые видел голую женщину, да еще так рядом.
    - Можешь потрогать, все что хочешь, - женщина придвинулась вплотную к Косте. Мальчик протянул руку и осторожно прикоснулся к бедру. Кожа была бархатистой. Он погладил. Вера Павловна взяла вторую руку мальчика и положила ее себе на ягодицу и сказала:
    - Смелей, не бойся... Костя ухватился обеими руками за попку женщины и стал мять ее. По телу Веры Павловны пробежала сладкая дрожь. Тогда мальчик встал и, совсем осмелев, ухватился за груди. Он гладил и мял их. Женщина мягко надавила на голову мальчика, засовывая сосок ему в рот.
    - Пососи... Костик принялся сосать затвердевший сосок. Вера Павловна поняла, что терпеть уже не в силах и увлекла мальчика на пол. Там она освободила его от одежды, легла на спину и, раздвинув ноги сказала: - Иди ко мне, вставь свой член в мою щелку. Костя навалился сверху и стал неумело тыкаться своим членом в промежность, но попасть никак не мог, тогда Вера Павловна просунула руку между ними и, взяв член мальчика, вставила его себе во влагалище. Истома прокатилась по ее телу изо рта вырвался стон:
    - Еби меня, мальчик мой... Костя стал двигать бедрами, загоняя свой член во влажную горячую щель Веры Павловны. Женщина в такт подавалась ему навстречу, потом она ухватила мальчика за ягодицы и стала толкать его, задавая темп. Все быстрей и быстрей. Яйца мальчика хлопали ее по ягодицам... И вот... еще.. еще.. и... Волна оргазма захватила женщину. Она кричала, выгибалась. Впившись ногтями в попку мальчика, Вера Павловна исступленно толкала его к себе... Костя немного испугался – он видел впервые, как кончают женщины.
    Немного отдышавшись, женщина заметила, что мальчик не кончил. Тогда она положила его на пол, сама наклонилась над ним и взяла его член в рот. Она сосала жадно, одновременно дроча член мальчика рукой и через несколько секунд Костя разрядился ей в рот... Вера Павловна потихоньку приходила в себя. Она продолжала гладить рукой опавший член мальчика и шептала:
    - Сладенький мой... Костик лежал с закрытыми глазами и что-то невнятно мычал... Потом, очнувшись, он сказал:
    - Сейчас наверно, Аня придет. Надо одеться.
    - Хорошо, хорошо, - ответила женщина.
    - А ты, Костик, завтра сможешь прийти ко мне?
    - Я, это.. - замялся мальчик.
    - Наверно, смогу... И тут в голове Веры Павловны мелькнула шальная мысль. Она спросила. - Костя, а у тебя есть друг?
    - Ну, есть... Олег.
    - А ты мог бы с ним прийти? - спросила женщина с замиранием в сердце.
    - А... это... - опешил Костя. - Ну, пожалуйста, приведи. Можешь ему все рассказать про нас, только чтобы больше никому... Увидишь, это будет интересно.
    - Ну, я попробую...
    И они поднялись и стали одеваться... Когда Костик ушел, в комнату забежала Анечка и сказала:
    - Мне очень понравилось, как ты, мама, трахалась с ним. Я кончила, наверно, раз пять. А что ты там говорила насчет завтра?
    - А вот там и увидишь, - весело ответила мать...

    НЕОЖИДАННОСТЬ

    Вера Павловна ждала с нетерпением Костика. Она думала, получится ли ее замысел. И вот раздался звонок в дверь. Женщина побежала открывать, крикнув, чтобы дочь спряталась в другой комнате. На пороге стоял один Костик. Вера Павловна подумала, что ему не удалось уговорить своего друга. Но тут Костик сказал:
    - Я тут это... Говорил с Олегом, но нас подслушал Юрка, и он сказал, что если мы не возьмем его с собой, то он все расскажет...
    - Так ты привел друга? - спросила Вера Павловна.
    - Да... - замялся Костя, - и Юрку тоже. У женщины екнуло сердце. Она замешкалась на мгновение, а потом сказала:
    - А где они? Костик махнул рукой, подзывая своих друзей, и с нижнего этажа поднялись еще два мальчика. Они были красные как раки. Поднявшись, мальчики стеснительно поздоровались.
    - Ну, проходите, орлы, - сказала женщина, пропуская мальчишек в квартиру. Да, такой поворот событий она не ожидала. Вера Павловна проводила мальчишек в зал, посадила на диван и сказала:
    - Насколько я понимаю, вы уже в курсе, чем мы с Костей вчера занимались. Олег и Юра кивнули головами. - Ну, что ж. Раз так, то не будем играть в прятки. Только давайте договоримся, о том, что здесь будет - никому ни слова, и вы будете делать то, что я вам буду говорить. Мальчишки закивали головами.
    Вера Павловна, чувствовала, что ее промежность мокрая от выделяющейся смазки. Ее била мелкая дрожь от похоти. Она сказала мальчикам:
    - Тогда, раздевайтесь догола. Они поднялись и несмело стали стягивать с себя одежду, ожидая, когда кто- нибудь из товарищей снимет больше чем они. И вот они стоят перед женщиной в одних трусах, не решаясь снять их...
    - Ну, что же вы? - поторопила их Вера Павловна. И Костик, решившись, одним махом сдернул с себя трусы. Олег и Юра, посмотрев на него, сделали то же самое.
    Вера Павловна любовалась их членами. У Олега был уже вполне взрослый член, зато у Юры он был небольшой и лобок был абсолютно без волос. Женщина протянула руку и легонько провела пальцами по юриному лобку, наслаждаясь гладкой кожей. Его член незамедлительно поднялся. Она обхватила его рукой и сделала несколько легких движений вверх-вниз. Юра закрыл глаза и застонал.
    - Встаньте в ряд, - скомандовала Вера Павловна. Мальчики выстроились: Костя, Олег и последний Юра. Женщина опустилась на колени и по очереди взяла в рот член каждого мальчика, потом обхватила ртом член Олега, а руками - Костика и Юры. Она начала медленно двигать головой и руками, дроча одновременно три мальчишеских члена. Вера Павловна меняла мальчиков местами, чтобы пососать у всех мальчишек. Когда в центре оказался Юра, женщина, наслаждаясь безволосым членом мальчика, облизала его яички и взяла член в рот вместе с ними. Это было для нее неописуемым удовольствием. Ее страсти распалялись. Она уже сосала член Юры в быстром темпе, а руками гладила и теребила члены и упругие попки Кости и Олега.
    - Подвиньтесь поближе, - сказала Вера Павловна мальчикам, сгребая их в тесный кружок так, чтобы их члены соединились. И женщина, широко раскрыв рот взяла все три члена одновременно.
    Это была фантастика, такое количество голых мальчишеских тел. Мальчишки мычали и стонали от удовольствия.
    - Теперь ложитесь на диван, - женщина положила мальчиков поперек дивана, так чтобы их ноги свешивались с дивана.
    - Костя и Юра, смотрите, как я буду сосать хуй у Олега и дрочите свои письки.
    Грязные слова еще сильней возбуждали Веру Павловну. Она стала сосать член Олега и смотреть, как Костя и Юра, пожирая ее глазами, теребят в ладошках свои члены. Первым кончил Костя. Струя спермы выплеснулась ему на живот. Вторым задергался Олег и с громким стоном заполнил рот женщины горячей спермой. Тогда Вера Павловна подвинулась к Юре и, плотно обхватив его член ртом, стала сосать его небольшой, но твердый член. Сперма Олега текла у нее изо рта, заливая лобок Юры. Женщина обхватила руками попку мальчика и стала руками толкать его вверх, загоняя его член в свой рот. Юра бился в истерике, плача и хохоча от охватившего его ощущения. И вот, через несколько секунд он с воплем выпустил струю спермы женщине в рот и обессиленный упал на диван. И тут Вера Павловна заметила краем глаза, что в дверях комнаты стоит ее дочь. Анечка смотрела на происходящее полуприкрытыми глазами, прислонившись к косяку. Ее рука была в трусиках и она усиленно дрочила свой клитор.
    - Аня, ты здесь? - удивленно спросила мать. Дочь виновато кивнула головой. Мальчишки тоже обернулись и посмотрели на Аню.
    - Ну что ж, - сказала Вера Павловна, - раз ты здесь, то пора бы уже тебе преподать урок настоящего секса. Раздевайся. Анечка первый раз раздевалась перед мальчишками, но ее возбуждение было настолько велико, да и мальчишки были голые, поэтому девочка не раздумывала ни секунды. Мальчики смотрели на нее во все глаза. Вера Павловна подняла мальчишек с дивана и предложила дочери лечь на него.
    - Олег и Костя, сядьте по бокам Анечки, - сказала женщина. Мальчики забрались на диван и уселись по разные стороны девочки.
    - Теперь гладьте ее руками, - Вера Павловна показала, как нужно гладить грудки, живот и бедра девочки. Аня прикрыла глаза рукой, ее дыхание стало учащаться.
    - Дочка, раздвинь ножки, - сказала мать. Аня развела в стороны и согнула в коленях свои ноги.
    - Юра, иди-ка сюда, - подозвала женщина к себе мальчика, - смотри, как настоящие мужчины должны ласкать женщин. Вера Павловна уселась на полу между ног девочки. Юра сел рядом. Женщина стала ласкать языком клитор девочки, облизывать половые губки и анус. Аня стонала и крутила бедрами, подставляя разные места под язык матери.
    - Ну, а теперь ты, - сказала Вера Павловна Юре, уступая ему место.
    Мальчик придвинул свою голову вплотную к промежности Анечки и почувствовал незнакомый, возбуждающий запах. Он осторожно лизнул выпирающий клитор - девочка вздрогнула, он лизнул еще раз - девочка снова вздрогнула. И Юра стал лизать так, как показывала Вера Павловна. Женщина тем временем легла на пол рядом с мальчиком и взяла его вставший член в рот... Через несколько минут Анечка часто задышала, ее тело свело судорогой и с протяжным стоном она кончила. Вера Павловна отпустила член Юры и поднялась. Она посмотрела на Костю и Олега - их члены были вздыблены до предела.
    - Костя, пересядь-ка сюда, - женщина подвинула мальчика к голове дочки.
    - Анечка, смотри какой хороший член у Кости - пососи его. Девочка приподнялась на локте и, обхватив рукой член Кости, взяла его в рот. Сделав несколько движений она, оторвавшись от члена, сказала:
    - Мама, а настоящий член лучше, чем мой имитатор. Он такой теплый, живой и вкусный, - и Анечка опять засунула член Кости себе в рот. Вера Павловна повернулась к Юре:
    - Юра, а ты хочешь вставить свой член Анечке? Мальчик закивал головой. - Подожди секундочку, - сказала женщина, открывая шкаф. Она достала презервативы.
    - Вот, на всякий случай. Вы еще любовники неопытные, поэтому воспользуемся этими штучками. Вера Павловна открыла пачку, подошла к Юре и ловко надела ему презерватив.Потом она подвела мальчика к Анечке, взяла пальцами его член и приставила его к влагалищу девочки. Потом легонько шлепнула Юру по попке, и мальчик ввел свой член. Он начал покачивать бедрами вперед-назад, засовывая и доставая член из плотной дырочки. Аня стонала:
    - Ой, мамочка! Как приятно... Вера Павловна улеглась рядом с дочкой на диван и, раздвинув ноги, сказала Олегу:
    - Иди ко мне, мой маленький мужчина. Олег не заставил себя ждать - он навалился сверху на женщину и с ее помощью проник членом в горячее и влажное влагалище.
    - Ах, какой у тебя большой хуй - прошептала Вера Павловна, - трахни меня как настоящий мужчина.
    Олег старался, пыхтел, загоняя свой член по самые яйца. Повернувшись к дочери, мать вытащила рукой член кости из ее рта и вставила его себе в рот. Пососав немного, опять засунула его в рот Анечки и стала гладить рукой ее небольшие грудки и твердые сосочки... Через пару минут девочка опять кончила.
    - Ну как, мальчики, нравиться вам моя девочка? - спросила Вера Павловна. Те ответили, что да, продолжая трахать Анечку.
    - А теперь все ко мне, - продолжала женщина. Анечка с сожалением выпустила изо рта член Кости. Вера Павловна положила Олега на кровать, а сама села на него и ввела в себя его член.
    - Юра, вставь свой хуй мне в попку, - предложила женщина.
    Мальчик подошел сзади и присев на корточки, направил рукой свой член в анус Веры Павловны. Женщина подалась ему навстречу, и член Юрика с некоторым усилием проник в ее попку.
    - Ах, как это приятно, мальчики, чувствовать в себе ваши хуи... Костя, встань передо мной.
    Костя встал перед Верой Павловной и, уже наловчившись, засунул свой член в ее открытый рот. Женщина стала елозить, вертеть бедрами насаживая себя на члены Олега и Юры и сосать член Кости, помогая рукой. Ее охватила неистовая похоть, она трахалась яростно и сильно. Из занятого членом рта раздавалось громкое мычание. Анечка смотрела на мать и мальчишек и терла ладошкой свой клитор. Движения Веры Павловны становились все сильней и вот, через мгновение она почувствовала волну оргазма. Ее тело содрогалось, она громко мычала, не выпуская изо рта член Костика. Кончала она долго. Никогда еще в своей жизни Вера Павловна не испытывала такой сильный оргазм.
    - Не останавливайтесь!!! - сумела она выдавить из себя, когда мальчишки, пораженные ее оргазмом остановились. И они стали двигаться еще более интенсивно.
    Первым кончил Олег, выплеснув сперму во влагалище женщины. Он закрыл глаза и обессиленный лежал под ней. Юра мял руками попку Веры Павловны, вгоняя свой член между ягодиц. И вот он последний раз двинул бедрами и, кончая, пытался засунуть свой член как можно глубже. Женщина выпустила изо рта член Кости и плотно обхватив его рукой стала быстро-быстро дрочить его. Костик охнул и брызнул спермой на лицо Веры Павловны. Все без сил рухнули на диван.
    Через несколько минут все начали приходить в себя. Вера Павловна предложила перекусить. Все согласились. Мальчики хотели было одеться, но Вера Павловна сказала:
    - А это как раз и не обязательно. Все будем ходить голыми.
    Наскоро перекусив, все вернулись опять в комнату. Вера Павловна спросила:
    - Аня, ты хочешь пососать член?
    - Да, мамочка.
    - А у кого? Девочка на мгновение задумалась и ответила:
    - У Олега.
    - Олег, подойди к Анечке, - позвала женщина мальчика. Тот подошел. Девочка села на диван и ухватила ртом член Олега. Вера Павловна села рядом.
    - Ну, а вы что встали - обратилась она к Юре и Косте. Мальчики подошли к ней.
    - Кого же из вас выбрать? - гадала женщина. Потом, решив, она посадила Костю рядом с собой, а Юру поставила перед собой.
    Немного наклонившись, Вера Павловна взяла в рот член Юры, а рукой сжала член Кости... Женщина скосила глаза на дочь. Анечка увлеклась. Она обхватила руками попку Олега и с причмокиванием погружала в свой рот его член. Вера Павловна взяла одну руку Анечки и положила ее себе между ног, а свою руку положила между ног дочери и, раздвинув пальцами ее половые губки, стала тереть клитор. Анечка стала делать тоже самое. Девочка застонала, почувствовав приближение оргазма и плотней обхватила губами член Олега и быстрее задвигала головой. Аня и Олег кончили одновременно. Вера Павловна смотрела, как содрогаются их тела и как с уголков губ дочери стекает сперма и капает на ее грудь.
    Женщина встала на пол на четвереньки, поставила Юру и Костю перед собой, а Олега попросила полизать ее промежность и попку. Олег встал на колени возле ее зада и наклонившись, стал облизывать там языком. Вера Павловна по очереди сосала и дрочила рукой члены Кости и Юры. Через несколько минут она почувствовала, что Олег перестал ее лизать. Женщина оглянулась и увидела, что Олег встал и дрочит свой вновь окрепший член. Потом он немного присел, приставил член к попке, надавил и загнал свой отросток вовнутрь. Вера Павловна застонала от удовольствия. Олег ухватил ее за бедра и стал трахать ее в попку. Повернувшись, женщина увидела, что дочь встала рядом на колени и сосет член у Юры, рукой теребя свой клитор. Ей ничего не оставалось, как засунуть член Кости себе в рот.
    На этот раз акт продолжался долго, так как мальчишки уже ослабли, но все равно мать и дочь получили порцию спермы на свои лица, а Олег выплеснул струю в попку Веры Павловны...
    Немного отдохнув, женщина сказала:
    - Ну, что, мальчики, понравилось вам трахать маму и дочку?
    Мальчишки заулыбались и закивали головами.
    - Ну, тогда приходите завтра. И помните - никому ни слова...
     

  2. неизвестный

    неизвестный Форумчанин

    такие манипуляции =)))
     
  3. Эстет

    Эстет Форумчанин

    Ну ничо так...:)
     
  4. Baldist

    Baldist Гость

    можно продолжать
     
  5. gladiator

    gladiator Гость

    это просто сцпер не то слово я прямо обкончался пока читал
     
  6. Yuo

    Yuo Гость

    ниасилил
     
  7. викула

    викула Гость

    педофил да и только!
     
  8. gefest

    gefest Гость

    сочинял долго?
     
  9. dima2

    dima2 Гость

    "Обучение сексу сына и дочери"

    --------------------------------------------------------------------------------

    Мои дети играли у себя в комнате, когда я зашёл к ним. Дочери - 13 лет, сыну 12. Самый возраст, что бы объяснить им что к чему.

    - Дети! Идите сюда, садитесь рядом, я хочу кое о чём вам рассказать. Вы уже достаточно взрослые, что бы знать о сексе.

    Лица моих детей удивлённо вытянулись, но глаза загорелись.

    - Для начала, я бы хотел объяснить вам строение ваших половых органов. Сын, разденься, и сядь лицом к своей сестре.

    Мой сын застеснялся, потупил взор, но я ему сказал, что это необходимо и бояться нечего, и он меня послушался. Он разделся до гола, и сел на стул, прямо напротив заинтересованных глаз своей сестры.

    - Смотри, дочка, у мальчиков всё просто, - я показал рукой на начинавший покрываться волосами лобок сына, - Это член, сейчас он маленький, но когда надо, он встаёт, твердеет, увеличивается и тогда твой брат сможет проникнуть им в письку девочки, и совершить с ней половой акт. Ниже находятся яйца, они вырабатывают сперму, если сперма попадёт в письку девочка, у неё может быть ребёнок. А теперь, хочу продемонстрировать тебе член в своём возбуждённом состоянии - пожалуйста, подойди и дотронься до члена своего брата рукой.

    Моя дочь осторожно взяла член в ручку, и тот практически сразу встал. Она сильно удивилась.

    - Вот видишь. Теперь я хочу научить тебя, сынок, мастурбации. Это очень приятная и полезная вещь. Попроси свою сестру обхватить рукой твою письку, и поводить ей вверх-вниз.

    Дочь послушно выполнила просьбу, и через минуту я её остановил.

    - Теперь - перейдём к твоей анатомии. Пожалуйста, разденься и сядь напротив брата.

    Девочка послушно стянула блузку, обнажив свои уже начинающие расти грудки, стянула юбочку и трусики, и села на стул, крепко сжав ножки.

    - Нет, расставь свои ножки, что бы твой брат смог рассмотреть твои половые органы.

    Она подумала, а потом стыдливо расставила ножки, представив на обозрение брата опушившийся лобок и нежненькие лепесточки нетронутого бутона вульвы.

    - Подойди к своей сестре, и дотронься пальчиком до её щёлочки. Дочка, раздвинь пожалуйста своими пальчиками свою письку. Видишь? То, что ты сейчас трогаешь, называется большие половые губы. Они закрывают вход во влагалище. Дотронься до маленькой горошинки немного выше - это клитор, запомни его хорошенько, это самое чувствительное места в теле твоей сестры. При помощи его девочки мастурбируют. Погладь его - доставь удовольствие своей сестре.

    Сын послушно принялся гладить клитор своей сестры, а она, в свою очередь, принялась тяжело дышать, постанывая, и её половые органы стали обильно вырабатывать смазку.

    - Это называется смазка. Можешь попробовать её на вкус, она очень приятная. Когда девочка возбуждена, как сейчас твоя сестра, с ней можно заняться сексом - но не раньше, а иначе ей будет очень больно.
    Вообще-то секс между сестрой и братом не принят, и называется инцестом, но я считаю, что это отголоски прошлого. Сейчас, в век презервативов и таблеток, он должен быть так же естественен, как и любой другой. Ведь вам понравилось доставлять удовольствие друг другу? Так почему это должно быть запрещено? Единственное, запомни, сынок - никогда не кончай в свою сестру, как только почувствуешь приближение - сразу выводи из неё свой член, и можешь излиться ей на животик, груди, или, если она захочет, в ротик. Или используйте презерватив. А сейчас - введи свой член во влагалище своей сестры.

    Сын выполнил мою просьбу - аккуратно ввёл между широко расставленных пальчиками сестры лепестков половых губ свой член.

    - А теперь - введи до конца. Не бойся, тебе преградит путь девственная плева, но она очень тонкая. Дочка, тебе будет немного больно, но не пугайся, это быстро пройдёт.

    Брат выполнил мои указания, и его сестра закричала, лишившись девственности. Крови совершенно не показалось, и кажется, больно было не так уж сильно. Мой сын находился глубоко в тесном горячем и мокром влагалище своей сестры. Она тяжело дышала и подрагивала всем телом, они обняли друг друга, и по моей команде сын начал производить толчки. Надолго его не хватило, он вынул из сестры свой член и залил потоком спермы её животик.

    - Ну что ж, неплохо для первого раза, но твоя сестра не испытала оргазма. Девочкам этого сложнее добиться, чем мальчикам. Так что, теперь ты обязан довести её до этого или рукой, как делал это раньше, или языком. Второе предпочтительнее.

    Сын встал на колени рядом с сестрой, и принялся вылизывать языком её изнутри.

    - Не забывай про клитор! - напомнил я.

    Через пару минут моя дочь откинулась на спинку, прогнулась всем телом, задрожала и протяжно застонала. Потом обмякла и упала, тяжело дыша.

    - Поздравляю, сын, ты довёл свою сестру до оргазма! Теперь вы можете отдохнуть, а потом, если захотите, повторить снова, я не буду вас ограничивать.

    И я ушёл, закрыв за собою дверь, где отдыхали мой захмелевший от вкуса женских выделений сын и залитая его спермой сестра, только что доставившие друг другу огромное наслаждение.
     
  10. gefest

    gefest Гость

    ну откуда берут такую хрень
     
  11. fuel

    fuel Гость

    Голый Саня лежит на паласе, прижимая к груди коленки поднятых вверх ног, и Вовка, тоже голый, никак не может всунуть Сане в попу свой членик – едва Вовка начинает давить твёрдым члеником на туго стиснутый Санин входик, как Саня тут же начинает дёргаться, требую от Вовки остановиться, и – процесс ввода Вовкиного члена в Санино заднепроходное отверстие прекращается, – Саня, кончивший в Вовкину попу первым, по мнению Вовки, В«выёживаетсяВ», в то время как сам Саня мотивирует затруднения, возникающие с вводом Вовкиного члена в свою дырочку, тем, что у Вовки член, как они накануне выяснили путём тщательного измерения, сравнения и сопоставления, оказался на четыре миллиметра длиннее, чем у него, у Сани…
    - Блин… при чём здесь это? Я ж вообще еще не засунул – ни сантиметра… при чем здесь длина? – горячился голый Вовка, стоя на коленях между раздвинутыми Саниными ногами. – Давай…
    Утро – десять часов; середина лета, и на улице уже вовсю печет – дни установились необыкновенно жаркие, а в Саниной комнате, где Вовка и Саня уже четвертое утро натягивают друг друга в попки, сумрачно и прохладно, – все окна в доме мать Сани каждое лето плотно зашторивает, чтоб, во-первых, не выгорали от солнечных лучей обои, а во-вторых – чтоб в доме в жаркие дни хоть чуть-чуть было прохладней, чем на улице… Родители Санины – мать и отец – к восьми уходят на работу, и потому Саня с Вовкой чувствуют себя совершенно свободно: футболки, шорты и плавки-трусики лежали разбросанными по паласу… тут же лежит тюбик с вазелином, который Саня купил в аптеке специально для траха, и ещё на паласе лежит полотенце, чтоб вытирать от вазелина пальцы и члены…
    - Давай… – Вовка, двумя пальцами держа членик у основания, вновь пристраивается к Саниной заднице и, упершись смазанной вазелином головкой в туго сжатый входик, давит…
    - О-о-о… ой! – Саня морщится, но Вовка не обращает на это внимания – он давит, приоткрыв рот… и – головка, разжимая мышцы сфинктера, вскальзывает в горячую норку…
    - Ой, блин! О-о-о… – Саня дёргается, снова пытаясь оттолкнуть Вовку от себя, однако Вовка, не давая Сане увернуться, одним махом вгоняет членик в попу полностью и – глядя Сане в глаза, замирает…
    - Ой, блин… больно… давай… давай быстрее… – Саня, закусив верхнюю губу, закрывает глаза.
    - Кайф! – шепчет Вовка, не обращая внимания на Санины вопли; внутри у Сани жарко… даже горячо, и, наклоняясь над Саней – приподнимая зад, Вовка ритмично двигает бёдрами… на улице – за плотной шторой – печёт солнце, а здесь, в комнате, полумрак, – на паласе – между письменным столом, за которым Саня делает уроки, когда они ходят в школу, и раскладным креслом, на котором Саня спит – Вовка, двигая попой – скользя члеником в попе Саниной, делает Сане В«анальный массажВ», и это… это – кайф!
    Кайф! Вовка дрючит Саню в попу уже в четвёртый раз… и сам он свою попу подставлял Сане тоже четыре раза – всё у них по справедливости… и если кто-то полагает, что подобное траханье среди мальчишек – экзотическая редкость, тот ошибается, и даже – глубоко ошибается, – в пору своего пубертата пацаны, не афишируя этого и даже это скрывая, трахаются друг с другом сплошь и рядом, и ничего необычного в этом нет: юность, и особенно ранняя юность, бисексуальна по своей природе, и удивляться следует скорее тогда, когда тот или иной пацан подобный опыт не приобретает… да-да, именно отсутствие подобного опыта – вот что должно настораживать и удивлять!..
    Кайф – трахать друг друга в попу… Первый раз они это сделали – друг друга в попки натянули – неделю назад, и вот как это у них произошло. В тот день – неделю назад – они сидели у Сани во дворе, в беседке под виноградником, и, лениво перебрасываясь словами, планировали, чем заняться до вечера. День только начинался. Родители Санины были на работе, и Вовка предложил Сане В«помассажироватьВ» – подрочить членики. В«Я утром уже дрочил, – сообщил Саня, совершенно не стесняясь признаваться в этом Вовке. – Пока не хочу…» Саня, прикуривая, посмотрел на Вовку…и здесь, видимо, нужно сделать небольшое пояснение. Дело в том, что Вовка и Саня занимались мастурбацией совместно. Другие пацаны доят себя в уединении – В«втайне от мираВ», и, стыдясь этого, всячески скрывают своё уединённое занятие, а Вовка и Саня частенько дрочили свои членики вместе, и потому у них по этой части никаких секретов друг от друга не было; именно поэтому Вовка Сане предложил члены В«помассажироватьВ», а Саня Вовке в ответ сказал, что он утром уже дрочил, и это была чистая правда. Но здесь был еще один нюанс: в последнее время они стали словно тяготиться этими совместными дрочками… им обоим было уже по тринадцать, и каждый смутно чувствовал, что нужно либо прекращать эти совместные В«упражненияВ», либо… вот это-то второе В«либоВ» и рождало в душе какое-то смутное, никак не оформляющееся в конкретные желания томление… В«Ну, ты не хочешь, а я хочу… давай! У меня стоит… смотри!В» – Вовка, раздвинув ноги, показал Сане бугорком приподнятые шорты. В«Ну, у тебя… – Саня, скосив глаза, посмотрел без особого энтузиазма на Петькин стояк. – А у меня – не стоит…» В«Встанет! – убежденно проговорил Вовка. – Пойдём…» В«Не встанет. Говорю тебе, я уже дрочил… час назадВ», – упрямо отозвался Саня. В«Ну, блин… давай, я тебе подниму его!В» – проговорил Вовка совершенно неожиданно не только для Сани, но даже для себя самого. В«Интересно…ты чё – дрочить мне будешь?В» – Саня, с любопытством посмотрев на Вовку, чуть напряженно рассмеялся. Они столько раз это делали совместно и – ни разу не делали это взаимно, – в том, что предлагал Вовка, было что-то новенькое… В«Не дрочить, а… подниму тебе…» – уточнил Вовка; впрочем, голос его прозвучал не очень уверенно… В«Как?В» – спросил Саня, почувствовав, что членик у него начинает подниматься сам – без Вовкиной помощи. В«Как… так!В» – Вовка почувствовал лёгкое раздражение, и – сам не понял, отчего вдруг это раздражение возникло. В«Ну, пойдём…» – и Саня, поднимаясь из-за стола, невольно прикрыл стояк ладонью, и это тоже было что-то совсем-совсем новенькое – член у него стоял, и он это от Вовки хотел скрыть… пожалуй, это было впервые.
    В комнате было сумрачно. Сумрачно и прохладно… В«Ну…» – проговорил Саня, по-прежнему прижимая напрягшийся членик ладонью к ноге. В«Гну! – отозвался Вовка. – Спускай трусы…» Саня сдёрнул с себя вместе с шортами трусы, и членик его, подпрыгнув вверх, напряженно замер. В«Он же стоит… он стоит у тебя! Что ты мозги мне пудришь?В» – Вовка тихо рассмеялся. В«Ну, и что? – тут же парировал Саня. – Он только сейчас встал… а до этого – не стоял…» В«Ну, вот… а ты говоришь: не хочу… – Вовка тоже приспустил с себя шорты вместе с трусами. – Всё ты хочешь… давай! Кто быстрее…» Они стояли друг против друга – шорты с трусами на обоих были приспущены, и члены у обоих стояли, торча под углом вверх. В«Нет, ты обещал… ты обещал, что ты подрочишь мне…» – проговорил Саня, глядя Вовке в глаза. В«Не ври! – тут же парировал Вовка. – Я говорил, что подниму… а дрочить, Санёк, я тебе не обещал – не ври…» Приспустив трусы, они стояли друг против друга, как стояли не один раз, и в этом не было чего-то необычного, но теперь оба чувствовали странное напряжение… В«Ну, и что? – неожиданно проговорил Саня. – А ты подрочи… на! – Саня, схватив за кисть Вовкину руку, потянул её к своему члену. – Давай… дрочи!В» В«Ты у меня дрочи! – тут же парировал Вовка, но руку свою вырывать не стал. – Давай… друг другу подрочим – давай? Я тебе, а ты мне…» Они столько раз это делали совместно, стоя либо сидя друг перед другом… на глазах один у другого они столько раз занимались мастурбацией, и ни разу ни у Петьки, ни у Мишки не возникало желания делать это один другому – не было такой потребности, и вот… вот – эта потребность почувствовать другого неожиданно проклюнулась – проснулась… В«Ну, давай… – отозвался Саня. – Ты мне, а я тебе…» Вовкина ладонь коснулась Саниного члена, и – Вовка легонько сжал твёрдый Санин членик в ладони… и в тот же миг возбуждённый членик самого Вовки оказался в кулаке у Сани… Это было и непривычно, и странно, и ещёвЂ¦ еще – это было приятно; какое-то время они молча дрочили один одному… и даже не столько дрочили, сколько тискали, ощупывали членики один у другого… В«Давай… как будто один из нас баба…» – неожиданно проговорил Саня и, выпустив из ладони Вовкин член, двумя руками обхватил Вовку чуть выше поясницы.
    Не отзываясь, Вовка сделал то же самое – их тела сблизились, и… они впервые прижались друг к другу; Санины руки скользнули ниже – Вовка почувствовал Санины ладони на своих круглых булочках и, почувствовав это, сделал то же самое – Санины булочки были так же круглы и так же упруги… какое-то время, сопя, они молча тёрлись друг о друга членами, и это… это был кайф! Это был кайф – тереться членами друг о друга, сжимая при этом в ладонях упругие попки! И не просто сжимая, а ощупывая, поглаживая и тиская… В«Прикольно… да?В» – проговорил Саня. В«Ну! – согласился Вовка. – Прикольно…» Неожиданно Саня, скользнув руками по Вовкиному телу, положил ладони Вовке на плечи – он надавил на Вовкины плечи… и – подчиняясь этому давлению, еще не понимая, что именно Саня задумал, Вовка бухнулся голой задницей в кресло, – залупившийся Санин член оказался на уровне Вовкиного лица… В«Давай… пососи у меня, а я у тебя…» – торопливо зашептал Саня, придвигаясь к Вовке почти плотную…. В«Ты чё?! Офигел?В» – Вовка, резко убирая в сторону лицо, попытался встать, но Саня сверху надавил на Вовкины плечи, не давая тому подняться. В«Ну, а чего здесь такого? Пососи… а потом я… мы же друг у друга: ты у меня, а я у тебя… никто не узнает… Вовчик, давай!В» – Саня, говоря это, чуть прогнулся вперёд, и член его залупившей головкой коснулся Вовкиного носа… В«Ну, блин… – Вовка судорожно дёрнул головой в сторону, – чё ты суёшь его?!В» Вовка дёрнул головой, торопливо отстраняясь от торчащего Саниного члена, но это движение было не совсем искренно – буквально за пару секунд до того, как Саня толкнул его в кресло, у него, у Вовки, мелькнула точно такая же мысль – предложить это же самое сделать Сане… В«Пососи…» – настойчиво прошептал Саня. В«Нет! Если хочешь, сначала ты… ты у меня, а потом – я у тебя… понял? Только так я согласен…» – отозвался Вовка. В«А ты… ты точно будешь?В» – Саня смотрел на Вовку, приоткрыв рот, и было видно, как у него, у Сани, от волнения бьётся сердце – вздымается под левым соском грудь. В«Точно… ты у меня, а я у тебя… давай – становись на колени…» – Вовка потянул Саню за руку вниз, одновременно раздвигая ноги, и – опускаясь вниз, Саня оказался на коленях между раздвинутыми Вовкиными ногами. В«Ну, давай… бери!В» – Вовка, взяв свой членик у основания, направил его в сторону Саниного рта. В«А ты точно…» – Саня хотел ещё раз уточнить, не останется ли он в дураках, но Вовка не дал ему договорить, – обхватив ладонью Санину шею, Вовка потянул Санину голову на себя, возбуждённо при этом шепча: В«Да точно, блин, точно… что ты – как маленький? Бери – не бойся…» – и Саня, подчиняясь Вовкиной руке – наклоняясь над Вовкиным членом, широко открыл рот… головка была обнажена – головка Вовкиного члена была похожа на крупную ягоду клубники, – Саня, широко открыв рот – не прикасаясь губами к тонкой нежной коже члена, медленно опустился ртом на Вовкин вертикально торчащий членик… на мгновение он сомкнул вокруг твёрдого стволика губы – и тут же, вновь рот широко открыв, быстро откинул голову назад, – член Вовкин был у Сани во рту буквально пару секунд… В«ВсёвЂ¦ я взял! – Саня посмотрел на Вовку так, словно он, Саня, совершил подвиг. – Давай… теперь ты!В» В«Ты что – дурак? – возбуждённо прошептал Вовка. – Кто так берёт? Ты пососи… пососи немного…» В«Нет, – Саня быстро встал с коленей. – Хватит и так… бери теперь ты!В» Он вновь приблизился к Вовке, сидящему в кресле, почти вплотную. В«Возьми еще… по-настоящему возьми – как положено…» – Вовка вновь потянул Саню вниз, но Саня неожиданно упёрся и, проявляя твёрдость, насупился: В«Нет, хватит с себя… бери теперь ты!В» Санин членик – не очень длинный, но толстый, еще не искривлённый неумеренной подростковой мастурбацией, торчал, задравшись вверх обнаженной головкой… и Вовка, взяв Санин член у основания, легонько потянул Саню на себя… Конечно, ничего в этом страшного не было – взять член в рот… и, округлив губы, Вовка скользнул губами по алой головке… и дальше, дальше – заскользил вдоль твёрдого горячего ствола, вбирая в свой рот Санин член полностью, – Саня, дёрнув ногами, замер от удовольствия… какое-то время, обхватив ладонями Санины бёдра, Вовка ритмично насаживал рот на твёрдый валик – сосал член, плотно обжимая его губами… по-настоящему сосал! – сидя в кресле, сжимая в ладонях Санины бёдра, Вовка ритмично двигал головой, скользя губами вдоль твёрдого горячего ствола… блин, это был кайф – сосать член! Вовка думал, что кайф – когда сосут у тебя, а выходило, что сосать самому было тоже прикольно… В«Давай… давай, теперь я…» – неожиданно проговорил Саня, отстраняя Вовкину голову. В«Давай… знаешь, как? Давай валетом ляжем, и – друг у друга одновременно…» – предложил Вовка, вытирая тыльной стороной ладони губы. В«Давай разденемся… совсем разденемся!В» – Саня стал торопливо стягивать шорты с трусами, и Вовка, ничего не имея против такого заманчивого предложения, тут же последовал примеру друга… Спустя минуту они, совершенно голые, уже лежали на паласе валетом и, сопя, сосали друг у друга твёрдые, словно свечки, членики, и это… это тоже был кайф – сосать самому, одновременно чувствуя, как твой собственный член кто-то сосёт точно так же! Какое-то время слышалось лишь сопение – оба осваивали новую для них сексуальную практику. Члены у обоих были тверды, горячи и чуть солоноваты… и главное – всё было по-настоящему! В«Ух, блин… – Саня, оторвавшись от Вовкиного члена, посмотрел на Вовку возбуждённо блестящими, чуть шальными глазами. – Класс, да? Мне по кайфу… а тебе?В» В«И мне…» – отозвался Вовка, выпустив Санин член изо рта… вот тут-то Саня и проговорил: В«А давай… давай в жопу попробуем… в жопу друг друга – давай?В»
    Ну-да, предложил это Саня… ну, и что с того, что предложил это первым он? Не скажи этого Саня, это сказал бы Вовка… лёд тронулся, и в том, что их потянуло друг к другу, не было для них обоих ничего ни ненормального, ни, тем более, извращенного, – они оба еще не успели надышаться той ядовитой смесью из лжи и домыслов, которой потчует мальчишек В«просвещеннаяВ» улица, и потому желание попробовать в зад было для них так же естественно, как естественно было возникшее за несколько минут до этого желание взять в рот… о чём здесь еще говорить? Всё давно сказано. Пробуждающаяся чувственность требует выхода, и только извращенцы – так называемые В«нормальныеВ» люди, чьи собственные природные инстинкты подавлены либо вывернуты наизнанку – могут утверждать, что эротические отношения между мальчишками В«ненормальныВ» или В«аморальны»… чушь! В«НормальныеВ» люди и понятия не имеют о невероятной распространенности гомосексуальности…* – и в том, чем занимались июльским утром в полутёмной прохладной комнате два друга, Вовка и Саня, не было совершенно ничего ни ненормального, ни извращенного, ни, уж тем более, чего-то исключительного – они делали то, что делают многие и многие мальчишки, вступающие в возраст своей гиперсексуальности, и если их, Саню и Вовку, что-то и отличало от сотен тысяч других пацанов, явно или неявно стремящихся к взаимности, то лишь одно – скорость, с какой они переходили от одной формы сексуального удовольствия к другой… да, именно скорость отличала их, ибо чаще всего это происходит у мальчишек поэтапно: взаимная мастурбация… петтинг поверхностный, переходящий в петтинг глубокий…фроттаж – как разновидность петтинга… и только потом – фелляция, и лишь потом – анальное проникновение… сколько всяких специальных слов придумано людьми, чтоб классифицировать наслаждение, и тем не менее, это так: прежде, чем пацаны решатся впервые подставить друг другу свои попки, проходят дни, недели, а иногда – месяцы и даже годы… да, годы – лучшие годы порой уходят на то, чтобы понять очевидное… а Вовка с Саней проскакивали все фазы-этапы со скоростью, которой можно было лишь позавидовать…
    « жопу друг друга – давай?В» – проговорил Саня, возбуждённо и вместе с тем вопросительно глядя на Вовку, и Вовка, возбуждённый всем происходящим не меньше Сани, тут же отозвался: В«Давай!В» Конечно, давай! В тринадцать лет эти вопросы решаются куда быстрее и легче, чем, скажем, в шестнадцать лет или в семнадцать-восемнадцать, – к восемнадцати годам многие пацаны уже успевают надышаться тлетворным воздухом затхлых В«истинВ», где всё перевёрнуто с ног на голову, и в голове у многих из них порой получается такой винегрет, что вернуться к себе – отделить зёрна от плевел – бывает не так-то просто… а в тринадцать лет мальчишками движет неистребимое любопытство, и если при этом еще и возникает чувство удовольствия, то всё решается куда быстрее… В«Чур, я первый… сначала я тебе всуну – я тебя, а потом – ты меня… согласен?В» – Саня тут же распределил последовательность выполнения ролей: кто будет В«активнымВ», а кто В«пассивнымВ» сначала, и кто – потом… В«Почему это ты?В» – возмутился Вовка, который сам хотел быть первым. В«Потому что я у тебя первым в рот взял… – тут же выдвинул свой аргумент Саня. – Теперь ты должен первым мне в жопу дать. Понял?В» В«Не понял. В рот он взял… одну секунду подержал во рту, и всёвЂ¦ шустрый какой! Это не считается, – не согласился с Саней Вовка. И вЂ“ предложил свой вариант: – Давай, знаешь, как сделаем… давай – монету подбросим, чтоб было по справедливости…» В«Давай! Решка – ты подставляешь, а если орёл – то я…» – Саня полез в стол за монетой. Они подбросили монету, и выпал – орёл… Вовка сказал, что нужен вазелин – чтобы легче входило. Вазелина не оказалось, и Саня принёс какой-то крем. В«Пойдёт?В» – он посмотрел на Вовку так, словно Вовка был в этом деле крупным специалистом. В«Думаю, что пойдёт…» – сказал Вовка голосом бывалого человека, и Саня, повернувшись к Вовке задом, наклонился – стал раком… В«У, какая попочка… – рассмеялся Вовка, указательным пальцем размазывая по головке своего члена крем. – Давай… раздвинь булки – я напрявлю…» Вовка подошел к Сане, стоящему раком, вплотную. Саня, вывернув назад руки, – обхватив ладонями свои круглые белые булочки, широко развёл их – раздвинул, и Вовка увидел туго сжатый входик… он приставил к входику обнаженную, жирно смазанную кремом головку члена, и – держа член у основания, с силой надавил на сжатую дырочку, двинув бёдрами вперед… В«Ой, бля!В» – Саня резко рванулся вперёд, и головка Вовкиного члена, уже успевшая вскользнуть в Санино заднепроходное отверстие, тут же выскользнула назад. В«Ты чего… я же всунул уже… всунул! Санёк, ты чё? Давай… становись!В» – Вовка нетерпеливо переступил с ноги на ногу, по-прежнему держа свой колом торчащий член у основания. В«Бля, больно…» – Саня, не слушая Вовку, повернулся к Вовке лицом. В«Но я же всунул… я всунул уже! Санёк, давай… давай еще раз…» – в нетерпеливом Вовкином голосе послышалась некоторая растерянность. В«Нет, давай теперь я… ты становись! – неожиданно потребовал Саня. – Или нет… лучше – знаешь, как? На спину ложись – теперь я тебе всуну…» В«Я же не полностью – не до конца всунул…» – начал было протестовать Вовка, но Саня его оборвал: В«Ну, и что? Ты уже попробовал… и теперь – я! Ложись на палас – на спину…» В«Как – на спину? Жопа же сзади…» – с недоумением проговорил Вовка. В«А будет – спереди… говорю: ложись!В» – Саня тихо засмеялся, размазывая пальцем крем по головке своего члена. Вовка опустился на палас – лёг на спину… он был голый… и Саня тоже был голый… лёжа на спине, Вовка молча смотрел, как Саня смазывает указательным пальцем алую головку своего члена… В«Так. Теперь… – проговорил Саня и, вытерев о Вовкины трусы свой палец, взял Вовкины ноги за щиколотки. – Теперь – ноги поднимай… вверх поднимай…» Саня потянул Вовкины ноги вверх, и Вовка, задрав ногивверх, тут же согнул их в коленях, одновременно прижимая колени к плечам, – круглые Вовкины булочки распахнулись, открыв пацанячее влагалище – очко… и Саня, точно так же держа член двумя пальцами у основания, приставил смазанную кремом головку к коричневому кружочку – туго стиснутому Вовкиному входику…
    Конечно, Вовке было больно… о том, что это не больно, могут говорить либо те отечественные В«знатоки-специалистыВ», которые никогда своё очко реально не подставляли, а только мечтали об этом и фантазировали, либо же умудрённые беспредельщики – те, кто подставлял так много и так часто, что туда уже может влететь небольшой реактивный самолётик, а они сами давно забыли о том, как это было в первый раз, – Вовка, которому было так же, как и Сане, тринадцать лет, подставил свою пацанячую дырочку впервые, и – когда Саня надавил головкой твёрдого, как штык, члена, разжимая мышцы сфинктера, Вовка от боли заверещал-задёргался… и только с пятой попытки – с пятой! – Сане удалось ввести свой членик в Вовкино отверстие полностью – В«по самые помидорыВ», которые, кстати, у обоих были вполне приличных размеров, – почему-то яйца у пацанов всегда растут быстрее, чем сами члены… Конечно, это был кайф! Для Сани кайф… Вовка, прижимая ладонями колени к груди, морщился и тихо стонал, требуя от Сани быстрее заканчивать, но Саня не шибко вслушивался в Вовкины вопли, – двигая бедрами, Саня ебал Вовку в жопу, ебал по-настоящему, и это… это было неописуемое удовольствие!.. А потом точно так же на спину лёг Саня, и точно так же ему в дырочку вставил свой член Вовка – и Саня, прижимая ладонями свои колени к плечам, тоже морщился и тоже стонал… от напряжения у Сани на лбу выступил пот, но Вовка не останавливался – глядя Сане в глаза, он двигал незагорелой белой попкой, и это… это был кайф! Для Вовки кайф…
    Так произошло это у Сани и Вовки в первый раз – в полутёмной прохладной комнате они, Саня и Вовка, натянули друг друга в попы, – они выебали друг друга в девственно нежные входики… и, когда всё было кончено и они, отдыхая, лежали на паласе, Вовка посмотрел на Саню. В«Тебе понравилось?В» – спросил Вовка Саню. В«Да… мне по кайфу! А тебе?В» – в свою очередь спросил Саня, посмотрев на Вовку. В«И мне… мне тоже по кайфу! Я, знаешь, что предлагаю? Давай будем делать так всё время – ты и я… давай?В» – Вовка посмотрел Сане в глаза. В«Давай… – отозвался Саня. – Но только чтоб никто не знал… понял?В» В«Ну, это и так понятно – нечего предупреждать, – Вовка в ответ хмыкнул. И, помолчав, довольным голосом проговорил: – Видишь, как всё классно получилось… а ты, дурак, не хотелВ». В«Почему я не хотел? Я хотел…» – Саня тихо рассмеялся. Они помолчали; лежать голыми на паласе в прохладной комнате было приятно – они лежали рядом, вытянувшись, и им обоим не хотелось шевелиться… В«А как ты думаешь… – Вовка вопросительно посмотрел на Саню, – мы теперь голубые?В» В«А тебе что важнее – слово или кайф?В» – Саня, вопросительно глядя на Вовку, приподнялся на локте. В«КайфВ», – отозвался Вовка. В«Ну, и какая разница, как это называется? – хмыкнул Саня. – Главное, что нам это по кайфу…»

    Так многогранный мир явил Сане и Вовке одну из своих немеркнущих граней, и они – не первые и не последние – открыли для себя источник нового наслаждения… и ведь что интересно: никто их не совращал и уж тем более никто их, пацанов, не развращал, – до всего они дошли своим умом! Хотя… прав был пророк, не сегодня сказавший: что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем… о да, всё это уже было – несчетное количество раз, и в этом смысле история сближения двух пацанов – Сани и Вовки – более чем банальна,– такие истории, сокрытые от глаз посторонних, происходят ежедневно – мальчишки подставляют друг другу попки, и нет той силы, которая могла бы уничтожить это природой данное влечение… Всё это случилось неделю назад – Саня и Вовка впервые натянули друг друга…

    И вот – они трахаются в четвёртый раз: наклонившись над Саней, Вовка ритмично двигает бёдрами, и это кайф… на улице – за плотной шторой – печёт солнце, а здесь, в комнате, полумрак, – на паласе – между письменным столом, за которым Саня делает уроки, когда они ходят в школу, и раскладным креслом, на котором Саня спит – Вовка, двигая попой – скользя члеником в попе Саниной, делает Сане В«анальный массажВ», и это – кайф… о, какой это кайф – настоящий пацанячий кайф – трахаться с другом в попку!

    Добавлено спустя 1 минуту 9 секунд:

    )))))))))))
     
  12. неизвестный

    неизвестный Форумчанин

  13. Ромашка

    Ромашка Гость

    Слышь, fuel, переделай у себя на аватаре бабу в мужика...

    Чтоб соответствовать так сказать образу своих мыслей....
     
  14. fuel

    fuel Гость

    иронию не видно?))))))))))))))))))))))
    и такое пишут))))))))))))))
    я ж это не сам придумал))))))))))
     
  15. Bug

    Bug Форумчанин

    Млять! Не сам придумал! Ирония нах...ты ж гей! Думаешь это не заметно? Никто ж из нас (кроме тебя конечно) не стал писать рассказ про гомосеков...так что либо ты гей, либо ты еще не пробовал, но тебе хочется это сделать. либо ты педофил и любишь подобные "голубые" детские истории.

    Dima2
    Рассказ охрененный! Маладца. 5 баллов
     
  16. Bug, не груби, бл...ь!!! Таких рассказов в сети миллион! Научись инетом пользоваться, мудила!
     
  17. login174

    login174 Форумчанин

    ниасилил
     
  18. Upsar

    Upsar Форумчанин

    Н-н-да-а...
     
  19. fuel

    fuel Гость

    "Млять! Не сам придумал! Ирония нах...ты ж гей! Думаешь это не заметно? Никто ж из нас (кроме тебя конечно) не стал писать рассказ про гомосеков...так что либо ты гей, либо ты еще не пробовал, но тебе хочется это сделать. либо ты педофил и любишь подобные "голубые" детские истории. "

    В Бобруйск, жывотное!
    Учи албанский!
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей