Рассказ-Фэнтези, который мне очень нравится - Mysty Mason

Тема в разделе "Архив", создана пользователем All4Woman, 10 апр 2006.

  1. All4Woman

    All4Woman Форумчанин

    Сью Декстер.


    Mysty Mason.

    Прим. переводчика.
    Этот рассказ, по всей видимости, навеян комиксами Эрика Стэнтона, одним из типов персонажей
    которых являются огромные, под 2 метра, мужеподобные женщины, с огромной грудью и с просто
    чудовищными (по размерам) членами. Стэнтон называет члены этих женщин словом PRINK (как
    мне кажется, искаженное от PRICK – грубое название мужского полового члена). Сам он
    объясняет это так – этот тот же PRICK, только звучит более женственно, созвучно с PINK
    (розовый). Для сохранения духа рассказа переводчик решил переводить PRINK как ШУЙ.

    Глава 1.

    Когда Роберт Декстер был еще совсем молодым, на одном из осмотров у стоматолога у него была
    обнаружена очень опасная болезнь десен и зубов, хотя сам Роберт никакого дискомфорта не
    ощущал. Диагноз был поставлен доктором Джанет Катлер, а удаление зубов произвела хирург-
    стоматолог Рут Миллер, два молодых, но очень компетентных доктора.
    - Итак, Сью, - сказала доктор Миллер, - отныне Роберт никого и никогда не сможет укусить.
    Сью и Рут обменялись понятными только друг другу улыбками и посмотрели на маленького
    Роберта, который еще не вполне отошел от наркоза.
    - Если хочешь, я могу удалить ему еще кое-что, - предложила Рут Миллер. – На этот раз
    немного пониже.
    - Знаешь, - прошептала Сью, - мне нравится дразнить его, а для этого у него должно
    оставаться желание, чтобы он мог испытывать разочарование. Так что давай оставим как
    есть … пока. Он же всегда может подхватить еще одну болезнь.

    * * *

    Сью Декстер подвела сына к их автомобилю, помогла сесть на переднее сиденье, пристегнула
    Роберта ремнем, и они поехали домой. По дороге домой Сью думала о том, как много внимания
    стал уделять ей Роберт, как внимательно он стал наблюдать за тем, как она одевается или
    раздевается. Сью установила две маленьких камеры в ванной и комнате Роберта, и теперь прямо
    из своей комнаты могла наблюдать как Роберт ласкает ее нижнее белье, специально оставленное
    ею для него в ванной. Она размышляла о дне, когда она «неожиданно» войдет в комнату Роберта
    в тот момент, когда он будет держать во рту ее трусики, а его маленький член будет обмотан ее
    черными чулками.
    Развод был сопряжен с таким стрессом. Отец Роберта оказался полной задницей, только с
    большим трудом Сью удалось присвоить себе большую часть его состояния. Шантаж оказался
    замечательной, эффективно сработавшей вещичкой.

    * * *

    За год до этих событий Сью встретила отца Роберта в летнем лагере для богатых детей. Она
    была адвокатом, а он – членом совета директоров лагеря. В течение трех жарких месяцев они
    поженились, она не могла поверить – насколько хорошо сработал ее план. А когда Сью узнала, что
    ребенком ее мужа является мальчик – она была на седьмом небе от счастья. Она добьется
    развода, оставит себе сына и в итоге у нее будет состояние и молодой раб, о котором она всегда
    мечтала. К тому моменту, как ей исполнилось 19, у нее было собственное поместье с поваром,
    садовником и прислугой. Она последовательно продвигалась по своему пути, маленький Роберт
    тоже, только в отличие от нее, он не знал по какому.

    * * *

    Сью впервые встретила Клариссу в одном очень эксклюзивном спортивном клубе. Членами этого
    клуба было два типа женщин: те, у которых в промежности уже была шуй, и те, которые только
    шли к этому, но нуждались в дополнительной информации. Кларисса очень любила говорить об
    этом.
    - Послушай, Сью, ты идешь в клинику ФемТек в пятницу вечером. Там ты получаешь ванну,
    массаж и шуй. К полудню воскресенья ты уже совершенно здорова, а к началу недели
    готова к действию. Нет ни боли, ни рубцов, только огромное желание проткнуть всех
    мужиков на свете. Ты уже имеешь хорошую мускулатуру, а если тебе добавить
    тестостерона, ты станешь еще сильнее, но в то же время и женственней. И, дорогая,
    закажи себе такой же большой, как и у меня. Ты полюбишь его.
    Кларисссе нравилось показывать свой шуй и она быстро сняла с себя трико. Как всегда, в зале
    наступила тишина. Сью увидела шуй Клариссы в первый раз, она с ужасом смотрела на толстую
    змею, висевшую между ее ног. Кларисса обхватила свой шуй рукой, сделала несколько движений
    вперед-назад и посмотрела на Сью. Но все внимание Сью было поглощено зрелищем этого
    огромного питона. В полной тишине, неудержимо эта штука вдруг начала увеличиваться в
    размерах и подниматься, пока ее головка не оказалась направленной прямо на Сью.
    - Не хочешь посмотреть поближе? – прошептала Кларисса.
    - Не думаю, - пропищала Сью в ответ.
    Большая капля смазки выступила на головке шуя и упала на пол, дыхание Клариссы неожиданно
    изменилось. Еще одна обладательница шуя – Дженифер – встала между Сью и Клариссой и
    прошипела Сью:
    - Выйди из зала, БЫСТРО!
    Сью сначала медленно, а потом все быстрее покинула зал.
    - Кларисса, прекрати это немедленно. Ты напугала ее до смерти, а ведь Сью это деньги,
    Большие деньги!
    Кларисса с трудом, выходя из транса, узнала свою подругу Риту.
    - Да, конечно, ты права. Но она такая горячая штучка, я хочу ее.
    Итак, в зале появилась проблема – полностью эрегированная, переполненная сексуальным
    возбуждением обладательница шуя (шуегоспожа). Эрекция не была чем-то необычным в этом
    зале, проблема была в том, что Кларисса была немного эксцентричной и в данный момент была
    немного не в себе. Она часто и тяжело дышала, ее глаза быстро осматривали все вокруг. В таком
    состоянии Кларисса была опасна.
    - Приведите сюда Роджера, - крикнула Дженифер.
    Роджер был клубным массажистом, в свои 30 он выглядел гораздо старше, он уже не раз
    подвергался воздействию шуя Клариссы. Роджер вбежал в зал, но когда он увидел, к кому его
    позвали, он остановился.
    - Свяжите … его, - задыхаясь произнесла Кларисса.
    Роджер попытался убежать, но Джен перехватила его. Роджер был быстро связан, затем
    Дженифер схватила его за волосы и поставила на колени перед Клариссой.
    - Смотри не убей его, - сказала она Клариссе.
    Головка шуя Клариссы угрожающе раскачивалась перед лицом Роджера.
    - Вытащите его зубные протезы, - сказала Джен, и Мелисса, еще одна шуегоспожа,
    заставила Роджера открыть рот, вытащила его зубные протезы и бросила их на пол.
    - Мог бы и сам догадаться, - пробормотала она, со злостью растаптывая протезы Роджера.
    - Нет, пошалуйста, нет! – с дрожью произнес Роджер.
    Кларисса обхватила свой шуй рукой и сильно ударила им Роджера по лицу, один раз … потом еще
    … и еще … и еще. Из глаз Роджера хлынули слезы. Левой рукой Кларисса грубо схватила
    Роджера за волосы, а правой так сильно ударила его по лицу, что Роджер на мгновение потерял
    сознание. Этим моментом и воспользовалась Кларисса, для того, чтобы начать вводить свой
    массивный шуй в рот Роджера … сантиметр за сантиметром. Придя в себя, Роджер попытался
    освободиться от веревок, но это было бесполезно. Кларисса положила обе руки на затылок
    Роджера, она еще не начала свои движения, она просто медленно натягивала рот Роджера на
    свой шуй, подобно тому, как она натягивала чулки на свои длинные, стройные ноги.
    - О боже, она ПРЕКРАСНА, - подумала Сью, наблюдавшая за этим из-за неплотно закрытой
    двери. Рукой она бессознательно гладила у себя в промежности. – Я тоже так хочу, -
    задумчиво произнесла она.
    Шуй Клариссы начал обильно выделять смазку. Роджер был хорошо обучен не задыхаться и
    не тошнить, когда его заставляли сосать шуй. Но у Клаписсы смазки было очень много, и
    Роджер не успевал проглотить ее всю. Большая часть смазки стекала на пол, но некоторая ее
    часть скапливалась на его верхней губе и стала затруднять ему дыхание. Руки Роджера были
    связаны, и он ничего не мог с этим поделать, кроме попыток сдуть ее. Это заметила
    стоявшая рядом Клео, высокая, прекрасная негритянка, она схватила воротник своей футболки и
    оторвала его, встряхнув большими, округлыми грудями. Смазка шуя ужасная вещь – густая, липкая,
    отвратительно пахнущая … и вызывающая привыкание. Но сейчас Роджер задыхался, не имея
    возможности убрать ее со своей верхней губы, он задохнется окончательно, станет просто
    куском мяса, с которым уже невозможно будет развлекаться. Клео стала вытирать пресперму, и
    Роджер тут же глубоко задышал носом. Может быть, он опять сможет пережить нападение
    Клариссы. Может быть.
    Кларисса была в агонии сексуального желания, но даже в этом состоянии она знала, что ей
    нравится, а нравилось ей питать свое желание страхом. Она стала сжимать ноздри Роджера …
    потом позволяла ему дышать … потом сжимала опять. Роджер обезумел от страха, но Кларисса
    не останавливалась, все на большее время сжимая ноздри Роджера. Его глаза умоляли ее
    остановиться, но она продолжала безжалостно трахать его.
    - Если она его убьет, я действительно буду огорчена, - подумала Клео. – Этот маленький
    белый засранец хорошо знал как нужно отсасывать у меня. Черт!
    Кларисса признавала как равных только двух женщин, и Клео была одной из них. Не только
    потому, что Клео была сильнее Клариссы, Клео, кроме того, могла доставить ей и неземное
    удовольствие. Итак, Клео решила попытаться спасти своего любимого маленького шуесоса. Она
    начала легонько гладить спину Клариссы, такими же движениями как вы, возможно, успокаиваете
    лошадь. Затем руки Клео опустились на великолепные ягодицы Клариссы, потом – на бедра. Клео
    стояла на коленях перед Клариссой и нежными, легкими поглаживаниями гладила ее длинные,
    стройные ноги. И вот руки Клео легко проникли между бедер Клариссы, пальцы ее правой руки
    накрыли промежность Клариссы – от ануса до истекающего соками влагалища. Кларисса
    вскрикнула.
    - Ш-ш-ш-ш, девочка, - прошептала Клео, - тебе это понравится.
    За массивными яйцами Клариссы, скрывалась влажная пещерка изысканного удовольствия, и
    Клео знала здесь все точки. Боже, как же влажно там было! Маленькие ручейки женских соков
    стекали по бедрам Клариссы. В отличие от смазки шуя, вкус соков Клариссы был
    божественным, и Клео наградила себя длинным, чувственным лизанием.
    - О да, смерть Роджера, - подумала про себя Клео.
    Левая рука Клео обвила ногу Клариссы за большими, низко свисающими яйцами, и нащупала
    вторую любимую игрушку Клариссы – толстый, влажный, пульсирующий клитор. Клео начала
    поглаживать его, а Кларисса с каждым движением теплой руки Клео, делала движение тазом
    вперед. Аппетитный шуй Клариссы стал еще больше наполняться кровью, от чего становился еще
    толще и длиннее. Таким образом, шуй Клариссы двигался во рту у Роджера, а ее клитор – в руке
    Клео, которая осторожно - дразняще меняла давление на клитор.
    К этому моменту Роджер был почти жив – толстый слой смазки опять собрался под его носом,
    и он опять начал задыхаться. Роджер не был первым мужчиной, задохнувшимся от преспермы, в
    этом зале, он даже не был бы первым на этой неделе – таковы были новые условия
    существования мужчин в этом клубе.
    Клео крепко обхватила клитор Клариссы, на что та ответила глухим рычанием и диким выпадом
    бедер вперед.
    - А-а-а-а-х, - закричала Кларисса. – Да. Да, Д-а-а-а-а!!!
    Этот крик Клариссы совпал с ее оргазмом и поистине вулканическим извержением шуя. В момент
    оргазма Кларисса сделала неконтролируемый выпад вперед, шея Роджера не сломалась только
    потому, что массивный шуй Клариссы вонзился глубоко ему в горло. Еще одно неистовое
    движение Клариссы, и Роджер без сознания падает на пол. Кларисса, с выражением усталости и
    удовлетворения на лице, без сил опустилась на колени. Ее шуй, отдыхал между ее ног,
    постепенно уменьшаясь в размерах. Но все вокруг знали, что если Клариссу спровоцировать, то и
    она, и ее шуй мгновенно будут готовы к новому действию. Никто не хотел это проверять.
    Джен оттащила Роджера от Клариссы, перевернула его на живот и стала развязывать веревки,
    которыми он был связан. Никто и никогда не согласился бы делать искусственное дыхание рот-в-
    рот тому, кто сосал шуй. Существовал только один способ. Джен встала над Роджером и сначала
    осторожно, а потом все сильнее стала нажимать ногой на его грудь. Первый тихий вздох, затем
    безудержный кашель, а потом случилось то, чего с Роджером никогда не было – его вырвало.
    Встать сам Роджер не мог, поэтому, чтобы не захлебнуться блевотиной, он повернулся на бок и
    извергнул из себя огромное количество спермы шуя. Кларисса вскочила на ноги, схватила
    Роджера за волосы и ткнула его лицом в образовавшуюся лужу.
    - Принесите ложку, - крикнула она и кто-то подал ей ложку. Кларисса вложила ложку в
    трясущуюся руку Роджера. – И даже не думай оставить хоть каплю.
    Роджер посмотрел на Клариссу. Его лицо было покрыто слезами, спермой и соками Клариссы. Он
    начал ложка за ложкой есть свою блевотину.
    - Хороший мальчик, - сказала Кларисса под всеобщий хохот.
    Напряжение в зале спало. А Роджер следующие два часа провел поедая блевотину а затем.
    вылизывая языком пол начисто, все это под смешки и издевки окружавших его женщин. Но, тем не
    менее, он был рад, что Клео спасла ему жизнь.
    Сью была поражена.
    - Я тоже сделаю это, - думала она. – Хм, а практиковаться я смогу на моем маленьком рабе
    Роберте.
    В ее голове начал формироваться план.

    Глава 2.

    Через два дня после того, как Кларисса изнасиловала Роджера, Сью все еще находилась в тяжких
    раздумьях. В этот понедельник, после полудня, она обедала в кафе с Джанет Катлер и Рут
    Миллер.
    - Да, Сью, - засмеялась доктор Миллер, - конечно, мы слышали о том, что произошло в
    клубе. Роджер еще жив?
    - Это поразительно, но он все еще продолжает работать там. По привычке, наверное. –
    Ответила Сью. – Правда он старается держаться как можно дальше от Клариссы, но,
    думаю, это ненадолго. Когда Клариссе нужен какой-то мужчина, она его получает.
    - Забуть о Роджере, - сказал Рут, заговорщицки наклонившись к Сью, - каковы твои планы,
    дорогая, относительно маленького Роберта. Я думаю, он уже достаточно большой, чтобы
    его трахнуть. Если ты не станешь шуегоспожой к его дню рождения на следующей неделе,
    то имей в виду, что на него положила глаз моя дочь, маленькая Хелен.
    - Скажи своей дочурке, Рут, что у нее ничего не получится, я уже записалась в ФемТек на
    эту пятницу, - с озорной улыбкой ответила Сью. – Боюсь, что легкие деньки для Роджера
    закончились.

    Этим же вечером Сью стояла в своей спальне и смотрела на захваты для рук и шеи,
    установленные Келли Ингерсол ниже поверхности ее туалетного столика, легкая дрожь пробежала
    по ее телу, когда она представила Роберта, зафиксированного на уровне ее бедер. Она вздохнула,
    успокоилась и начала снимать одежду со своего великолепного тела. Она посмотрела на свою
    округлую грудь, мускулистое тело, плоский живот и соблазнительно обнаженное влагалище. Скоро
    у ее клитора появится большой протектор … возможно, слегка порочный. Она начала поглаживать
    себя под тем местом, где скоро должен будет появиться шуй.
    Ах, в этот момент Сью прервал тихий писк ее ноутбука. Да, это сработал датчик движения в
    спальне Роберта. Сью переключилась на нужную камеру. Роберт огляделся вокруг и начал рыться
    в мусорной корзине. О! Он нашел там сюрприз, нет, два маленьких сюрприза. Один из них –
    черный кружевной чулок, а другой – такого же цвета трусики. Даже без увеличения было видно,
    что руки Роберта задрожали, он судорожно начал раздеваться. В это время Сью обычно
    занималась йогой, и Роберта никто не должен был побеспокоить, по крайней мере, в течение часа,
    а может и больше. Роберт столько раз видел маму, идущую в бассейн, или через полуоткрытую
    дверь, наблюдал за тем как она в душе смывает хлорку после бассейна. Пару раз она просила его
    пристегнуть ее чулки к поясу, пока она укладывала волосы или делала себе маникюр. Он был по
    уши влюблен в нее, и она знала об этом и всячески культивировала эту любовь. Ни у кого из его
    друзей не было такой молодой, прекрасной и богатой мамы.
    Роберт сел на кровать, откинулся на подушку и начал тереть себя чулком по обнаженному телу, по
    груди, лицу и маленькому членику. Сью видела, что Роберт очень сильно возбудился, но она
    знала, что до оргазма еще далеко, она уже много раз наблюдала за ним. Надевая купальный
    халат, Сью увидела, что Роберт перешел ко второй фазе своего ритуала. Он туго обернул чулком
    свой членик и яйца, поднес трусики к носу, сделал несколько глубоких вдохов, а затем положил
    трусики в рот и начал шумно сосать их.
    - Очень хорошо, - подумала Сью, под шумное дыхание Роберта, - очень скоро у него будет
    еще кое-что во рту, что он сможет пососать.
    Сью выключила компьютер и тихонько подошла к комнате Роберта. Она постояла немного перед
    дверью, прислушиваясь, и осторожно открыла дверь.
    - Роберт, завтра на обед у нас будут гости. Доктор Миллер и ее дочь … ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?
    Роберт, … ты, … маленькая … свинья …
    Сью подошла к Роберту, возвышаясь над ним в притворном удивлении и раздражении. Роберт
    попытался подняться, но она опять толкнула его на кровать.
    - ЧТО ЭТО? – Спросила она, хватаясь за чулок, который по-прежнему был обмотан вокруг
    гениталий Роберта.
    Он попытался вырвать чулок у нее из рук и получил увесистую пощечину.
    - Никогда не пытайся сопротивляться мне, не смей даже пытаться поднять руку для защиты!
    Ты понял?
    Верхняя часть халата Сью почти полностью распахнулась, гневно глядя на него Сью являла собой
    образ ярости в женском обличье. Роберт ударился в слезы.
    - Прошти меня, прошти, - бормотал он, трусики все еще были у него во рту.
    - Да, ты виноват, жалкий, маленький кусок дерьма, - Сью дернула за чулок.
    - А-а-а-х! – Закричал от боли и страха Роберт, в крике широко открыв рот.
    - Ого, а что у нас тут? – спросила Сью, наклоняясь.
    Она медленно достала из его рта свои трусики и поднесла их к лицу Роберта, покрасневшего от
    стыда.

    * * *

    Совершенно другая сцена происходила в доме Рут Миллер. За пять дней до этих событий Джин
    Макон был пойман офицером полиции Кэрол Нельсон во время ограбления бутика «Женщины с
    кое-чем дополнительным». Используя шокер, она поставила его на колени и не выключала шокер
    до тех пор, пока Джин не был уже близок к смерти. Мистер Макон сделал серьезную, возможно
    фатальную, ошибку попытавшись обворовать магазин принадлежавший шуегоспожам. Его
    немедленно доставили в кабинет Рут Миллер, где он стал «мертв по прибытии». Нет, фактически
    он остался живым, и это был уже не первый мужчина доставленный за небольшое вознаграждение
    офицером Нельсоном в кабинет Рут Миллер.
    - Что ты делаешь с этими парнями? – спросила Кэрол.
    - Я воскрешаю их, даю их жизням новый смысл. Я переучиваю их, освобождая от серого
    опыта их прошлых жизней, и за короткое время я и моя дочь становимся центром их
    вселенной.
    - Ладно, ладно, - пожала плечами Кэрол. – Мне-то все равно, что ты с ними делаешь, и у
    меня всегда найдется кое-кто для тебя, если ты этого пожелаешь. Увидимся, Док.
    Через три часа Джин Макон сидел, фактически лежал, обнаженный, в полубессознательном
    состоянии в полуподвале клиники доктора Миллер. С его губ на холодный пол капала кровь. Рут и
    ее дочь, Хелен, сидели, комфортабельно устроившись в креслах, слушая стоны мужчины,
    кривившегося от боли.
    - Мама, спасибо, что разрешила мне удалить ему несколько зубов. Не думала, что это
    будет так просто. Можно в следующий раз я сделаю все сама. Только следующему не
    будем делать наркоз, просто свяжем его. Угу?
    - Посмотрим, дорогая.
    - Давай, мама, это будет здорово!
    Тонкая, стальная цепочка, тянулась от тугого титанового кольца вокруг основания яиц мистера
    Макона к кольцу вмонтированному в пол. Вторая цепочка, потолще, шла от стального ошейника на
    его шее к лебедке под высоким потолком. Джин начал стонать громче. Рут встала, подошла к
    стене со щитом управления и нажала какую-то кнопку. Мощная струя холодной воды ударила
    точно по их гостю. Испуганный неожиданным душем, он начал приходить в себя. Оглянувшись, он
    увидел своих хозяек. Рут Миллер, почти 180 босиком, длинноволосая, с полной грудью,
    мускулистыми ногами и с легким налетом жестокости в глазах.
    Ее дочь, Хелен, не была похожа на мать. Она была маленькой, но очень изящной, хорошо
    сложенной, с коротко остриженными волосами. Хелен была примечательно сильной для своего
    маленького роста и очень, очень хорошо обучена искусству доставлять боль.
    - Хде я? – Боль во рту была невыносимой. – Што шлучилошь ш моими жубами? – С трудом
    говорил он.
    - Мистер Макон, - заговорила доктор Миллер. – Вы были очень, очень плохим мальчиком.
    Вы нарушили несколько серьезных законов. Во время задержания вы были оглушены до
    смерти. Я восстановила вас, как пластиковый контейнер, а теперь мы собираемся
    наполнить вас новой, особенной формой жизни. Вам она понравится.
    Макон только испуганно смотрел на нее.
    - Ты когда-нибудь был с шуегоспожой? – Спросила Хелен.
    Макон повернулся на звук ее голоса, она выглядела такой молодой и маленькой.
    - Джин, ты знаешь кто такие шуегоспожи?
    - Нет, - ответил он.
    - Это хорошо, - промурлыкала Хелен. – Такой миленький и тугой-тугой.
    Хелен начала раздеваться. Она сняла футболку, обнажив волнующе тугой животик, над которым в
    определенно слишком маленьком топике была спрятана грудь. Джин почти умирал от боли, но вид
    молодой привлекательной женщины не мог не привлечь ее внимания. Джин был буквально
    загипнотизирован. Хелен сняла топик, и удивительно упругие груди выскочили наружу,
    жизнерадостно покачиваясь над животиком. Макон вздохнул, она была прекрасной. Рут
    засмеялась, она знала, что последует дальше.
    Хелен наклонилась и расстегнула свою короткую, черную кожаную юбочку. Под юбочкой у нее
    ничего не было, за исключением сбруи для шуя, которая притягивала ее полустоящий шуй к
    левому бедру. Макон рванулся назад, но тут же издал жуткий крик – цепочка на его яйцах быстро
    вернула его на место. Макон чуть не оторвал себе яйца, он сидел схватившись за больное место,
    покачиваясь и плача.
    - Позволь мне объяснить тебе, - сказала доктор Миллер. – Твои яйца теперь принадлежат
    нам. Даже сотня мужиков не смогут оторвать эту цепь от твоих маленьких яичек. А цепь, от
    твоего ошейника идет к лебедке под потолком. Достаточно команды голосом, чтобы
    лебедка заработала, ты медленно станешь подниматься вверх, сначала оторвутся твои
    яйца, потом ты безвольно повиснешь от шока, а потом задохнешься. Все просто. Мы
    опустим тебя, поднимем решетку над цистерной с кислотой в углу, бросим туда твое тело и
    уберем в комнате. Это тоже просто. Тебе все понятно?
    Джин посмотрел на цепи, на решетку в углу и кивнул головой. Хелен подошла к нему очень близко.
    Не то чтобы ее шуй был огромным (хотя он и был достаточно большим), но на ней он выглядел
    бейсбольной битой.
    - Джин, я собираюсь выпустить на свободу свой шуй и проверить эластичность тканей твоей
    прямой кишки. Ты понимаешь меня? – Его глаза испуганно расширились и он опять кивнул.
    – Но, поскольку я хороший мальчик, я собираюсь дать тебе шанс смазать мой шуй твоей
    слюной, кровью и преспермой моего шуя. Ты понял? – Джин кивнул. – Итак, выбирай –
    сухое, жесткое насилование, или насилование со смазкой.
    Джин слышал о шуегоспожах, он безнадежно пытался отстраниться от Хелен, но, конечно, цепочка
    на его яйцах не позволяла ему этого сделать.
    - Хорошо, Джин, я понимаю. Это трудное, очень трудное решение, ты немного испуган и
    смущен, поэтому я сделаю его за тебя.
    Она подошла к Джину вплотную и ударила его по яйцам. Джин ничего не мог сделать, чтобы
    защититься.
    - Все, чего мы от тебя хотим, Джин, это небольшого сотрудничества. Да, кстати, если ты
    наконец определишься насчет сухого или влажного изнасилования, дай мне знать.
    Но Джин практически не мог говорить от боли, которая исходила из его промежности. Он
    попытался нагнуться, но получил сильную пощечину, потом вторую, потом еще и еще. Хелен
    прижала его к полу, руки расположила по бокам. Затем она подошла к нему со стороны головы, с
    силой прижала левым коленом его правый бицепс, а правым – левый. Она выбрала такую точку на
    его руках, что это прижатие полностью парализовало его руки. Ее шуй угрожающе покачивался
    над лицом Джина. Хелен левой рукой заставила Джина открыть рот, а правой направила шуй к
    губам Джина.
    Ее шуй пульсировал и извергал струйки преспермы в рот Джина. Он попытался отвернуться, но
    Хелен схватила его за уши и болезненно вернула в нужное положение.
    - Джин, - крикнула она, - представь, что это большой летающий в небе танкер, который
    заправляет маленький-маленький самолетик. Ты можешь получить больше, чем тебе
    необходимо.
    Большая, пульсирующая головка шуя прошла сквозь губы Джина и сильно прижалась к
    измученным деснам. Его влажный, теплый, мягкий рот и лежащий за ним тугой пищевод были так
    замечательны. Джин попытался выпихнуть шуй языком. Какая глупость, Хелен это даже
    понравилось, она слегка двинула бедрами и луковичная головка ее мясистого шуя прошла
    кровоточащие десны Джина и попала в пещеру его рта, его щеки раздулись как у бурундука, с
    полным ртом орехов. Она наслаждалась этим моментом, ее шую было так хорошо, что, казалось,
    он мог взорваться. Она сделала несколько успокаивающих вдохов и затем начала дальнейшее
    медленное продвижение вглубь. Ее шуй до отказа наполнился кровью, а ротик Джина был т-а-а-а-
    а-ким тугим. Она положила свою руку ему на кадык, таким образом она могла ощущать свое
    движение внутри его горла. Иногда она почти полностью выходила из него, но затем опять
    загоняла свою дубинку внутрь. В такие моменты Джин мог сделать глоток воздуха, но он не
    продержится долго, если Рут не вмешается.
    - Я знаю, чего ты хочешь, - прошептала Рут Хелен на ушко.
    Хелен посмотрела на нее и вытащила шуй с громким хлюпающим звуком. Макон начал сильно
    кашлять и его вырвало, даже без оргазма шуй выделяет очень большое количество преспермы.
    Рут приподняла юбку и выпустила на волю свой монстроподобный шуй. Она достала из кармана 6
    «пончиков» и надела их на шуй, чтобы ограничить глубину погружения. Рут хотела оставить Джина
    для своей дочери живым, по крайней мере пока. Хелен переместилась вниз, к ногам Джина, а Рут
    заняла место Хелен, у его головы, и положила свой шуй рядом с лицом кашляющего Джина.
    Впервые увидев шуй Хелен, Джин в испуге попробовал отстраниться, но Рут давила на его руки
    еще сильнее, чем Хелен, к тому же Джин был слаб от боли и воздействия преспермы. Будучи
    закованным в цепи Джин никак не мог избежать того, что ему предостояло, и никто не собирался
    прийти ему на помощь. Рут обхватила лицо Джина и направила головку своего шуя к его губам.
    - Тук, тук, - сказала она, - откройте!
    Она сильно ударила Джина по щеке, тот судорожно вздохнул, и гигантская головка шуя тут же
    проложила себе путь в рот Джина и расположилась там, как будто она всегда тут и была. Хелен
    переглянулась с матерью, и они кивнули друг другу. Хелен расположила свое покрытое смазкой
    Оружие у анальной точки входа. Мистер Макон определенно должен быть «счастлив»,
    изнасилование не будет сухим.
    Хелен начала медленное движение вперед. Джин напрягся, сжав сфинктер он пробовал
    противостоять вторжению. Несмотря на то, что Хелен была молода, ей шуй был слишком
    большим, хотя и не таким большим как у ее матери. Задница Джина была в огне, дикая боль
    буквально сводила его с ума, он не мог даже дышать. Хелен опять кивнула матери, и та вытащила
    свой шуй изо рта Джина.
    - Вау, - подумала она, - это было так здорово!
    Получив возможность дышать, Джин набрался немного сил, но у него не было никаких шансов
    противостоять Хелен. Джин попытался отодвинуться как можно дальше но цепочка на его яйцах,
    конечно же, остановила его. Хелен продвинулась еще немного, рот Джина открылся в беззвучном
    крике. Хелен все больше и больше растягивала его анус и медленно, сантиметр за сантиметром,
    погружалась внутрь Джина. Она чувствовала, как ее увеличившийся клитор трется о ее же яйца,
    уже близко, близко. Хелен нуждалась в доминировании над мужчинами, всегда и везде, и Рут
    знала, что нужно сделать, чтобы доставить дочери удовольствие. Она улыбнулась Хелен и опять
    вошла в рот Джина. О боже, он оставил свой рот открытым, как приглашающе открытую дверь. Он
    посмотрел на Рут, входящую ему в рот, но было уже поздно. Даже с пончиками она дала ему 30
    толстых сантиметров. Джин был пронзен, он начал задыхаться, его сопротивление было
    неистовым, но бесполезным. Хелен и Рут начали кончать почти одновременно и шуесперма
    потекла из уголков губ, ноздрей и ануса Джина.
    Даже в оргазме Рут продолжала двигаться внутрь и наружу. С каждым ее движением назад Джин
    бессознательно глотал воздух, но по мере того, как его легкие заполнялись вонючей, липкой
    шуеспермой, он заметно слабел. В этот момент его жизнь была полностью в руках Рут. И тут
    Хелен импульсивно стала ласкать грудь матери.
    - О, милая доченька, как хорошо, как мне хорошо.
    С этим криком она до упора вогнала свой шуй в горло Джина, и они вместе с Хелен, не выходя из
    Джина, в изнемождении рухнули в объятья друг друга,

    - Итак, что это такое? – спросила Сью у сына. – Ты можешь объяснить мне что мои трусики
    делают в твоем рту?

    Глава 3.

    Раскачивая перед лицом Роберта своими, истекающими его слюной, трусиками Сью спросила еще
    раз:
    - Объясни, что мои трусики делают в твоем рту?
    Трудно сказать из-за чего лицо Роберта было таким красным – то ли от щекотливости ситуации, то
    ли от боли вызванной тем, что Сью левой рукой непроизвольно (или умышленно?) дергала чулок,
    который все еще был привязан к яичкам Роберта.
    - Я … я … не знаю.
    - Тебе нравится держать мои трусики во рту?
    - Я … я … не знаю.
    - Роберт, - Сью наклонилась еще ниже, при этом ее халат еще больше распахнулся, - ты
    понимаешь о чем я тебя спрашиваю?
    - Да … думаю да.
    - Хорошо, тогда громко повтори мой вопрос. – Роберт медлил. – Сейчас же!
    - Нравится ли мне держать твои трусики во рту? – Прокричал Роберт и опять заплакал. – Я
    не могу думать.
    - Роберт, если тебе легче думать, когда тебя дергают за твои жалкие яички, то я сделаю это.
    – С этими словами Сью стала стягивать Роберта за чулок с кровати.
    - Я скажу, скажу, скажу!!! А-а-а!!! Пожалуйста, не надо, а-а-а!!!
    Сью опять позволила Роберту упасть на кровать.
    - Итак, Роберт. Тебе нравится держать мои трусики во рту?
    - Да. – Ответил Роберт едва слышно.
    - Говори нормально, жалкий маленький мышонок.
    - Да, … да, мама, мне нравится это. – Сказал Роберт, и слезы унижения потекли по его
    щекам.
    - Роберт, если тебе нравится держать мои трусики во рту, то тебе надо было просто
    попросить у меня разрешение. – Сказала Сью неожиданно мягким голосом. – И если ты
    будешь хорошим, очень хорошим мальчиком, я разрешу тебе это. Нравится тебе такой
    вариант?
    Роберт посмотрел на мать, немного шокированный и смущенный, и кивнул головой.
    - Вставные зубы, - сказала Сью.
    Роберт открыл рот и вынул свои вставные зубы. Сью кивнула головой в сторону мусорной
    корзины, Роберт бросил туда свои зубы и с надеждой посмотрел на мать.
    - Открой пошире, дорогой. Трусики это только первая из многих вещей, которые я буду
    вводить тебе в рот. Тебе понравится это.
    С этими словами она поцеловала свои трусики и запихнула их глубоко в рот Роберта, заставив его
    поперхнуться и густо покраснеть.
    - Роберт, наши отношения очень сильно изменяться в ближайшие дни. Мы должны иметь
    возможность доверять друг другу, а для этого ты должен быть очень честным со мной. –
    Она смотрела на него серьезно, хотя едва сдерживала смех. – Роберт, у тебя есть еще
    мои вещи? Подумай хорошенько, Роберт.
    Ее голос стал строгим, и она дернула за чулок так сильно, что Роберт взвизгнул.
    - Да, да, … думаю … да.
    - Покажи.
    - Мамочка, позволь мне, пожалуйста. отвязать чулок от моих … моих … яиц? – сказал
    Роберт дрожащим голосом.
    - Говори нормально, Роберт!
    - Мама, могу я отвязать чулок от моих яиц?
    - Я сама это сделаю. Роберт, я не хочу, чтобы он порвался.
    Сью села на кровать рядом с Робертом, при этом обнажились ее загорелые, стройные ноги. При
    помощи чулка она подтянула Роберта к себе поближе, и наклонилась над ним. Лицо Сью
    находилось в десятке сантиметров от промежности Роберта, ее халат полностью обнажил ее
    упругую, полную грудь. Своими сильными пальцами Сью стала развязывать тугой узел на том, что
    могло бы стать для ее сына возможностью стать отцом (впрочем, маловероятной), возможностью
    вырасти настоящим мужчиной (впрочем, маловероятной) и, наконец, источником сексуальной
    гордости или разочарования (очень даже вероятного).
    - Ну а теперь, Роберт, покажи мне свои тайные запасы мамочкиного нижнего белья. Ничего
    не забудь, иначе я буду пороть тебя до тех пор, пока ты не перестанешь кричать. Ты
    понял? Мне не нужен маленький воришка в моем доме.
    Роберт ходил по комнате, доставая из своих тайников спрятанные сокровища, а Сью поощряла его
    поглаживая иногда по голове или называя хорошим мальчиком. Через несколько минут на кровати
    лежала небольшая кучка нижнего белья Сью.
    - Роберт, мы начинаем новые отношения, и отношения эти основаны на доверии. Мне
    необходимо, чтобы ты пообещал мне, впредь никогда больше не мастурбировать без
    моего разрешения. Обещаешь? – Роберт кивнул. – Хороший мальчик. Иди ко мне, я
    подарю тебе особенную награду.

    * * *

    Доктор Стэйси Филипс сидела в своем просторном офисе в штаб-квартире исследовательского
    института ФемТек. Стэйси, как и многие другие служащие ФемТек, была очень привлекательной.
    Все женщины, служащие ФемТек, неустанно заботились о своем здоровье и спортивной форме, а,
    особенно, о своей сексуальной энергии. Стэйси Филипс не была исключением.
    - Доктор Филипс, к вам доктор Майкл Долин из Миссии Семья и Общество по поводу Пенса.
    - А, наш друг из МСО. Пригласи его, Бетти.
    - Да, мэм.
    Это был первый визит Долина в Фемтек, он был обеспокоен появившимися в прессе статьями о
    проектах и продуктах Фемтек, особенно насчет дико популярного шуя, которым стали
    обзаводиться все большее количество женщин. Но сегодня его привели сюда слухи о мужчинах,
    схваченных или завлеченных каким-то способом, которые жили какой-то особенной жизнью за
    секретными стенами империи ФемТек. Долина выбрали для этого поручения за его репутацию и
    опыт в области научных исследований для одного из университетов Восточного побережья, а
    также за его неприятие приобретения женщинами шуев.
    - Очень хорошо, доктор Долин, рада встретиться с вами наконец-то. Я так много слышала о
    вас и ваших генетических исследованиях. У нас есть кое-что общее.
    - Позвольте мне быть с вами откровенным, доктор Филипс. Я не одобряю того, что делает
    ФемТек, и не одобряю путей, которыми она это делает. Семья, традиционная семья
    работает очень хорошо и без этих … без этих извращений, исходящих от вашей компании.
    - Продолжайте, доктор Долин, - улыбнулась доктор Филипс.
    - Семья должна управляться мужчиной, а женщина должна служить интересам своего мужа
    и детей. Место женщины – дать жизнь и служить своей семье, в особенности мужу,
    конечно, и его сыновьям. Мужчина защищает и обеспечивает, а женщина знает свое место.
    И это естественный путь, путь, дарованный нам богом, по этому пути идет и моя семья.
    Поверьте мне, моя жена и дочь точно понимают их ограниченные, но важные роли в семье.
    То, что делаете вы и ваша компания – грешно и омерзительно.
    - Доктор Долин, надеюсь, вы не станете утверждать, что женщине непозволительно самой
    выбирать свою жизнь? Сколько можно терпеть это мужское доминирование?
    - Миссис Филипс, речь не о мужском доминировании, а том, что морально, естественно и
    правильно, и о том, что неправильно. То, что женщина играет мужскую роль в семье, это
    совершенно неправильно и неестественно. Откровенно говоря, это вызывает у меня
    отвращение.
    - Что ж, доктор Долин, спасибо за вашу откровенность. Вы заслуженно имеете репутацию
    человека, говорящего то, что он думает. Однако кое-что меня немного смущает. Вы с
    жаром обвиняли ФемТек во всех смертных грехах, но не совсем понятно – проводили ли
    вы какие-нибудь исследования по поводу того, о чем вы так страстно говорили.
    - Я знаю, все, что мне необходимо. Поверьте мне, я слышал ужасные рассказы.
    - Ну а сами то вы видели то, чему так ужасаетесь? Вы видели женский шуй … кусочек живой
    плоти женщины в том месте, где соединяются ее бедра?
    - Доктор Филипс, умоляю вас, прекратите эти непристойности.
    - Доктор Долин, кажется, вы покраснели, - засмеялась Филипс.
    - Я хочу узнать насчет «Пенса». У вас действительно есть сексуальная тюрьма для мужчин?
    - Я отвечу на ваш вопрос, но сначала ответьте вы мне – как вы можете называть себя
    ученым, если рассуждаете о предмете не имея о нем НИКАКИХ прямых сведений. Давайте
    попробуем немного расслабиться, мне кажется, вы слегка зажаты.
    Стэйси Филипс вышла из-за своего стола и перешла в уголок отдыха, в котором стояли два
    удобных кресла разделенных маленьким кофейным столиком.
    - Присоединяйтесь ко мне, я не кусаюсь, - сказала Стэйси, усаживаясь в одно из кресел.
    Перед этим доктор Долин чувствовал себя в некоторой безопасности благодаря большому столу,
    разделявшему их. Он должен был признаться себе, что Стэйси Филипс производила впечатление
    во многих смыслах … своим богатством, своим положением в обществе и, как он теперь смог
    воочию убедиться, своими красотой и фигурой, и, похоже, чем то еще. Он даже не мог просто
    назвать ее по имени.
    - Доктор Долин, если вы действительно интересуетесь Пенсом, как вы назвали ее, то,
    возможно, у вас вызовет любопытство то каким образом мужчин туда завлекли, то ли они
    сами выбрали это, то ли были избраны попасть туда, то ли умоляли нас пустить их туда, то
    ли их жены или подружки просили нас забрать их туда. Да, мы проводим исследования с
    человеческими субъектами, но использование людей является обычным в медицинской
    практике, например, студенты очень часто подрабатывают таким образом.
    - Это совершенно различные вещи, доктор Филипс. По слухам, ваши субъекты не имеют
    возможности покинуть Пенс.
    - Да, доктор Долин, какой же вы после этого ученый, если оперируете слухами, когда
    возможность непосредственного, личного исследования прямо перед вами?
    Стэйси откинулась в кресле, умышленно выпятив свою и без того высокую грудь. Она видела, как
    он изо всех сил пытается не смотреть на ее грудь, но, все-таки, украдкой бросает взгляды. И еще
    она заметила загорающийся огонь желания в его глазах.
    - Доктор Долин, не хотите ли лично посмотреть из-за чего вся эта суета? Я сделаю это для
    вас, а попутно отвечу на все вопросы.
    - Я … я … не думаю, что это будет правильно, доктор Филипс.
    - У вас есть возможность, которой не было у большинства мужчин, доктор Долин,
    возможность внимательно, при хорошем освещении, в спокойной обстановке, с
    благожелательно настроенной шуегоспожой изучить шуй. Я не собираюсь принести вам
    вред, доктор, я собираюсь дать вам информацию. Настоящий вопрос в том,
    заинтересованы ли вы в ее получении, или вы такой же распространитель слухов, как и
    остальные? Действительно ли вы, как и я, являетесь настоящим ученым, или вы просто
    маленький испуганный мальчик, боящийся узнать правду?
    В комнате повисло гнетущее молчание, нарушаемое лишь их дыханием и шуршанием шелковых
    чулок Стэйси, когда она слегка меняла позу в ожидании ответа Майкла Долина.
    - Ну что ж, доктор Долин, - Стэйси начала подниматься, - вы занимаете мое время. До
    свидания.
    - Э-э … Э-э … Пожалуйста, подождите. Это так необычно. Я имею в виду, что это сильно
    отличается от того, как я проводил исследования раньше.
    - Да, доктор Долин, это не стерильная лаборатория, это реальная жизнь. Это поле для
    исследований, это то, каким образом ФемТек сделала большинство из своих открытий. Мы
    не упускаем удачных возможностей, мы хватаемся за них. А как вы? Готовы узнать своего
    «врага»? Впрочем …
    - Погодите, сядьте … пожалуйста. Думаю, я готов узнать больше. Вы были добры ко мне,
    хотя я, действительно, считал вас своим врагом. Думаю, вы правы, правда я совсем не
    уверен в том, что делаю.
    - Делайте то, что должен делать каждый настоящий ученый-исследователь, хватайтесь за
    любой шанс узнать немного больше о предмете своих исследований. – Она сделала пазу.
    – Я не могу посвятить вас весь день, вы готовы начать?
    - Да, - ответил Майкл Долин, сделав глубокий вдох.
    - А теперь, доктор Долин, в любой момент, если вы захотите уйти, просто скажите и я
    остановлюсь. Вам понятно?
    Майкл Долин молча кивнул головой.
    - Хорошо. Для начала позвольте мне поднять юбку и показать вам то, из-за чего было
    столько волнений. – Очень фривольным движением Стэйси подвинула свое кресло
    поближе к столику, села на самый краешек сиденья и приподняла переднюю полу своей
    юбки.
    И именно в этот момент в комнату вошла Бетти, чтобы предложить им освежающие напитки.
    Доктор Долин был слегка шокирован, а Стэйси, как ни в чем ни бывало, предложила ему чай,
    кофе, минеральную воду или что-нибудь еще.
    - Доктор Долин, не смущайтесь, пожалуйста, мы же не сексом занимаемся, а научными
    исследованиями, а ФемТек – научный исследовательский центр. Все мы здесь коллеги,
    даже если вы не причисляете нас к своим друзьям.
    Бетти вышла и вернулась с прохладительной водой для Стэйси, которая опять приподняла полу
    своей юбки. Левой рукой она подняла свой прекрасный шуй и положила его на столик между ними.
    Бетти, выходя из комнаты, обернулась, чтобы посмотреть на реакцию доктора Долина. На секунду
    ей показалось, что он готов бежать от страха.
    - Вы в порядке? – Спросила Стэйси.
    - Он … он … он такой б-б-большой, - заикаясь ответил Долин.
    - Да. Это шуй. Посмотрите на него поближе, он не кусается.
    Долин осторожно приблизился, как будто перед ним была гремучая змея, сбежавшая из клетки.
    - Хотите узнать побольше об этой … этой штуке, которая так мило болтается у меня между
    ног. Не нервничайте так. Смотрите, шуй соединен с моим тазом и никуда не уйдет без
    меня, - засмеялась она. Каким то образом это успокоило его.

    Глава 4.

    Но вернемся в имение Декстеров. Сью повела Роберта в свою спальню для специальной
    «награды».
    - Роберт, сегодня вечером я уеду и хочу чтобы ты помог мне с чулками. Открой эту коробку и
    принеси их сюда.
    Она повернулась спиной к Роберту и скинула свой халат, оставшись в почти невидимых черных
    трусиках стрингах и тоненьком бюстике. После этого Сью повернулась к Роберту, который замер в
    сексуальном благоговении. Над ним возвышалась ужасно прекрасная женщина.
    - Ок, Роберт, положи их на кровать и подержи вот это. Эй, ты меня слышишь? – Сью
    понимающе улыбнулась.
    Она протянула Роберту черный узкий пояс для чулок с четырьмя застежками.
    - Настало время научиться тебе кое-чему полезному. Оберни его вокруг моей талии. Нет, не
    так, наоборот. Вот, теперь хорошо. А, понятно в чем проблема – в твоей коллекции не
    было пояса и поэтому ты не умеешь с ним обращаться. Будешь хорошим мальчиком, я
    куплю тебе пояс и чулочки, чтобы ты носил их. Хочешь? – Роберт кивнул. – Хорошо, тогда
    постарайся.
    Но над Робертом нависла небольшая опасность – он застыл в сексуальном ступоре.
    - Так, Роберт, возьми один чулок, становись на колени и надень чулок на мою правую ногу
    … осторожно … вот так … а теперь осторожно раскатывай его вверх … молодец. Так-так,
    подтягивай его к застежкам. Хм, хорошо. А что ты думаешь насчет вот этих морщинок? Да,
    да, правильно, разгладь их своими руками. О, Роберт, перестань так дрожать, что с тобой?
    Ого, да ты возбудился! Роберт, посмотри на свой маленький членик – он поднялся! Не
    очень далеко, но он старается, это так мило. Ну хорошо, а теперь вернемся к морщинкам –
    разгладь их всех до единой. Так, теперь пропусти застежки пояса под моими трусиками,
    это важно. Это позволит мне снять мне трусики и остаться только в этих прелестных
    чулочках и поясе. Это будет очень мило, правда?
    Роберт кивнул головой и сделал несколько судорожных вздохов.
    - О, Роберт, должно быть это непросто одновременно помогать мне надевать чулки и так
    дрожать. Сделай несколько глубоких вдохов. Что, не помогает? Черт возьми, Роберт, ты
    трясешься еще сильнее!
    Лицо Роберта находилось совсем близко от шелковых бедер его матери, и даже дыхание стало
    для него затруднительным.
    - Сконцентрируйся, Роберт, осталось только пристегнуть чулок к поясу. Отлично, ты сделал
    это. А теперь приступай к левой ноге.
    Она стояла, глядя на то, как он трудится над ее левой ногой, как разглаживает чулок, как трясется,
    пристегивая его к поясу. На этот раз у него получилось быстрее и лучше, Роберт легко обучался. А
    сейчас настало время для особенного угощения для них обоих.
    - Роберт, раз уж ты стоишь на коленях, обернись назад и посмотри на то, что находится под
    туалетным столиком. Что ты видишь?
    Роберт обернулся, глядя на захваты, которые его мать установила под поверхностью столика. Эти
    приспособления выглядели враждебно.
    - Это похоже на какие-то держатели, что-то типа ошейника для собаки.
    - Правильно, Роберт, а теперь посмотри пониже, что ты видишь?
    Роберт молчал.
    - Ну же, опиши, что ты видишь.
    - Это похоже на … большой … член, член установленный на маленькие железнодорожные
    рельсы.
    - Очень хорошее описание, Роберт. Три держателя, ошейника, как ты их назвал,
    предназначены один для твоей левой руки, второй – для твоей правой руки, и третий,
    самый верхний, - для шеи. Они позволят зафиксировать тебя неподвижно, когда мне этого
    захочется. А если ты не будешь в точности выполнять мои указания или будешь слишком
    много крутиться, я вставлю тебе в анус в качестве наказания надувной гидравлический
    шуй, из-за чего ты не сможешь отстраниться от меня, когда я захочу, чтобы ты сделал кое-
    что для меня или захочу сделать кое-что тебе! Надеюсь, ты будешь хорошим мальчиком и
    не заставишь меня вставлять эту ужасную штуку тебе в попку?
    - Я буду хорошим, мамочка, очень хорошим, только не делай этого. Она слишком большая.
    - Что ж, посмотрим. А теперь залезай под столик и займи позицию.
    Она встала так, чтобы не позволить ему убежать, просто на тот случай, если Роберт проявит
    немного мужества или здравого смысла. Но в этом не было никакой необходимости, одно ее
    присутствие заставило Роберта капитулировать, и он сам вставил руки в держатели. Сью осталось
    только застегнуть их.
    - А теперь подними голову, Роберт, - промурлыкала Сью.
    Роберт поднял, и Сью начала затягивать застежки держателя на его шее, все туже и туже. Сью
    потеряла голову от неприкрытого страха в глазах Роберта.
    - Мамочка, очень туго.
    - Знаю, Роберт, так и должно быть, чтобы полностью управлять тобой и напомнить тебе, что
    ты мальчик, я женщина, а это – твое место. И, Роберт, если ты будешь спорить со мной,
    мне придется вставить тебе в попку шуй. Понял?
    - Да.
    - Ты не должен никогда спорить со мной, понял?
    - Понял мамочка.
    Сью встала и начала снимать свои трусики. Она позволила им упасть на пол, взяла свое в
    компьютерное кресло на колесиках и вместе с ним подошла к туалетному столику. Она стояла
    перед своим сыном, обхватив внутренней стороной бедер его голову. Роберт начал тихонько
    всхлипывать и трястись. Ее сексуальная энергия сломила его волю, смущая и подавляя его разум.
    Она потерлась ногами о его голову и приказала ему посмотреть вверх. Аккуратно остриженное
    влагалище Сью находилось прямо перед Робертом. Сью села в кресло и подкатилась к Роберту.
    Она отрегулировала высоту кресла таким образом, что ее влагалище находилось на уровне лица
    Роберта.
    - Роберт, ты очень счастливый мальчик. Не отворачивай голову и приготовься использовать
    свои губы и язык там, где я тебе скажу.
    Роберт тяжело дышал. Сью сделал еще движение вперед и лицо Роберта коснулось сладких губ
    ее влагалища.
    - А теперь, Роберт, начинай лизать. И не забывай о шуе, который находится за тобой. Ему
    так одиноко одному и он хочет присоединиться к нам. Должна ли я ему это позволить?
    - М-м-м-м … нет, м-м-м-м-м … не надо.
    - Тогда продолжай лизать, а также начинай сосать. Поцелуй меня своим языком глубоко-
    глубоко.
    Сью еще чуть-чуть приподняла кресло. Нос Роберта скользнул по влажным губкам влагалища, а
    его рот погрузился во влажное болотце. Помня о шуе у него за спиной, Роберт старался изо всех
    сил. Сью и подумать не могла, что это будет так быстро, так легко и так сильно. Ее руки
    ухватились за подлокотники, когда она почувствовала, как снизу начала подниматься мощная
    волна сексуальной энергии. И вот теперь Сью тряслась и кричала.
    - Да, Роберт. Да! Не останавливайся! Да! О-о-о-о, еще, а-а-а-а, еще, да, да. Да-а-а!!!
    Потоки соков хлынули из Сью, заливая лицо Роберта, попадая ему в нос и рот. Из-за большого
    количества соков Роберт не мог дышать, и он стал трясти головой, чтобы не задохнуться. Сью
    ничего не замечала, попытки Роберта спасти свою жизнь стали лишь частью ее мощного,
    чувственного действия. И только в тот момент, когда Роберт уже терял сознание, Сью откинулась
    на спинку кресла и стала медленно отъезжать назад. Она наклонила голову вниз и смогла
    наблюдать, как ее влажные губы влагалища медленно выпускают из своих объятий нос Роберта,
    его язык и рот. Его голова склонилась вниз, и Роберт неподвижно повис в держателях, но Сью
    видела, что он еще дышит.
    - Да, Роберт, да. – Подумала Сью, - это было очень. очень хорошее начало, но подожди
    следующей недели. Подожди.
    Она наклонилась и поцеловала его в щеку, пробуя на вкус свои собственные соки.

    * * *

    А мы вернемся в ФемТек, где доктор Стэйси Филипс беседует с ученым-исследователем доктором
    Майклом Долином.
    - Ну что ж, давайте продолжим наше исследование, и помните – я отвечу на любой ваш
    вопрос, только спросите. – И она продолжила. – Шуй имеет три основных состояния.
    Состояние покоя, в котором он «отдыхает», накапливая силы. Когда обладательница шуя
    заинтересована в сексуальной активности, шуй немного удлиняется и начинает выделять
    смазку, не жирную, но очень скользкую, и с кое-какими интересными качествами. Если
    хотите, можете потрогать мой шуй и посмотреть сможете ли вы заставить его
    прореагировать на вас.
    - Я … я не знаю, я слышал, что это может быть опасным.
    - Доктор, вы же ученый, не будьте ребенком.
    - Э-э, доктор Филипс, я … я
    - Да ради бога, просто сделайте это, если конечно вы не хотите вернуться домой к своей
    скромной женушке, - презрительно сказала Стэйси.
    - Как, как это сделать.
    - Майкл, вы ведете себя как ребенок. У вас же есть член? Вы же знаете как ему нравится
    когда его трогают. Сделайте с моим шуем то же самое, что вы бы хотели чтобы я сделала
    с вашим членом.
    Долин был заворожен ее словами. Он осторожно наклонился и стал ласкать шуй, как ребенок мог
    бы ласкать своего любимого щенка. И шуй откликнулся на эту ласку – он стал медленно двигаться
    к Долину. Стэйси обучалась контролировать шуй и усвоила эти уроки очень хорошо. Долин был
    опасен своими антишуйскими выступлениями, пора было им заняться.
    - Майкл, - голос Стэйси звучал как-будто издалека. – Бетти вернулась, не хочешь ли чего-
    нибудь выпить? Например, холодного пива?
    - Да … нет … ну хорошо, - сказал он, не отрывая взгляда от шуя.
    Такое впечатление, что он был загипнотизирован этим зрелищем. Бетти так часто наблюдала эту
    последовательность событий, что начала было смеяться, но вовремя прикрыла рот рукой. Если
    Долин и услышал ее смех, он совершенно не обратил внимания на него внимания, он был весь
    поглощен, слишком поглощен тем, что видел.
    - Доктор, вы начинаете чувствовать смазку? – Он поднял на нее глаза. – Да-да, доктор, вы
    продолжайте возбуждать шуй, а я буду рассказывать дальше.
    Долин посмотрел Стэйси в глаза, чтобы убедиться, что она не шутит, и опять опустил свой взгляд
    на шуй, он взял шуй в руки и начал очень нежно его тереть. Хотя Долин и был очарован Стэйси,
    инстинктивно он ее боялся, и правильно делал.
    - Майкл, вы чувствуете смазку на руках?
    - Э … да. Такое ощущение, что руки немного … онемели. Хотя нет, не онемели, а немного …
    расслаблены.
    - Очень хорошо, Майкл. Это один из побочных эффектов смазки – она оказывает
    расслабляющий эффект на любого мужчину, который ее касается.
    - Да, конечно, - ответил Долин, почти не слушая объяснения Стэйси.
    - Смазка шуя очень мощный физический и психологический транквилизатор. Он действует
    подобно тому, как маленькая змейка своим укусом парализует большую крысу. Майкл, у
    вас есть вопросы?
    - Я слышал, что шуесперма вызывает привыкание?
    - Хорошо, Майкл, давайте двигаться по направлению к шуесперме. Но перед шуеспермой
    идет шуепресперма. Пресперма чистая, без запаха, но с немного неприятным вкусом.
    Смазка также без запаха и имеет слегда горьковатый, миндальный вкус. Попробуйте ее,
    если хотите.
    Долин посмотрел на Стэйси.
    - Да, да. Не бойтесь, сделайте это во имя науки.
    - Да, во имя науки, - подумал он про себя.
    Майкл Долин наклонился и начал лизать толстый шуй Стэйси. Вкус был немного отвратительным,
    но ощущения на языке были довольно странными, интересно, что это такое? Он был немного
    опьянен запахом, который излучал шуй на ранней стадии своего возбуждения. Стэйси осторожно
    за волосы подняла голову Долина от своего шуя. Но его лизания уже произвели огромный эффект
    на ее шуй и на Долина.
    - Майкл, вы видите из моего шуя уже начала выделяться пресперма. Встаньте на колени и
    посмотрите хоршенько. Что вы видите?
    Это было просто изумительно. Встав на колени и присмотревшись поближе, он увидел, что
    пресперма не просто вытекает, она довольно сильно пульсирует. В этот момент вернулась Бетти с
    пивом для Долина, она предусмотрительно захватила еще кое-что.
    - Доктор, - сказала она, - возьмите чашку и поставьте ее на пол, чтобы собрать жидкость.
    К этому моменту длина шуя Стэйси уже превысила ширину кофейного столика.
    - Пресперма вызывает очень сильное привыкание. Не хотите ли попробовать и ее … в
    качестве эксперимента … чтобы увидеть насколько правдивы «слухи».
    - Я … я … я не знаю.
    - Хорошо, давайте на этом и остановимся. – Стэйси начала вставать.
    Майкл быстро нагнулся и осторожно положил свою правую руку на головку шуя. Боже она была
    такой большой, толстой и гладкой!
    - Нет, нет, подождите. Я попробую.
    - Хорошо, - сказала Стэйси, комфортабельно устроившись в кресле. – Для начала поместите
    язык на отверстие в головке шуя и попробуйте остановить поток преспрмы. Да. Это т-а-а-к
    хорошо. Вы делаете это просто здорово. А теперь, высуньте язык наружу, накройте головку
    моего шуя своим ртом и сосите. Вкус будет отвратительным, но таким образом вы
    получите достаточное, для понимания эффекта ее воздействия, количество преспермы
    шуя. Вы согласны? Кивните, если согласны. – Долин кивнул. – Хорошо, а теперь
    СДЕЛАЙТЕ ЭТО!
    Долин убрал язык от отверстия шуя, широко открыл рот и опустил его на головку шуя. Руки Стэйси
    тут же легли на затылок Долина, а ее шуй начал извергать огромное количество преспермы. Ее
    вкус поверг Долина в шок, и он попытался освободиться, но Стэйси была гораздо сильнее Долина.
    Долин упал на колени, схватившись за кофейный столик, его рот все еще был соединен с шуем
    Стэйси. Пока она находился в полубессознательном состоянии, пресперма продолжала наполнять
    его рот, а он вынужден был глотать ее, как спящий младенец глотает молоко, вытекающее из
    груди матери. Теперь Долин точно узнает об эффекте привыкания преспермы шуя и, теперь уже
    наверняка, узнает о Пенсе, где изучается продолжительное, очень продолжительное влияние
    соков шуя на мужчин.
    В этот момент в кабинет вошла Бетти, в руках у нее был набор каких-то приспособлений.
    - ОК, Бетти, приведи его в позицию.
    Стэйси отпустила голову Долина, поднялась и стала прохаживаться по кабинету, ее полностью
    эрегированный шуй угрожающе покачивался в такт ее шагам. Бетти надела на голову Долина
    скобу, со специальным приспособлением, которое не давало Долину закрыть рот. Бетти была
    жестокой. Она наклонила голову и шею Долина назад, таким образом, что его широко открытый
    рот и гортань образовали прямую линию. Затем она приковала его запястья и лодыжки к
    вертикальной раме. В результате Долин был обездвижен в совершенно беспомощной позиции.
    - Приведи его в чувство! – Приказала Стэйси.
    Бетти плеснула в лицо Долину холодной воды и он медленно начал приходить в себя.
    - Доктор Долин, а теперь настал черед вашего последнего урока о соках шуя – сперма шуя.
    Она вызывает очень сильное … даже, пожалуй, смертельное привыкание. Я вынуждена
    обездвижить вас для того, чтобы вы не получили физических повреждений при
    проникновении шуя в ваше горло. Можем предложить вам еще такой вариант: мы вставим
    вам в гортань мягкую латексную трубку, с дополнительным каналом для теплой воды. Дело
    в том, что сперма шуя очень вонючая и густая, вода разбавит ее, что позволит нам
    свободно влить сперму в ваше горло. Или вы все же предпочтете, чтобы я ввела вам в рот
    свой полностью эрегированный шуй?
    Майкл изо всех сил, насколько ему позволяли ограничители, затряс головой.
    - А для начала, доктор, вы должны подписать эту расписку, которой предоставляете мне
    право на проведение эксперимента со спермой шуя.
    Бетти освободила правую руку Долина, вложила в нее ручку и поднесла расписку. Он посмотрел
    на Стэйси и понял, что уже слишком поздно. Он уже не мог говорить, только издавал жалобные
    стоны, которые женщины с сарказмом имитировали. Долин подписал расписку.
    - Положи ее в сейф к остальным, - со смехом сказала Стэйси. Она подошла к Молину. – А
    теперь, Майкл, твоя рука. Представь что ты дома играешь со своим малюсеньким
    члеником. Подрочи меня своей рукой.
    И Долин начал дрочить шуй Стэйси. Не прошло и нескольких секунд, как шуй стал извергать
    огромное количество спермы. Приспособление на голове Долина предохраняло даже самых
    опытных шуегоспож, таких как Стэйси, от физического повреждения жертвы их насилия, даже в
    момент пика их сексуальной разрядки.
    Бетти и еще несколько обученных сестер, все в перчатках, направили пульсирующий шуй Стэйси и
    обильная струя спермы по латексной трубке потекла прямо в горло Долина. Одна из сестер опять
    приковала правую руку Долина к рамке и стала лить теплую воду в предназначенный для нее
    канал. Оргазм Стэйси длился свыше 5 минут, и почти час понадобился Долину чтобы проглотить
    всю ее сперму.
    После этого тяжелого испытания Долин был освобожден от оков. Несколько сестер отвели его в
    душевую, где помыли его. После чего он обнаженным был доставлен в кабинет Стэйси, которая
    встретила его в сильно декольтированном платье.
    - Ну что, доктор Долин, вы чувствуете, что теперь больше знаете о своем «враге», как вы
    нас назвали?
    Долин опустил голову и посмотрел на свой раздувшийся живот, наполненный спермой шуя.
    - Я хочу уйти отсюда.
    - Что? Говорите громче!
    - Я хочу уйти отсюда, пожалуйста.
    - Конечно. Бетти отдай доктору Долину его одежду. Я очень удовлетворена нашей
    маленькой беседой и очень рада, что смогла помочь вам в вашем «ручном» исследовании.
    Надеюсь очень скоро снова увидеть вас и, возможно, поговорить о вызывающих
    привыкание свойствах спермы шуя. Должна сказать, я поражена вашей смелостью, хотя и
    была немного озадачена вашей глупостью.
    Долин все еще пошатывался как пьяный.
    - Бетти, не могла бы ты помочь доктору одеться. Я хочу, чтобы он выглядел нормально,
    когда вернется к своей жене, Марше. Уверена, у нее будут несколько вопросов к доктору,
    особенно, когда он почувствует его дыхание. Человек, который проглотил столько спермы
    шуя, еще не скоро будет пахнуть как человек. – Она посмотрела на Майкла. – Вы знаете,
    Майкл, очень мало мужчин могут прожить хотя бы три дня без спермы шуя, особенно после
    первого приобщения. Да, вам предстоит серьезный разговор с Маршей … и со своей
    дочерью, - добавила она смеясь.
    - Вы … знаете … Маршу?
    - Конечно, дорогой доктор. Разве это не она проела вам всю плешь на прошлой неделе
    убеждая «спасти мужчин в Пенсе», и разве это не она настояла на вашем визите в Фемтек
    для изучения «врага»? Марша обыкновенная женщина, Майкл. А в следующее воскресенье
    она и ваша дочь станут в такой степени женщинами, что вы даже не можете себе
    представить. Вы и оба ваши сына пройдете через опыт, который изменят вашу жизнь. Я
    думаю, что ваше лидерство в анти-шуевой организации подошло к «концу».

    * * *

    - Мам?
    - Да, Хелен, - ответила Рут Миллер своей дочери.
    - Мам, может поедем в Пенс завтра после пробежки?
    - Конечно, почему нет. Я позвоню Стэйси и обо всем договорюсь.
     

Поделиться этой страницей