Мужчины, доколе?

Тема в разделе "Архив", создана пользователем ops, 25 сен 2005.

  1. ops

    ops Форумчанин

    Мужчин я не люблю. Не люблю - это, наверное, даже мягко сказано. Данное обстоятельство меня не то чтобы тревожит или напрягает. Оно приводит меня в некоторое тихое недоумение, потому что сам я тоже, как говорится, уже далеко не девочка... ("ДокУмент на стол!") Но, тем не менее, это факт. Мужики мне не нравятся всем - запахами, походками, тараканьей суетливостью, многословием, безвкусицей, манерой застёгивать последнюю, нижнюю, пуговицу пиджака, грязными ногтями, своими убогими интересами, хвастливостью, тупорылым "остроумием", всезнайством, пьяным "братанием", не доживающим даже до следующего утра, концами галстуков, висящими ниже яиц, брюхами, похожими на налитые гноем фурункулы, волосами в ноздрях и ушах, привычкой шумно прихёбывать что-нибудь жидкое, манерой громко разговаривать, неуёмным желанием пыжить свою крутость, сведённую в 999 случаях из 1000 всего лишь к модели сотового телефона, трусостью и умением находить бесконечные основания, чтобы из-за этой самой трусости сдристнуть подальше от неуютной ситуации, склонностью к халяве и верблюжьей способностью жрать про запас, скошенными подбородками... Я могу перечислять бесконечно, но более всего меня раздражает в мужиках то, что подавляющее большинство из них мне видно насквозь и понятно, как грабли. Я не могу сказать, что всё перечисленное распростряняется на всех. Категорически нет. Но на многих. На очень многих. А ещё меня временами несколько пугает, что, возможно, я и сам произвожу подобное впечатление, несмотря на то, что у меня не несёт преисподней ни из пасти, ни из подмышек, ускорить шаг меня заставит лишь глобальная катастрофа, а коричневую обувь с серыми носками под чёрные штаны я не одену и под пистолетом. Да и нет у меня ни коричневых "чуней", ни серых "онучей". А о многом из перчисленного судить просто не мне...

    Женщина интересна любая. Всегда. Почти любая и практически всегда. Если только она не непроходимая дура с родословной. Интересна даже некрасивая женщина. Не попадающая под типовой стандарт экстерьера - ещё более. Это иной мир. Он вызывает или пытливый интерес, или желание созерцать. Этот мир можно наблюдать нескончаемо, как водопад. Или как бесконечный рыбий променад в аквариуме. Несмотря на кажущуюся простоту сюжета, мизансцены не повторяются, а постичь до конца - невозможно.
    А вот, бывает, узреешь иногда иную особь, обладателя тестикул... Незатейливого, как кукиш.... Жвалы судорожно, в режиме кухонного комбайна, хомячат... Чтоб ты б трахался с такой амплитудой, учёный! Фотоэлементы бегают, словно в этюде к бессмертному, но ещё не написанному полотну неизвестного художника "Шо бы здесь спи@дить...". Ну, понятно, что всё это - отпечаток работы ума! Черепок по-птичьи дёргается, озираясь по сторонам. Конечности и сутулое тулово страдают и сотрясаются от бесконечных нервических импульсов, поступающих в поперечно-полосатую мускулатурку. Симпатяга!

    О моей нелюбви к мужчинам мне периодически прилежно напоминает мальчик Сэ, ёрзающий на кресле аккурат в момент написания данных строк слева наискосок от меня и упоительно засирающий уши послушной армянской женщине К. Мальчику Сэ лет сорок с неплохим хреном. Большой уже. Взрослый. Хотя по росту не скажешь. Он исполняет у нас функции приходящего сисадмина. Но поскольку руки у мальчика Сэ растут из жопы, причём растут криво и плохо, а в компьютерной технике он волокёт примерно столько же, сколько и дрыхнущий на крыльце ночной сторож, то можно квалифицировать мальчика Сэ просто как приходящего пи@добола на жаловании, ибо не замолкает он ни на секунду, загрязняя эфир тошнотворно тупыми остротами, адресованными доброй красавице К., и время от времени постреливая фотоэлементами, по-воробьиному, естественно, в мою сторону на предмет того, заценил ли я глубину и остротУ его очередного вздора. Отъе@ись, мальчик. Я занят. У мальчика Сэ жирные волосА до воротника затёртой джинсовки. От него кисло и застарело воняет табакокурением и ещё какой-то органикой. То-ли он уже снова поклевал где-то какого-то дерьма, то ли чистит зубы коровьим навозом, то ли и то, и другое, то ли дерьмо клюёт, но зубы не чистит вовсе. А вот если б я был твоим соседом, мальчик, клянусь, я подарил бы тебе дезодорант! Но сейчас мне просто хочется сгонять в сортир за освежителем. Мальчик Сэ булькает, громко прихлёбывая, ясен пень, очередную чашку халявного кофе, который безотказная К., виляя гаремными бёдрами, носит ему из кухни, и по-беличьи точит не менее халявное печенье. Ему зае@ись. День удался. Сейчас он вспрыгнет на свои кривоватые, как у бульдожки, копытца, сутуло закинет за хребтинку здоровенную, как у почтальона из "совковых" времён, суму (эх, и тяжела же жизнь сисадмина), сморозит очередную ху@ню на прощанье и посеменит по жизни дальше, чуть просев в тазу. А я устрою сквозняк, что давно пора уже делать просто демонстративно. Спасибо, мальчик Сэ, что по своему обыкновению не пожёг нам ничего нынче! Не потёр! Не поделитил! Отсутствуй, мальчик. Ты в тягость...

    Наверное, ещё больше меня раздражает также и то, что я прекрасно знаю - всё вышеперечисленное не имеет ни малейшего отношения к исконно мужской природе. Ни внешне, ни внутренне. О внутреннем можно говорить и спорить бесконечно. Это занятие особенно любит прекрасная половина человечества, которая ни черта в этом не понимает и понимать не может. Оставим внутреннее. Но что же такое мужик внешне? Это не рост, не вес, не телосложение, не степень ухоженности, не мускулатура, не одежда, не манеры, не запах, не походка, не осанка, вообще не экстерьер. Это глаза. Точнее, взгляд. Хладнокровный, чуть ироничный или насмешливый, непробиваемо-спокойный, малоподвижный, предельно внимательный, магнетический, не знающий страха и гнева, но способный в стене сделать дырку. Обладатель такого взгляда ковырять в носу и почёсывать яйца через карманы не будет по определению. Такой козырной экземпляр очень заметен. А заметив его, сразу поймёшь: "О! Племенной..."
     

Поделиться этой страницей