море солнце секс

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем concerto, 15 май 2009.

  1. concerto

    concerto Форумчанин

    рассказик очень мне понравился...
    МОРЕ-СОЛНЦЕ-СЕКС…
    – Эй, эй, поосторожнее! В пропасть слетим! Саш, мы отдыхать едем, или умереть торопимся? – рука Оли ложится на мое колено и я немного сбавляю газ.
    Новенький «Форестер» несется по крымскому серпантину, сверкая серебристыми боками. Позади долгая рабочая зима в Москве, грязная слякотная весна, нудные летние хлопоты по ремонту квартиры, сборы, дорога, таможня, а впереди…
    Впереди две недели дикого отдыха у моря, в палатке, рядом с любимой, желанной, страстной и сексуальной рыжей бестией, которая уже больше десяти лет – моя жена, которая родила мне красавца сынишку, и все равно, остается для меня самой желанной. Ее девичья фигурка, несмотря на 33 года, сочная упругая грудь и попочка до сих пор сводят меня с ума. И не только меня.
    Нет, можно было бы махнуть на Мальдивы или в Тунис, можно было бы прокатиться по Европе или полететь на Кубу – доходы позволяют. Но почему-то захотелось не гламурных отелей, а старого, доброго, почти забытого Крыма. Мы отдыхали тут только однажды – в самом начале нашего супружества. И до сих пор вкус домашних массандровских вин напоминает сладкие воспоминания о тех днях… и ночах.
    Наконец блеснуло серебром море вдали. Еще каких-то пару часов – и мы медленно едем по взморью, выбирая место для нашей будущей стоянки. Сейчас начало сентября, основной поток дикарей схлынул, поэтому наши расчеты оправдались – можно запросто выбрать место, которое не будет напоминать птичий базар.
    И такое место нашлось недалеко от Партенита. Вот оно… Маленький, не больше половины футбольного поля, песчаный пляжик, к которому ведет узенькая дорога. Две машины точно не разъедутся. А вокруг – почти отвесные, покрытые редкими кустами и деревцами, скалы. И тишина.
    – Приехали! – я заглушил мотор. – Нравится? Ставим палатку? Или ищем дальше?
    – Какая палатка?! Купаться! – жена, стягивая маечку и шорты, смешно прыгая на одной ноге, бросилась к морю. И когда она успела надеть купальник?
    Дело в том, что она у меня без купальника не загорает и не купается категорически. Сколько раз за границей уговаривал позагорать ее хотя бы топлесс, благо грудь
    у нее просто роскошная. Оля – нивкакую. Нет и все тут. А как хотелось бы посмотреть на сальные взгляды мужчин, пожирающих ее глазами…
    Оленька уже влетела в море, и барахтается, звонко смеясь и поднимая фонтаны брызг, а я растягиваю удовольствие. Медленно стягиваю майку, разуваюсь, потом достаю из заначки маленький, специально приготовленный для этого случая косячок. Как говорится – не будем торопиться. Три затяжки и…
    Какой же кайф с разбегу влететь в тугое, прохладное, обволакивающее, шумящее на тысячи ладов море… Бабах – и все звуки стихли, все погрузилось в полумрак, и ты уже скользишь под водой у самого дна…
    Через пять минут выбираюсь на берег и плюхаюсь на песок рядом с Олей. Хорошо… капли моря сверкают на ее коже, маленькие плавки-стринги почти утонули в ее попочке. Оля не шевелится, глаза закрыты.
    – Ты как?
    – Здорово… - отвечает мне жена, не открывая глаз, – как же здорово…
    Рука ложится на ее попочку, медленно скользит по внутренней стороне бедра сначала вниз до колена, потом вверх. Оля слегка раздвигает ножки. Я добираюсь до самого верха и начинаю нежно ласкать тот единственный участок тела, что скрыт тонкой полоской трусиков. Оленька начинает дышать глубже.
    – Еще?
    – Угу…
    Сдвигаю в сторону трусики и нежно перебираю розовые складочки ее губок. Пальчик скользит вверх-вниз, находит ягодку клитора. От прикосновения Оленька вздыхает, ее попочка приподнимается вверх, а ножки раздвигаются еще шире. А два моих пальчика уже скользнули в жаркую скользкую глубину ее лона.
    – Оххх… – Оленька дышит все глубже, подаваясь попкой навстречу моим ласкам. А моему дружку уже тесно в просторных плавках-шортах. Продолжая ласкать жену, стягиваю плавки и уже почти вхожу в нее, но Оля вдруг вскакивает и со смехом бежит к машине.
    – Какой вы быстрый, сударь! Сначала поставьте палатку. И вообще, я есть хочу.
    Ну вот… на самом интересном месте…
    Весь остаток дня ставили палатку, таскали дрова, потом, наскоро перекусив бутербродами, смотались в ближайшую деревушку, где на рынке вызвали небольшой ажиотаж, скупив изрядный запас мяса, овощей и фруктов, а так же большую двадцатилитровую канистру вкуснейшего домашнего вина. А вечером устроили настоящий пир на двоих – сочная говядина на вертеле, медовая дыня, и все это – под вино, от которого уже после третьего стакана начало приятно шуметь в голове.
    Ночью был просто потрясающий секс на пляже под луной, на огромном валуне в десяти метрах от берега. В лунном свете обнаженная Оля выглядела как мифическая русалка, вынырнувшая из воды. Ее грудь колыхалась с такт моим ударам, и на нее падали пенные морские брызги. А потом я выстрелил на ее грудь своим семенем…
    Проснулся я в часов одиннадцать утра. В голове приятно бродили остатки вчерашнего хмеля. Оли рядом не было. Я еще некоторое время сладко потягивался, думая, выбираться ли мне наружу, или подремать еще,

    но что-то не давало мне уснуть. И наконец я понял что – к шороху прибоя примешивались мужские голоса. Ну вот, отдохнули.
    Натянув шорты и майку я выбрался из палатки.
    Оля в легком прозрачном парео сидела на шезлонге под зонтиком и читала книгу. Неподалеку на пляже резвились четверо парней, изредка поглядывая в нашу сторону.
    – Местные. У них тут какая-то работа неподалеку. – Ответила Оленька на мой немой вопрос. – Они мне объясняли, но я не очень поняла. Завтракать будешь? Я уже на рынок смоталась, молока купила свежего, творога и сметаны. Ты же любишь.
    Я немного расстроился. Думал, что мы будем абсолютно одни, как Робинзоны, две недели. Наивно, конечно.
    – Да не расстраивайся ты. Они хорошие ребята. Как увидели палатку, хотели уйти. Но я им разрешила остаться.
    Парни тем временем выбрались из моря и растянулись на песке.
    – Еще бы, – развеселился я – будь это четыре хороших девушки, ты бы их точно прогнала.
    – Конечно! – Оля рассмеялась и скинула парео, – ты завтракай, а я пошла купаться.
    Я уселся в шезлонг и отпил из банки душистого парного молока, наблюдая, как моя Оленька дефилирует к взморью мимо парней, крутя попочкой в жутко сексуальных стрингах, которые представляли из себя три ниточки и маленький белый треугольничек спереди. Верх купальника не менее откровенный, грудь плавно колышется под двумя белыми лоскутами, соски развратно выпирают из-под ткани.
    Парни делают вид, что не смотрят в ее сторону.
    А Оля тем временем с разбегу прыгнула в воду и грациозно поплыла по волнам. К тому самому камню, на котором накануне ночью мы предавались любви. Медленно взобралась на него и уселсь как русалка. Парни лежали и тихо переговаривались, делая вид, что не смотрят на ее блестящее влажное тело. Белый лифчик ее купальника промок и теперь был почти прозрачным. Из-под него явственно проступали отвердевшие от прохладной воды соски. Оля посидела немного, подставляя лицо яркому солнцу, потом перевернулась и улеглась на живот и развязала тесемки купальника.
    Я с интересом наблюдаю за происходящим, делая вид, что читаю журнал.
    Оля как будто задремала. Парни понаблюдали за ней, бросили несколько взглядов в мою сторону, потом двое из них поднимаются и лениво бредут к морю.
    Через пару минут парни уже резвятся в воде, смеясь и отфыркиваясь. А еще через пару минут к ним присоединяются остальные двое. Оленька похоже действительно задремала на своем камне. Или делает вид, что задремала. А парни хохочут и дурачатся у этого камня, поднимая фонтаны брызг. Когда очередной фонтан вдруг накрыл Олину спину, жена от неожиданности вскочила на колени, оглядываясь по сторонам. И совсем не заметила, что лифчик остался лежать на камне, и ее обнаженная грудь открыта взорам гостей нашего пляжа (или его хозяев). Парни застыли, пораженные неожиданно открывшимся зрелищем. Поняв по их взглядам, что произошло, жена схватила лифчик, прикрылась и глянула в мою сторону. Я как ни в чем не бывало помахал ей рукой и улыбнулся. Оля похоже успокоилась и улеглась опять.
    И тут мне в голову пришла шальная идея. Настолько шальная, что в другое время я бы испугался ее. Часто во время моих постоянных командировок и вынужденного долгого воздержания я вынужден был удовлетворять себя старым юношеским способом. И во время этих болезненно сладких минут под душем всегда представлял свою ненаглядную жену. И почему-то представлял ее в объятьях другого мужчины. И стоило мне это представить - оргазм накатывал мгновенно. Потом я стыдился и гнал эти извращенные фантазии, но они каждый раз появлялись снова...
    А что, если... Еще не до конца не сформулировав мысль, я быстро нырнул в палатку, отыскал крем для загара и быстрым шагом направился к воде. Мозг работал со скоростью компьютера, выстраивая план действий. И я понимал, что не смогу остановиться...
    Парни уже вышли на берег и с интересом наблюдали за мной.
    - Ребята, а где тут рыбы свежей купить можно? - поинтересовался я, проходя мимо, - А то в деревне на рынке одна мелюзга.
    - Тут вы хорошей не найдете, - ответил смуглый поджарый парень лет двадцати пяти, - это вам в город надо.
    - Если хотите, мы вам завтра привезем. Вы тут завтра будете? - спросил второй, светлорусый парень с голубыми глазами.
    - Мы тут еще неделю. Я Саша. - Я протянул руку. - А жену Оля зовут.
    - Андрей. Юра. Коля. Денис. - Парни по очереди пожимают мою руку.
    - Значит договорились насчет рыбы? Я заплачу. - Я на ходу махнул им рукой и с разбегу нырнул в набегающую волну. В три гребка оказываюсь у камня и тихонько плещу на Олю водой.
    На этот раз она так опрометчиво не вскочила, а лишь приподняла голову.
    - На, намажься, - я протянул ей тюбик с кремом. - а то сгоришь с непривычки.
    - Ой, спасибо, милый. - Оля улыбнулась. - А может ты мне намажешь?
    - Нет, я хочу пойти пройтись по горам.
    - А не боишься меня тут одну оставлять, с четырьмя витязями? - Оля хитро улыбнулась.
    - По твоему взгляду я бы не сказал, что ты сама этого боишься, - в тон ей отвечаю я, - скорее хочешь.
    - Вот еще, - хмыкнула жена и улеглась на камне.
    Когда я проходил мимо парней обратно, они играли в карты.
    - Не присоединитесь? - спросил смуглый, Денис. - В покер.
    - Нет, спасибо. Я хочу по окрестностям побродить, - ответил я. - Тут есть что-нибудь интересное?
    - Конечно! - Денис встал. - Подниметесь к шоссе, на той стороне будет тропинка. По ней минут пятнадцать в гору и выйдете к маленькому озеру. Там очень красивый водопад.
    - Здорово. - Я зашагал к палатке.
    В палатке я накинул рубашку, сунул в карман сигареты, косячок с травкой и зажигалку. Выйдя, помахал парням и бодро направился вверх к шоссе.
    Но, скрывшись за деревьями, я резко сворачиваю в сторону. Через минуту карабкания по камням я нашел укромное место, с которого меня увидеть было довольно трудно, зато для меня весь пляж как на ладони. Усевшись на поросший мхом камень, я раскурил самокрутку и принялся наблюдать за происходящим.
    Я очень часто замечал на дискотеках или других сборищах народа, что женушка любит подразнить и попровоцировать других парней. На мой вопрос, зачем она это делает, жена ответила, что просто для того, чтобы почувствовать себя "В форме". Дескать это нам, мужчинам, для этого нужно затащить женщину в постель, а женщинам достаточно лишь убедиться, что их по прежнему хотят. Я просто уверен, что моя Оленька захочет убедиться в этом и сейчас...
    Некоторое время ничего не происходило. Потом Оля сладко потянулась, завязала лямки лифчика, села и, открутив крышечку крема, принялась намазывать его на свое тело. Плечи, шея, руки, живот. Парни как-то сразу перестали играть в карты и исподтишка наблюдают за ней. Зрелище очень возбуждающее. Жена, словно не замечая или дразня их, плавными движениями втирает крем во внутреннюю поверхность бедер, потом ее ладони, зачерпнув крема, нырнули под ткань лифчика и принялись массировать груди.
    Закончив, Оля огляделась по сторонам и помахала рукой парням. Все четверо, как по команде, вскочили и бросились к ней, рассекая руками воду. Оля попросила что-то и Андрей, загорелый шатен с татуировкой на плече, тут же вскарабкался на камень. Оля протянула ему крем и улеглась на живот, развязав тесемки купальника. А Андрей вытерев руки о горячую сухую поверхность камня, зачерпнув крема, принялся нежно наносить его на спину жены. Член в моих плавках, и без того уже проснувшийся, начал медленно принимать боевую стойку. И не только мой. В плавках Андрея тоже просматривается довольно большой бугор.
    Трое парней плавают неподалеку. А руки Андрея все ниже и ниже скользят по спине моей благоверной. Потом он нагнулся и спросил что-то у Оли. Она кивнула и Андрей, перекинув ногу, хочет сесть ей на ноги, но моя благоверная жена вдруг сама раздвинула ноги и парень не долго думая устроился между ними. Я только представил, какой вид ему открылся, и моя рука непроизвольно потянулась к плавкам. Бугор на плавках Андрея вырос еще больше, вот-вот и его член просто вырвется наружу. А его руки уже вовсю мнут Олину попку. Ого, ничего себе. Интересно, до какой грани может дойти мя жена. Происходящее меня возбудило настолько, что я еле сдерживался, чтобы не спустить шорты и не излиться прямо на камни.
    Через некоторое время Оля приподнялась, сказала что-то Андрею, и он, закивав, закрыл тюбик и сиганул с камня в воду. Я не знаю, что мне делать со своей рвущейся наружу эрекцией. Оля села, огляделась по сторонам, словно проверяя, не вернулся ли я, и соскользнула вниз, в воду. Парни продолжали резвиться неподалеку. Юра, высокий рыжий красавец, неожиданно плеснул водой в сторону Оли. Она ответила. И тут началась кутерьма. Все начали брызгаться, хохоча, подныривать друг под друга и выталкивать из воды. Больше всех, естественно, достается Оле. Каждый норовит обнять ее, поднырнуть под нее, подтолкнуть вверх под попочку. Все чаще и чаще руки парней как бы невзначай оказываются на ее торчащей из-под воды груди. Что творится под водой, можно себе только представить. А жена словно и не замечает этого, звонко смеясь и резвясь в воде с четырьмя молодыми разгоряченными жеребцами. Больше всего внимания она уделяет Юре, длинноволосому пареньку с модной бородкой.
    Я тихо поднялся и пошел обратно к дороге. Когда я вышел на пляж, они тоже выбирались из воды. Травка шумит в моей голове, член бьется в шортах. Я помахал Оле и побрел в палатку.
    Снаружи раздаются их крики и хохот. Я прильнул к окошку, наблюдая за происходящим.
    Все четверо носятся уже по берегу, смеясь и толкаясь. Вдруг поймали Олю, повалили, схватили за руки и за ноги и дружно понесли к воде. Оля шутливо протестовала, но ее никто не слушал. Парни принялись ее раскачивать и с криками и хохотом бросили в воду. Оля взвизгнула и подняла фонтан брызг. А ее лифчик остался в руках у Дениса. Оля поняла это, только выбираясь из воды. Прикрылась руками и попросила вернуть. Но парни, словно дразня ее, отбежали на несколько метров. Оля попыталась догнать, но они отбежали снова. Тогда жена нахмурилась и, опустив руки, гордо зашагала в сторону палатки, больше не пряча от них свою грудь с торчащими сосками. Парни что-то закричали и до меня донеслось: "ну простите". Все четверо плюхнулись перед ней на колени и вдруг как по команде спустили свои плавки, как будто в знак компенсации за увиденное ими. Оля остановилась, опешив. И вдруг рассмеялась. Медленно взяла протянутый ей лифчик и не торопясь надела. Не отворачиваясь. Парни все это время так и стояли на коленях. Их члены медленно начали принимать боевую стойку. Завязав тесемку на спине, Оленька что-то сказала улыбаясь, и, послав им воздушный поцелуй, направилась к палатке. Я быстро отпрянул от окна и улегся на спальнике, закрыв глаза, как будто дремлю.
    - Ты спишь? - Оля вошла в палатку, откинув полог на крышу. - Ну и душно тут...


    Глаза у нее блестят, лицо разрумянилось. Я давно знаю свою жену и по этим признакам сразу могу сказать, что возбуждена она не на шутку.
    - Хотел поспать, - ответил я, улыбаясь, - Но вы так галдели. Ты кричала как будто тебя трахали вчетвером. Я даже завелся.
    - Сильно? - в глазах жены блеснул озорной огонек похоти. Она развязала тесемки лифчика и высвободила наружу грудь с торчащими сосками.
    - Сама посмотри.
    Оля медленно опустилась на колени и ее рука, скользнув в штанину шорт, пробежала по бедру и обняла мой разгоряченный член. Рука холодная и влажная. Я шумно выдохнул от наслаждения.
    - Какой наш мальчик большой, - мурлычет жена, стягивая с меня шорты. - Какой горячий. Значит нашему мальчику нравится представлять, как другие мальчики играют с его девочкой? Какой наш мальчик шалун. Чем же я могу ему помочь?..
    Член вырвался наружу. Оленька, встав на четвереньки подула на него, нежно поцеловала в самый кончик и, перебирая в пальчиках яички, медленно взяла в рот до самого основания. Я застонал. Олины губы скользят по стволу моего члена, жена закрыла глаза и еле слышно постанывает опуская голову то вверх, то вниз. Во вемя секса она просто уходит в себя, отключается от внешнего мира. Ее попка оттопырилась в сторону выхода из палатки, груди медленно колышутся в такт ее движениям. Я протянул руку и начал играть с сосочком.
    Вдруг неподалеку послышались совсем тихие шаги и в проеме палатки показались чьи-то ноги. Один из парней видно хотел спросить о чем-то, но увидел, что происходит внутри палатки, и остановился как вкопанный. А через секунду отскочил в сторону, чтобы я его не заметил. Оля, кажется, что-то услышала и хотела было отстраниться, но я громко задышал и положил руку ей на затылок, не дав ей этого сделать. Мой член сделал несколько толчков почти в самое небо а пальчики еще интенсивнее заиграли с соском. И моя милая опять отключилась от внешнего мира.
    И тут окошко, в которое я недавно подглядывал за происходящим на пляже, закрыла чья-то тень. А у входа легла еще одна. Ого, значит у нас уже двое зрителей. Хотя нет, наверняка все четверо.
    - Ты хочешь до конца? - спросила Оленька, медленно выпустив мой член изо рта и глянув на меня затуманенным взором.
    - Да. А ты поласкай себя пальчиками.
    Оленька улыбнулась, облизнувшись, глазки ее возбужденно блеснули и ее блестящие губки опять обняли мой член, а ее рука скользнула в трусики. Я приподнялся и сдвинул трусики в сторону, чтобы моей милой развратнице было легче ласкать себя. И чтобы снаружи открылся просто потрясающий вид на ее аккуратно выбритую пещерку...
    Олины губки скользят по стволу моего лоснящегося от слюны и смазки члена, то заглатывая его почти до основания, то почти полностью выпуская наружу. Из горла то и дело раздается приглушенный стон.
    Коленки жены расставлены широко в стороны, ее рука ритмично движется между ножек, а ее попочка ритмично подается навстречу этим движениям. В проеме палатки показалось уже две пары ног. Парни, похоже, не скрываясь наблюдают за происходящим. Я представил вид, который открывается им снаружи - абсолютно открытая промежность моей Оленьки, ее истекающая соком дырочка с шурующими в ней пальчиками.
    - Вставь один в попочку, - тихо попросил я.
    Оленька что-то промычала и кивнула, не выпуская изо рта моего члена. Ее попка еще интенсивнее задергалась навстречу пальчикам, стоны стали громче.
    Я понял, что просто не могу больше сдерживаться, вскочил на колени, мой член выскочил изо рта супруги и сперма толчками хлынула на ее лицо, грудь, шею. Оля схватила член ладошкой и принялась ловить сперму ртом, из ее груди вырвался стон, ее рука просто порхает в промежности. Когда поток семени иссяк, Оленька обхватила член губами, высасывая и выдаивая из него остатки. Я оглянулся по сторонам. Наши зрители исчезли.
    Еще немного поласкав опадающий член, жена выпустила его наружу и повалилась на бок. Лицо ее покрыто потеками моего семени. Рука Оленьки выскользнула из трусиков, все четыре пальца ее блестят.
    - Тебе понравилось? - спросила Оленька, тяжело дыша.
    - Еще бы... - Я взял ее руку в свою, поднес к губам и принялся облизывать пальчик за пальчиком. - А тебе?
    - Очень, - улыбнулась Оля.
    - Ты приплыла?
    - Нет. Не получилось отключиться до конца. Трудно, когда столько зрителей.
    - В каком смысле? - я сделал вид, что не понял.
    - В прямом. Они же подглядывали за нами. Или мне показалось? - Оля хитро посмотрела на меня.
    - Наверное показалось. - Я пожал плечами. – По крайней мере я не заметил.
    - Жаль если так. Ты кончил, а я нет.
    - Ничего. Еще не вечер. - Я притянул Олю к себе и нежно поцеловал в губы, ощутив на них солоновато-терпкий привкус собственной спермы.
    - Я пойду ополоснусь. Хочешь со мной? - Я натянул шорты.
    - Нет, я хочу поспать. Вымотали меня эти игры на воде и этот секс.
    Оля вытерла влажным купальником следы спермы, надела рубашку, не застегивая, и плюхнулась на мое место.
    Когда я вышел, парни уже сидели на песке и вяло играли в карты, то и дело поглядывая в мою сторону. Ополоснувшись, я вышел на берег и присел рядом. Все четверо слегка напряглись.
    - Предложение поиграть в покер еще в силе?
    - Само собой! - радостно воскликнул Андрей. - Мы как раз закончили.
    Часа три мы играли в покер и болтали о том - о сем, а Оля мирно спала в палатке. Выяснилось, что все четверо учатся в Москве в университете, а сюда приехали на маяк на практику, уже в третий раз. На маяке особых обязанностей у них нет, там постоянно работает смотритель, старый угрюмый дед, которому молодежь только в тягость, и целыми днями или ловят рыбу сетями, или проводят целые дни на этом пляже, который открыли в прошлом году. В принципе тут таких пляжей несколько, и они могут ходить на другие, если мы хотели бы отдохнуть в одиночестве.
    - Ваша компания нам пока совсем не в тягость, - ответил я им и даже пригласил вечером на шашлык с домашним вином. В студенчестве денег в кармане совсем немного, а веселья хочется всегда, поэтому парни с радостью приняли мое приглашение. На их вопрос, понравился ли мне водопад, я ответил, что очень, и надо обязательно сходить туда пофоторгафироваться с женой. Денис сказал, что увлекается художественной фотографией и сглотнул от зависти, когда я показал ему свою цифровую зеркалку. Я как бы ненароком проговорился, что Оля обожает фотографироваться голой. Парни сделали вид, что пропустили сказанное мимо ушей.
    Часов в пять, когда солнце жарило уже не так сильно, Оля выбралась из палатки. Огляделась по сторонам и направилась к морю. Быстро ополоснула лифчик купальника и, бросив его сушиться на камни у палатки, направилась к нам.
    - Я смотрю, вы уже перезнакомились? - она уселась на песок рядом со мной, запахнув завязанную узлом на животе рубашку.
    - Да. Я даже пригласил ребят на шашлык сегодня вечером. Устроим небольшой пир!
    - Здорово! - жена улыбнулась, но что-то подсказывает мне, что она не очень рада. - Конечно устроим. А то я уже порядком проголодалась. Тогда можно начинать собирать дрова.
    - А можно я вам приготовлю? - вызвался Юра. - Я шашлык делаю - языки проглотите. Слово даю. Меня отец учил. А он у меня коренной Абхазец.
    - Конечно можно! - воскликнул я.
    - А я за дровами! - Андрей встал и быстрым шагом направился к зарослям кустарника.
    - Тогда я пойду резать овощи, - улыбнулась Оля.
    - Нет, овощи я порежу. Я в армии поваром служил, - заявил Коля.
    - А мы можем пока втроем сходить к водопаду. Или вы хотите пойти вдвоем? - Спросил Денис.
    Оля хотела было ответить, но я ее перебил:
    - Конечно, втроем. Втроем веселее! А я и забыл рассказать про водопад.
    Оля опять бросила на меня резкий взгляд.
    - Ну тогда пошли? - Денис встал и принялся обуваться.
    - Сейчас, только кроссовки надену. - Я тоже поднялся. - Ольчик, а ты пока покажи парням, что у нас где лежит.
    Я направился у палатке, быстро натянул майку и кроссовки, потом вытряхнул из пачки сигареты и спрятал в футляр от очков. В пачке оставил только две. И тут в палатку вошла Оля. Глаза ее просто горели от злости.
    - Показала им все?
    - Показала. - Ответила она. - Ну зачем ты его с нами потащил на этот водопад? Блин, я трахаться хочу - сил нет. Возбудил меня и бросил. Прямо болит все внизу. Да еще вечером их пригласил - опять ничего не получится.
    В таком состоянии я свою жену тоже знаю. Она превращается просто в мегеру, в фурию. Не успокоится, пока не получит хотя бы один полноценный оргазм. Но я сделал вид, что ничего не понимаю.
    - Да ладно тебе. У нас еще вся неделя впереди. Успеем накувыркаться.
    - Ну смотри... - Оля надела босоножки и вышла.
    Через пару минут мы уже шагали по тропинке к дорожке. Я достал пачку с сигаретами и вынул одну.
    - Ольчик, а куда ты сигареты дела? Ты их грузила в машину?
    Оля остановилась.
    - Нет, а ты?
    - Я тоже. Тьфу, неужели только пару пачек в дорогу взяли? Ну вот, кончились... - Я состроил кислую мину.
    - У меня еще есть штук пять. И у Юрки четверть пачки оставалась, - воскликнул Денис.
    - На вечер все равно не хватит, - грустно вздохнул я.
    - Что же делать? - Денис посмотрел на часы. - Магазин в деревне через полчаса закрывается, я добежать не успею.
    - Ничего, у меня же машина. Тут езды как раз двадцать минут. Успею к закрытию. А вы посмотрите водопад и возвращайтесь. Мы вас будем уже ждать. Хорошо?
    Оля как-то странно посмотрела на меня и пожала плечами.


    - Хорошо, милый.
    Никакие сигареты у меня не кончились. Три блока лежали под водительским сиденьем. Но я развернулся и зашагал обратно к пляжу. А через пару минут уже обогнал их, весело посигналив, когда они подходили к дороге. Оля помахала мне рукой.
    Машину я спрятал в кустах через двести метров. Подождал немного и осторожно пошел обратно.
    Оли с Денисом на дороге уже не было. А в ту сторону, где должен быть водопад, вели две тропинки. Вот те раз... Вздохнув, я выбрал правую. И через десять минут карабкания по каменистому склону понял, что ошибся - тропинка оборвалась у металлического забора с двумя свежеприваренными перекладинами. Пришлось быстро спускаться обратно, стараясь не поднимать шума.
    По второй тропинке я почти бежал. Когда услышал вдали шум водопада, замедлил шаг и нырнул в кусты. Красться приходилось очень аккуратно, глядя под ноги, чтобы не наступить на сухую ветку. Через пару минут в листве показался просвет и я увидел поляну, на которой было небольшое, размером с бассейн озерцо, в которое с другой стороны с шумом впадал небольшой водопад...
    И понял, что к началу представления я опоздал...
    Оля стояла по колено в воде, метрах в шести от меня. Раздвинув ноги, оперевшись рукам об огромный валун и закрыв глаза. А сзади Денис вколачивал в нее свой член, держа ее за талию. Он даже не снял с нее стринги, а просто сдвинул их в сторону. Оля приглушенно стонала, ее груди, выскочив наружу из-под рубашки, колыхались в такт толчкам.
    Денис драл мою жену как последнюю сучку. Его член то выходил почти полностью из ее истекающего соком влагалища, то с чавканьем погружался в него, его большие яйца шлепали по клитору жены.
    Я возбудился почти моментально, глядя на занимающуюся сексом пару, женщина из которой до сих пор принадлежала мне, и только мне. Мой член вскочил и я, словно боясь, что он вырвется наружу, обхватил его рукой прямо через шорты.
    Через пять минут этой бешенной скачки Оля вдруг начала стонать в голос, вертя попой. Потом сцепила зубы, поймала рукой зад Дениса и крепко прижав к своему, замерла. Всю ее била мелкая дрожь оргазма. Некоторое время Денис стоял неподвижно. Только Оля изредка всхлипывала, вздрагивая всем телом и подаваясь попой навстречу члену, как будто стараясь заполучить внутрь еще больше. И каждый раз капля ее любовного сока срывалась с яичек Дениса и падала в воду, поднимая небольшие круги. Моя жена текла как последняя сучка...
    Наконец дрожь у Оли прошла, она отпустила Дениса, а потом, глубоко дыша, начала сама плавно двигать бедрами, скользя на его члене взад-вперед, сначала медленно, а потом быстрее и быстрее. Первый оргазм у жены прошел. Обычно это самый сильный оргазм. Денис подхватил ее движения.
    - А в попку можно? - спросил он.
    - Нет... - Жена улыбнулась и добавила - Не сейчас...
    - Хорошо. Мне в тебя кончать, или?..
    - Просто скажи, когда будешь, - прошептала моя Оленька, глубоко выдыхая после каждого плавного толчка.
    Я стоял и не отрываясь смотрел. Я многое видел в своей жизни, но прекраснее зрелища до сих пор мне видеть не доводилось.
    Моя Оля вращала бедрами, еще больше раздвинула ноги, то и дело облизывала пересохшие губы.
    - Сильнее, - выдохнула она и принялась ласкать рукой яички Дениса. - Не бойся, сладенький мой, сильнее...
    Денис обхватил руками груди жены и принялся мять их, вколачивая свой член все сильнее и сильнее в ее разъебанное влагалище.
    - Тебе понравилось смотреть, как я сосу у мужа, как он кончает мне на лицо? - простонала она, закатив глаза.
    - Да, очень. - Денис напрягся, сцепив зубы. - Значит ты видела? А он?
    - Кажется нет. - Оля вовсю крутила попой. - А твоим друзьям понравилось?
    - И им...
    - Они у тебя такие же классные любовники, как ты? - Оля оскалилась не то от боли, не то от наслаждения, выгнув спину дугой. На нее накатывал второй оргазм.
    - Перестань! - взмолился Денис, - А то я сейчас кончу.
    - А кто тебе мешает? - Оля вдруг соскочила с члена Дениса, опустилась на колени и поймав губами, принялась интенсивно надрачивать ствол.
    Денис громко охнул и подался навстречу. Его член начал пульсировать, выталкивая в рот Оленьки все новые и новые порции спермы. Я был уверен, что жена отстранится, но вдруг увидел, как заходила ходуном ее гортань. Она глотала. Глотала чужую сперму. Сама, по собственному желанию.
    И тут я не выдержал и тоже начал кончать. Еле успел выдернуть член из шорт. И начал поливать спермой кустарник и траву перед собой.
    А Оленька продолжала пить семя из Дениса, одной рукой массируя его яички, а второй надрачивая ствол, выдаивая все до последней капли. Когда ствол перестал вздрагивать, Оля еще немного пососала его, затем облизала сначала головку, а потом облизалась сама, плотоядно улыбнувшись.
    - Тебе понравилось? - Оля поднялась с колен и чмокнула Дениса в щеку.
    - Спрашиваешь... - Денис шатаясь присел и опустился в воду. Жена присела рядом и он поцеловал ее взасос, обхватив рукой грудь. - Мы тут уже три недели без секса. Ты суперская женщина, спасибо тебе.
    - Дурачок, - засмеялась Оля. - Это тебе спасибо. Я думала, что просто взорвусь, если б не ты.
    Рука Дениса скользнула вниз и он принялся нежно перебирать складочки между ног жены. Она раздвинула ноги и села поудобнее, давая его руке больший доступ к своему влагалищу.
    - Знаешь, а ты вкусный. Какой-то не такой на вкус, как Сашка. Вот, что море, солнце и воздержание делают с мужским семенем. - Оля откинулась на локтях, подставляя лицо под лучи заходящего солнца. - Интересно, Андрей и Юра с Колей такие же на вкус?
    - А что? - спросил Денис, плавно погружая в Олю три пальца. - Ты и во время секса про них спрашивала. Что, хочешь попробовать?
    Оля двигала бедрами навстречу пальцам Дениса, так просто и обыденно, словно он делал ей простой невинный массаж.
    - Да нет, просто расфантазировалась во время секса этого самого. - Оля нехотя встала. - Ладно, хватит пока. Давай искупнемся и обратно, пока Сашка не вернулся.
    Они встали и побрели к водопаду. Я, обессиленный, облокотился на ствол дерева и натянул шорты.
    Десятки абсолютно противоположных чувств одновременно роились в моей душе. Оргазм, бессилие, ненависть к самому себе, удивление, стыд, радость, ревность... Но сильнее всех остальных, ярче и отчетливее меня накрывало одно - любовь! Я все яснее и яснее понимал, что люблю эту женщину! Люблю сильно и нежно, и дороже ее для меня нет никого на свете...
    Они вернулись в лагерь через пять минут после меня. Шли по тропинке в метре друг от друга и непринужденно болтали, как будто не между ними произошло то, за чем я украдкой наблюдал из-за кустов каких-то полчаса назад. Еще издали увидев меня, Оленька приветливо помахала мне рукой и бросилась ко мне.
    - Ну что, Сашка, купил свои сигареты? Успел?
    - Конечно! - я старался не выдать себя. - Ну как тебе водопад?
    - Здорово! Просто здорово! Как же хорошо, что мы сюда приехали! - подскочив, жена обвила мою шею, нежно поцеловала в щеку и тихо прошептала на ухо, - Как же я тебя хочу, милый, как я люблю тебя...
    Денис в это время что-то шепотом рассказывал Юрке. Юрка со смесью удивления и восхищения зыркнул в нашу сторону, но тут же отвел глаза, встретившись со мной взглядом.
    - Я тоже люблю тебя, сладкая моя. И мне так приятно, что тебе здесь нравится. Ты как будто изменилась тут, расцвела, похорошела, помолодела. Не знаю, что произошло, но мне это определенно нравится.
    - Правда? - Оля улыбнулась. - Я постараюсь оставаться такой подольше. Обещаю
    - Эй, шашлык готов! - громогласно возвестил Юра. - Давайте организуем стол! Я жарил подальше от палатки, чтобы дымом все не пропахло? Может стол организовать поближе?
    - Зачем? Давайте прямо у костра. Так романтичнее.
    В кустах нашлось несколько старых ящиков и две покрышки, из которых соорудили довольно сносный дастархан. Пока его сооружали, вдруг как-то быстро, минут за десять, стемнело. На побережье темнеет вообще очень быстро.
    Через пол часа все уже сидели вокруг стола, Коля разливал по пластиковым стаканчикам домашнее вино, Андрей с Денисом настраивали магнитолу, которую приволокли с собой, а Юрка раздавал шашлык прямо на шампурах.
    - Ну, за знакомство. - я поднял стакан. - Тост, конечно, банальный, но искренний!
    - Ура! - все чокнулись и выпили.
    Шашлык оказался действительно на редкость вкусным. В меру сочный, не очень острый, и буквально тающий во рту.
    За первым тостом по моей инициативе последовал второй, а за вторым - третий. Каждый раз я наливал Оле полный стакан, и каждый раз она выпивала его до конца. Она еще не знала, в чем состоит коварство молодого домашнего вина...
    - Оленька, вам подать лепешку? Оленька, вы попробуйте вот этот кусочек. Оленька, не хотите кинзы? - наперебой предлагали парни.
    Блики костра играли на их загорелых торсах. Оленька сидела напротив меня и буквально млела от повышенного внимания четверых молодых красавцев. Глаза ее светились счастьем, щеки зарумянились от выпитого вина и костра. Рубашка, по прежнему завязанная узлом на животе, то и дело распахивалась при каждом ее движении, на мгновение открывая то одну то другую грудь нашим взорам. А она словно не замечала этого, звонко смеялась, грациозно откидываясь назад, поправляла волосы, тянулась через весь стол к какому-нибудь лакомому кусочку.
    - Оленька, давайте я вам помогу! - Денис, назвав мою жену на "вы", протянул ей кусочек нарезанной дыни.
    - Ребята, ну хватит называть меня на "вы"! - возмутилась шутливо жена. - Я начинаю чувствовать себя старой толстой теткой.
    - А правда! - воскликнул я заплетающимся голосом, - Давайте выпьем на брудершафт!
    На секунду повисла пауза. Все переглянулись и посмотрели на Олю. А Оля удивленно посмотрела на меня.
    - Мы все перейдем на "ты", - добавил я, разливая вино по стаканчикам. Поднял свой, быстро сплел руку с ничего не подозревающим Денисом, который сидел рядом, и отпил. Денис хлебнул тоже. Тогда я просто

    обнял его по братски и похлопал по спине.
    -Ты! - сказали мы друг другу и Денис облегченно расхохотался.
    А ко мне уже тянулись остальные стаканы.
    - Ну так не честно! - заявила Оля. - На брудершафт целоваться надо в губы. А это профанация какая-то!
    - Ну вот ты, если хочешь, и целуйся, - отмахнулся я. - А нам друг с другом целоваться не очень хочется!
    - Ольга, позвольте предложить вам брудершафт, - галантно заявил Андрей, сидящий с ней рядом.
    - Не могу вам отказать, - шутливо ответила Оля и выпила, сплетя руки. Отставила стаканчик и приблизила свои губы к губам Андрея. На секунду они замерли, словно не решаясь переступить невидимую черту, а потом их губы медленно слились в нежном поцелуе. Все зааплодировали. Оля отстранилась от Андрея и робко посмотрела на меня, пытаясь понять мою реакцию. Я лишь улыбнулся и незаметно послал ей воздушный поцелуй.
    - Позвольте выпить с вами, сударыня! - уже протягивал ей свой стакан Коля. Он встал и обойдя костер подошел к ней.
    Оленьке тоже пришлось вставать. Это удалось ей не без труда. Судя по всему, жена основательно захмелела. Она пошатнулась и чуть не упала, но Коля подхватил ее в свои объятья. Они выпили и почти сразу принялись целоваться. Коля был намного смелее Андрея. Он прижал мою жену к себе, она обвила руками его шею. Ее руки блуждали по его голой спине, и мы все видели, как переплетаются в поцелуе их языки. Все как завороженные смотрели на этот страстный, совсем не робкий поцелуй. Никто даже не решался прервать его аплодисментами.
    Наконец Оленька нехотя оторвалась от Коли и плюхнулась на место, на секунду обнажив обе груди почти полностью. Дыхание ее было неровное, глаза подернулись поволокой.
    - Ну что, моя очередь? - протянул ей свой стакан Юра.
    - Ох, ребята, что вы со мной делаете? Дайте хоть дух перевести, - пробормотала она. - А то у меня уже в голове шумит.
    - Ребята, а вы курите травку? - спросил вдруг я.
    Парни переглянулись и радостно закивали.
    И вот уже косячок пошел по кругу. Хмель, и без того немалый, начал еще сильнее бродить в разгоряченных головах. Разговоры потекли сплошь интеллектуальнее, каждое сказанное слово казалось смешным, каждая шутка - верхом остроумия. Я пил меньше всех, отхлебывая лишь по глоточку во время каждого тоста, но виду не подавал, стараясь выглядеть таким же нетрезвым, как все остальные, даже еще сильнее. Веки мои были полуприкрыты, взгляд расфокусирован, я постоянно улыбался и невпопад отвечал на вопросы...
    Оленька просто плыла на волнах блаженства. Смеялась звонче всех, сама подливала себе вина, шепталась то с Юркой, то с Колей о чем-то, изредка поглядывая на меня.
    А я просто любовался моей женой. Невпопад отвечал на вопросы, шутил, смеялся вместе с парнями. И вместе с ними же следил за каждым ее движением, за каждым изгибом тела, любовался ее красивыми ногами, старался рассмотреть под рубашкой ее роскошную грудь... - Ну, чья теперь очередь? - спросила Оля после очередного тоста.
    - Моя! Моя! - наперебой воскликнули Денис и Юра.
    - Денис! - заявила жена, поразмыслив. - А Юрия я оставлю на сладкое. Денис, вы не поможете мне подняться?
    - С радостью, сударыня. - Денис вскочил и помог Оле встать.
    Они даже не выпили - это было уже и не нужно. Просто принялись страстно целоваться. Денис повернулся к костру спиной и, приподняв Оленьку, сделал несколько шагов от костра. Я видел в полумраке только его спину. Одной рукой он придерживал Олю за талию, чтобы она не упала, он думал, что никто не видит, но по движениям локтя было ясно, что вторая его рука блуждает по ее груди, животу и ниже. Одна рука Оли вдруг тоже перестала блуждать по загорелой мускулистой спине Дениса и пропала где-то на его животе...
    Тихо играл какой-то блюз, парни тихо переговаривались между собой, поглядывая то на меня, то в сторону целующейся парочки. А я делал вид, что я в полной нирване. И смотрел, смотрел, смотрел на свою жену в объятиях другого мужчины...
    Наконец, когда длительность и развратность поцелуя уже давно перешли все рамки дозволенного, Оля вернулась к костру, на ходу, не прячась, накинула на обнаженные плечи и грудь болтающуюся на локтях рубашку и завязала ее на животе. Эротично встав на четвереньки и выпятив попочку, на которой тут же оказалась чья-то рука, жена потянулась за минералкой. И тут я увидел на ее бедре блеснувшую в свете костра мутную капельку...
    - А где Денис? - поинтересовался Андрей, прервав свой невнятный рассказ о чем-то.
    - Пошел ополоснуться, - ответила Оля и припала к горлышку пластиковой бутылки.
    Она долго и жадно пила, рука Коли (теперь я разглядел, чья) блуждала по ее попочке, потом к ней присоединилась рука Юры.
    - Саш, ты как? - тихо спросила жена. - Все хорошо?
    Руки парней бесстыдно блуждали по попочке Оли. Она, кажется, этого не замечала.
    - Все прекрасно, - пробормотал я, сделав вид, что никак не могу сфокусировать взгляд.
    - Ты уверен? - на секунду взгляд и вопрос жены показались мне очень трезвыми.
    - Абсолютно! - мотнул головой я. - Оленька, ну что ты? Мы же на отдыхе.
    - Ну тебе виднее.
    К костру вернулся Денис.
    - Оля, на песке уже холодно, садиТЕСЬ мне на колени, - предложил Юра, нарочито подчеркнув, что с ним на "ты" она еще не перешла.
    - Ой, правда, спасибо, - ответила жена.
    Юра, облокотившись на старую покрышку, вытянул ноги. Оля уселась на них, откинувшись спиной на грудь парня.
    По кругу пошел второй косяк. И еще больше отвалились тормоза. Разговоры пошли все откровеннее и откровеннее. Посыпались не совсем приличные анекдоты и шутки. Все стало каким-то нереальным, как будто во сне. Травка накрыла меня мягко и тепло. Судя по всему, Оленьку тоже. Глаза и губы у нее даже не блестели, а просто горели, с лица не сходила улыбка, движения стали легкими и плавными...
    Оля согнула одну ногу в колене, вторую откинула в сторону, открыв на всеобщее обозрение свою промежность, прикрытую лишь тонкой полоской белых плавочек. Устраиваясь поудобнее, она все время ерзала на ногах Юры. Трусики натянулись, под ними стали отчетливо видны ее половые губки и вход во влагалище. К тому же трусики еще и немного сдвинулись в сторону. И всем открылось розовое колечко ее ануса. Попочка у моей жены разработана уже давно, она любит анальный секс. И по величине ее колечка понять это можно было сразу.
    Я повалился на бок, сделав вид, что почти отрубился. Парни ласкали взглядами открывшийся им вид.
    Жена рассказывала историю о том, как в десятом классе на выпускном впервые сделала минет однокласснику, в которого тогда была влюблена. Парни слушали ее внимательно, уточняя подробности, где это случилось, кончил ли он ей в ротик, понравилось ли ей, приплыла ли она сама. Во время рассказа рука Юры снизу блуждала по внутренней стороне бедра моей жены вверх-вниз, подбираясь все ближе и ближе к заветному месту. Оля лениво смахивала эту руку, словно надоедливую муху.
    - Ну что, может настала моя очередь? - спросил Юра.
    - Думаю - да. - Оля, не вставая с его колен, повернула к нему голову, улыбнулась томно, и они слились в поцелуе.
    Юра не стеснялся. Одной рукой он обнажил Олины груди, выставив их на всеобщее обозрение, и принялся ласкать их пальчиками. Оля не сопротивлялась. Потом вторая его рука легла на ее лобок. Оля вяло смахнула руку, но ноги не свела. Рука опять легла на промежность жены. На этот раз Оля не стала сопротивляться. Юра через ткань трусиков ласкал ее клитор, вход во влагалище. Оля издала тихий стон. Все как завороженные смотрели на происходящее, абсолютно забыв обо мне. Они продолжали целоваться, хотя это был уже скорее не поцелуй, а откровенная прелюдия. В бликах костра это смотрелось просто потрясающе... Оля, закатив глаза, подставляет свои губы, шею, ушки под поцелуи Юрки. Ее грудь блестит в свете костра, ее ножки широко раскинуты в стороны. Пальцы Юры вместе с трусиками утопают в глубине ее лона, она подается навстречу этим пальцам, она уже почти отключилась от внешнего мира.
    Но когда на ее бедро легла рука Дениса, Оля очнулась.
    - Так, стоп, стоп, стоп! - выдохнула она, сомкнув ноги. - Ребята, что вы со мной... Дайте попить... Нет, лучше воды. А где Сашка?
    - Уснул, кажется. - Денис потряс меня за плечо. - Санек, ты как?
    - Я? - Я приподнялся, обведя всех бессмысленным взглядом. - Ой, что-то я отрубился. Пойду я спать пожалуй. В машину.
    - Чего ты? - Оля попыталась встать. - А чего не в палатку?
    - Хочу в машину. Все, ребята, простите за перебор, бывает.
    Я поднялся и шатаясь направился к машине. Через несколько шагов меня догнала жена. Рубашку она так и не завязала, ее грудь с торчащими от возбуждения сосками красовалась в лунном свете.
    - Сань, все хорошо? Ты обиделся?
    - В смысле? На что? - пробормотал я заплетающимся языком. - Просто перебрал. Так неловко. - Я открыл дверь машины и опустил передние сиденья, образовав из них кровать. - Не хочу срубиться прямо у всех на виду.
    - Тогда я с тобой. - Оля оглянулась на костер.
    - Неловко. Гости все же. - Я улегся в машину. - Посиди с ними еще немного для приличия.
    Оля пристально посмотрела на меня.
    - Ну смотри, - тихо, как бы даже не мне, а себе, сказала она и, захлопнув дверцу, виляя бедрами направилась к костру.
    Именно это я и собираюсь делать. Смотреть. Я в машине совсем не виден - костер бликует на стеклах, делая их почти зеркальными. Зато у меня весь пляж как на ладони.
    Оля вернулась к костру и уселась на песок рядом с Денисом, облокотившись на его бок и сложив ноги по-турецки. Его рука сразу же легла на грудь моей жены и принялась ласкать сосок, а его губы путешествовали по ее шее, плечу, щеке.
    Они весело болтали о чем-то вчетвером, смеялись, при этом руки Дениса не переставали блуждать по телу моей жены. Сначала без малейшего сопротивления, как само собой разумеющееся, сняли с нее рубашку и отложили в сторону, потом с груди опустились на живот и бедра. По кругу пошел третий косяк. В момент, когда Оля делала затяжку, рука Дениса опять легла на ее промежность, и там и осталась.
    Я не мог слышать, о чем они говорят - да это было и не важно. Вряд ли Оля сама слышала или осознавала смысл рассказов парней. Глаза ее осоловели, лицо горело от румянца, грудь вздымалась от глубокого дыхания.
    Вот Денис что-то прошептал ей на ушко. Она на несколько секунд задумалась, осмысливая сказанное им, и замотала головой. Парни принялись дружно упрашивать ее наперебой. Но Оля была непреклонна. До меня донеслось ее "Ну вы что, мальчики?"
    Тогда парни все вчетвером вдруг встали перед ней на колени, продолжая упрашивать. А потом вдруг, как днем на пляже, дружно спустили перед ней штаны, выставив напоказ четыре возбужденных члена. Четыре больших, призывно торчащих, блестящих возбужденных члена.
    Жена некоторое время продолжала сидеть, не спуская глаз с мужских достоинств, которые были от нее на расстоянии вытянутой руки. Потом тихо спросила о чем-то. Парни затараторили на перебой, мотая головами, и я услышал их уверения - "Ни в коем случае! Слово даем!"
    Тогда Оля медленно поднялась, лукаво глядя то на члены, то в глаза их обладателей, и стала медленно танцевать перед ними, раскачивая бедрами и гладя себя руками по телу. Потом ее руки взялись за край трусиков и медленно поползли вниз. Парни зааплодировали. Спустив трусики до колен, Оля повернулась спиной к зрителям, немного расставив ноги и не давая трусикам свалиться. Парни смотрели на нее, как кролики смотрят на удава. Моя Оленька грациозно нагнулась и спустив трусики до конца, перешагнула через них, еще больше расставив ноги, выставив свои прелести на полное обозрение парней. Ее рука пробежала по животу и ладонь легла на промежность, словно стыдливо прикрывая ее.
    Оля стояла перед ними нагнувшись, выставив попочку. Ее бедра начали раскачиваться в такт неслышимой музыке, и три пальчика вдруг нырнули между ее блестящих губок и погрузились во влагалище. Вынырнули и снова погрузились. И так несколько раз. Потом Оленька медленно разогнулась, посмотрела на парней победным взглядом и уселась обратно к Денису. Трусики остались лежать на песке.
    Я был возбужден до предела. Нет, я не пуританин, я видел и более откровенные сцены в порнофильмах. Но само то, что это только что сделала моя жена перед четырьмя молодыми красивыми парнями, с которыми познакомилась только утром, просто сводило меня с ума.
    И вот голая Оля сидит рядом с абсолютно голым Денисом и целуется с ним. Одна его рука ласкает ее грудь, а вторая нырнула между ножек моей жены. Целуются они то лениво, то страстно и самозабвенно. Оля раздвигает ноги инстинктивно, но тут же сдвигает их - стесняется Юры, Коли и Андрея. Те не вмешиваются - просто смотрят, потягивая вино. Денис что-то спросил у жены. Она кивнула. Встала и голая направилась прямо к машине. Я быстро упал и закрыл глаза, сделав вид, что сплю.
    Жена открыла дверцу и встала передо мной на колени.
    - Саш... Сашенька... - Оля тихо потрясла меня за плечо. - Саша, ты спишь?
    Я никак не отреагировал.
    - Что ты со мной делаешь... - пробормотала жена.
    Потом закрыла дверцу, помахала парням и пошла к палатке. Нырнула внутрь. В палатке зажегся свет.
    Все четверо как по команде вскочили и направились за Олей, стягивая на ходу штаны с коленок. И нырнули в палатку абсолютно голые.
    Я тихо выскользнул из машины и стараясь не шуметь подкрался к окошку.
    - ...Да ладно тебе, ты же нас видела, мы тебя тоже. Ты очень красивая, не одевайся, - тихо шепчет Коля, не давая жене надеть шорты.
    - Ребята, что мы делаем? Это же какой-то разврат, - хихикает жена.
    - А по моему все естественно, - отвечает ей Коля и целует ее в губы.
    - Ну конечно, очень естественно. Четыре голых парня и голая женщина забрались в маленькую палатку. Наверное, просто поболтать! - рассмеялась жена. - Ребята, вы наверное себе нафантазировали кучу всякого разврата?
    - Да ничего мы не нафантазировали, - ответил Андрей, гладя грудь моей жены. - Мы же понимаем, что ты замужняя женщина и не позволишь нам ничего такого...
    - Пра-авда? - Жена хитро улыбнулась, не обращая внимания на блуждающие по ее телу восемь рук. - А это говорит об обратном. - И она кончиками пальцев коснулась вздыбленного члена Юры.
    Все дружно рассмеялись, как будто речь шла о чем-то абсолютно обыденном.
    - Ну в общем да, есть маленько, - признался Коля, поглаживая свой член. - Как вспомню, как ты сегодня днем делала минет Сашке, так он сам и встает.
    - А я знала, что вы подглядываете! - заявила жена, подставляя обе груди под ладони Дениса и Коли. - Слышала, как вы подошли.
    - И тебя это не остановило?- спросил Юра.
    - Нет, что вы! Я так завелась от того, что за мной наблюдают. Я вся текла просто.
    - Ну мы это заметили. - Коля ласкал внутреннюю сторону ее бедер. - Денис сказал, что ты вообще сильно течешь во время секса.
    - Так ты им рассказал? - воскликнула Оленька преувеличенно укоризненно и хлопнула Дениса ладошкой по груди. - Гад! И что ты им рассказал?


    - Все. - Денис пожал плечами и рассмеялся. - Мы друзья и у нас нет секретов.
    - Ну то, что вы друзья, я поняла. - Оля плывет от их ласк, но старается держаться. - Только больше вам ничего не обломится. Я ведь не какая-нибудь шлюшка из дешевого порно, чтобы сразу с четырьмя...
    Ее возбужденные соски, прерывистое дыхание и ее румянец говорят об обратном.
    - А мы так и не думаем, - весело ответил Андрей. - Больше, чем на еще один сладкий поцелуй от прекрасной дамы, я и не рассчитываю.
    - Ну один поцелуй - это не страшно, - смеется жена, выгибаясь всем телом навстречу рукам, блуждающим по ее груди. - Но не больше.
    - Как скажет леди, - улыбнулся Андрей. - Всего один поцелуй и мы уходим.
    Андрей сидит дальше всех от Оли, и для того, чтобы до него дотянуться, ей приходится встать на четвереньки, поперек остальных парней. Оля некоторое время рассматривает его лицо, потом их губы сливаются в долгом жарком поцелуе...
    Все четверо сидят в рядок у стенки. Жена стоит на четвереньках, впившись губами в губы Андрея. Четыре пары рук блуждают по ее телу. Денис начинает целовать ее спину. Рука Юры скользит по бедру Оленьки вверх и начинает гладить ее мокрые половые губки. Оля вздрагивает от этого прикосновения, но продолжает целоваться. Тогда два его пальца погружаются в лоно моей жены. Оля издает тихий стон и подается навстречу его пальцам. А ее рука находит член Коли и начинает нежно ласкать его пальчиками.
    Парни боятся проронить хоть звук, чтобы не спугнуть Олю.
    Через минуту Оленька уже вовсю подмахивала бедрами навстречу пальцам Юры, которых в ней уже не два а три. Она оторвалась от губ Андрея и стала покрывать поцелуями его шею, грудь, живот. Поймала губами его член и медленно заглотила его до самого основания. Из груди Андрея вырвался стон.
    Это было как будто сигнал к действию для остальных. Юра поднялся с колен и, вынув блестящие от соков пальцы, приставил к входу в Оленькино влагалище свой член. Один толчок - и член ворвался в лоно моей жены.
    Оля охнула и выпустив изо рта член Андрея, обернулась.
    - Нет, ребята, не надо. Вы же мне... - начала было говорить она. Но тут Коля просто взял ее голову в свои руки, повернул к себе и ткнул в губы свой член.
    И жена, открыв рот, со стоном приняла его внутрь. Третий чужой член за этот день в ротик. И второй во влагалище. И это моя жена...
    - Раздвинь ноги шире, - просит Юра и жена послушно раздвигает ноги.
    Юра, схватив жену за бедра, вколачивает в нее свой член. Оля сосет то у Андрея, то у Коли, рукой играя с членом Дениса.
    Через минуту ее накрыл первый оргазм. Она громко завыла, не выпуская члена изо рта, стала крутить попой, вовсю подмахивая. Юра не выдержал и тоже стал кончать. Засопел громко, впечатался в мою Оленьку и замер. Только мышцы на ягодицах сокращались.
    Потом он отвалился от Оли и отполз в сторону. Я видел, как сокращаются края ее входа. Ее половые губки и бедра блестели от обильно вытекающих соков, из ее влагалища потянулась длинная вязкая капля спермы и повисла.
    Место Юрки тут же занял Коля.
    - Хочешь еще? - спросил он, погладив жену по спине.
    Оля только кивнула. И опять принялась делать минет Андрею. И Коля резко, одним движением, вогнал свой член в ее раскрытое влагалище. Из груди жены вырвался приглушенный стон, ее спина покрылась мурашками.
    - Я сейчас кончу, - пробормотал Андрей, член которого скользил во рту у жены, то утопая в нем почти полностью, то выскальзывая наружу.
    - Кончай ей в рот, она глотает, - ответил Денис, тиская груди моей жены.
    - Тебе можно в рот? - спросил Андрей.
    Оля не ответила, только принялась сосать еще интенсивнее. И через несколько секунд стон Андрея огласил палатку. Он тоже начал кончать. Оля начала судорожно глотать, но закашлялась и выпустила член изо рта. Струи спермы полились на ее лицо, шею, груди. Она поймала член губами и принялась высасывать остатки, вовсю вертя попой, насаженная на член Коли.
    Тут Коля выдернул свой кол из влагалища жены и приставил его к анусу. Оля замерла на мгновение. Член Коли блестел от ее выделений и спермы Юры. И вот он медленными толчками стал погружаться в попку моей Оленьки. Оля медленно двинула попой навстречу.
    - Вау, она в попу дает, - пробормотал он. - Супер...
    Наконец Оля выпустила изо рта член Андрея и просто завыла. Завыла от боли и наслаждения.
    - Еще... Ребята, давайте еще, - бормотала она, мотая головой. Ее ладошка оторвалась от члена Дениса и все четыре ее пальчика скользнули во влагалище. Она принялась трахать себя ладошкой, в такт с движениями Колиного члена.
    - Давай ее бутербродом, - предложил Денис и спросил у Оли, - Хочешь.
    - Да. Давайте. - Оля уже ничего не соображала, ее затуманенные глаза смотрели в пустоту перед собой.
    - Садись на меня. - Денис улегся на спину. - Попкой.
    Коля нехотя вышел из ануса моей жены. Оля поднялась с колен, оглядела всех вокруг.
    - Не могу поверить, что я это делаю, - пробормотала она.
    - Ну тебе ведь нравится быть развратной? - улыбнулся Юра, подрачивая снова встающий член.
    - Очень. - Оля улыбнулась.
    И, широко расставив ноги, закрыв глаза он наслаждения, взяла рукой член Дениса, приставила к дырочке ануса, и медленно села на него, издав глухой стон. Откинулась спиной на грудь Дениса и широко развела ноги, выставив напоказ свое красное, сочащееся соками, раскрытое лоно.
    - Давайте, - выдохнула она, закрыв глаза и медленно двигаясь задом на члене Дениса.
    Долго ждать не пришлось. Коля встал на колени и приставил блестящую головку члена к Олиным половым губкам. И медленными толчками стал погружаться в нее.
    Жена, закрыв глаза, в полной нирване хватает раскрытым ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. Ее руки то сжимают покрывало, то блуждают по мускулистой груди Коли. Войдя в Оленьку до конца, все трое на время замирают, привыкая к новым ощущениям. Потом все втроем начинают двигаться. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, я слышу отчетливые шлепки их яичек об Олину промежность, хлюпанье ее соков... Потом моя жена просто начинает рычать, сцепив зубы... Я хорошо знаю этот ее оргазм, длинный, медленно нарастающий, как катящаяся с гор снежная лавина. И точно так же сметающий все на своем пути. После этого оргазма жена буквально превращается в самку, в послушную куклу, позволяющую делать с собой все, что угодно, воплощать самые грязные сексуальные фантазии, и от всего этого получающую удовольствие...
    Парни и делали с Оленькой все, что угодно, часа два, пока не начало светать. Ворочали ее, как хотели, трахали во все дырочки по очереди и вместе, кончали во все дырочки, и на лицо, на спину, на живот...
    В палатке четыре окошка, и все они предусмотрительно открыты мной еще днем. Только легкая сеточка от комаров. Я перемещаюсь от окошка к окошку и могу видеть происходящее со всех сторон, во всех ракурсах... Вот попа Оленьки, два больших крепких члена орудуют в обеих ее дырочках. Ноги Оленьки задраны вверх, болтаются на плечах у Коли... Вот Юра приставляет к ее губам свой опять вставший член. Оля послушно раскрывает ротик и Юра, придерживая мою жену за затылок, начинает просто трахать ее в ротик...
    Вот их затылки и Лицо Коли, нависшего над Оленькой. Он плывет, тяжело дышит, по его лбу бежит капля пота, стекает по носу и, сорвавшись с кончика, капает на Олину грудь, колышащуюся в такт фрикциям...
    Вот Коля кончает. Его член во влагалище моей жены вздрагивает, я вижу, как по каналу бежит семя, изливаясь где-то глубоко внутри Оли. Через время его член выскальзывает из лона жены, увлекая за собой часть спермы и Олиных соков. Вязкая белесая жидкость течет по члену Дениса, шурующего в Олиной попке, по его яйцам...
    Вот Денис, не выходя из попочки жены, переворачивает ее и ставит раком, ее голова, безвольно падает на подушки, жена постоянно стонет. Но Юра поднимает ей голову, тычет в губы членом, и Оля опять принимается его сосать, точнее он ее просто трахает в рот...
    Во Денис кончает ей в зад, выходит из нее. Его место тут же занимает Юра, освободив ее ротик для опять готового Андрея. Юра сначала входит во влагалище.
    - Блин, ну нахрена вы в нее кончали? У нее там как в ведре с маслом.
    - Трахай ее в зад, - тяжело дыша после оргазма советует Денис. - Там у нее пока узко.
    Член у Юрки довольно большой. Но и он, смазанный Оленькиными соками и спермой парней, легко входит ей в попку. Оля яростно подмахивает его фрикциям, начинает тереть ладошкой клитор, потом все четыре пальца ныряют во влагалище, я вижу, как в вульву ныряет ее обручальное кольцо...
    Вот Денис пристраивается сзади и его пальцы заменяют Оленькины. Он буквально трахает ее ладонью, оставив снаружи только большой палец. Юрка начинает кончать. Судя по стонам, Оленька тоже...
    Вот Денис с Андреем и Колей дрочат перед лицом лежащей на подушках жены. Головки их членов тычутся ей в губы, шею, грудь. Парни начинают кончать, заливая семенем ее лицо, шею, волосы. Юрка трахает ее ладошкой.
    Оля кончила за эту ночь раз десять, парни по два раза. Я кончил четырежды.
    Когда почти совсем рассвело, парни тихо выбрались из палатки, и ушли, оставив жену, перепачканную их спермой, в полном забытьи лежать в палатке.
    Подождав немного, я забрался в палатку и лег рядом с женой.
    Оля лежала на боку, спиной ко мне, она была в полной отключке. Тело жены пахло потом и спермой чужих мужчин, и ее собственными потом и соками. Оно все буквально благоухало сексом. И я вдруг почувствовал, что от этого запаха опять начинаю возбуждаться. И мой член уперся в ее бедро.
    Я входил и в ее влагалище, и в попочку - жена никак не реагировала. Оба ее отверстия были горячие, широкие и скользкие, и хлюпали при каждом движении. Трахая ее попеременно в обе дырки, я вдруг замечаю на ее плече каплю спермы. Губы сами тянутся, я целую жену в плечо, ощущаю во рту вкус мужского семени. От этого сам сильно кончаю. И отрубаюсь рядом с женой...
    * * * * *
    Когда я проснулся, Оли рядом не было. Время было - часов двенадцать дня. В голове шумело, во рту пересохло, глаза болели.
    Я выбрался из палатки. Жена сидит на том же камне, загорает, подставляя лучам солнца свое упругое тело.
    Я нашел бутылку минералки. Противная, теплая пузырящаяся вода показалась мне просто райским нектаром. С трудом проглотив пару виноградинок и вылив остатки воды на лицо, я устроился в шезлонге в тени и с наслаждением закурил. Смотреть больно, пришлось закрыть глаза.
    Все, произошедшее вчера, тут же всплыло в памяти калейдоскопом ярких красочных картинок.
    Я услышал шаги и открыл глаза.
    Оля шла ко мне по пляжу, внимательно глядя в глаза, как будто пыталась понять, знаю ли я а ее ночных приключениях...
    - Привет... - Она вытирает полотенцем голову.
    - Привет... - Я смотрю на ее щурясь снизу вверх.
    - Я проснулась, а ты в палатке. Ты когда пришел?
    Я смотрю на ее губы, когда она говорит и вижу, как в них скользит член Дениса, как на них льется сперма Юры...
    - Представляешь, я сам не помню. - Улыбаюсь и беру ее за руку. - Вот хоть убей. Сам удивился, когда проснулся. А вы вчера долго сидели? Я вообще конец вечеринки смутно помню.
    - Ой, еще с часик. - Оля облегченно улыбается. - Хорошие ребята. Я к тебе приходила в палатку звать, но ты был просто мертвый. Ну я и ушла в палатку одна. А проснулась - ты рядом спишь как убитый. - Она снимает плавки и начинает их выжимать.
    И я вижу ее гладковыбритую киску... И вижу, как в нее входит член Андрея... И мой член начинает шевелиться в шортах... Как по ягодицам скользит сперма... Как бедра блестят от пота и выделений... И он окончательно просыпается.
    Я подхожу, аккуратно беру жену на руки и несу к воде.
    - Ты что? Саш ты...
    - Я тебя хочу. - Я затыкаю ей губы поцелуем.
    Несу ее к берегу, ставлю на четвереньки и вхожу в нее с размаху. Оленька еще сухая, не возбужденная. Но мне все равно - я трахаю и трахаю ее. Волны с пеной разбиваются о наши тела, жена стонет от наслаждения, мы вместе одновременно достигаем пика и падаем в воду. Быстрый и яркий секс...
    Часа в четыре вечера на пляж пришел Денис.
    - Привет! - Он издали помахал рукой, как ни в чем не бывало.
    - Привет! - радостно воскликнула Оля. - Чего один? Где остальные?
    Денис изредка косится на меня, но ничем не выдает, что вчера они трахали мою жену. Если бы я не знал, я бы даже не догадался.
    - Их на маяке задержали, часика через полтора подтянутся. Саш, извини, но с рыбой ничего не получилось. Может завтра.
    - Не страшно. - я махнув рукой укладываюсь на песке и прикрываю глаза, как будто дремлю.
    Из-под прикрытых век вижу, как Денис подходит к Оле, что-то говорит ей на ушко, а его рука ложится ей на попку. Оля смахивает руку, косясь в мою сторону.
    - Я пойду искупнусь. - Денис раздевается и ныряет в воду. И я вижу, как жена с улыбкой следит за его движениями.
    Когда Денис вышел из воды и растянулся рядом на гальке, я протянул ему косяк.
    - Покурим?
    - С удовольствием. Оля, присоединишься?
    - Запросто. - Оленька присаживается рядом.
    - Слушайте, а может сходим вместе к озеру? - вдруг предложил он. - Чего тут валяться. А вернемся - пацаны уже подтянутся.
    - А давайте. - Я поднимаюсь. - Только я фотик возьму.
    Через минуту мы уже шагали по дороге, докуривая косячок и весело болтая ни о чем.
    Когда поднялись к озеру, я скинул рубашку и предложил:
    - А может голышом?
    Оля с Денисом переглянулись.
    - А чего тут такого? Все равно никого вокруг нету. Здорово же. - Я стянул плавки и голышом побрел к водопаду, изредка оглядываясь.
    Денис немного помявшись, стянул свои и с разбегу бросился в воду. Оле ничего не оставалось, как тоже раздеться.
    Я стою под водопадом и наблюдаю, как моя жена медленно снимает сначала купальник, потом плавки. И вот она совсем голая точеными ножками рассекает зеркальную гладь озера.
    - Кстати, Денис, не пофотографируешь ее? Ты же у нас профессиональный фотограф.
    - С радостью! - Денис выходит из воды и берет зеркалку. - Можно?
    Оля кивает, неуверенно улыбаясь.
    - Можешь вообще поруководить ей, как моделью. Давайте устроим фотосессию.
    - Запросто, - неожиданно заявляет жена.
    Денис начинает увлеченно фотографировать. Позировать жена просто обожает. Наверное в каждой

    женщине в той или иной степени сидит эксгибиционистка. Денис выбирает самые неожиданные ракурсы, постепенно входит во вкус, начинает руководить Олей.
    - Нет, вот сюда повернись, так свет лучше... Прогнись немного, грудь вперед... Супер... Раздвинь ножки шире. Не стесняйся, ничего такого не видно.
    - А я и не стесняюсь. Пусть будет видно. Это же только для нас с Сашкой. - Оля пошире раздвигает ноги.
    Постепенно ее позы становятся все развратнее и развратнее, и фотосессия из разряда "мягкая эротика" сначала плавно перетекает в "жесткую", а потом и в "мягкое порно"...
    Оля сидит на огромном плоском валуне и ласкает свою грудь. Ее бронзовая кожа покрыта блестящими капельками воды, соски напрядены... Оля сидит на четвереньках, широко расставив ножки, руками упираясь в пожелтевший мох и глядя прямо в камеру... Лежит на огромной каменной плите, вытянувшись как стрела, виден каждый бугорок, каждая впадинка ее шикарного тела.
    И тут я заметил, что член Дениса во время фотосессии заметно увеличился в размерах. Нет, он еще не стоит колом, но до этого осталось совсем немного. Похоже это заметила и Оля, и ее это весьма заводит. Позы ее становятся еще призывнее. Вот она сидит на камне, откинувшись назад и широко раздвинув ноги, накрыв ладошкой обе дырочки. Груди призывно торчат вверх. Вот она легла грудью на камень, выгнув спину и выставив попку... Член Дениса начинает подниматься... Мой уже тоже в полурабочем состоянии.
    - А пофотографируй нас вместе, - предлагаю я.
    - Давайте. - В глазах у Дениса легкое разочарование.
    Я подхожу сзади, обнимаю Олю. Денис начинает фотографировать. Я кладу руку жене на грудь, сжимаю сосок. Щелчки фотоаппатрата... Целуемся... Мой возбужденный член упирается Оле в спину, она прижимается сильнее.
    Я слегка приседаю и мой возбужденный член вдруг легко проскальзывает в ее лоно. Ого. Она не на шутку возбуждена - внутри у нее горячо и мокро.
    Денису с его ракурса ничего не видно и он как ни в чем не бывало продолжает фотографировать. Оля сначала хочет соскочить с моего члена, но я ее удерживаю. Мои руки скользят по ее телу. Денис продолжает фотографировать. Я незаметно начинаю двигать членом внутри Оленьки. И через какое-то время она начинает дышать глубже и незаметно подаваться мне навстречу.
    - Давай устроим ему представление? - тихо шепчу я на ухо жене.
    - Давай... - тихо выдыхает она. И я чувствую, как ее бьет мелкая дрожь от моего члена, плавно движущегося в ней.
    Оленька тихо соскальзывает с него и начинает медленно приседать, целуя мою грудь, живот, бедро. Денис подходит ближе, фотографируя ее руки, ее лицо.
    Оля приседает на колени, обнимает мою ногу. Ее лицо оказывается возле моего вздыбленного члена, она берет в руку мои яички и смотрит в камеру. Денис щелкает фотоаппаратом. Губы жены касаются головки, ее язычок порхает, щекоча уздечку. Денис замирает на мгновение в нерешительности, потом опять начинает фотографировать.
    И вот Оленькины губы обволакивают мой член и она берет его в рот, насколько возможно глубоко. Через минуту Оля уже вовсю сосет у меня, закрыв глаза и раздувая ноздри.
    - Поласкай себя, - тихо говорю я и Оленькина рука ныряет ей между ног.
    Денис вертится вокруг нас с фотоаппаратом, его член просто прилип к животу.
    Я опускаюсь на камень.
    - Садись на меня.
    Оля садится на меня и начинает скакать. Из груди ее доносится стон. Денис фотографирует. Лицо его покраснело, он тяжело дышит.
    - Пойдем в воду, - говорю я.
    Мы с Олей заходим по колено в воду, я поворачиваю ее спиной, нагибаю и вхожу в нее. И начинаю долбить свою жену сильными резкими толчками - то, от чего она заводится больше всего. Из Олиной груди раздается стон. Денис фоткает нас с берега.
    - Сфотографируй ее лицо, - прошу я и Денис подходит ближе. Оля сладко стонет, ее глаза полузакрыты. Он фотографирует.
    - А теперь крупно сверху, как я вхожу в нее.
    Для этого парню приходится подойти к нам почти вплотную. Его член оказался в нескольких сантиметрах от ее лица.
    - Еще ближе.
    Он делает шаг вперед. Теперь его член просто упирается ей в щеку. Как будто не замечая этого, он фотографирует нас снова и снова. Оля от моих толчков просто стонет и трется щекой о член Дениса, инстинктивно схватив его за бедра для устойчивости.
    - Смотри, как красиво, - говорю я. - Дай фотик, я хочу это щелкнуть.
    Денис отдает фотик. И я начинаю фотографировать, как его член скользит по щеке Оли. Глаза у нее закрыты, рот открыт, она тихо постанывает.
    - Блиин, супер... Здорово... Возьми его в руку, - говорю я. И Оля осторожно берет член в руку. Денис просто замер, как статуя. Головка его члена в какой-то паре сантиметров от открытого Оленькиного рта, ее пальчики нежно скользят по стволу. При каждом толчке губы почти касаются члена, еще немного, и...
    Я наддаю сильнее, и член Дениса проскальзывает в рот жены. Я просто давлю ее сзади, и член проникает все глубже. И Оля начинает сосать. Постанывая и сопя, поддрачивая член пальчиками. Я делаю еще пару фоток и зеркалка просто повисает у меня на шее.
    Я хватаю жену за бедра, и начинаю просто неистово долбить. Я никак не могу кончить - сказываются ночные похождения и утреннее продолжение. Оля почти непрерывно стонет, продолжая сосать. Ее начинает бить оргазм. Она застывает с членом во рту, тяжело дыша, ее влагалище пульсирует.
    Я выхожу из жены и оставляю их вдвоем. Жена продолжает ласкать губами член Дениса. Денис переворачивает ее и входит. И начинает медленно двигать в ней членом. Я фоткаю. Фотографирую, как мою жену при мне трахает другой мужчина. И не могу в это поверить. Это как сон, как будто не со мной происходит. Я смотрю, как жена при мне отдается другому и меня переполняет невообразимый кайф. Такой наверное вкус у запретного плода. Это ведь нельзя, это нехорошо, это разврат... Но как же это здорово! И почему нельзя? Кто запретил, если это доставляет такое наслаждение и мне, и ей...
    Оля тяжело дышит, постанывая, смотрит на меня, нет скорее сквозь меня, своими помутневшими глазами. Денис берет Олю на руки, их губы сливаются в поцелуе, он несет ее на берег, кладет на теплый камень, сам ложится сверху. Я фоткаю и фоткаю. Они переворачивается, теперь Оля как наездница скачет на нем. Ее опять накрывает оргазм. Я подхожу, нежно глажу жену по щеке и вставляю член Оленьке в рот. Она тут же хватает его губами. Денис снизу начинает постанывать. Пару движений, и я не выдерживаю - начинаю кончать, поливая семенем губы жены, ее шею, щеки. И потом щелкаю фотиком ее залитое спермой лицо.
    Денис не выдерживает. Выгибается дугой и выстреливает прямо в Олю...
    Некоторое время мы все лежим на камне, тяжело дыша.
    - Это было офигительно, - говорю я, глядя в синее небо и пытаясь перевести дух и рукой лаская грудь жены. - Тебе понравилось?
    - Очень, - отвечает она. Ее бедра медленно описывают плавные круги, ее все еще не отпустил оргазм.
    - Здорово, - коротко говорит Денис.
    Моя рука скользит по животу жены и ложится на ее лоно. Оленька послушно раздвигает ножки. Ее губки скользкие от вытекающей спермы и выделений. И три моих пальчика плавно проскальзывают в ее раскрытое влагалище.
    - Мальчики, я еще хочу. - Оля подается тазом мне навстречу.
    - Мы устали немножко. Но все в твоих руках. - Я целую Олю в щеку.
    Жена подставляет мне губы. На них еще не высохла моя сперма. Я нежно целую ее. Меня возбуждает этот вкус. Оля покрывает мое лицо нежными поцелуями.
    - Лучше ему... - тихо шепчу я ей на ухо.
    Оля плавно переходит к Денису. Целует его шею, грудь, язычком играет с сосками, слегка покусывая их. Дорожка из ее поцелуев все ниже и ниже, вот она ныряет язычком ему в пупок. Живот Дениса вздрагивает. Оля не останавливается, ее язычок скользит дальше. Миновав член, она начинает играть с его яичками, вылизывая их, беря в ротик то одно, то другое. Денис смотрит на ее сверху, его член начинает медленно расти. Оля щекочет языком его бедра, анус, опять яички. От этих ласк его член наливается кровью, твердеет. Олин язык скользит по стволу члена вверх, облизывает головку и наконец медленно заглатывает его полностью. Моя жена умеет брать в рот очень глубоко, так что головка проникает прямо в горло. Потом она начинает глотать, одновременно работая язычком. И от этого просто сносит крышу.
    Это она проделывает с членом Дениса и сейчас. Денис глубоко выдыхает, подается ей навстречу. Он уже готов, его член опять как кол.
    Оля медленно выпускает его изо рта. Становится над Денисом и медленно приседает, широко разведя ноги в стороны. И я вижу, как головка члена скользит по ее губкам и проваливается в ее лоно. Жена полностью садится на член и замирает, смакуя ощущения. Потом откидывается назад, уперевшись руками в ноги Дениса, и начинает медленно вращать бедрами. Денис вздыхает.
    - Нравится? - спрашиваю я.
    - Да, очень. - Денис пытается подняться, чтобы обнять Олю.
    - Нет... Лежи... - Жена толкает его в грудь. - Я все сама сделаю.
    Денис послушно откидывается на спину.
    Оля вращает тазом все сильнее и сильнее, глядя Денису в глаза и хищно улыбаясь. Ее ноздри раздуваются от возбуждения, глаза блестят. Одной рукой она начинает ласкать свой клитор.
    И вдруг жена начинает бешенную скачку. Быстро и резко, просто впечатывается попкой в Дениса, почти полностью выпуская его член и вгоняя его в себя до самого основания. Член несколько раз выскальзывает, Оля хватает его рукой и направляет в себя. Денис, сцепив зубы, тихо стонет, его руки блуждают по камню, он мотает головой.
    - Да... Да... Да... Да! - начинает кричать жена при каждом толчке и вдруг падает на грудь Денису. Все ее тело бьет мелкая дрожь, как от озноба, только ее бедра конвульсивно дергаются на члене Дениса.
    Мой член давно стоит. Я подхожу к ним сзади. Яички Дениса все мокрые от Олиных выделений и спермы. Я просто зачерпываю ладошкой и размазываю эту пахучую смесь по Оленькиному анусу. Приставляю к нему головку, надавливаю и вхожу в ее попку до основания. Из груди моей жены вырывается крик.
    - Давай ее вдвоем, - говорю я и мы начинаем просто неистово долбить мою жену с двух сторон.
    - Да, да, еще! сильнее, мальчики! - кричит она, вцепившись ногтями в плечи Дениса. - Вот так! Вот так.
    Два наших члена шуруют в ней как поршни, между нами только тоненькая перегородка.
    - Жаль, нет третьего, чтобы нас сфотографировал, - говорю я.
    - Да... Жаль... - отвечает Денис, сжав ладонями груди моей жены.
    - Мальчики, помолчите, а то я не кончуууу! - стонет Оля.
    Эта скачка продолжалась несколько минут. Потом я не выдержал. Меня накрыл оргазм. Сильный и яркий, как взрыв. Я не переставая двигать членом наполнял попку моей жены горячим семенем. Оля просто завыла от наслаждения.
    Успокоившись немного, я вышел из жены и трясущимися руками схватил фотоаппарат. И начал щелкать. Раздолбанную попку моей жены, из которой вытекает сперма, ее вагину, в которой шурует чужой член, ее блестящую спину, по которой стекают струйки пота, их обоих.
    - Я кончаю! - выдохнул Денис.
    Оля резко спрыгнула с его члена, Денис встал на колени, и я смог запечатлеть струи спермы, которые вырываются из его головки и вязкими каплями растекаются по лицу моей любимой жены...
    Мы вернулись на пляж через час, немного отдохнув, приведя себя в порядок и искупавшись. Ребят уже не было, а к палатке была приколота записка, на которой крупными буквами было написано: "Денису".
    - Это тебе. - Оля протянула ему бумагу.
    Денис пробежал глазами строчки и вздохнул.
    - Мне пора идти. Позвонили и всем велели срочно явиться.
    - Жаль. - Оля вздохнула. - Ну мы всегда тут. Заходите.
    Мы пожали друг другу руки.
    - Хорошая получилась прогулка, - улыбнулся я.
    - Незабываемая, - усмехнулся в ответ парень и пошел к дороге.
    - Денис, подожди! - крикнула Оля, подбежала к нему, обвила руками шею и страстно поцеловала в губы. _ Спасибо тебе.
    Когда он ушел, она подошла ко мне, обняла и тоже поцеловала, прижавшись ко мне всем телом.
    - И тебе спасибо, Саш.
    Вечером, когда легли спать, Оля прижалась ко мне и робко спросила:
    - Саш, ты не обижаешься?
    - Ну что, глупенькая? - Я поцеловал ее в губы. - Все хорошо.
    - Ты ведь сам этого хотел, правда? Тебе ведь тоже понравилось. Скажи. Ты не ревнуешь?
    - Очень. - Я крепче прижал жену к себе. - Так было здорово. У меня чуть крышу не снесло. А тебе?
    Оля облегченно улыбнулась.
    - Тоже. Это было что-то... Я себя почувствовала какой-то развратной самкой. И просто потеряла контроль. Но ты бы меня остановил, если бы не захотел, вот я и отпустила тормоза...
    - Милая, я очень-очень тебя люблю. Ты самая желанная, самая родная.
    - Я тоже люблю тебя, милый. - Она страстно целует меня в губы, покрывает поцелуями все мое лицо.
    - Скажи, а ты хотела бы повторить?
    - Не знаю, - отвечает она, задумавшись. - Это было настолько неожиданно... Я не знаю. А ты?
    - Наверное, да. Ладно, давай спать. А то сегодня у нас просто какой-то секс-марафон был, как сразу после свадьбы.
    - Да уж.
    Мы нежно поцеловались и обнявшись уснули.
    Следующие три дня парни так и не появились. Да мы особо и не расстраивались. Лично я был просто выжат как лимон предыдущими двумя днями секса. Оленьке досталось больше моего, так что наверняка и она тоже. Мы лениво загорали, бродили по окрестным горам и пляжам, нежно взявшись за руки и лениво ласкаясь в укромных местечках, купались, поедали шашлык и фрукты, запивая соками и вином. О случившимся на озере почти не разговаривали, у меня сложилось впечатление, что Оля немного комплексует по поводу случившегося. Правда, однажды я отлучился в деревню пополнить запас воды, а когда вернулся, застал Оленьку, рассматривающую фотографии по накопителю, на который я их скинул, чтобы освободить флешку. При этом лицо ее покрылось румянцем, а рука блуждала по внутренней стороне бедра.
    - Ну как тебе? - спросил я, ставя бутыли с водой в тень.
    - Не думала, что я так выгляжу со стороны, - ответила жена.
    - Как?
    - Так... развратно. - Оля улыбнулась.
    - Тебе нравится? - я присел рядом и заглянул в экранчик. Оля как раз рассматривала фотку, как она сидит верхом на Денисе.
    - Не скажу. - Оля улыбнулась и отключила накопитель.
    Больше мы об этом не разговаривали.
    Парни появились однажды под вечер, часов в пять. Их веселые голоса мы услышали еще издали. Вскоре они появились на дороге, таща с собой две большие сумки.
    - Привет! - издали я помахал им рукой и посмотрел на жену.
    Оля покраснела и отвела взгляд, как будто занята приготовлением ужина.
    - Привет! - издали помахал рукой Юра. - Извините, что так долго не появлялись.
    Они подошли, пожали мне руку и по очереди чмокнули Оленьку в щечку, как старые знакомые.
    - Нас всех срочно отправили на уборку винограда, три дня были рабами на плантации. - Андрей водрузил сумки на столик и открыл. - Зато винограда привезли кучу. И вина. И рыбы. Вот. - Он открыл одну из сумок и достал огромную рыбину. - Как обещали.
    - Значит сегодня опять пир? - обрадовался я.
    - Если вы не против. - Денис достал плетеную флягу с вином. - Тем более у Юрки сегодня день рождения.
    - Само собой мы не против, мальчики. - Оля улыбнулась и посмотрела на Юру. - И сколько сегодня исполнилось имениннику?
    - Двадцать семь.
    - Большой мальчик. - Она загадочно улыбнулась. - Надо подумать, какой тебе подарок подарить.
    Рыбу было решено нафаршировать зеленью, лимоном и виноградом, и запечь в глине. Что и было сделано за час. Ребята сами натаскали дров, намесили глины, опять соорудили стол на том же месте, что и в прошлый раз. Во время приготовлений пили вино, смеялись, курили травку, так что чрез час все были уже довольно хороши. Мы не ели с самого утра, поэтому от вина и травки Оленьку хорошенько повело.
    Когда я в палатке искал зажигалку, вошла Оля и тихо спросила:
    - Что ему подарить?
    Я посмотрел на жену. На ней был тот же белый купальник, в котором она выглядела особенно сексуально.
    - А что бы ты хотела ему подарить? - я обнял жену за попочку и прижал к себе.
    - Не знаю. Ничего не могу придумать. - Жена прижалась ко мне грудью. Я запустил руку под лифчик и принялся ласкать сосок.
    - Вопрос в том, какой подарок ты хочешь сделать. Чтобы просто отметиться, или чтобы парень запомнил этот вечер на всю жизнь?
    - Что ты имеешь в виду? - жена подставляла грудь и попочку моим ласкам.
    - Сделай ему минет, - прошептал я ей на ушко.
    - В каком смысле? - опешила Оля. - При всех?
    Я ничего не ответил, только улыбнулся в ответ.
    - Ты что, обалдел?
    - Ну тебе же это понравилось. - Я поцеловал жену в шею.
    - Что понравилось?
    - Быть развратной.
    - Ну и что? - Жена отстранилась. - Это было один раз , и вообще... Думай, что предлагаешь своей жене.
    Оля выскользнула из моих объятий и, надувшись, вышла из палатки.
    Через полчаса все уселись у костра и началось пиршество. Рыба оказалась просто отменной. Деликатес, какого не закажешь в ресторане. А с молодым вином, под шум прибоя и веселые разговоры с шутками-прибаутками - вообще супер.
    Оля сидела рядом со мной, вкусно поедая рыбу, облизывая пальчики, оперевшись на меня своим плечом и не подавая виду, что обиделась на меня за мое предложение. Глазки у нее сверкали, она кокетничала с Андреем, шепталась с Колей о чем-то, в шутку чмокнула в губы Дениса - в общем опять чувствовала себя королевой этого вечера.
    Постепенно пляж накрыли сумерки, но было все равно тепло.
    - Как же здорово вот так сидеть у костра, - мечтательно произнес Денис. - Вот просто поселился бы на этом пляже. Ловил бы рыбу, пил вино. загорал, купался.
    - А зимой? - Андрей раскурил косячок и протянул мне.
    - А зимой можно обратно, в город. Подзаработать немножко, и обратно, к первобытной жизни. - Ответил Юра.
    - Да, первобытные люди так и жили. Просто, без политики, без экономики, урбанизации. - Я передал косячок Оле и она затянулась. - Это потом мы зачем-то все усложнили. И безумно радуемся, что можно вот так, у костра почувствовать себя опять первобытным.
    - Ну, во первых, чтобы почувствовать себя первобытным, - жена засмеялась, - надо сидеть голышом. Первобытные люди не носили шорты "Найк"! - она рассмеялась еще больше.
    Андрей, которого Оля имела в виду, пожал плечами и встал.
    - Ну а кто нам мешает? - Он стянул шорты и остался абсолютно голым. - Вперед, в каменный век!
    - Ура, вперед в каменный век! - закричали мы дружно и стали избавляться от одежды.
    И через минуту все напряженно смотрели на Олю, которая одна осталась в купальнике.
    - Ну, ребята, какие вы быстрые, - она хитро улыбнулась. - Придется и мне раздеваться?
    - Нет, ну если тебе не хочется... - Затараторили все сразу. - Мы не будем против... Ты вроде сама предложила... Вообще-то у первобытных женщин белых купальников не было...
    Оля, облокотившись на мое плечо, хитро улыбаясь, глядя на четверых голых парней. Потом посмотрела мне прямо в глаза.
    - Ты разрешаешь?


    - Я - разрешаю. - Я погладил жену по бедру. - Если ты сама этого хочешь.
    Жена чмокнула меня в губы и потянулась рукой за спину, к тесемкам купальника.
    - Нет, не так! - воскликнул я. - Если в такой волшебный вечер, в такой компании, на дне рождения, женщина решила раздеться, то она должна делать это красиво. Одну минуту.
    Я встал, за минуту подогнал к костру машину, включил магнитолу и выбрал диск с медленной музыкой, под которую мы с моей Оленькой частенько занимались сексом. И включил. За это время парни успели убрать импровизированный стол и усесться пошире вокруг костра.
    - Вот теперь можно. - Я поцеловал Олю в губы.
    Звучало аргентинское танго. Оленька плавной походкой вышла на середину круга. Некоторое время она стояла неподвижно. Потом начала постепенно раскачиваться, закрыв глаза и скользя руками по телу. Потом начался ее танец. Ничего более красивого и возбуждающего я не видел. Она извивалась всем телом, скользя руками по воздуху, выгибаясь в немыслимых эротичных позах. Это был не пошлый стриптиз с подмигиваниями и трясущимися телесами, а завораживающий своей сексуальностью танец. Лифчик как-то незаметно слетел с ее грудей и отлетел в сторону. Оленька осталась в одних трусиках. И продолжала танцевать, оказываясь о у одного, то у другого парня.
    - Жалко, что шеста нет, - пробормотал Коля, не спуская глаз с жены. Члены у парней начали набухать и принимать боевую стойку.
    Вслед за лифчиком последовали трусики. Оля легла на спину, подняв ноги в воздух, зацепила пальчиками за резинки, и медленно, как ящерица, выскользнула из них. Раздались аплодисменты. Под последние аккорды Оленька подошла ко мне и протянула руку.
    - Разрешите пригласить Вас на танец. Сегодня все танцы - исключительно белые.
    Я поднялся, мой член, как и члены остальных, торчал головкой в небо. Зазвучала вторая мелодия. Оля обвила мою шею руками и прижалась ко мне всем телом.
    - Ну как твоя девочка танцевала? - спросила она шепотом.
    - Просто обворожительно. - Ответил я. Мой член упирался в ее живот. Мы медленно кружась в танце принялись целоваться. Я блуждал руками по ее спине, тискал попочку у всех на виду, стараясь задеть пальцами половые губки. И видел, как моя жена возбуждается все больше и больше.
    Когда музыка закончилась, мы с трудом отлепились друг от друга и огляделись по сторонам. Все молча пожирали глазами мою жену. Денис и Андрей не стесняясь ласкали руками головки своих членов.
    - Теперь твоя очередь. - Жена подошла к Денису. - Сегодня я хочу успеть потанцевать с вами со всеми.
    Я уселся на свое место, не сводя глаз с жены. Оля так же буквально вжалась в него всем телом, прижавшись грудью с набухшими от возбуждениями сосками к его груди, и терлась животом о его возбужденный член. Через какое-то время она стала извиваться в его руках, как змея, обняла его ногой, прижалась своей девочкой к его бедру. Когда закончилась музыка и Денис сел на место, все увидели, что на животе у Оли блестит небольшое пятно выделений из его члена.
    Она станцевала один танец с каждым. И танцы эти были все откровеннее и откровеннее. Андрей уже не стесняясь ласкал ее попку, Коля, повернув ее к себе спиной, принялся мять грудь, пока Оля, широко расставив ноги, терлась попкой о его пах, закрыв глаза и улыбаясь от удовольствия. Настала очередь Юры.
    - Теперь я хочу исполнить танец для именинника, - сказала жена. - Это будет мой ему подарок. Только ты должен завязать глаза и пообещать не прикасаться ко мне.
    - Я ведь так ничего не увижу! - воскликнул парень.
    - Не волнуйся, тебе понравится. Принесите стул.
    Андрей с Денисом тут же вскочили и приволокли от палатки деревянный шезлонг. Оля тем временем принесла свой матерчатый поясок и завязала Юре глаза. Он послушно сел на стул.
    Оля начала танцевать прямо у него на коленях, широко раздвинув ноги. Ласкала пальчиками его шею, живот, прижималась к нему грудью, подставляя то один сосок, то второй его губам, обнимала его ногами, поцеловала в губы. Потом медленно опустилась на колени и его член оказался прямо перед ее лицом. Оля широко открыла ротик и медленно почти целиком заглотила член. Юра вздрогнул и из его груди вырвался стон. Все смотрели на происходящее, затаив дыхание.
    А Оленька, закрыв глаза, принялась делать Юре нежнейший минет, лаская его губками, язычком, то заглатывая член полностью, то выпуская его наружу, поддрачивая ствол пальчиками, ноготками щекоча яички.
    Долго этого Юра выдержать не мог. Через каких-то пару минут он вздрогнул и выгнулся дугой, застонав. Хотел отстраниться, но Оля не дала. Она со стоном принялась глотать. И не выпускала член, пока не выпила все до последней капли.
    Тогда моя жена поднялась, сняла с Юриных глаз повязку и впилась поцелуем в его губы.
    - С днем рождения, - сказала она с улыбкой, оторвавшись от него. - Считай, что я - твой именинный пирог.
    - Я один не справлюсь, - пробормотал Юра, тяжело дыша.
    - Ну кто же ест именинный в одиночку? - Оленька обвела нас всех взглядом. - Им угощают близких друзей.
    Она спустилась с колен Юры и на четвереньках подползла к Андрею. И его член утонул в ее блестящих губках.
    Парни охнули, замерев.
    Оленька, оттопырив попку, вовсю сосала у парня. Я встал, подошел к жене и приставил член к ее влагалищу. Жена замерла на мгновение, покосившись на меня, и со стоном опустилась на мой член. Она была мокрая и вся раскрытая, я утонул в ее жаркой глубине и начал плавно двигать взад-вперед. В голове просто помутилось от наслаждения, я понял, что долго не выдержу. И отвалился - я не хотел так быстро кончить. Жена тут же замычала и завертела попкой, маша рукой - я оборвал ее накатывающий оргазм. Тут же вскочил Денис и занял мое место, вогнав в нее свой член. И начал долбить ее со всей силы. Оля завыла, не вынимая члена изо рта и продолжая сосать. Он трахал ее размашистыми резкими движениями, ему хватило пары толчков, чтобы тело жены забилось в оргазме. Она выронила член изо рта и уткнулась Андрею в пах, тихо поскуливая. В последний момент он вышел из Оленьки и кончил ей на спину, поливая ее спермой. Тут же вскочил Андрей, пристроился сзади и продолжил. Оля, закатив глаза лежала грудью на гальке и тяжело дышала. Денис перевернулся вместе с ней и она оказалась на нем верхом. И тут же принялась скакать на его члене. Я подошел к ней и вставил свой член ей в ротик. Она тут же ухватилась за него и принялась сосать. Остальные потянулись к ней руками, принялись тискать ее груди, гладить по спине и по попе, щекоча анус. Оля сосала страстно, с причмокиваниями, глубоко заглатывая головку. Через какое-то время на не выдержал и стал кончать прямо ей в ротик. Жена еще сильнее завертела попой, издав очередной страстный стон. Когда я вышел из нее, она языком вытолкнула сперму, та растеклась по ее подбородку, шее.
    Андрей вдруг вышел из Олиного влагалища и резко, без подготовки, вошел в ее попку. Оленька охнула, широко раскрыв глаза, словно ее окатили холодной водой. Но над ней уже склонился Коля, и вошел в нее. Теперь мою жену трахали со всех сторон. Юра пристроился сбоку и дал ей в рот.
    И понеслось. Мою ненаглядную вертели как куклу, трахая во все дыры, ее лицо все больше и больше покрывалось их семенем, сперма текла из обеих ее растраханных дырочек. Моя Оленька ничего не соображала, только стонала, рычала, скулила, как последняя сучка. И только когда ее спрашивали, хочет ли она еще, жена быстро кивала, не открывая глаз, и говорила:
    - Да... Еще... Еще...
    В какой-то момент, когда она лежала на Юре, а он трахал ее снизу, сзади пристроился Коля. Он хотел трахнуть ее в попу, но его член соскользнул вниз и с разгону влетел в ее влагалище, рядом с Юркиным. Жена просто закричала. Юрка хотел выйти, но она схватила его за зад, не давая.
    - Ого, как мы ее разъебали, - удивленно пробормотал Андрей. - В нее два члена входит. Тебе не больно?
    - Нет, - замотала головой жена. - Давайте...
    ее начали трахать вдвоем в одну дырку. Она просто взвилась от нового ощущения, вертела попой, вскрикивая при каждом ударе сверху и снизу, ее груди ходили ходуном.
    Когда Юрка и Коля кончили, их место заняли Андрей и Денис. Их члены легко нырнули в ее растраханное влагалище. Оля уже ничего не соображала. Ее голова болталась из стороны в сторону, она хватала воздух ртом, как выброшенная на берег рыба, из глаз текли слезы.
    Это продолжалось часа два, пока мы все не кончили в нее по три раза. Уставшие, мы отвалились от жены и лежали вокруг костра, блаженно улыбаясь и потягивая вино. Оленька так и осталась лежать в полуобморочном состоянии, вся в испарине, тяжело дыша. Она лежала на спине, широко раскинув ноги. Обе ее дырочки зияли наружу, из ее растраханной вагины сочилась ручейком сперма. Вход в нее выглядел, как одна большая дыра.
    Мне стало интересно, как сильно ее растрахали. Я подполз к жене и нежно ввел в нее три пальца. Они вошли без сопротивления, а Оля даже не отреагировала. Тогда я присоединил к ним четвертый. Внутри было горячо и скользко, она вся просто хлюпала от спермы. И все четыре пальца легко погрузились в нее до конца. Оля вздохнула и пошевелила тазом. Я надавил чуть больше и после небольшого сопротивления в нее погрузилась почти вся кисть, наруже остался только большой палец. Оленька тихо застонала.
    - Какой сладкий пирог, - улыбнулся Юра. - Все слаще и слаще...
    Я медленно трахаю жену ладонью, сложив пальцы лодочкой и блуждая ими вокруг бугорка матки. Жена подается мне навстречу, постанывая и гладя свою грудь. Она опять начала заводиться. Потом схватила мою руку и стала руководить ей, как искусственным членом. Все резче и резче, глубже и глубже. Ладонь уже свободно ходит в ней. Тогда я решился и ввел пятый палец. Оля замерла.
    - Раздвинь ноги шире, - говорю я.
    Оля послушно развела ноги и я начинаю медленными толчками вводить в нее всю кисть. Она погружается все глубже и глубже, и наконец проскальзывает в Олино влагалище целиком, под глубокий ох жены и удивленные оханья остальных. Я сжимаю ее в кулак.
    - Во-о-от, - глубоко дыша, шепчет жена. - Класс... Это что?
    - Мой кулак.
    - Нифига себе... - Оля потрогала рукой мое запястье. - Такая большая....
    И я начал трахать ее кулаком. Сначала нежно, потом все сильнее и сильнее.
    Жена то и дело облизывает пересохшие губы, дышит тяжело, постанывая, подается попкой мне навстречу. Над нами сгрудились остальные, глядя на это зрелище.
    Моя рука, как в скользкой перчатке, скользит в растянутой вагине жены, я чувствую каждый ее миллиметр, каждый бугорок. Член от этого поднялся мгновенно. Я выдернул из жены руку и вошел в нее. Член вообще не почувствует сопротивления - только нежные обволакивающие объятья, словно раскаленный нож входит в подтаявшее сливочное масло. Пару качков - и я кончаю. Оля стонет и обняв меня, впивается мне в губы поцелуем.
    - Я люблю тебя, - тихо шепчет она, покрывая мое лицо поцелуями, - Сашенька, я тебя люблю.
    Я тоже люблю тебя, милая, - тихо отвечаю я и еще раз целую ее в перепачканные нашей спермой губы.
    Когда я распластался рядом, мое место занял Коля. Он принялся нежно возить по ее губам своим полувозбужденным членом. Оля поймала его губами и принялась глубоко заглатывать. Она даже не видела, чей это член, ей было все равно.
    - Давайте перейдем в палатку, - предложил я. - И там продолжим. А то уже холодно.
    Палатки хватило на всех. Жену уложили на одеяло и опять начались ласки, вздохи стоны.
    Под эту сладкую музыку я уснул...
    Когда я проснулся, солнце стояло уже высоко, был уже час дня. Все четверо парней и моя жена мирно спят в нашей палатке, сплетясь в какой-то клубок. Оля спит, положив голову на живот Коли и нежно сжимая в ладошке его опавший член. Все ее тело в потеках засохшего семени, волосы слиплись. Я запустил руку ей между ног. Там тоже все слиплось, хлюпает от слизи.
    И тут я увидел, что жена смотрит на меня улыбаясь.
    - Ты проснулась?
    - Минут пять назад. Просто так здорово, что не хочется вставать.
    - Тебе понравилось? - Я глажу жену по бедру.
    - Еще бы. - Она чмокнула Юрин член, а потом лизнула его как мороженное. - Как такое может не понравиться? А тебе?
    - Я бы всю жизнь смотрел, как ты это делаешь, - отвечаю я.
    Оля улыбается еще больше и берет член в рот.
    - Пойдем искупаемся, а то ты вся в нашей сперме. Дай ребятам поспать
    - Пойдем, - отвечает Оленька, неохотно выпуская член изо рта.
    - Долго они тебя трахали? - спросил я, когда мы вышли из палатки.
    - Не помню. - Оля пожала плечами. - Я вообще ничего не помню после того, как ты вставил в меня руку. Потом, кажется, кто-то еще меня трахал кулаком, по моему Андрей. Но я точно не помню.
    Мы вошли по грудь в воду. Оленька умылась. Я обнимаю ее за талию и поднимаю. Жена обвила мои бока ногами, руками держась за шею. И принялась нежными поцелуями покрывать мои глаза, лоб, губы. Мы стоим по грудь в воде, я пальцами перебираю складочки ее вагины, нежно подмывая мою любимую девочку. И целую ее сияющее счастьем лицо.
    - Я хочу есть, - сказала она наконец. - После такого секса я готова съесть коня.
    Мы выбрались на берег и набросились на остатки вчерашнего пиршества. Осталось еще две нетронутых огромных камбалы. Мы проглотили их минут за пять, закусывая сочными помидорами, зеленью и лавашом, и запивая вином.
    Через пять минут стол уже пуст, а мы, довольные отвалились на гальку. Некоторое время лежим молча, наслаждаясь сытостью и прохладным ветерком.
    - Нехорошо получилось, - хихикнула жена. - Мы все слопали, а им ничего не оставили. А они ведь тоже голодные проснутся.
    - Ничего, я сейчас смотаюсь в деревню и куплю чего-нибудь. Все равно продукты кончились.
    - А я еще понежусь на солнышке, - промурлыкала жена, сладко потягиваясь, подставляя солнцу обнаженное тело.
    Я оделся, взял деньги и, нежно поцеловав Оленькин сосок, сел в машину.
    В деревне я купил пару кур-гриль, овощей, бидончик с домашней сметаной и еще вина. А также фруктов, сыра, свежего мяса.
    Вернулся я где-то через час. Когда свернул с трассы на дорожку и за скалой открылся пляж, я увидел, что парни уже проснулись. Юрка и Денис с Андреем резвятся в воде. А Коля лежит на берегу, закинув руки за голову. Моя Оленька склонилась над ним и делает ему минет. Парень блаженно улыбается. Я даже остановил машину и вышел, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Жена ласкает его губками, как будто ест мороженное. Ее голова плавно движется вверх-вниз.
    Потом Оленька поднимается, широко разводит ноги и опускается на его возбужденный член. И начинает медленно двигаться. Увидев меня, она приветливо помахала мне рукой, продолжая плавно насаживаться на член парня. Так просто и обыденно, как будто не трахается с ним, а болтает о каких-то пустяках. Я помахал в ответ и сел в машину.
    - Я завтрак привез! - объявил я, выгружая пакеты.
    Парни выскочили из воды и набросились на еду. Только Оля с Колей остались лежать на пляже.
    - Мы сейчас! - крикнула жена. - Нам еще немножко осталось...
    * * * * *
    Парни остались у нас до конца, на пять дней. Это были какие-то странные, волшебные дни. Все расхаживали по пляжу голышом, словно мы действительно первобытные люди. Раз в день двое из них отлучались на три-четыре часика на маяк, потом возвращались обратно, принося вино, свежую рыбу, фрукты. Целыми днями мы загорали, жарили шашлык, играли в волейбол, купались, ходили на озеро....И трахались, трахались, трахались. Нет, мы трахались не постоянно, но мы трахались всегда, когда нам это захочется. Любой из нас в любое время мог подойти к Оленьке, нежно надавить ей на плечи, она тут же послушно опускалась на коленки и чей-нибудь член оказывался в ее ротике. К занимающейся любовью парочке в любой момент мог присоединиться кто-нибудь третий, или четвертый. Частенько, просыпаясь утром, я находил Оленьку, отдающейся или Андрею, или Коле с Юркой. Она, скача на двух членах, смотрела на меня сквозь туман и лицо ее расплывалось в улыбке. Я подходил, вставлял свой встающий член в ее ротик, она с радостью принималась его ласкать. За эти дни обе ее дырочки растянулись настолько, что во влагалище можно было засунуть ладонь, а в попочку можно было запросто войти почти без подготовки, только поплевав на головку.
    Секс превратился для жены в нечто естественное, вроде дружеского общения.
    Когда днем она загорала на пляже, кто-нибудь пристраивался между ее ножек и принимался ласкать ее губки языком, пальчиками. Оля глубоко дышала и запускала пальцы в волосы ласкающего. Теперь ее оргазмы были реже и слабее, это были тихие нежные вспышки. Она просто закатывала глаза, из груди ее вырывался тихий стон, и она принималась нежно целовать того, кто ее трахал, если ее ротик не был занят чьим-нибудь членом. За эти дни жена буквально преобразилась. От постоянного дефилирования голышом ее тело покрылось ровным бронзовым загаром, а от постоянного секса в глазах появилось какое-то выражение спокойного счастья, наполненности. За эти пять дней Оля заметно похудела, ее и без того стройное тело стало более упругим, попочка подтянулась, животик впал. Правда под глазами появились небольшие синяки от усталости, но глаза по прежнему сияли счастьем. От нее просто пахло сексом, как от течной сучки.
    Через три дня мы опять устроили оргию. Все набились в палатку и занялись сексом. Но это уже был не страстный трах, а спокойный, пресыщенный секс насытившихся людей. Парни лениво ласкали Олино тело, тихо переговариваясь между собой, Оленька отвечала, глубоко дыша. Сначала я и Андрей трахали ее двумя членами во влагалище. Оля завелась, но кончить никак не могла - сказывалась усталость от многодневного секс-марафона. Когда мы кончили ей в ротик и на грудь, наши места заняли Денис и Юра. Оля уже плыла, но оргазм все время ускользал от нее. Когда излились и они, жена лежала некоторое время, тяжело дыша и блуждая руками по телу, потом встала на четвереньки, широко разведя ноги и подставляя нам свою попку. Влагалище ее было раскрыто, губки блестели от смазки.
    - Ребята, трахните меня рукой кто-нибудь. А то я никак не приплыву.
    Андрей взял бутылочку с детским маслом, налил в ладонь и размазал по руке. Его ладонь свободно и легко погрузилась в Оленьку. Немного помассировав, он прижал большой палец и ввел в жену всю руку. Оленька охнула - Рука погрузилась в нее глубоко, почти по середину предплечья.
    - Во-от... - Выдохнула жена. - Здорово... Давай.
    Андрей начал погружать и вынимать руку из Оли. Это выглядело просто потрясающе - стоящая раком женщина, во влагалище которой поршнем ходит рука взрослого мужчины.
    Я беру фотоаппарат и щелкаю.
    - М-м-м-м... Да-а-а... Еще... - вырывается из моей жены. Она начинает крутить попкой, подаваться навстречу руке, постанывая и закусив зубами подушку. Постепенно стоны переходят в рык. Оля активно подмахивает, насаживаясь все глубже и глубже. Я испугался даже, что она в порыве страсти сама себя порвет.
    Громко застонав, жена забилась в оргазме. Все тело ее вздрагивает, мышцы ягодиц сокращаются. Через минуту она замирает и Андрей осторожно вынимает из нее руку.
    Оля так и осталась лежать, прижавшись грудью к подушкам и оттопырив попочку. Вход в ее влагалище превратился в большую мокрую дырку, края которой сокращаются в такт биения ее сердца. Большая растраханная дырка. И это моя жена, которая еще недавно обволакивала плотно мой член и я мог чувствовать каждый миллиметр ее девочки...
    - А-а-ах... - тихо выдохнула Оленька, не меняя позы. - Хорошо-о... Я хочу еще.
    Место Андрея занимает Коля.
    - Сейчас, Оленька. Сейчас.
    Он смазывает руку маслом и сжимает ее в кулак. Приставляет кулак к промежности жены и надавливает. И целый кулак, растянув губки, проскальзывает внутрь.
    - О-о-оу! - взвыла жена грудным голосом. А Юрка начал трахать ее своей рукой. Буквально трахать. Сильно и быстро. Оля просто зарыдала. Я испугался, что от боли, но когда Юрка остановился, она сама стала насаживаться на него, вскрикивая при каждом движении.
    Он трахал ее минуты две, пока Оленька не забилась в очередном оргазме. Потом повалилась на бок, соскользнув с Юркиной руки. Несколько минут тяжело дышала, широко раздувая ноздри, потом открыла глаза и посмотрела на нас блуждающим взглядом.
    - Ребята, это было... Даже не знаю, как сказать. - Она облизывает пересохшие губы. - Никогда у меня не было такого яркого... Оргазма.
    - А можно попробовать, как у тебя теперь там? - спросил Денис.
    - Конечно, можно. Все можно. - Она перевернулась на спину и безвольно раскинула ноги, согнув их в коленях.


    Денис вошел в нее.
    - Чувствуешь меня? - спросил он, погружая в нее член по самые яйца и вынимая почти до конча.
    - Почти не чувствую. - Жена виновато улыбнулась. - А ты?
    - Ты очень широкая. И скользкая.
    - Можешь в попку.
    Денис вынул член и легко ввел его в попку.
    - Она у тебя тоже широкая. Как раньше влагалище.
    - Ага. - Жена улыбнулась, подаваясь тазом ему навстречу. - Теперь чувствую. Как же приятно...
    Некоторое время они медленно трахались, а мы все молча наблюдали за этим, потягивая вино.
    - Ты ее совсем не ревнуешь? - спросил Андрей.
    Я улыбнулся.
    - Я ее люблю. И дарю ей максимум наслаждения. И это меня самого возбуждает.
    - Я бы так не смог...- вздохнул Андрей.
    - Когда встретишь женщину, проживешь с ней столько лет, сколько я, когда будете доверять друг другу, как самим себе - тогда сможешь.
    Оленька начала громко вздыхать. То ли ее возбуждает член Дениса в попке, то ли наши разговоры.
    - А хочешь, мы тебя двумя членами в попку? - предложил я ей.
    Она посмотрела на меня сквозь полузакрытые веки и кивнула.
    - Давайте... попробуем.
    Денис перекатился на спину и Оля оказалась на нем сверху. Их губы слились в поцелуе. Я обильно смазываю член смазкой и пристраиваюсь к попочке жены сзади. Колечко ануса обхватывало член Дениса, и мне показалось, что ничего из этой затеи не получится. Я приставляю член и начинаю надавливать. И постепенно, миллиметр за миллиметром, растягивая тугое колечко, головка проникает внутрь. Жена застонала, не прекращая целоваться. Я давлю сильнее и головка проскальзывает в ее анус.
    Жена вскрикнула и я замер.
    - Больно?
    - Немножко, - выдохнула она, тяжело дыша.
    Я постоял немного, не шевелясь, давая Оленьке привыкнуть к новым ощущениям, и мелкими толчками стал погружаться дальше. Мой член скользит в попке жены, тесно прижимаясь к члену Дениса. И вот я погрузился в нее полностью. По спине Оли я вижу, что она напряжена.
    - Больно? - спрашиваю я, нежно гладя ее по спине и попочке.
    - Нормально, - отвечает она.
    И мы начинаем медленно двигаться в ее попке. Наши члены трутся друг о друга, плавно скользят в тесно обхватившем их анусе. Мы толкаем наши члены в мою жену все размашистее и размашистее.
    Сначала Оленька начинает протяжно стонать. А потом вдруг громко кричит:
    - Бля-я-я-дь... Еб твою ма-а-ать! Еще! Ебите меня сильнее, ма-альчики! Трахните меня в зад! Как шлюху, как после-еднюю су-учку! Я ваша шлюшка, я ваша бля-ядь!
    Раньше она никогда не ругалась матом, а сейчас с ее распухших уст срываются самые грязные, самые развратные ругательства. И это заводит еще больше. Я сжимаю ладонями груди моей жены, вколачиваю свой член в ее задницу, рядом как поршень ходит член Дениса, и это добавляет возбуждения. Хлопает вспышка фотоаппарата, слышны восхищенные возгласы парней, ругательства жены, и от этого сносит крышу. Вот член Дениса замирает и начинает пульсировать, извергаясь в Олю. От этого ощущения меня тоже накрывает яркий оргазм, я вхожу в Оленьку как можно глубже и кончаю. От наших пульсирующих членов ее тоже накрывает волна. Оля, вся в слезах, падает на грудь Дениса и начинает покрывать ее поцелуями.
    Когда мы выходим, сперма свободно вытекает из ее незакрывающегося ануса...
    На следующий день Оленька проспала почти до вечера, вышла только часа в четыре. И жадно накинулась на еду.
    Андрей с Колей ушли на маяк, а Денис с Юркой рассекали морскую гладь где-то метрах в трехстах от берега.
    - Тебе не больно? - спросил я, подсаживаясь рядом.
    - Чуть-чуть, - ответила она, впиваясь зубами в куриное бедро и смачно хрумкая огурцом. - Скорее дискомфорт, как будто мне туда чего-то напихали, а вынуть забыли.
    Я опустил руку ей между ножек. Дырочка ее ануса почти закрылась, а вот вход во влагалище так и был распахнут, закрывшись лишь немного. Там все набухло и было очень горячо.
    - Вот такая я теперь у тебя, - рассмеялась Оленька с набитым ртом. - Разъебанная. Как раньше говорили? Ведро со свистом пролетает?
    Я улыбнулся и поцеловал ее в щеку.
    - Я тебя обожаю. Видела бы ты сейчас свои глаза.
    - Блядские? - ей почему-то особенно нравилось выражаться грубо.
    - Да. Очень.
    - Все, ребята, дайте мне отдохнуть, надо прийти в себя после вчерашнего. До завтрашнего вечера - только в ротик, пока там все в норму не придет.
    - Договорились. - Я поцеловал ее в щеку. - Твоего ротика нам хватит. Тем более, что мы тоже выжаты как лимоны.
    - Это я вас затрахала, - хихикнула Оленька, поедая сочный персик. - Одна слабая женщина затрахала пятерых здоровых мужчин. Мне положена медаль.
    До следующего вечера нам пришлось довольствоваться ее ротиком. Впрочем, никто не расстроился. Оленька с готовностью делала минет, насаживаясь губками и порхая язычком, радостно улыбаясь, когда парни кончали ей в ротик или на лицо. Ей явно нравилось быть развратной и доступной.
    А назавтра нам пора было уезжать. Вот и подошел к концу наш отпуск.
    Утром я проснулся от всхлипов и вздохов жены - она стояла раком в палатке рядом со мной, а сзади ее трахал Юра.
    Увидев, что я проснулся, Оленька счастливо улыбнулась.
    - Ну вот, - проговорила она, вертя попой, - меня опять можно... везде...
    Я улыбнулся, поцеловал жену в губы, ощутив на них вкус спермы.
    - Это Андрей, - сказала жена, блаженно улыбаясь. - Только что...
    Тут Юра начал кончать. Он застонал, впечатался бедрами в зад жены и выгнулся дугой. Оленька упала мне на грудь, глубоко дыша...
    Андрей с Денисом ушли на маяк. Мы позавтракали, сходили к водопаду, позагорали. Парни вернулись часов в семь.
    - Ребята! - радостно воскликнул Денис. - Наши сегодня устраивают ночную дискотеку. Пойдемте? Будет здорово!
    - Ура! Конечно! Будет здорово! - закричали все. - Устроим прощальный вечер.
    - Оленька радостно захлопала в ладоши и бросилась Денису на шею. Я не испытал особого энтузиазма - за последние дни я несколько подустал, да и не люблю я ночные клубы с лупящей по ушам музыкой. Но увидев счастливый блеск в глазах жены, я понял, что не могу обломать ей кайф.
    - Давайте, вы пойдете, а я останусь тут. Что-то я себя неважно чувствую, а завтра мне весь день за рулем.
    - Может тогда и мне остаться? - в голосе жены слышались нотки разочарования.
    - Ну зачем же? - я нежно поцеловал ее в губы. - Сходи с ребятами. Только у меня одна просьба.
    - Какая? - спросила жена.
    Вместо ответа я протянул Денису фотик.
    - Запросто! - он понимающе подмигнул мне.
    - Ну, чего стоишь? Иди, собирайся! - я шутливо шлепнул жену по попке. - Тебе есть, чего надеть?
    - Конечно! - Она убежала в палатку.
    Через десять минут она вышла, преображенная до неузнаваемости. И как женщины умеют двумя-тремя штришками так преображать свою внешность? Чуть-чуть теней, слегка туши, немного помады - и лет десять слетает с ее лица.
    Оленька надела сиреневую трикотажную юбочку, которая плотно обтягивала ее попку, оставляя точеные ножки открытыми почти полностью, и белый, чуть прозрачный топик без бретелек, который рельефно облегал ее грудь с призывно торчащими сосками.
    - Мальчики, я готова. - Она вертела в руках туфельки на высокой шпильке. - На дороге надену, а то тут все ноги поломаю.
    Я подошел к жене и запустил руку под юбку. Трусиков под ней не было.
    - Ну, я пошла?
    От нее возбуждающе пахло духами, солнцем, морем и... женщиной.
    - Конечно, иди, милая. - Я поцеловал ее в шею. - Я буду ждать тебя.
    - Утром вернусь! - Крикнула она, уже поднимаясь по дороге к трассе.
    Я остался один. Через час стемнело. Я поужинал холодной бужениной, запивая вином, и забрался в палатку.
    Несмотря на усталость, я достал накопитель и принялся рассматривать фотки. Вот мы с Денисом трахаем Оленьку у озера... Его член крупно входит в ее ротик... Она сидит на нем, широко раздвинув ноги... А это на следующий день после Юркиного дня рождения. Ее трахают Андрей и Коля. Крупно два члена в ее влагалище... Вот крупно ее лицо - она делает мне минет... А теперь ее широко открытый ротик в паре сантиметров от лоснящегося возбужденного члена, язычок высунут, от головки к нему тянется вязкая белесая капля спермы... А вот ее грудь с такой же белесой каплей на соске... Коля трахает ее в попу... Андрей с Денисом вместе кончают ей на лицо...
    И это моя жена. Я всматриваюсь в ее лицо и узнаю ее, и не узнаю одновременно. Что-то неуловимо поменялось в моей любимой жене за эти дни. Что? Что-то во взгляде, в изгибах тела. В нее просто хлынула откровенная открытая сексуальность, она сквозит в каждом взгляде, в каждом повороте головы. Я смотрю на нее и понимаю, что дороже, желаннее этой женщины для меня нет никого на свете...
    Проснулся я часов в семь утра. Оленьки в палатке не было. Я наскоро перекусил и начал упаковывать вещи. Сложил палатку и загрузил ее в машину, скатал спальники, сложил шезлонг, убрал мусор и разжег из него костер. Сбегал к озеру и принял импровизированный холодный душ под водопадом.
    К девяти все было готово к отъезду. Осталось дождаться жену.
    Я сидел на камне и курил, глядя на разбивающиеся о берег мелкие волны. Приятно окунуть в них ноги по щиколотку и чувствовать, как они обтекают тебя, постукивая мелкими камушками...
    Наконец наверху послышался шум мотора подъехавшей машины, которая остановилась, судя по звуку мотора, прямо возле поворота на пляж. Я уставился на дорогу. Вот сейчас из-за поворота появится женщина, которую я всю жизнь готов носить на руках. Вот сейчас... Ну где же она?
    Оля появилась только минут через семь. Идет по дороге медленно, раскачивая бедрами, неся в одной руке туфельки, а во второй фотоаппарат. Глядя на меня, она хитро улыбается, плотно сжав губы. Когда подходит ближе, я вижу, что вся ее юбочка и весь топик перепачканы, покрыты разводами спермы.
    - Привет, милая. Ну как погуляли? Устала? - спрашиваю я. - Расскажешь?
    Она молча подходит и, обвив руками мою шею, прижавшись ко мне всем телом, страстно целует меня в губы. И я вдруг чувствую, как мне в рот льется мужская сперма. Ее так много, что я начинаю глотать. Выпив весь этот нектар, я продолжаю целовать жену. Оленька отстраняется и смотрит на меня с хитрой улыбкой.
    - Это тебе мой маленький сувенир с вечеринки. - Глаза ее сияют счастьем, волосы пахнут шампунем, а изо рта пахнет мужским членом.
    - Ты приняла душ?
    - Несколько раз. Вот только одежда немножко перепачкалась. - Ее пальцы забираются мне в волосы, она целует мою шею, грудь.
    - Я тебя хочу, - говорю я.
    Оленька медленно опускается на колени, достает из шорт мой встающий член и берет его в ротик.
    Через минуты две я кончаю. Жена проглатывает все, еще некоторое время держит член во рту, высасывая все до последней капли.
    - Знал бы ты, сколько я ее сегодня выпила. - Она смотрит на меня снизу вверх, облизываясь. - Наверное пол-литра - не меньше. Хочешь, посмотреть, что у меня там?
    Она садится на землю и широко раздвигает ноги.
    Обе ее дырочки широко раскрыты вход во влагалище превратился в одну большую красную дырку. Я опускаюсь перед ней на колени, вдыхаю терпкий аромат секса, который источают оба отверстия, приникаю к ним губами, языком проникаю внутрь, вылизывая каждый уголок.
    - Я очень-очень устала, - сказала жена. - Спать хочу. Ничего, если я устроюсь на заднем сидении? А то прямо тут сейчас усну.
    Я помог ей дойти до машины, она свернулась калачиком на заднем сидении, и через минуту уже крепко спала. Я вернулся на пляж, выкурил сигаретку, глядя на блестящую водную гладь, простирающуюся до горизонта. С губ моих не сходила счастливая улыбка. Напоследок я выгреб из кармана пригоршню монет и, широко размахнувшись, запустил их подальше в море. Чтоб вернуться...
    * * * * *
    Серебристый "Форестер" скользит по серой асфальтовой ленте. За рулем жена. Она проспала часов восемь, проснулась только для того, чтобы переодеться в майку и шорты, проглотить в кафе двойной омлет с ветчиной, запив бокалом пива, и опять провалилась в сон. Я вел машину весь день и половину ночи, потом тоже улегся спать. И вот теперь Оля за рулем, гонит машину домой, к Москве, изредка поглядывая на меня в зеркало заднего вида. А я устроился на заднем сидении и достал фотоаппарат. Я ведь так и не посмотрел фотки с той вечеринки.
    Вот они с Денисом, Андреем, Колей и Юркой сидят за каким-то покрытым бархатной скатертью столиком. На столе три бутылки шампанского и фрукты. Вот Оля зажигательно танцует в толпе. Вот они опять за столиком, только к компании присоединилось еще двое парней. Вот жена танцует на столе, широко расставив ноги, а новые парни вовсю пытаются заглянуть ей под юбку. Я представил, какой им открылся вид... Вот Оленька пьет с одним из них на брудершафт, вот они целуются. Вот Оля целуется взасос с Юркой, обняв его за шею, а новый парень вовсю мнет ее грудь, запустив руку под топик.
    - Ого, к вам еще двое присоединилось.
    - Один кажется Вадик, а второго как звали, не помню... - Жена хитро улыбается. - Если бы только двое...
    - Не двое? А сколько? Расскажи.
    - Смотри пока дальше. Потом.
    Я с интересом продолжаю листать фотки. Вот Оля продолжает целоваться с Денисом, подставляя груди незнакомцу. А вот фотка из-под стола. Хорошо, что Денис не отключил вспышку. Бедра Оленьки широко раздвинуты, ее рука лежит на паху новенького, а три его пальца вовсю шуруют в ее влагалище...
    Вот Оленька под столом, вовсю делает ему минет. А кто-то, то ли Юра, то ли Андрей, задрав Юбочку почти на пояс, трахает Оленьку пальцами... Вот она уже выбралась из-под стола и, открыв рот, крупно в камеру показывает, что во рту у нее сперма... Вот она пьет шампанское, превращая его в какой-то сексуальный коктейль...
    - Вау, - восклицаю я. - Под столом - класс!
    - Ты дальше смотри... - Оля улыбается.
    Вот они в какой-то машине. Оля на заднем сидении, на заднем сидении, на коленях Коли, Юры и двоих парней, целуется взасос с одним из них. Ее топик и юбка сбились на поясе, ноги широко раскинуты, груди бесстыдно торчат наружу, зажатые в мужских ладонях. Мужские пальцы вовсю шуруют в ее киске.
    - Нифига себе... Вы еще куда-то поехали?
    - Ага. К кому-то на дачу. Ты смотри, смотри.
    Вот они бредут по какой-то дорожке. Оля так и идет, голая, с белым поясом из юбки и топика...
    Они в какой-то гостиной, Олю на диване вовсю трахают новые парни. Вот один кончил ей в ротик и его место занял Денис.
    Вот Юра, Андрей и Коля втроем трахают ее во все дырочки на полу, а вокруг четверо каких- то новых парней.
    - Ого... Сколько же их было?
    - Не помню. - Оля посмотрела мне в глаза. - Я после того, как мы попала на эту базу, только начало смутно помню. Но больше десяти. Человек двенадцать, а может больше.
    - А что за база?
    - Какая-то спортивная. Мы пошли в домик отдыха, сначала они вшестером меня трахали, потом еще кто-то пришел. Но я в тот момент просто уже отключилась. Ты же меня знаешь - я просто отключаюсь в какой-то момент, и все.
    - А до этого помнишь? Расскажи.
    - Ты же знаешь, я не умею рассказывать, - виновато улыбается Оленька. - Ты сам все видел. Сначала просто танцевали, пили, тискались в клубе. Потом еще два парня подошло, принесли коньяк. Ну я на столе танцевала, потом сделала одному минет - ты же все видел. Потом они позвали к себе на базу, мы поехали. Приехали и они сразу начали меня трахать. Мы еще в машине начали. Потом еще кто-то пришел. А дальше я уже ничего не помню. Помню, только в душ водили несколько раз, а под утро один меня повез к тебе. Какой-то молодой паренек. Леша, кажется. Так смешно - он мне всю дорогу рассказывает, какая я классная, как ему было со мной хорошо, рукой то грудь погладит, то бедро. А я сижу, смотрю на него, и не помню его лица. А когда приехали, попросил сделать ему минет. Ну я и решила сделать тебе сувенир...
    Я продолжаю смотреть фотки. Вот двое трахают ее в попку и во влагалище... Вот чей-то член у нее во рту... Вот она лежит на столе и кто-то трахает ее рукой... Вот два члена кончают ей на лицо, сперма льется по губам, по щекам... От Оля попкой сидит на чьем-то члене, а во влагалище у нее чей-то кулак. Вот сразу трое стоят и кончают Оленьке на живот, на грудь, на шею, она вся блестит от мужского семени. Вот...
    - Ого! - восклицаю я. Хочешь, знать, что было потом?
    - Да.
    - Потом тебя трахали двумя членами в попку, а ты делала минет. Потом тебя опять трахали рукой... А ты засунула в себя еще три пальца...
    - Не помню.
    - Потом тебя несколько раз трахнули в обе дырочки. И один кончил тебе на спину. Потом тебя трахали в попку и в рот, потом, насколько я понимаю, ты просто лежала на столе, а тебя трахали по очереди. И все кончали тебе на живот. Ты просто вся в сперме.
    - Не помню. Совсем.
    Тут ты делаешь минет... Тут опять минет, уже другому, снова минет. А сзади все время кто-то тебя имел.
    - Не помню.
    - Вот ты прямо из горлышка пьешь вино...
    - Да, пить очень хотелось. Они же мне все время в ротик кончали.
    - А вот тебе в твою малышку вставили маленькую бутылку пепси-колы, горлышком наружу. И ты сама себя ей трахаешь. И опять минет кому-то делаешь.
    - Не помню.
    Потом было еще несколько фоток, где жену имели в разных позах, и сессия закончилась. Я молчал под впечатлением от увиденного. Член давно напрягся в шортах и рвался наружу.
    - Зато знаешь, что я помню? - Оля посмотрела на меня каким-то странным, хитро-веселым взглядом.
    - Что?
    - Я помню, что сигареты были под сиденьем.
    - Какие сигареты?
    - Ну тогда, помнишь, ты сказал, что все сигареты дома забыл. А я их видела утром в машине. Но я еще раньше догадалась, что у тебя на уме.
    - Когда? - глаза у меня полезли на лоб.
    - Еще когда ты мне крем для загара приволок. Видел бы ты тогда свои глаза. У вас же, у мужиков, все на лбу написано. Ну я и решила тебе подыграть. Думала, посмотрим, насколько тебя хватит. И когда шли к водопаду, знала, что ты будешь подглядывать. Ко мне ведь Денис начал приставать, как только ты за поворот заехал. Сначала за талию обнял, потом как бы невзначай руку на грудь положил. Он меня первый раз еще на тропинке трахнул. Прислонил к дереву, и вошел, я даже сообразить не успела. Но тут по соседней тропинке кто-то пробежал, и мы дальше пошли.
    - Это я пробежал. Ошибся тропинкой. Хорош был бы я, если бы не ошибся - выскочил бы прямо на вас. А потом, наверху, у водопада?
    - Сразу начали трахаться. А уже потом, когда сидели после секса, я твою майку в кустах увидела. И увела Дениса к водопаду, чтоб он не заметил. И вечером у костра видела, что ты почти не пьешь, только делает

    вид, что пьянеешь. Я думала, ты меня остановишь, когда мы стали на брудершафт целоваться, а потом мне крышу снесло.
    - А ночью в палатке? Понравилось?
    - Очень. - ответила жена, глядя на дорогу. - Особенно заводило то, что ты наблюдаешь. И когда потом ты меня трахнул в палатке под утро, я тоже не спала.
    - А когда втроем с Денисом на озеро пошли, знала, чем закончится?
    - Догадывалась. Мне было интересно, как ты все обставишь... Ну а дальше ты все знаешь. - Оля на минуту замолчала. - А потом уже, после Юркиного дня рождения, они меня три ночи подряд трахали, когда ты засыпал. По часу-полтора. Наверное немного стеснялись при тебе в первое время. Вот по ночам и трахали меня как только хотели.
    Ошеломленный, я сидел на заднем сидении. Все это время я думал, что это я, я раскрутил жену на это приключение, а оказывается, все это время она разводила меня, знала все с самого начала. И пошла на это. Я знаю - для меня.
    Я смотрю на Оленьку. Она молча, сосредоточенно смотрит на дорогу. Щеки ее слегка покраснели, руки нервно елозят по рулю. Она нервничает - не знает, как я на это отреагирую. И тут она бросает короткий взгляд в зеркало. И в этом взгляде я вижу... Безграничную любовь.
    - Я очень люблю тебя, Сашенька.
    - Я тоже тебя люблю.
    Я, перегнувшись через спинку, нежно целую мою милую, мою любимую Оленьку в щеку, в шею, моя рука ныряет ей под майку и сжимает грудь.
    - Давай свернем вон в тот лесок, - шепчу я ей на ушко.
    - Зачем?
    - Я тебя хочу...
     

  2. ter70

    ter70 Форумчанин

    Дааааа ,рассказ впечатляет и сильно))),читал его урывками три дня ,просто супер,автору респект)))))
     
  3. ReanimatorXP

    ReanimatorXP Форумчанин

    Да рассказ просто супер.
    Давно не встречал таких.
    Автору 5+
     
  4. Hyb

    Hyb Форумчанин

    читал вскользь. мне кажется что жена спецом захотела кого-то кроме мужа. но впечатляет. начал даже ревновать
     

Поделиться этой страницей