Происшествие с моей мамой (ремейк)

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем matura2009, 10 авг 2014.

  1. matura2009

    matura2009 Форумчанин

    (вот захотелось немного пофантазировать на базе сюжета, выложенного в соседней ветке форума, но смотря с точки зрения тех парней, которые изнасиловали и захватили эту взрослую мамашу-мастурбаторшу. Мне кажется, что с точки зрения парней этот сюжет может быть даже более интересен кому-то).

    О том, как мы поймали развратную бабёнку (часть 1).

    Как-то ранней осенью после рабочей смены на подмосковной стройке мы, два молодых сезонных рабочих из Волгоградской области, отправились в магазин за бухлом. Ближайшая винная точка была расположена прямо за лесопарком, разделяющим нашу строительную площадку, где стояли несколько вагончиков для жилья работяг, и жилой микрорайон города. Вокруг шумели ещё не опавшей листвой кроны деревьев, и раздавался скрип стволов старых сосен.
    Мы с Лёхой уже возвращались назад, прикупив несколько бутылок водки, сейчас рассованных у нас по карманам, и по выбранной нами тропинке уже почти миновали густой лес, как мой приятель вдруг дёрнул меня за руку и показал куда-то в сторону. Вглядевшись, я увидел, что недалеко от нас мелькает среди листвы явно женская фигура. Наши тропы шли почти параллельно, пересекаясь под острым углом. Через минуту другую стало видно яснее, что женщина эта одета в достаточно дорогой плащ и имеет очень привлекательные формы. Большая 6-7 размера грудь сочеталась в её фигуре с достаточно выраженной талией, переходящей в широкие бёдра задницы…
    - Бля, Костян! Вот бы вставить сейчас этой дырке по самые помидоры! – зашептал прерывисто Лёха… Честно говоря, у меня и у самого член уже стоял во всю.
    Женщина, что-то почувствовав, оглянулась. Мы пригнулись сразу, спрятавшись за листвой. Она, ничего не заметив, продолжила путь по своей тропе, лишь ускорив шаг.
    - Кост, Кост! А баба то идёт на старый недострой! – снова зашептал Лёха.
    Действительно, тропинка, по которой шла эта немолодая сорокалетняя женщина, не пересекала парк насквозь, а упиралась в заброшенные 15 лет назад под давлением местных экологов несколько недостроенных трёхэтажных строений. Там в своё время то ли элитную поликлинику хотели построить, то ли элитный дом отдыха. Наш прораб несколько месяцев назад посылал нас туда разведать возможность что-то демонтировать полезное для продажи дачникам, но экологи после своей победы так плотно засадили прорубленную просеку саженцами, то из подходов к заброшенной стройке осталась только пара узких троп никак не годящаяся для проезда тяжёлой техники.
    Что могло понадобиться взрослой и прилично одетой женщине в строительных развалинах, нам было непонятно….
    - Слушай, Лёха, пошли за ней, а?! Походу, тут что-то интересное намечается… -
    - Давай, Костян, - согласился мой приятель.
    Женщина, всё чаще озираясь, постепенно приближалась к полуразрушенному забору старой стройки. В руках у неё была спортивная сумка.
    - Может в сумке деньги у неё? – зашептал Алексей. – Спрятать хочет сумку то? –
    - Может быть, может быть… - не стал спорить я с другом.
    Мы внимательно следили за дамочкой, двигаясь под прикрытием листвы на некотором удалении от неё. В этом нам помогал зелёный цвет наших строительных спецовок, маскируя нас среди жёлто-зелёной сентябрьской растительности.
    Ещё раз оглянувшись по сторонам, женщина вышла из лесочка и направилась через широкий пролом в заборе к одному из недостроенных зданий. Мы, спрятавшись за ещё стоящими секциями забора, начали обегать здание в другой стороны, зная, что там тоже есть в него вход.

    Подбежали ко входу, бетонному проёму в стене. Двигаться нам мешали бутылки, рассованные тут и там по карманам и рукам.
    - Давай их тут выложим? А то будут греметь в здании, - зашептал Алексей.
    Мы принялись выставлять бутылки на бетон под входной лестницей.
    Завершив это дело, украдкой два строителя-оболтуса начали осторожно двигаться в глубину строения. Не привлекать внимание позволяли нам наши резиновые сапоги и сильный завывающий ветер, который буквально свистел, прорываясь в щели узких оконных проёмов бетонно-каменной трёхэтажки.
    Шаги женщины послышались на верхней лестничной клетке. Снизу мы осторожно выглянули в лестничный проём и увидели, что баба уже сняла с себя плащ и принялась стягивать через голову платье. Вот сейчас эта полуголая корова с огромными сиськами, стянутыми кружевным бюстгальтером, принялась что-то доставать из сумки…
    - Бля, глянь, да она наряжается шлюхой! – зашептал я другу.
    В этот момент тётка стаскивала повседневные бабские колготки со своих жирных ляшек, оголяя широкую задницу, затянутую в чёрные кружевные трусы…
    - Вот бы её на кукан сейчас натянуть, - мечтательно зашептал мой приятель, натирая через штаны свою промежность. Баба же уже начала одевать взятые из спортивной сумки чёрные чулки в сеточку.
    - Отсюда не успеем подняться, что бы она нас не заметила, - зашептал я в ответ, то же чувствуя эрекцию своего члена. – А заметит, так может попытаться убежать или позвонить кому-нибудь. –
    - Давай, поднимемся по соседнему маршу и сбоку подойдём? – предложил Лёха, от нетерпения сглатывая слюну.
    Осторожно мы отправились через первый этаж на соседнюю лестницу, однако, по ней смогли подняться только до второго этажа. Дальше лестничного марша просто не было. То ли строители его не установили, то ли всё же кто-то нашёл способ демонтажа так нужного в хозяйстве бетонного изделия.
    Пришлось уже по второму этажу возвращаться к заветной лестнице, где раздевалась сумасшедшая бабёнка. Чуть выглянув из дверного проёма ( отсюда нам было всё видно существенно лучше ) , мы увидели, что та уже закончила экипировку своих полноватых, но стройных ног в чулки и пристёгивала к ним резинки широкого пояса, который утягивал сейчас её талию и живот, делая фигуру ещё более сексуальной. Завершив эту процедуру, женщина, чуть расставив и согнув ноги, начала ладонью тереть себе промежность через трусики. До нас донеслись её совсем не тихие стоны сладострастия. Вот.. она насладилась мастурбацией и снова принялась за свой наряд. Теперь из сумочки была извлечена короткая юбочка… Баба одевает юбку… Да, она совсем ничего не прикрывает, так как заканчивается намного выше коленок сейчас затянутых в капрон чулок!!
    Бабёнка достала косметический набор и принялась ярко накрашивать свою уже немолодую рожу. Из тени мы наблюдали, как под действием помады её губы стали намного ярче и полнее. Для глаз она то же не жалела макияжа. Затем, она, секунду подумав, спустила трусы и чуть присела. Мы увидели, что лобок бабёнки абсолютно гладко выбрит, и ничего не мешает нам видеть её пухлые половые губы. Тётка вдруг принялась губной помадой окрашивать губища своей половой пилотки в яркий вишнёвый цвет. Закончив это, она через ручное зеркало поглядела на результаты приведения нижних губищ в порядок и, видимо оставшись довольной, натянула снова трусики…
    Я невольно уже запустил руку в свои широкие штаны и дрочил член. То же делал в своих штанах и Алексей. Тёлка же, а эту бабищу сейчас уже нельзя было назвать приличной женщиной, заканчивала наряжаться, одев на себя блузку, только подчёркивающую формы её сексуальной фигуры…
    Вот, она стоит в какой-то нерешительности, переминаясь с ноги на ногу, постукивая высокими каблуками туфель…
    Вот, она спустя несколько минут нерешительности сама начинает двигаться к лестнице, она начинает осторожно, держась рукой за стенку ( перил то нет!) спускаться всё ближе и ближе к нам.
    В нетерпении Лёха дёргается ей навстречу, но я смог удержать его за шиворот куртки, приложив палец к губам, призывая к тишине… Её каблучки стучат всё ближе. Она спускается по лестнице, сама идёт к нам!!! И вот она, наконец-то, спустилась на нашу лестничную площадку и увидала нас!
    - Ах, боже мой! – вскрикнула сиськастая бабёнка, в испуге прижавшись к стене.
    Лёха быстро перекрыл ей путь отступления наверх, а я встал, закрывая проход по лестнице вниз.
    Взрослая одетая шлюхой бабёнка вжалась в стену спиной, затравленно глядя на нас с Алексеем… Её длинные волосы были распущены, что придавало виду ещё большую вульгарность.
    - Бля, смотри, друг, какая краля тут гуляет! – специально делая вид, что мы случайно встретили в заброшенном доме эту сиськастую тёлку, я начал разговор с друганом.
    - И не говори! Девушка с такими дойками и задницей, а не боится гулять одна! – поддержал разговор приятель.
    - А может быть, она ищет тут с кем познакомиться? – предположил я.
    - Посмотри, Костян, на её ляшки! Да с этой коровой любой готов будет познакомиться! – забасил друг. – Что, курва, не хочешь с нами знакомиться? –
    В ответ на вопрос сучара отчаянно замотала головой, отрицая своё желание. – Мальчики, пожалуйста! Нет, не надо! Отпустите, пожалуйста! – жалобно заскулила она.
    - Какие же мы тебе мальчики, дура? – Лёха показно и нагло спустил штаны и выпустил на волю свой немалых размеров член, хищно нацелившийся своим эрегированным стволом на затравленно смотрящую на него бабу.
    - Чё, шлюха, нравится хер? Посмотри мой! – я то же оголился для начавшей хныкать взрослой дуры, просто спустив свои штаны и отбросив их в сторону. – Ну, как, какой тебе член больше нравится? С кем ты раньше хочешь «познакомиться»? Да ты отойди, отойди от стенки то, – попросил я нашу новую «знакомую».
    - Быстро от стенки отлипла, бл..ть! – прикрикнул на бабёнку Лёха.
    Та, к моему удивлению, дёрнулась от испуга и, как под гипнозом, сделала два шага от стены, оказавшись посередине лестничной площадке прямо напротив нас. Сейчас уже женщину стрясло от страха. Её коленки, затянутые в капрон чулок, натурально дрожали, дрожало и лицо, по которому текли слёзы отчаяния, от осознаваемого бабой собственного безвыходного положения.
    Мы же деловито приблизились к своей пленнице и принялись уже детально обсуждать её сексуальные прелести, ощупывая сучку тут и там, заставляя её поворачиваться вокруг для лучшего изучения её тела.
    Каждый раз, когда наши руки дотрагивались до неё, бабёнка вздрагивала и взвизгивала от испуга, причитая сквозь слёзы:
    - Умоляю, нет! Ой! Пожалуйста, не надо! Ай, аааай! Пожалуйста, я прошу уважения, я же старше вас намного! Оооой! Ну зачем я вам, мальчики? Как мне стыдно, ой! –
    Постепенно блузка женщины была расстегнута, а её огромные титьки лишены защиты лифчика, стянутого выше них. Когда мы задирали на её шикарной жопе юбку, то баба чуть покочевряжилась так, что пришлось за волосы с силой нагнуть её, установив буквой «Г». Дальше под недовольное сопение нашей жертвы юбка перекочевала ей на живот, а трусики были сорваны и брошены на пол, оголив наголо побритую женскую промежность. Вот я уже держу взрослую тёлку за руки сзади, стаскивая ей на локти блузку, а Алексей играет с доставшимися нам двумя её сиськами, похожими на мягкие дыни по размеру. На посасывание сосков сука отзывается тихим воем обречённого животного…

    Часть 2. Изнасилование...

    Завалить бабёнку на пол то же не слишком сложно. Я просто присел, держа её сзади за локти… Она плюхнулась на пол рядом со мной.
    - Не надо! Нет! Ай, ой! Что же вы делаете?! Нет же! - тёлка отчаянно борется при помощи своих неслабых ног с мощным Алексеем. Наконец, он прижал её ноги своим телом к полу, руками с силой сжимая обе огромных груди. Я продолжаю держать руки бабёнки, прижимая их к бетону пола над её головой, а то не дай бог расцарапает всё длинными накрашенными лаком ногтями. Все тяжело дышим, передыхаем перед очередным раундом сражения за женскую честь.
    - Я прошу вас! Умоляю вас, мальчики! Как же вам не стыдно?! – тихонько поскуливает сквозь слёзы наша жертва.
    Вот и Лёха и эта взрослая строптивая сука снова запыхтели.
    - Ну перестань, перестань дура! Уже всё почти! – по положению голой жопы Лёхи, мужских и женских ног я понял, что шлюшка несмотря на весь свой женский опыт, проигрывает борьбу за своё влагалище. Уже с разведёнными в стороны ногами она последний раз вскрикивает:
    - Я не хочу! Нет же! НеААаааай! –
    - Да! Да, сучка! Да! – мужик, наконец-то резко задвигает бабе. Её руки напрягаются ещё раз и вдруг расслабляются, заканчивая сопротивление.
    - Так! Вот так! Вот так, вот так, - Алексей начинает размеренно двигать тазом, совершая привычные и такие приятные фрикции. Бабёнка тяжело и глубоко дышит в такт с движениями мужика, шлифующего её сексуальный станок.
    Лёха, полностью подавив сопротивление жертвы насилия чуть приподнимается с неё, освобождая место поверх грудей мне. Я не преминул воспользоваться этой возможностью, и, продолжая чуть удерживать её руки (мало ли чего ещё удумает эта идиотка!), оседлал сучку сверху, сев попой прямо на её сиськи, прижав коленками к полу её руки.
    Она некоторое время отворачивала в стороны свою заплаканную рожу, а я играя тыкал и тыкал её своим хером то в нос, то в губы, то в щёки. Вот мне надоела такая игра, и я с силой схватил бабу рукой за подбородок, она скривила губы в гримасе отвращения. Надавив на её щёки пальцами и разжав ей челюсти, я добился того, что губки бабёнки всё же сложились буквой «О». В это колечко и проникла сарделина моего пениса. Когда мой хер под довольное сопение обрабатывающего бабскую вагину приятеля погрузился ей в рот наполовину я прочитал в смотревших на меня глазах женщины покорность.
    - Укусишь, убью! – пригрозил я для острастки. – Поняла, сука?! –
    Бабёнка испуганно кивнула головой, подтверждая, что всё отлично поняла.
    Я, сделав несколько фикций в её рту, придерживая его в открытом состоянии пальцами, ослабил хватку, и взял тёлку за уши, начав в удовольствием сношать её сладкий ротик. В ответ баба начала издавать мычание, сопение, затем к этим звукам добавилось хлюпанье слюней изрядно натёкших в её растраханный рот, разбухшие губы которого сейчас уже добровольно обхватывали мой довольно толстый член плотным напомаженным кольцом.

    Часть 3. Отдых...

    Окончательно овладев своей взрослой жертвой, мы начали двигаться в такт. По вздрагиванию распростёртого под нами женского тела стало понятно, что тётка поплыла… Не прошло и десяти минут такого сношения, как эта жирная баба затряслась в конвульсиях своего бабского оргазма… Поскольку, мы не собирались сбавлять свой темп, и лишь увеличили амплитуду фрикций, пойманную суку накрыл вслед за первым и второй оргазм, даже более продолжительный, чем первый. Нас то же захлестнуло вожделение и оба парня, даже не сговариваясь, загнали свои члены поглубже в обрабатываемые бабские дырки и начали изливаться в глубины этого завоёванного тела. И, если пилотка бабы уже не могла оказывать Лёхе никакого сопротивления, то мне пришлось приложить немало усилий, что бы заставить женский рот принять мой вздрагивающий член глубоко внутрь и удерживать его там до самого опустошения…
    Когда мы отлипли на время от жертвы, тётка инстинктивно пыталась откашлять, закачанную в глотку сперму, но только ещё больше измазала свою морду слизью слюней и малафьи…
    Пока эта шлюха приходила чуть в себя, валяясь на полу, мы сидели возле неё на корточках и курили, набираясь мужских сил и желания. Истраченный первоначальный пыл, позволял уже критически смотреть на пойманное нами бабское создание. Мне подумалось, что у заигравшейся бляди могут быть сыновья нашего возраста. Она вообще может быть примерной матерью и хозяйкой дома. Но сейчас она сама, по сути, выбрала ту роль, в которой находится! Напрягающийся снова хер перевёл мои мысли в похотливое русло. Веселье только началось!
    Я сбегал за бутылкой водки, изрядную часть которой мы чуть ли не силком влили в горло незадачливой старой шлюхи, а остальное выпили сами для смелости.
    Решили сменить позу. Тычками и силой заставили встать пьяную женщину на колени. Она ещё старалась прятать свой взгляд под копной растрёпанных и измазанных в пыли и слизи длинных волос, тихо сопела…
    Я обошёл сзади стоящую раком тётку… Несмотря на возраст бабёнки её сексуальный станок был великолепен! Развороченный хером Алексея смятый бутон ещё не полностью закрывшейся вагины окаймлялся напомаженными внешними половыми губами… Над этим поруганным отверстием виднелось кольцо явно недевственного ануса, которое то же было обведено яркой помадой! При виде такой картины мой пенис напрягся, как сумасшедший!
    - Нет, сука, не так! – впереди послышались отчётливые посчёчины, так Лёха воспитывал нашу «гостью», держа её голову за загривок волос. Он стоял перед её лицом на коленках, гордо выпятив вперёд уже воспрявший пенис. – Смотреть вверх, мне в лицо! Рот открыт и сложен кольцом в ожидании…! Вот так…. – баба была послушной и быстро понимала основы блядской науки…
    Под довольное сопение своего друга и сладкие причмокивания сосущей у него невольной любовницы я решил исследовать её анус. Чуть вставив свой воспрявший половой орган бабе в писю, пальчиками осторожно проник к жаркое колечко жопы, которое, панически сжавшись, попыталось этому восприпятствовать. Ну не тут то было. Несколько хлёстких шлепков по мясистым ягодицам, подавили попытки тётки к анальному сопротивлению. И вот она насажена сразу на два пальца, которые заметно заузили растраханную хлюпающую спермой друга и бабскими соками вагину… Мой член от такого трения и мыслей о предстоящем завоевании стал просто каменный. Я, наконец-то, вынул его, измазанного слизью, и приставил к отчаянно вновь сжавшемуся очку тётки… Она, на секунду освободившись от вафлящего её рот члена, с придыханием зашептала:
    - Только не сильно! Прошу вас, осторожноооооОймммммММММММммммММММммм – это Лёха отвесил взрослой дуре посчёчину и вновь загнал своего дружка ей за щеку.
    Я и не собирался жёстко овладевать чёрным входом дамы. Чуть вдавив головку в инстинктивно сжавшуюся попку проник за границы запретного кольца сфинктера. Несколько секунд подождав, пока женщина привыкнет к члену в своей заднице и смириться с фактом анального вторжения, я начал свои фрикции, всё глубже и глубже загоняя свой ствол в завоёванную задницу. К некоторому моему удивлению, баба повела себя так, как будто была неплохо знакома с аналом. Стараясь растянуть себе жопень, она ловко обеими руками схватилась за свои ягодицы, и мой твёрдый ствол почувствовал свободную дорогу…
    Мы, уже по одному разу выстрелившие спермой, теперь стали более выносливы, и для нашей пленницы начался наверное получасовой секс-марафон, во время которого она полежала и постояла во всех известных нам позах. Женщина уже, видимо, слабо понимала происходящее вокруг. Наверное, не столь избалованная в жизни мужской лаской, теперь она словно сучка кончала и кончала на наших членах. В этот раз я излился в бабу первый, но не хотел бросать её на Алексея, который трахал её лёжа, насадив анусом на свой кол. Женщина уже была обессилена так, что почти не могла двигаться, а лишь лежала сверху на Лёхе. Её вагина то ракрывалась, то снова с чавканьем сжималась, когда его член бился в женской заднице…
    - Костян, заставь шевелиться эту корову! Кончить не могу никак! – обратился с просьбой ко мне приятель.
    Не долго думая с лёгкой брезгливостью я сжал ладонь в кулак и попробовал сунуть руку в бабское влагалище. Эластичные половые губы, обильно смазанные нашей и её слизью, легко раздвинулись и приняли в себя столь большую толщину. Бабёнка заходила своими ляшками, стараясь привыкнуть к новым для себя ощущениям.
    - Во, класс! Давай её покачаем! Я за жопу буду держать, а ты за пиздень! – закричал приятель.
    Держа свою руку в бабском влагалище, я начал то приподнимать таз бабёнки при помощи неё, то вдавливать его в хуй моего приятеля… Не прошло и нескольких минут, как Алексей и наша блядища, он с рычанием, а она с оханием, одновременно кончили…
    Может быть тётка и думала, что на этом её приключение закончилось, но не тут то было. Мы присели на штабеле сложенных старых досок покурить, а женщина, в пизде которой сейчас поллитровка водки, вставленная дном вперёд, теперь сменила недавно побывавший кулак моей руки, в раскоряку стояла на коленях и тщательно вылизывала наши опавшие половые члены.
    - Вот, вот, молодец! – хвалил я старающуюся бабёнку. – Как звать то тебя, блядина? –
    - Татьяна Владимиров…. , - она осеклась. – Просто Татьяна, - женщина явно ещё не вжилась в свою новую роль.
    - А чё? Можно и «Татьяна Владимировна», - забасил мой приятель. – Я лично люблю мамок взрослых драть! -
    - Вот что, Таня. Нам идти пора, и ты приводи себя в порядок, - скомандовал я тётке.
    Татьяна Владимировна выглядела растеряно, явно не понимая, что с ней собираемся мы делать?
    Однако, женщина, покачиваясь от выпитого, встала и принялась застёгивать узкую блузку на пышных сиськах уже без лифчика и натягивать на жирную лишённую трусов задницу короткую юбку. Мы то же принялись одевать штаны. Шлюхе явно мешала бутылка, до сих пор торчащая у ней из влагалища. Женщина выглядела растерянной и послушной. Только тогда, когда мы её, чуть одетую и ступающую на своих высоких каблуках в раскоряку из за вставленной во влагалище бутылки, потащили с собой, держа за гриву волос, она жалобно заголосила:
    - "Нет, пожалуйста, нет! Я не могу идти в таком виде! Я здесь сделаю все, что вы хотите!" –
    - Пойдёшь, ещё как попрыгаешь! Для тебя, Татьяна Владимировна, всё только начинается! – усмехаясь ответил бабёнке я.

    (часть №4. Погоня)

    - Быстрее, быстрее, кобыла драная! – Лёха подгонял семенящую за нами в наклон бабёнку шлепками по жирной заднице, а та отвечала ему подвываниями. В наклон Татьяне приходилось идти потому, что я крепко держал её за намотанные на кулак длинные волосы.
    - Мужчины, остановитесь, я устала совсем! – заскулила наша пленница, не пройдя и половину пути до стройки.
    Мы притормозили. К этому времени я держал взрослую тёлку, зажимая ей шею локтем на уровне своей талии. Она же, держа над своей головой меня за руку обеими ладонями, старалась сохранять баланс на своих высоких каблуках.
    - Слушай, Костян! – Лёха лихо шлёпнул по бабской жопе так, что та аж вздрогнула. – Может, ещё по разу этой дырке вставим? А то ведь у бригадира хер допросишься свой очереди, - предложил он мне.
    - А чё, давай, если сучка не против! – согласился я. – Ты не против, шлюха? –
    Бабёнка в ответ засопела, а затем заплакала. – Пожалуйста, пожалуйста, мальчики! Бутылку вытащите из меня! Умоляю, выньте бутылку! –
    Невдалеке я заметил старую скамейку со спинкой, одиноко стоящую на своих чугунных ножках в центре небольшой полянки. Остатки былого ещё советского благоустройства, видимо.
    - Пошли туда, - махнул я рукой Алексею и развернул свою пленницу в направлении скамьи.
    Спинка скамейки имела удобное закругление, что бы наша подруга могла без труда лечь животом на него, перевалив свой сиськастый торс на сиденье, а свою необъятную задницу отклячив нам в пользование… Тут же, задрав ей короткую юбку, я принялся извлекать бутылку, торчащую только горлышком из вагины не раз рожавшей и абортировавшей мамашки… Сделать мне это удалось не с первой попытки, так как бутылка была изрядно измазана в женской слизи. Вот, наконец, бутылка была с «чпок»анием извлечена из бабёнки и та облегчённо вздохнула, расслабившись…
    Но в следующие несколько секунд, чуть оттолкнув своего друга, мой приятель зачерпнув порцию слизи с так и не закрывшейся полностью зева женской пилотки, намазал ей её уже изрядно поюзанный анус. Тётка чуток вскрикнула, когда Лёха по намазанному задвинул ей в жопу свой хер сразу по самые яйца. Я стоял и смотрел сбоку, как он долбит пока ещё нашу Татьяну Владимировну в попку, а на её лице гримаса боли сменяется улыбкой удовольствия. Наконец, мой приятель излился и дал место у женского станка мне.
    Я встал позади бабищи и глянул на это великолепие классической позы доступной женщины. Широкая мягкая беленькая задница смотрела на меня двумя своими затраханными дырками, обе которых уже не могли закрыться полностью. Женщина призывно покрутила чуток своим задом, переходящим в полноватые, но стройные ноги, затянутые в капрон разорванных в нескольких местах чулок.
    - Куда вам вставить, Татьяна Владимировна? – изображая из себя кавалера, спросил я.
    - Можно пониже! – заскулила только что выебанная в очко тётка.
    - Ты хоть немного там сожмись, дура! – резко перейдя на грубость, прикрикнул я на бесстыжую шлюху.
    Та, то ли от страха, то ли усилием воли, действительно существенно сжала вход в свою вагину, сделав его, на первый взгляд, пригодным для получения парнем удовольствия.
    - Молодец! Хорошая кобыла! – похвалил я и принялся долбить нашу Таню своим орудием. Трения я почти не ощущал, и поэтому пришлось помочь себе рукой. Кончил я на ягодицы и спину бабёнки.
    Пока мы с другом приводили после секса себя в порядок и поливали ствол дерева, старая дура решила, что может убежать. Набравшись сил, она разогнулась и бросилась через кусты наутёк.
    Мы кинулись за бабёнкой. Бутылки, рассованные по карманам, очень мешали преследованию, но всё же, расстояние постепенно сокращалась. Всё же мамка на шпильках, которые так и не додумалась снять, а на нас были строительные сапоги. Её полуголая задница смешно виляла, женщина всё время оглядывалась и охала, видя, что расстояние до её преследователей постепенно сокращается. На её беду Татьяна Владимировна бежала как раз к забору нашей стройки, поэтому мы, загоняли её с двух сторон, оставляя дуре один нужный нам путь отступления. Удивительно, но беглянка не пыталась громко кого-то звать на помощь, она просто, где-то даже показно делала вид, что спасается бегством.
    - Боже мой! … Ужас! … Ох-ох! … Кошмар… какой кошмар! – через завывания ветра и шум опадающей листвы доносились до нас её негромкие вскрики.
    Через несколько минут преследования мне начало казаться, что тётка не столь глупа, что бы не понимать элементарных способов скрыться в достаточно глухом лесу. Скинула бы туфли и затаилась тихо, и её шансы улизнуть могли резко возрасти. Поведение же придурошной сиськастой тёлки напоминало реализацию ей какой-то новой извращённой фантазии, где мы выполняли одну из главных ролей. Впрочем, бабёнка, не знала, что вскоре ей предстоит упереться в глухой забор стройки, где мы работаем разнорабочими…

    Часть 5. На стройке и после...

    До забора нашей стройки оставалось всего ничего, когда вдруг после резкого вскрика Татьяны Владимировны её «охи» и «ахи» прекратили доноситься до нас.
    «Только бы в овраг не свалилась, старая дура!» - подумалось мне. Мысль о том, что недавно изнасилованная мной дама может по неосторожности переломать себе ноги или руки, резко отрезвила моё сознание.
    - Где она? – это Лёха, выскочив из кустов прямо на меня, то же озирается вокруг, прислушиваясь.
    В прорехах между деревьями уже видны бетонные плиты забора нашей стройки. Звуки ласа заглушают периодические удары строительного молота. Откуда-то сбоку раздаётся мужской смех. Быстро направляемся туда, чувствуя недоброе. Там, между уже наполовину облетевшими от листвы кустами и забором, поворачивающим углом, толпятся наши чурки-гастарбайтеры. Они уже давно облюбовали это место для своих перекуров втайне от бригадира Матвеевича. Только в этот раз толпа чем-то сильно возбуждена.
    Подходим к таджикам. Среди прорех их плотного круга стали заметны стройные женские ноги, в туфлях на шпильках и в рваных чулках, задранные вверх и ритмично качающиеся от движений лежащего между ними чуркмена, опирающегося руками на крепко зажатые ладонях женские сиськи. Другой со спущенными штанами расположился около рожи бабёнки и тычет ей колом вставшим членом в рот. Та уже обняла губами его налитую кровью обрезанную мусульманскую головку, но ещё сжатыми зубками сопротивляется незваному гостю. Вот, она замечает нас, её взгляд наполняется мольбой о помощи, она пытается нам что то промычать:
    - ПоммммооооООМммммММММ! – толстая мужская плоть безжалостно вошла в её бедный женский ротик до упора так, что вывернутые разбухшие губы упёрлись в волосатую мошонку чебурека. Тётка вылупила глаза, я понял, что для неё сейчас существует только этот хер, обосновывающийся в бабской глотке, и эта мошонка, о волосы которой расплющился её нос…
    Лежащий на тётке таджик замирает
    - О! Ооооо! РусскЭя блАдина! – он мелко качает тазом, сливая Татьяне Владимировне в нутро всё, накопленное в его яйцах, встаёт с неё… Женщина безвольно разбрасывает полусогнутые ноги в стороны… Его место тут же занимает другой таджик, руками задирает бабе ноги, и «качели» женской вагины начинаются снова.
    - Чё, русскЭе, смотрите? Бла, хАрАша шалава! – довольный, он заправляет свой чуть опавший хер в штаны.
    - Отпустили бы вы нашу бабу, Ахмед! Мы её к Митричу вели – это Алексей решил покачать права.
    - Ты чО? Какое оно ваше? Оно одна была, когда я эту русскую суку пАймал! -
    - Да ты что, Ахмед?! - Лёха было дёрнулся вперёд, но я его остановил, схватив за рукав куртки.
    - Ахмед, хватЫд задЫратсА, пуст русские то же в очЭрЭдЫ ждать, еслЫ хАтят эту блАт! – кто-то из чурок остудил своего земляка. В это время парень, долбящий рот уже не нашей мамашки, начал с рычанием кончать в глубину её глотки. Часть потока спермы он вылил прямо на рожу лежащей в прострации женщины.
    - Пошли, Лёха, быстрее, - шепнул я приятелю. – Надо бригадира найти, а то они тут заебут нашу Таньку. –
    Мы другом быстрым шагом пошли по протоптанной тропе вдоль забора к дыре на стройплощадку. В бригадирском вагончике Митрича не было.
    - Где Митрич? – окрикнули мы спешащих к пролому в заборе трёх таджиков.
    - НавЭрное, он поднАлся на пЭврвый дом! – крикнул нам один из них.
    Клети строительного лифта, временного установленного вдоль одной из стен уже достроенного 22 этажного здания, пришлось ждать минут десять. Нам казалось, что она едет крайне медленно. Уже почти на самом верху, Алексей, показал мне куда-то вниз:
    - Смотри, Костян! –
    Сверху было хорошо видно, как муравьиное движение работников на стройке немного упорядоченно стекается в сторону происходящей подзаборной случки. Я понял, что не пройдёт и десяти минут, как очередь на «потрахаться» встанет добрых три десятка гастеров.
    Слава богу, что бригадир был там, где мы его искали. Долго объяснять ему не пришлось. Спустя несколько минут он уже выбежал из спустившегося на уровень земли лифта и почти бегом направился к месту группового секса. Нам с ним навстречу попалось несколько довольных рабочих, на ходу застёгивающих ширинки своих штанов.
    - Что вы тут удумали, сволота! – рык Митрича, которого все рабочие на стройке боялись, как огня, встрепенул выстроившуюся более чем на 20 метров очередь. Таджики что-то лопоча на своём языке, бросились в рассыпную. Кто-то успел огрести от бригадира увесистые затрещины. Перед нами на пятачке около забора остались только те, кто не желал прекращать уже начатое сношение. Их было четверо, и они использовали Татьяну Владимировну во все её дырки, причём, в рот ей умудрились сунуть залупы аж сразу два парня.
    Когда бригадир с кулаками бросился на насильников русской женщины, то один из них даже попытался оказать сопротивление, но был тут же сбит с ног мощным ударом кулака Митрича. Тот, кто покрывал женщину сверху во влагалище то же получил удар в ухо и отлетел в сторону. Нижний трахарь, на пенис которого баба была насажена своей задницей, сам скинул бедняжку и ползком-ползком бросился наутёк.
    Мы остались стоять в стремительно темнеющем лесу втроём. На земле животом вниз лежала почти абсолютно голая женщина, ягодицы которой были измазаны засыхающей спермой. Она была без сознания. Чулки на её ногах представляли лишь скомканные полоски капрона.
    - Походу, заебли что-ли? – Митрич, толкнув в бок сапогом, перевернул тётку на спину. Лицо у нашей мамашки представляло собой налипшую корку засыхающей спермы. Уголок приоткрытого женского рта был чуть порван и кровил. Бригадира что-то заинтересовало в бабёнке. Он присел, профессионально пощупал пульс на шее и вгляделся в её рожу.
    - Ба! Танька, что ли? – он подобрал с земли разорванную ткань блузки и чуть оттёр от спермы женскую рожу. – Точно, Танька! Какие дойки отрастила, недотрога! – Митрич с видимым удовольствием помял огромные груди-дыни, соски которых тут же отозвались на прикосновения видимым увеличением. – Учились в одной с ней классе, - повернувшись к нам, объяснил бригадир.
    Тётка мутным взглядом посмотрела на бригадира. Видимо узнала его, потому, что сделала усилие подняться и схватилась рукой за его колено. Мужчина брезгливо отдёрнул её руку и, найдя в её распущенных и грязных волосах более или менее чистую копну, схватился за неё и потянув вверх заставил измученную чуть пришедшую в себя сиськастую тёлку встать на коленки перед ним. Та, словно тряпичная кукла, безвольно смотрела, как её когда-то одноклассник Дима расстегивает свою ширинку и вываливает перед ней свой половой член. При виде очередного пениса рот женщины по выработанной сегодня привычке открылся и принял в себя этот кусок тёплой наливающейся плоти. Сосать она, конечно, не имела сил, поэтому, Митрич, просто взял подругу за уши и принялся бесцеремонно долбить в рот своим членом.
    - Вот так, вот так! – приговаривал наш начальник, когда через пару минут быстрого секса он уже опустошал половой орган в рот сглатывающей сперму взрослой суки.
    Излившись, он просто отпустил волосы своей школьной знакомой и та, как мешок помоев, повалилась на землю.
    Дмитрий Вадимович брезгливо посмотрел на валяющуюся шалаву и, чуть задумавшись, принялся поливать её груди и другие части тела струёй мочи. Сил у женщины хватило лишь на секунду.
    - Зачем, Дима!? Не надо! - она поднятой рукой попыталась закрыться от жёлтой вонючей струи, но через пару секунд снова отключилась.
    Мы не удержались от того, что бы помочь начальнику двумя нашими струями. Я ссал тётке на промежность, а Лёха на живот.
    - Надо убирать отсюда эту блядь, тфу! – Митрич смачно плюнул на лежащую у наших ног голую бабёнку. – Я её знаю, … училась со мной в одном классе, и… знаю, дом, где она живёт. Надо отвезти её домой… А тут, не дай бог, окочурится или снасильничает её ещё кто-то, так проблем не оберёшься, - он повернулся задумчиво и пошёл, буркнув на ходу. – Константин, иди со мной, ключи от «Козлика» дам. –
    Козликом мы звали маленький китайский грузовичок - самосвал, используемый строителями для вывоза мусора.
    Путь до бытовки бригадира занял всего несколько минут. Ещё пара минут ожидания, и вот Митрич отдаёт мне ключи.
    - Номера у машины грязью заляпайте, что бы на камеры вас не засекли. И капюшоны накиньте, когда её вытаскивать будете с кузова… Вот ещё…, - он подал мне старый рваный брезентовый плащ. – Натяните это на неё, а то вся голая… Кто бы мог подумать, что школьная недотрога…. Да уж… , - он поднялся обратно в бытовку и закрыл дверь, а я направился заводить наш агрегат.
    Уже через 10 минут мы за руки и за ноги тащили нашу «недотрогу», кое-как одетую в данный мне бригадиром плащ, к борту грузовичка. Задницу и влагалище бабы Алексей посоветовал заткнуть скомканными кусками её же рваной блузки, так как из них постоянно вытекала какая-то кровянистая слизь, что могло оставить нам следы в кузове. Закинув бесчувственную тушу в кузов, мы накидали поверх неё пустые картонные коробки и отправились в путь.
    До нужной нам улицы ехали молча. Около указанного мне бригадиром дома находилась большая импровизированная свалка мусора. Сдав машину задом, я, не задумываясь, нажал на рычаг подъёма кузова. Сзади послышался шум выпадающего оттуда мусора. Когда шум прекратился, мы быстро отъехали за угол гаража, а сами вышли посмотреть на результат своей «работы». Не дойдя нескольких метров, стали заметны ягодицы голой бабской задницы, торчащие из кучи пустых картонных коробок. Задница явно шевелилась, видимо наша «подруга» пыталась принять какое-то более удобное положение. Наконец, она смогла перевернуться на спину так, что из кучи мусора остались торчать только ноги с обутыми на них модными туфлями. Баба вновь затихла, послышался её пьяный храп.
    - Что стоишь, как вкопанный. Ничего интересного тут нет! Просто пьяная шлюха, вот и всё! Пойдём, братан! – дёрнул меня за плечо мой приятель.
    Уже через 15 минут наш грузовичок, тарахтя своим слабеньким движком, заезжал на дорогу к местному жилищному строительству, оставляя позади огни живущего своей жизнью большого города…
     

Поделиться этой страницей