Мама моего армейского друга. Его рассказ.

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем Gornov, 1 дек 2012.

  1. Gornov

    Gornov Форумчанин

    Инцест, молодой и зрелая, секс с пьянй девушкой. Рассказал мой армейский товарищ очень давно, но вот сейчас ешил выложить.



    Эту историю рассказал мне мой армейский товарищ. Дело было вечером в наряде по столовой. Я с Сашкой сидел в овощной подсобке и скреб ножом картошку. Приятель колдовал с машинкой, которая сломалась на первой мешке и ни в какую не хотела запускаться.
    - Тьфу, е…ь ее копать, - сплюнул приятель и бросил попытки реанимировать машинку, - придется опять за нож браться. Так, подвинься.
    Он сел рядом со мною на скамейку и вял в левую ладонь картофелину, а правой вооружился ножом. Как раз в этот момент к нам вошла одна из поварих из вольнонаемных, готовившая еду на всю нашу часть.
    - Ну, сколько начистили? – спросила женщина лет тридцати пяти, одетая в белый халат, широко распахнутым на груди.
    - Да вот, пару ведер еще сделали, - лениво ответил Сашка и в наглую стал пялиться на ее грудь, мелькавшую в разрезе халата. А там было на что посмотреть: загорелые дыньки шестого размера, втиснутые в полупрозрачный лифчик на размер меньше. Стояла летняя жара и даже ночью температура не опускалась ниже двадцати пяти градусов, а уж на кухне, в поварском зале стояла и вовсе немыслимая духота. Поварихи ходили в одном белье и халатах поверху, часто наполовину расстегнутых, как сейчас. От этого у всех солдат, попадавших в наряд по столовой и конкретно в помощь поварам, член всегда стоял дыбом. Ходили слухи, что парочка поварих даже помогают расслабиться особенно приглянувшимся парням. Может и врут.
    - Мало, поторопитесь, а то сержанту вашему скажу, - недовольно ответила женщина и, не обращая внимания на взгляды Сашки, повернулась спиной и неторопливо вышла из комнаты. Но при этом так виляла попкой, что у меня немедленно вскочил член. Тонкая материя халата обтянула крепкие ягодицы, как латекс. Да еще женщина только пришла с кухни, где на ее теле выступила испарина и сейчас это прибавило сексуальности ее фигурке. А влажная материя тоненького халатика стала чуть ли не прозрачной.
    Бл…, у меня встал на нее, - хрипло проговорил Сашка, стоило закрыться двери за нашей гостьей. Приятель положил ладонь на бугор, выпятившийся на гульфике, и поправил член.
    - У меня тоже, - признался я. – Вот бы ее трахнуть. У меня никогда таких баб не было до армии, с оной девчонкой трахались, но она как щепка – ни попы, ни сисек, да и самой пятнадцать лет. А эта – ух!
    - А я такую несколько раз имел, - чуть задумчиво произнес приятель. – Почти один в один как эта повариха… у моей матери такая же фигурка, только чуть повыше и волосы длинные.
    - А при чем тут твоя мама? – не понял я, даже не задумавшись над подоплекой его слов. – Тоже поваром работает?
    - Я ее трахал.
    - Что???
    Я в изумлении уставился на Сашку.
    - Да ты гонишь!?
    - Сам ты гонишь, - обиделся приятель. – Бл… буду, что так оно и было.
    И Сашка принялся рассказывать:
    - У меня мамаша та еще шалава. Отец ушел когда мне было девять лет к другой. Мамка горевала недолго и уже через пару недель гуляла с другим мужиком, но не сходилась. Потом поменяла на второго, третьего… в общем, пошла по рукам. Но при этом фигуру сохранила обалденную. У нее сиськи пятого размера и лишь чуть-чуть висят, а задница просто гранит. Во напряги бицепс и попробуй его пальцами сдавить – вот такие булки у моей мамаши, хрен ущипнешь.
    Она перед моей армией полюбила и вовсе ходить в разные притоны, где ее имел кто хотел и возвращалась в дребадан пьяная. И однажды так напилась, что просто не смогла добраться до лифта. Я спал, когда зазвонил мобильник, и на экране высветилось имя: Мама.
    - Да, мам, чего ты?
    - Саашенькаа, сы… сыночка, помоги мне подняться в кава…квартиру, - в трубке послышался голос матери, которая едва шевелила заплетающимся языком. Я едва не обматерил ее, но сдержался – мать же, все-таки. Спал по своей привычке совсем голым и сейчас решил тоже трусы не надевать, рассчитывая минут через десять вновь завалиться в кровать. Натянув футболку и тонкие шорты, я спустился на улицу и принялся искать свою незадачливую родительницу. Отыскалась она за лавкой рядом с подъездом, видимо, решила посидеть, но не удержалась и свалилась на землю.
    - мА, давай руку и обопрись на меня, - произнес я, опускаясь на корточки и трогая ее за плечо. Но в ответ получил нечто непонятное:
    - А, все вы козлы и слабаки. Даже молодую женщину не можете трахнуть, импотенты.
    - Ма, это же я, Сашка, - ответил я, но все равно остался неузнанным.
    - Шурик? Ты-то куда со своим стручком, - пьяно захихикала мать, но потом вдруг протянула ко мне правую руку. – А-а, все равно, хоть ты помоги мне кончить.
    Пока она одной рукой пыталась ухватиться за меня и притянуть к себе, вторая ее ладонь елозила по одежде. В эту ночь она была одета в мягкую плесированую юбку, блузку с большим декольте и небольшую кофточку, сейчас расстегнутую больше чем наполовину. Да и на блузке одна пуговица из растегнутых была явно лишней.
    Ее ладонь, наконец, ухватила за юбку и стала медленно натягивать ее сперва на бедра, а после на живот. Меня пробил жар, когда я увидел ажурные окончания светлых чулочков, затем светлую полоску не укрытой одеждой кожи на бедрах и потом пристыл взглядом к ажурным трусикам, едва-едва укрывавших сокровенное местечко моей мамы.
    - Мам, да ты что, - хрипло проговорил я, ощущая, как вздыбленный член натягивает шорты и все продолжает расти.
    - Ну, давай, вставь мне, - еле шевелила языком мама. Ее пыла хватило еще на минуту, а затем просто уснула. А я сидел рядом я ней на корточках и не в силах был оторвать взгляд от ее животика и того, что располагалось ниже. Только когда совсем рядом блеснули фары машины, проехавшей рядом с нашим двором, я встрепенулся. Протянув руку, я медленно взялся за край юбки стал опускать ту вниз. Не хотел, вот совсем не хотел касаться матери, но предательская рука сама легка на ее животик и поползла от него к ножкам. Мысленно я себя успокаивал, что просто поправляю одежду на матери. Но в тоже время ощущал жар ее тела и гладкость кожи. При этом мой член едва не разрывал штаны, и мне стоило большого труда не коснуться его и не поправить. Знал, что стоит мне положить на него руку, как не отпущу больше, пока не закончу мастурбировать. Но подобное мне в ту минуту казалось ужасным.
    Закончив поправлять юбку и решив не трогать блузку, чтобы не искушать себя, я наклонился и обхватив маму под мышками, резко поднял ее. Та что-то пробормотала и вдруг тесно прижалась ко мне, уткнув лицо мне в шею. Ее правая рука легка на мои ягодицы и попытались сжать, а вторая заерзала в поисках застежки на штанах в районе паха.
    - Сщас растгну, щас быстро… Шрик, я хочу тебя, - бормотала мама, не открывая глаз. Сил на щипок моей попы у нее не нашлось, но вот ее вторая рука смогла добиться своего. Нет, шорты не сняла, те были на шнуровке, которую я затянул, когда одевался. Но чужие движения на члене вызвали оргазм.
    Я ощутил, как заныла головка члена в преддверии момента, когда выплеснется семя. Даже попытался сдержаться, но не смог.
    - А-а, - застонал я, когда член задергался и стал выдавать из себя струйки спермы. В шортах тут же стало мокро, горячо и липко. Не меньше минуты я стоял, почти отрешившись от реальности, порхая на волнах наслаждения. И все это время прижимал к себе маму, краем сознания ощущая, как тверды ее соски на возбужденной груди.
    Потом мне стало стыдно. С мокрым пятном в паху, красный, я стоял и не знал куда деваться. К счастью, мать вновь вырубилась и едва держалась на ногах, повиснув на мне и прижимаясь всем телом. Но испытанный оргазм снял напряжение и придал некоторую ясность мыслям. Закинув левую руку матери себе на шею и обняв ее своей правой рукой вокруг талии, я потащил е к подъезду. Когда набирал код на двери, пришлось одну руку освободить, и чтобы мама не упала, посильнее прижать ее к себе второй рукой. От ощущения крепкого женского тела возле себя вновь взбунтовался член. Одного раза ему было мало и он опять стал расти.
    Когда вошел в подъезд с мамой на плече, мой богатырь торчал вперед, словно копье. Очень везло в том плане, что в три часа ночи никого поблизости не было из соседей. А иначе позора нашей семейке было не избежать.
    С трудом довел маму до лифа, вызвал тот и внес ее внутрь. И снова испытал сильнейший соблазн прикоснуться к ней. В лифте светила яркая лампочка и при таком свете, которого не хватало на улице и в подъезде, я рассмотрел свою маму от и до. Ее юбочка вновь задралась, открыв кремовые трусики и края чулочков, я отлично видел ее щелку, выпячивающуюся сквозь материю белья. Трусики практически ничего не скрывали и скорее подчеркивали и добавляли сексуальности маминой киске.
    Уже мало что соображая и почти одурев от ощущения разгоряченного и доступного женского тела рядом, я опустил руку и положил ладонь на промежность матери. Та вздрогнула, что-то прошептала и подала таз вперед, навстречу моей ладони. Я ощутил, что белье моей мамы было мокрое, словно только что описалась. Я даже поднес влажные пальцы к своему лицу и понюхал, но ощутил лишь возбуждающий аромат женской смазки. Моя мама текла от неутоленного желания секса, словно последняя сучка.
    Этот запах стал последней каплей, обрушившей плотину моей осторожности. Моя рука, лежавшая на тали матери поползла вверх и остановилась, лишь ощутив упругие полушария, прикрытые несколькими лоскутами материи. Пока лифт ехал, я мял мамины сиськи, прокручивая соски в пальцах, и тер ее киску. И медленно терся членом о мамино бедро, чувствуя, что новый оргазм готов вылиться мне в штаны. Вот только довести до кульминации не успел – мы приехали и лифт распахнул свои створки. Если бы еще полминуты и не случилось того, что последовало в квартире.
    Подхватив маму, я занес ее в дом и не сразу опустил ее на диван, наслаждаясь зрелищем женского ела, расположившегося на моих руках в считанных сантиметрах от лица. Не удержался и коснулся губами краешка ее груди, что выглядывала из-под блузки. И вот тут я совсем обезумел от желания. Даже забыл, что это мя мама – я видел только симпатичную фигуристую женщину, которая, как и я жаждала секса. Пусть и спала.
    Маму я положил на диван, следом снял с себя футболку и испачканные шорты. После этого опустился на колени и стал покрывать поцелуями губы, лицо и шею мамы опускаясь все ниже. Ее блузка начала мешать мне и я расстегнул ее, буквально оторвав пару пуговок с мясом. Следом пришла очередь лифчика и вот перед моими глазами предстало обнаженное до пояса тело женщины. Ее большая грудь с коричневыми длинными сосками вызывающе покачивалась в такт дыханию и манила прикоснуться. И я не удержался, впившись ртом в одну из грудей, мягко тиская втору, которой не досталось ласки губами. Насытившись материнской грудью, я стал целовать ее животик, добрался до пупочка, который облизал язычком. Юбка мешалась и я снял ее, кинув куда-то в угол. Потом разорвал трусики даже не подумав, что своими грубыми движениями могу разбудить маму.
    Материнскую киску я лизал самозабвенно и при этом надрачивал свой член. Мне хватило минуты, чтобы выплеснуть поток спермы на пол, прямо себе под колени. Но остановиться я не мог даже после этого. Да и член, излившись, не собирался поникать и продолжал крепко стоять и покачивать блестящей головкой от моих движений.
    От моих ласк мама разомлела и даже начала постанывать сквозь сон, ее пирожок покраснел и увеличился еще больше в размерах, а между губок вверху показалась пуговка клитора. Мне никогда до этого не доводилось видеть женский орган, «мамин член», поэтому я буквально прикипел к нему взглядом , а потом не удержался и прикоснулся к нему губами. От этого движения мама застонала и слегка выгнулась, словно стараясь засунуть свой клитор поглубже мне в рот. А мне только и нужно было увидеть, что могу доставить наслаждение, а не только получить.
    Я принялся сосать твердый кусочек плоти, слегка покусывать и втягивать в рот, растягивая клитор, словно резиновый. Мама постанывала и пыталась сомкнуть бедра, чтобы зажать между ними мою голову, но из-за пьяного состояния была не в силах это выполнить.
    Чуть позже она кончила, да еще как! Струя бесцветной и практически не пахнувшей ничем жидкости ударила мне в лицо. Мама выгнулась всем телом и все же смогла сжать ноги, при этом больно сдавив мне шею, аж до хруста. Билась в экстазе она минут пять, и все это время ее соки поливали меня.
    Но вот она расслабилась и затихла. Я освободился от хватки ее крепких ножек, при этом не удержался чтобы не погладить их и мамины упругие ягодицы. И даже провел пальчиком по ее дырочке промеж ягодиц, на секунду представив, как намазываю ту и загоняю свой член. Ох, это моя мечта тогда была – трахнуть женскую попку. Еле удержался и чтобы справиться с искушением решил воспользоваться маминой основной щелкой, еще влажной и горячей после недавнего сумасшедшего оргазма.
    Я раздвинул мамины ножки в сторону, лег сверху на нее и плавно вошел внутрь мамы. От этой мысли, что сейчас мой член сжимает материнское влагалище, что моя головка хуя упирается в матку мамы, я так возбудился, что хватило трех движений, чтобы кончить. И мой оргазм был так силен, что почти потерял всякую связь с реальностью. Я лежал на маме, ощущая ее мягкие груди и то, как из ее киски мимо моего члена вытекает сперма. И лежал минут десять, пока не очнулся. После этого постарался привести все вокруг в порядок.
    - Ну, ты даешь, - ошарашено проговорил я. – Неужели, все так и было?
    - Честное слово, - серьезно ответил Сашка. – Кстати, маму я после того раза еще несколько раз долбил. Дожидался когда пьяная приходила или подсыпал снотворного.
    - И твоя мама, как та повариха выглядит? – хриплым голосом произнес я, кивая на дверь и намека на недавнюю посетительницу.
    - Почти один в один. А что, трахнуть ее хочешь?
    - Ага, - согласился я. –После такого рассказа у меня член едва не дымится. Хоть в туалет беги и дрочи.
    - Тогда у меня есть идея, как раскрутить эту бабенку. Только это в следующий наряд провернем…

    Конец.
     
    2 пользователям это понравилось.

Поделиться этой страницей