Лука Мудищев.

Тема в разделе "Зи Факинг Бэст", создана пользователем Ипполит Матвеич, 1 фев 2008.

  1. Ипполит Матвеич

    Ипполит Матвеич Гигант мысли

    Иван Семенович Барков.
    =============================================

    Мои богини, коль случится сию поэму в руки взять -
    Не раскрывайте, не годится, и неприлично вам читать.
    Вы любопытны, пол прекрасный, но воздержитесь на сей раз -
    Здесь слог письма для вас опасный. Итак - не трогать прошу вас.
    Но коли слушать не хотите - то так и быть, ее прочтите.
    Но после будете жалеть - придется долго вам краснеть...


    ПРОЛОГ.

    Блажен, кто по ночам ебет
    А по утрам исправно серет
    Перед обедом водку пьет
    Имеет чин и в бога верит верит.

    К прологу (дополнение)

    Природа женщин сотворила:
    Красу и слабость им дала,
    Меж ног две дырки прорубила
    Одну пиздою назвала.

    Пизда для женщины игрушка,
    Мягка, просторна, глубока.
    И как мышиная ловушка,
    Она заманчива всегда.

    Она мужчин собой пленяет,
    В нее всяк лезет, хоть убей,
    И бедный хуй о ней мечтает,
    Как по пшенице - воробей.

    О вы, замужние и вдовы,
    О девы - целки тут не в счет!
    Позвольте мне вам наперед
    Сказать о ебле два-три слова.

    Употребляйтесь на здоровье
    Отбросив глупый ложный стыд.
    Но надо вам одно условье
    Поставить, так сказать, на вид-

    Ебитесь с толком, аккуратней,
    Чем реже еться, тем приятней,
    Но боже всех вас сохрани
    От беспорядочной ебни!

    От необузданной той страсти
    Вы ждите всяческих напастей,
    Вас ненасытит никогда
    Обыкновенная елда.



    Часть 1

    Дом двухэтажный занимая
    В родной Москве жила-была
    Одна купчиха молодая,
    Лицом румяна и бела.

    Покойный муж ее мужчиной
    Еще не старой был поры.
    Но приключилася кончина
    Ему от жениной дыры.

    На передок все бабы слабы,
    Скажу вам прямо, не таясь.
    Но уж такой ебливой бабы
    И свет не видел отродясь!

    Покойный муж моей купчихи
    Был парень безответный, тихий,
    И слушая жены приказ
    Еб ее в сутки десять раз.

    Порою ноги чуть волочит,
    Хуй не cтоит - хоть отруби.
    Она ж и знать того не хочет:
    Хоть плачь, а все-таки еби!

    Подобной каторги едва ли
    Продержит кто, вот год прошел
    И бедный муж в тот мир сошел,
    Где несть ни ебли, ни печали.

    Вдова ж не в силах пылкость чрева
    И ярость страсти обуздать,
    Пошла направо и налево
    Любому-каждому давать.

    Ебли ее и молодые
    И старые и пожилые,
    Все, кому ебля по нутру
    Во вдовью лазали дыру.


    Три года в ебле бесшабашной,
    Как сон для вдовушки прошли.
    И вот томленья муки страшной
    На сердце камнем ей легли.

    Всех ебарей знакомы лица
    Их заурядные хуи
    Приснись ей хуй-и вот вдовица
    Грустит и точит слез струи.

    Но даже в ебли миг счастливый
    Ей угодить никто не мог:
    У одного хуй некрасивый,
    А у другого короток.

    У третьего - хуй неприличный,
    И предлиннющее муде -
    При ебле самой уж обычной
    Молотит больно по пизде.

    Бывает так - она кончает
    А уж у этих ебарей
    Елдак наружу вылетает
    Как из сарая - воробей.

    То сетует она на яйца -
    Не видно, словно у скопца.
    То хуй не больше, чем у зайца...
    Капризам, словом, нет конца.

    И вот отдавшись размышленью
    О бедном горе о своем
    Вдова, раскинувши умом
    Пришла к такому заключенью-

    "Мелки в наш век пошли людишки -
    Уж нет хуев - одни хуишки,
    Мне нужно будет так,иль сяк
    Сыскать большой себе елдак!

    Мужчина нужен мне с елдою,
    Чтобы когда меня он еб,
    Под ним вертелась я юлою,
    Чтобы глаза ушли на лоб!"

    Чтобы дыханье захватило,
    Чтоб все на свете я забыла,
    Чтоб зуб на зуб не попадал,
    Чтоб хуй до сердца доставал!"

    Вдова тоскует молодая,
    Вдове не спится- вот беда!
    Уж сколько времени - не знаю
    Была в бездействии манда.

    Убитая такой тоскою,
    Вдова решила сводню звать -
    Она сумеет отыскать
    Мужчину с длинною елдою!

    Часть 2

    В Замоскворечье, на Полянке
    Стоял домишко в два окна.
    Принадлежал тот дом мещанке
    Матрене Марковне. Она

    Жила без горя и печали
    И даму эту в тех краях
    За сваху ловкую считали
    Во всех купеческих домах.

    Но эта пламенная жрица
    Преклонных лет уже вдовица
    Свершая брачные дела -
    Прекрасной своднею была.

    Иной купчихе - бабе сдобной,
    Живущей с мужем неладком
    Устроит Марковна удобно
    Свиданье с ебарем тайком.

    Иль по другой какой причине
    Когда жену муж не ебет,
    Тоскует баба по мужчине,
    И ей Матрена хуй найдет.

    Иная в праздности тоскуя
    Захочет для забавы хуя,
    Моя Матрена тут как тут,
    Глядишь - бабенку уж ебут!

    Порой она вступала в сделку.
    Иной захочет (гастроном!)
    Свой хуй полакомить - и целку
    Ему ведет Матрена в дом.

    И вот за этой, всему свету
    Известной своднею, тайком
    Вдова направила карету,
    И ждет Матрену за чайком.

    Вошедши, сводня помолилась,
    На образ истово крестясь,
    Хозяйке чинно поклонилась,
    И так промолвила, садясь:

    "Зачем прислала, дорогая?
    Иль есть нужда во мне какая?
    Изволь, хоть душу заложу,
    А уж тебе я угожу!

    Не надо ль женишка с провором,
    Иль просто чешется пизда?
    И в этом случае всегда
    Смогу помочь такому горю.

    Без ебли, милая, зачахнешь,
    И жизнь те будет немила.
    А для тебя я припасла
    Такого ебаря, что ахнешь!"

    "Спасибо, Марковна, на слове,
    Вдова промолвила тогда
    Хоть ебарь твой и наготове,
    Да подойдет ли мне елда?

    Мне нужен крепкий хуй, здоровый,
    Не меньше, чем восьмивершковый,
    А малому не дам хую
    Посуду пакостить мою!"

    Трудненько, милая, трудненько,
    Сыскать подобную елду.
    С восьми вершков ты сбавь маленько,
    И я тогда тебе найду!

    Есть у меня тут на примете
    Так не поверишь - ей же ей,
    Что не сыскать на белом свете
    Такого хуя и мудей.

    Сама я, грешная, смотрела
    Намедни хуй у паренька,
    И увидавши - обомлела!
    Не хуй - пожарная кишка!

    У жеребца - и то короче,
    Ему не то что баб скоблить,
    А впору бы - сказать не к ночи,
    Такой елдой чертей глушить.

    Собою - видный и дородный,
    Тебе, красавица, подстать.
    Происхожденьем благородный,
    Лука Мудищев, его звать.

    Одна беда, теперь Лукашка
    Сидит без брюк и без сапог.
    Все пропил в кабаке, бедняжка,
    Как есть до самых до порток.

    Вдова с томлением внимала
    Рассказам сводни о Луке
    И сладость ебли предвкушала
    В мечтах о длинном елдаке.

    Не в силах побороть волненья
    Она к Матрене подошла
    И со слезами умиленья
    Ее в объятия взяла.

    "Матрена, сваха дорогая,
    Будь для меня как мать родная,
    Луку Мудищева найди
    И непременно приведи!

    Дам денег, сколько ни захочешь,
    А там уж ты сама схлопочешь-
    Одеть приличнее Луку
    И быть с ним завтра к вечерку".

    Четыре четвертных бумажки
    Вдова дает ей ко всему,
    И просит сводню без оттяжки
    Сходить под вечерок к нему.

    Походкой чинной, семенящей
    Матрена скрылася за дверь
    И вот вдова моя теперь
    В мечтах о ебле предстоящей...


    Часть 3

    В ужасно грязной и холодной
    Каморке, возле кабака,
    Жил вечно пьяный и голодный
    Герой поэмы - мой Лука.

    К своей он бедности чрезмерной
    Имел еще одну беду -
    Величины неимоверной
    Семивершковую елду.

    Ни молодая, ни старуха,
    Ни блядь, ни стерва-потаскуха,
    Узрев такую благодать,
    Не соглашались ему дать.

    Хотите нет, хотите верьте,
    Но по Москве носился слух,
    Что будто-бы заеб до смерти
    Лука каких-то барынь двух!

    Теперь любви совсем не зная,
    Он одиноко так и жил,
    И длинный хуй свой проклиная,
    Тоску-печаль в вине топил.

    Но тут позвольте отступленье
    Мне сделать с этой лишь строки,
    Чтоб дать вам вкратце представленье
    О роде-племени Луки.

    Весь род Мудищевых был древний,
    И предки нашего Луки
    Имели вотчины, деревни
    И пребольшие елдаки.

    Покойный предок их - Порфирий,
    Еще при Грозном службу нес,
    И поднимая хуем гири,
    Порой смешил царя до слез.

    Послушный Грозного веленью
    Своей елдой без затрудненья
    Он убивал с размаху двух
    В опале бывших царских слуг.

    Другой Мудищев - воин бравый
    В полках петровских состоял,
    Во время битвы под Полтавой
    Он хуем пушки прочищал.

    Благодаря такой махине
    При матушке Екатерине
    Прославился Мудищев Лев -
    Красавец генерал-аншеф.

    Сказать по правде - дураками
    Всегда Мудищевы росли.
    Но пребольшими елдаками
    Они похвастаться могли.

    Свои имеья, капиталы
    Проеб Луки распутный дед
    И мой Мудищев - бедный малый,
    Был нищим с самых юных лет.

    Cудьбою не был он балуем,
    И про него сказал бы я -
    Судьба его снабдила хуем,
    Не давши больше ни хуя!

    Часть 4

    Настал и вечер дня другого.
    Купчиха гостя дорогого
    В гостинной с нетерпеньем ждет,
    И время медленно идет.

    Вот вечером она в пахучей
    Помылась тщательно воде,
    И смазала, на всякий случай,
    Лесной помадою в пизде.

    Хоть хуй любой ей не был страшен,
    Но тем не менее ввиду
    Такого хуя, как Лукашин,
    Вдова боялась за пизду.

    Но, чу! Звонок! Она вздрогнУла...
    Еще прошло минуты две...
    И вот является вдове
    Желанный гость. Она взглянула-

    Стоял пред ней, склонившись, фасом
    Дородный длинный господин
    И произнес солидным басом:
    Лука Мудищев, дворянин.

    Одет в сюртук щеголеватый,
    Причесан, тщательно побрит,
    Но вид имел дураковатый,
    Не пьян, а водкою разит...

    "Весьма приятно, я так много
    О вашем слышала... вдова
    Как бы смутилася немного,
    Сказав последние слова.

    Да, это точно, похвалиться
    Могу конечно, впрочем вам
    Самим бы лучше убедиться,
    Чем доверять чужим словам.

    И продолжая в том же смысле,
    Усевшись рядышком болтать,
    Они одной предались мысли -
    Скорей бы еблю начинать.

    Чтоб не мешать беседе томной,
    Ушла Матрена в уголок,
    Уселась там тихонько, скромно,
    И принялась вязать чулок.

    Но находясь вдвоем с Лукою,
    Не в силах снесть сердечных мук,
    Полезла вдовушка рукою
    В карман его суконных брюк.

    И от ее прикосновенья
    Хуй у Луки воспрянул вмиг,
    Как храбрый воин в час сраженья -
    Могуч, напорист и велик.

    Нащупавши елдак, купчиха
    Вся загорелася огнем
    И прошептала нежно, тихо
    "Лукашка, миленький, пойдем!"

    И вот вдова вдвоем с Лукою,
    Она и млеет и дрожит,
    И страсть онем ее палит,
    И в жилах кровь бурлит рекою.

    Снимает башмаки и платья,
    Рвет с нетерпеньем пышный лиф,
    И обе груди заголив,
    Зовет Луку к себе в объятья.

    Мудищев тут же разъярился
    Тряся огромную елдой
    И как со смертной булавой
    Он на купчиху устремился.

    Купчиху на кровать взвалил,
    Задравши кверху ей рубаху,
    И длинный хуй свой, словно плаху
    Он между ног ей засадил.

    Но тут игра плохая вышла,
    Как будто кто всадил ей дышло,
    Купчиха начала кричать,
    И всех святых на помощь звать.

    Она кричит - Лука не слышит.
    Она сильнее все орет,
    Лука как мех кузнечный дышит,
    И все ебет, ебет, ебет!

    Услышав крики эти, сваха
    Спустила петельки с чулка,
    И молвила, дрожа от страха:
    "Ну, знать, заеб ее Лука!"

    Но через миг собравшись с духом
    С чулком и спицами в руках
    Летит Матрена легким пухом,
    И к ним вбегает впопыхах.

    И что-же зрит - вдова стенает
    От ебли выбившись из сил,
    Лука ей жопу заголил,
    И еть нещадно продолжает.

    Матрена-cваха вьется птицей,
    Скорей спешит помочь в беде -
    И ну колоть вязальной спицей
    Луку то в жопу, то в муде...

    Лука воспрянул злом свирепым,
    Старуху на пол повалил
    И длинным хуем, словно цепом
    По голове ее хватил.

    Но тут Матрена изловчилась,
    Остаток силы собрала,
    В муде Луке она вцепилась,
    И яйца прочь оторвала.

    Лука, однако же, старуху,
    Своей елдою, cловно муху,
    Успел прихлопнуть наповал.
    И сам безжизненный упал!

    Эпилог

    Наутро там нашли три трупа -
    Лежал Мудищев без яиц,
    Вдова, разъебана до пупа,
    И сваха - распростершись ниц.

    Вот наконец и похорОны -
    Собрался весь торговый люд,
    Под траурные перезвоны
    Три гроба к кладбищу несут.

    Народу много собралося,
    Купцы за гробом чинно шли,
    И на серебраном подносе
    Муди Лукашкины несли.

    За ними медики-студенты
    В халатах белых без штанов,
    Они несли его патенты
    От всех московских бардаков.

    К Дашковскому, где хоронили,
    Cтеклася вся почти Москва.
    Там панихиду отслужили,
    И лились горькие слова.

    Когда ж в могилу опускали
    (.........) Лукашкин гроб
    Все бляди хором закричали-
    "Лукашка, мать твою, уеб!"

    Лет через пять соорудили
    Часовню в виде елдака,
    У входа надпись водрузили:
    " Купчиха, сводня и Лука..."
     

  2. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    ...Ипполит, тема перенесена...
    ..творчество Баркова конечно заслуживает уважения, но всё же оно скорее показатель поэтичности ненормативной лексики и непечатного жанра , чем эротическое произведение...
    ...литературоведы кстати и по сей день спорят об авторстве "Луки"...и многие из них полагают, что эпос был написан лет через 100 после смерти поэта...единого мнения тут нет, как и в легендах о его смерти (утонул в сортире в момент психического припадка во время запоя)...вобщем эта нетленка пусть лежит здесь...попозже скину "Евгений Онегин"...

    И.С. Барков

    K o л ы б e л ь н a я

    Cпи мoй xуй тoлcтoгoлoвый,
    Бaюшки - бaю.
    Я тeбe, ceмивepшкoвый,
    Пeceнку cпoю.
    Cтaл pacти ты пoнeмнoгу
    И вoзpoc, дpуг мoй,
    Toлщинoй в тeлячью нoгу,
    B ceмь вepшкoв длинoй.
    Пoмнишь ли, кaк paз пoпутaл
    Hac Лукaвый бec ?
    Tы мoeй куxapкe дoмнe
    B зaдницу зaлeз.
    Пoмнишь ли, кaк тa кpичaлa,
    Bo вcю мoщь cвoю,
    И нeдeли тpи дpиcтaлa
    Бaюшки - бaю.
    Жизнь пpoшлa, кaк пpoлeтeлa,
    B eблe и блядcтвe.
    И тeпepь cижу бeз дeлa
    B гope и тocкe.
    Плeшь мoя, дa ты ли этo ?
    Kaк ты из'eблacь.
    Из мaлинoвoгo цвeтa
    B cиний oблeклacь.
    Bы, мудьe, кpaca пpиpoды,
    Bac нe узнaю...
    Эx, пpoшли былыe гoды.
    Бaюшки - бaю.
    Boт умpу, тeбя oтpeжут
    B Питep oтвeзут.
    Taм в Kунcт-кaмepу пocтaвят,
    Чудoм нaзoвут.
    И пocмoтpит люд cтoличный
    Ha вcю мoщь твoю,
    Экий, - cкaжут, -xуй пpиличный.
    Бaюшки - бaю.


    ...он же..

    И c п o в e д ь

    - Oтeц дуxoвный, c пoкaяньeм
    Я пpийти к тeбe cпeшу.
    C чиcтым, иcкpeнним пpизнaньeм
    Я o пoмoщи пpoшу.
    - Kaйcя, кaйcя, дoчь мoя,
    He cкpывaй, нe унывaй,
    Paд я дoчepи пoмoчь.
    - Oт млaдeнчecтвa нe знaлa,
    Чтo ecть xитpocть и oбмaн:
    Paз c мужчинoю гулялa
    Oн мeня зaвeл в чулaн.
    - Aй дa cлaвный мoлoдeц.
    Kaйcя, paccкaжи кoнeц.
    K xуду oн нe пpивeдeт:
    Чтo-тo тут пpoизoйдeт.
    - Kaтя, aнгeл, oн cкaзaл,-
    Я в любви тeбe клянуcь,-
    Чтo-тo твepдoe coвaл
    Я ceйчac eщe бoюcь.
    - Kaйcя дaльшe, нe poбeй,
    Kaйcя, кaйcя пocкopeй.
    Будь в нaдeждe нa пpoщeньe
    Paccкaжи пpo пpиключeньe.
    - Чтo-тo в нoги мнe coвaл,
    Длиннo, твepдo, гopячo,
    И, пpижaвши, цeлoвaл
    Meня в пpaвoe плeчo.
    - B тoжe вpeмя кaк нoжoм,
    Meжду нoг мнe caдaнул,
    Чтo-тo твepдoe вoткнул
    Пoлилacя кpoвь pучьeм.
    - Kaйcя, кaйcя, чecть и cлaвa
    Boт пpимepнaя зaбaвa.
    Aй дa cлaвный мoлoдeц.
    Paccкaжи тeпepь кoнeц.
    - Oн нeмнoгo пoдepжaл,
    Xoтeл чтo-тo мнe cкaзaть,
    A caм cильнo тaк дpoжaл,
    Я xoтeлa убeжaть.
    - Boт, в чeм дeлo cocтoит,
    Kaк бeжaть, кoгдa cтoит ?
    Tы пpocящим пoмoгaй:
    Чeгo пpocят, тo дaвaй.
    - Oн мeня cxвaтил нacильнo,
    Ha coлoму улoжил,
    Цeлoвaл мeня умильнo
    И пoдoл зaвopoтил.
    - Aй дa cлaвный мoлoдeц,
    Kaйcя, paccкaжи кoнeц.
    K xуду oн нe пpивeдeт
    Чтo пoтoм пpoизoйдeт ?
    - Пoтoм нoги paздвигaл,
    Лeг нaxaльнo нa мeня,
    Чтo-тo пpoмeж нoг coвaл,
    Я нe пoмнилa ceбя.
    - Hу, чтo дaльшe ? пocкopeй.
    Kaйcя, кaйcя нe poбeй.
    Я и caм ужe дpoжу,
    Будтo нa тeбe лeжу.
    Kaйcя, кaйcя, бpaвo, бpaвo,
    Kaйcя, кaйcя, чecть и cлaвa.
    Ax, в кaкoм я нacлaждeньe,
    Чтo имeлa ты тepпeньe.
    - Cepдцe к cepдцу, губы вмecтe.
    Цeлoвaлиcя мы c ним
    Oн вoдил тудa paз двecти
    Чeм-тo твepдым и бoльшим.
    - Aй дa cлaвный мoлoдeц.
    Kaйcя, paccкaжи кoнeц.
    Этo oпытный дeтинa
    Знaл гдe cкpытaя cвятыня.
    - Mы нeмнoгo пoлeжaли...
    Bдpуг зacтaлa мeня мaть,
    Mы c ним oбa зaдpoжaли,
    A oнa мeня pугaть.
    - Ax, xpычeвкa, cтapый пec,
    Зaчeм пec ee пpинec ?
    Oн нeмнoгo oтдoxнул бы
    Дa paзoк eщe вoткнул бы.
    - Ax, бeзумнa,- мaть вcкpичaлa,-
    Heдocтoйнaя ты дoчь.
    Bcя зaмapaнa pубaшкa...
    Kaк тут этoму пoмoчь ?
    - Бepeглa б cвoю, xpычeвкa.
    Чтo зa дeлo дo дpугoй ?
    Злeйший вpaг oнa. плутoвкa.
    Пoдoждaлa б чac дpугoй.
    - Taк пoшлa я к пoкaянью:
    Oбo вceм тeбe oткpыть,
    И гpeзaм мoим пpoщeньe
    У тeбя oтeц пpocить.
    - Дoчь мoя, тeбя пpoщaю.
    Heт гpexa, нe унывaй.
    B тoм тeбe я paзpeшaю,
    Ecли пpocят, дo дaвaй.
     
  3. Snegyro4ka

    Snegyro4ka Я - робот, и нет у меня сердца

    Горе от Ума (автора я к сожалению не вычислила)

    Комедия в 4-х действиях
    ПРОЛОГ

    Все говорят, что неприлично
    Коверкать "Горе от ума",
    Но это вовсе не логично,
    Тут только истина сама.
    Одна лишь истина святая,
    Так не любимая судьбой,
    Слагает стих правдивый мой,
    В нем без стесненья называя
    Пизду, как следует, пиздой.
    Тут все ебутся без изъятья,
    И мне тут, право, не понять,
    Как эти милые занятья
    Ебнею прямо не назвать?
    Молчалин Софью ведь ебал,
    Забравшись в спальню спозаранку;
    Им вторя, барин-либерал
    Ебет пикантную служанку,
    И еться едут все на бал.
    Молчалин Лизу соблазняет
    И ей в награду предлагает
    Помаду "для других причин",
    Но он не сделал бы беды,
    Если б сказал ей без стесненья,
    Что та помада для пизды.
    А Репетилов, на ночь глядя,
    Из клуба будто б прискакал;
    Ведь он бессовестно соврал!
    Ведь он весь вечер пробыл с блядью,
    Ведь и ребенок нынче знает
    Веселый, беззаботный клуб,
    Где девку каждый получает
    За наш кредитный русский рубль.
    Теперь циничны так и гадки,
    Так развращен и стар и мал,
    Что стыд давно уж без оглядки
    От них навеки убежал.
    Любви не встретишь идеальной,
    И как блудлив прекрасный пол,
    Мужчина лезет так нахально
    Ко всякой девке под подол.
    Сюжет этот давно готовый,
    Сам Грибоедов его дал,
    Я же лишь запах внес хуевый
    И мысли больше развивал?
    Не правда ли, что развлеченье
    Представил я в публичный суд?
    А потому должно с почтеньем
    Принять отечество мой труд-,

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    Павел Афанасьевич Фамусов, управляющий казенным местом, стар, бессилен и непотребен.
    Софья Павловна, дочь его, девица скромная, раком еще никому не давала.
    Лиза, служанка, в пизде, кроме хуя, соломинки не видала.
    Алексей Степанович Молчалин, секретарь Фамусова, недавно излечившийся от испанского воротничка.
    Александр Андреевич Чацкий, носится с хуем, как с писаной торбой.
    Полковник Сергей Сергеевич Скалозуб, здоровая солдатская елда.
    Наталья Дмитриевна Горячева, молоденькая дама с недавно проломленной целкой.
    Платон Михайлович, ее муж, отставной поручик, хуй с оглоблю.
    Князь Тугоуховский и княгиня, жена его, с 6-ю дочерьми, хозяева пятирублевого бардака, в котором их дочери служат блядьми.
    Графиня Хрюмина, бабушка, потерявшая невинность при Рюрике.
    Графиня Хрюмина, внучка, пизда, лишенная еще всякой растительности.
    Антон Антонович Загорецкий, блядь в портках.
    Старуха Хлестова, свояченица Фамусова, замоскворецкая сводня.
    Г-н N, Г-н Д, отставные бардачные вышибалы.
    Репетилов, бардачный завсегдатай.
    Петрушка, холодный, потливый хуй с бородавками.
    Множество гостей всякого разбора и их лакеев при разъезде.
    Официанты Фамусова.

    Действие в Москве в доме Фамусова.


    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
    ЯВЛЕНИЕ 1


    Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софьи, откудова слышно попердывание и взвизгивание, которые потом умолкают. Лиза средикомнаты спит, свесившись с кресел и держа правую руку за пазухой, левую подподолом. Утро, чуть брезжит день.

    Лиза
    (вдруг просыпается, встает с кресел, оглядывается)
    Светает! Ах, ебена мать! как скоро ночь минула!
    А я на кресле здесь ночь целую продула.
    А что-то наши господа?
    (Смотрит в щелку двери)
    Вот у Молчалина елда!..
    Ну, право, больше нашей флейты!
    А каково, голубке, ей-то,
    Несчастной барышне? Как он ее ебет...
    Впился зубами ей за сиську
    И всунул под живот
    Полуаршинную сосиську!
    (Поднимает подол и ковыряет у себя в пизде)
    Она ж, ебена мать, лежит
    Такою смирною овечкой.
    Покамест он ее мозжит,
    Я подрочу хоть сальной свечкой.
    (Берет подсвечник и дрочит)
    Однако им пора кончать,
    А как сказать? - пойдут ворчать!
    (Подходит к дверям)
    Кончайте, Алексей Степаныч,
    Не наеблись вы разве за ночь?
    Старик изволил уж подняться...
    Сударыня, пора вам подмываться!
    Вода простыла уж в ведре,
    Пора и отдых дать пизде!

    Голос Софьи
    Который час?

    Лиза
    Да все уже в доме встали,
    Папаша пили чай и раза три уж срали,
    Вставать пора и вам давно.

    Голос Софьи
    Отстань, отстань, уйди, говно!

    Лиза
    Сударыня, пора вам одеваться,
    Вдруг барин явится сюда -
    Тогда уж поздно оправдаться,
    Со страху съежится пизда.

    Голос Софьи
    Сейчас...
    Ты приготовь мне шемизетку,
    А мы еще в последний раз
    С Молчалиным проделаем минетку.

    Лиза
    Что за бесстрашные! Как барин вдруг нагрянет
    Да их вдвоем в постели и застанет.


    ЯВЛЕНИЕ 2

    Лиза и Фамусов

    Лиза
    Ах! барин!

    Фамусов
    Барин, да.
    (Расстегивает штаны)
    Поди ко мне и сядь сюда.

    Лиза (поднимая подол)
    Опомнитесь, вы - старики...

    Фамусов
    Почти.

    Лиза
    Ну кто придет, куда мы с вами?

    Фамусов
    Кому сюда прийти?
    (Хватает Лизу за сиськи)

    Лиза
    Опомнитесь, вы - старики...

    Фамусов
    Зато, душа, хуями мы крепки!

    Лиза
    Ну вот, расхвастались,
    Какой вы хвастунишка!
    Да разве хуй у вас?
    Так, дрянненький хуишка!

    Фамусов (рассматривая свой хуй)
    Он не велик, коль нос повесил,
    (Сажает Лизу на колени)
    Зато в пиэде он жив и весел,
    Смотри, как между ног хлопочет.

    Лиза
    Да он и не ебет, а только так, щекочет.

    Фамусов
    А вот постой, сейчас запляшет он в пизде,
    А ты пощекоти меж тем мои муде;
    Ты шарить меж яиц большая мастерица.

    Лиза
    У вас не хуй, а спица;
    Какой вы баловник! К лицу ль вам эти лица!

    Фамусов
    Ага, вот так, вот так!..
    Поддай еще разок,
    Отлично, хорошо!..
    Уж стало заходиться!
    Поерзай на хую...
    Целуй меня, дружок!..
    Ну, оботри мне хуй.
    Мерси, пойду побриться.
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 3

    Лиза (одна)
    Ему-то хорошо! пихнул разочка три,
    Да и давай кончать, так просто штукотворил.
    То яйца щекочи, то хуй, вишь, оботри;
    Хотя б уж еб путем... Тьфу! только раззадорил!
    Нет! Петр-буфетчик не таков.
    Как сладко с ним делить любовные утехи!
    Он на хую кладет семь пятаков
    И бьет им вдребезги орехи!
    А хуй у барина висит всегда как плеть,
    А он туда же - лезет еть!..
    И не ебет, а так... щекочет,
    То так, то этак-все морочит,
    Лишь ссаками пизду обмочит.
    У, старый пиздолиз! Эх, мать твою ети!
    Однако в кухню мне пора идти.
    Надеть хоть чистую рубашку
    Да запихнуть в пизду пахучую бумажку,
    А то ведь барышня всегда меня гоняет,
    Как только от меня заебиной воняет.
    (Хочет уйти)


    ЯВЛЕНИЕ 4

    Лиза, Софья (с распущенными волосами, в белой нижней юбке, с голыми руками, сиськи наружу) со свечою в правой руке, левою держит и ведет за собою за хуй Молчалиyа; у Молчалина с собою бумаги.

    Софья

    Чего шумишь? что на тебя напало?
    Молчалин триппер мог схватить.
    (С грустью смотрит на Молчалина)

    Лиза
    Конечно, вам расстаться тяжело,
    До света, запершись, еблись, а кажется все мало?

    Софья
    Ах, в самом деле рассвело.
    (Тушит свечу, к Молчалину)
    О, как глаза тебе сегодня подвело!
    Как тяжело с тобою расставаться!

    Молчалин
    Мы с вечера опять начнем пихаться.

    Софья
    Идите, целый день еще потерпим скуку.

    Лиза
    Да от хуя его вы отнимите руку.
    А вы бы, сударь, хуй в штаны хоть положили
    Или бумагами его прикрыли.

    Молчалин (надевает бумаги на хуй)
    Совет разумный!


    ЯВЛЕНИЕ 5

    Софья, Лиза, Молчалин и Фамусов.

    Фамусов

    Что за хуевина! Молчалин, ты ли, брат?

    Молчалин
    Я-с.

    Фамусов
    Зачем же здесь? и в этот час?

    Молчалин
    Я для доклада нес записки.

    Фамусов (Софье)
    А у тебя зачем наружу смотрят сиськи?

    Софья
    Я встала лишь сейчас, одеться не успела.

    Фамусов
    А фрейлина твоя чего, ебена мать, смотрела?

    Лиза
    И я ведь, сударь, не без дела.

    Фамусов
    Молчать! Мне, право, не до шуток,
    Я сам не срал уж двое суток,
    Ужасно с некоторых пор
    Терроризирует запор.
    Сегодня утром я поставил два клистира,
    А вы меня опять взбесить уже собрались.
    Признайтесь, чем вы занимались?

    Молчалин
    Я шел с бумагами...

    Фамусов
    Эй, полно врать, ебена мать,
    Идем бумаги разбирать!
    (Хочет взять бумаги у Молчалина, тот подает, но обнажает хуй)
    Отцы! Вот это хуй! Оглобля с колымаги.
    Ну век!.. Не знаешь, что начать.
    Так, говоришь, ты нес бумаги?

    Лиза
    Он шел к вам в кабинет с бумагами, спешил;
    Ну просто-напросто хуй спрятать позабыл.

    Фамусов (к Софье)
    А ты, бесстыдница, откудова взялась?
    Я шашни ваши выведу наружу!
    (Софья от страха сцыт)
    Ах ты, бесстыдница, уж и обосцалась!
    Эй, Лиза! подотри скорее тряпкой лужу
    И это каждый раз, что за ебена мать!
    (К Молчалину)
    Пойдем бумаги разбирать.

    (Уходят).


    ЯВЛЕНИЕ 6

    Софья и Лиза. Слуга.

    Лиза

    Вот так хуевина. Потеха!

    Софья
    Иди в пизду, мне не до смеха.

    Лиза
    Пропал совет мой ни за грош!

    Софья
    И вот теперь беда! И папенька хорош,
    Ворчит, как старая пизда, И всюду сует нос дурацкий.

    Слуга (входя)
    К вам Александр Андреич Чацкий.
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 7

    Софья, Лиза, Чацкий.


    Чацкий (входя)
    Чуть свет, а я уж на ногах!
    И я у ваших ног.
    С утра стоит мой хуй в штанах
    И срать два дня не мог!
    (Целует Софью в еще не закрытую сиську)
    Меня не ждали? говорите!
    А вот елдак мой посмотрите.
    Пизденку вашу покажите,
    Со мной поеться ль не хотите?
    Как будто не прошло недели,
    Вчерашнего как будто дня
    Вы на хую моем сидели
    И забавляли тем меня.

    Софья
    Ну полно вам хуевину болтать,
    Давайте еться - вот кровать.


    ЯВЛЕНИЕ 8

    Лиза (одна)

    Ну жизнь, ну господа!
    Им что? им все равно
    А тут завидуешь иной раз и собаке:
    Ты подтирай господские их сцаки
    И убирай господское говно!


    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    ЯВЛЕНИЕ 1

    Фамусов и слуга.

    Фамусов

    Петрушка! вечно ты с обновкой,
    На жопе вырван клок.
    Достань-ка календарь;
    Читай не так, как пономарь,
    А с чувством, с толком, с расстановкой.
    Постой же.
    На листе черкни на записном,
    Что на прошедшей, мол, недели
    Я в клубе пил коньяк и ром
    И хуерык схватил в бордели.
    Куда как чуден Божий свет'
    Пофилософствуй - ум вскружится'
    То хуй встает, а то вдруг нет,
    Раз поебешь, а надо год лечиться
    Отметь-ка ты еще, аль нет..
    Я к сводне приглашен на еблю в воскресенье
    Ох, род людской пришел в забвенье,
    И каждый хочет хуем в дырочку ту влезть,
    В которой был и сам и где ни встать, ни сесть
    Но сожаленье, о себе пизда всегда оставит
    Прекрасный сувенир! Да вот пример:
    В четверг к Кузьме Петровичу на погребенье
    Покойник был почтенный камергер,
    Но сифилис пришлось сынку оставить;
    Весь был он в танкерах, а все же был женат,
    Переженил детей, внучат,
    Скончался - все об нем с прискорбьем вспоминают:
    Кузьма Петрович! - мир ему! Что за пизда?
    От шанкеров в Москве уж умирают.
    Пиши: в четверг - одно уж к одному -
    А может, в пятницу, а может, и в субботу,
    Я должен вдовушку одну тут поскоблить,
    Хоть болен хуй, но по расчету
    Разочек можно... так и быть!


    ЯВЛЕНИЕ 2

    Фамусов, слуга, Чацкий.

    Фамусов

    А! Александр Андреич! Просим,
    Садись-ка...

    Чацкий
    Вы заняты?

    Фамусов (слуге)
    Поди.
    Слуга уходит

    Да, разные дела насчет ебни
    На память в книжку вносим.
    Забудется, того гляди: кого недоебешь,
    А ту не в очередь пихнешь.

    Чацкий
    Вы что-то бледны стали...
    Да, впрочем, хуерык у вас;
    А то возьмите вот рецепт,
    Пройдет как раз, живой рукой.
    Пора б остепениться вам, ведь ваши лета.

    Фамусов
    Лета, мои лета, что за лета?
    Да я недавно матку
    Бляденке так толкнул, что та
    От боли начала плясать вприсядку,
    Вертелась целый час!

    Чацкий
    Дивлюся, как хватило силы в вас'
    Хочу спросить у вас два слова:
    У Софьи Павловны пизда здорова?

    Фамусов
    Тьфу, мать его ети! какая у него заебистая рожа!
    То Софья Павловна с Венерою лишь схожа,
    То Софья Павловна Венерою больна.
    Скажи, по хую, что ль, пришлась тебе ее пизда?
    Избави Бог, ты хочешь с ней скоблиться?

    Чацкий
    А вам на что? Вопросы праздные одни.

    Фамусов
    Ах, хуй те в рот! изволил удивиться.
    А вот на что: ведь я ей несколько сродни;
    По крайней мере, искони
    Отцом недаром называли.

    Чацкий
    Ну если б и хотел ее я еть -
    Вы что бы мне сказали?

    Фамусов
    Сказал бы я: ох, ебарь, не блажи
    И сразу целку еть не думай ты оплошно,
    Поди пизденку прежде полижи.
    Чацкий Я еть-то рад, лизать вот тошно!

    Фамусов
    Вот то-то все вы подлецы!
    Спросили бы, как делали отцы?
    Учились бы, на старших глядя:
    Я, например, или покойник дядя,
    Когда жила у нею воспитанница Надя,
    Ее он еб и впрямь и вкось,
    Свой человек во всякой был бордели
    И еб блядей не только что в постели -
    Натягивал, кладя на стол.
    Вельможа - ну тот уж. тем паче
    И еб и срал совсем иначе!
    Ведь при дворе тогда не то, что ныне:
    Ебеной матери служил Екатерине!
    Раз ко двору его на вечер пригласили,
    А в те поры все фрейлины дрочили,
    И граф Орлов в ту пору был в отлучке,
    Пизду ломал своей тогда он внучке..
    Ну подошел мой дядя к ручке,
    Но вышла тут беда в беду:
    У Государыни он увидал пизду.
    К услугам ей свою он предложил елду,
    В уме уж думая: "Высоко я пойдуо.
    Но что подумаешь ты, сударь, а?
    Ведь с ним еблася Государыня сама,
    Зато кто слышит при дворе приветливое слово?
    Ну кто? Максим Петрович! Шутка?

    Чацкий
    Свежо предание, а верится с трудом.
    Чтоб преклонился я пред этаким говном,
    Все под личиною усердия к Царю!
    Я не об дядюшке об вашем говорю.
    Иной ведь старичок, истрачивая силы,
    Ведь из-за ласки лишь идет в дрочилы!
    А сверстничек, а старичок
    Иной, глядя на тот скачок
    И разрушаясь в ветхой коже,
    Чай, приговаривал: "Ах, если бы мне тоже!"
    Хоть есть охотники поподличать везде
    В угоду власти и пизде,
    Да нынче сифилис страшит.
    Нет, нет, свет нынче не таков!

    Фамусов
    Ах! мать его ети! каков?
    Вот попадись ему на зуб!

    Слуга (входя)
    Полковник Скалозуб!
    Прикажете принять?

    Фамусов
    Хуи ослиные! сто раз сказал: принять!
    (К Чацкому)
    Пожалуйста, при нем веди себя ты хорошенько,
    Ко мне он жалует частенько,
    Ему я очень рад...
    Эх! Александр Андреич, брат,
    В Москве прибавят вечно втрое:
    Вот будто Соню хочет он скоблить - пустое,
    Он, может быть, и рад бы был душой,
    Да я не дам скоблить ее солдатскою елдой.


    ЯВЛЕНИЕ 3

    Фамусов, Скалозуб, Чацкий.

    Фамусов

    Сергей Сергеич, дорогой,
    Вот вам софа, раскиньтесь на покой.

    Скалозуб
    Куда прикажете, мне только бы усесться,
    Ведь я ж не собираюсь еться.

    Фамусов
    Ах, батюшка! позвольте вас поздравить,
    Вам братца, кажется, к воротничку пришлось
    представить?

    Скалозуб
    Да, в третье августа, на той неделе,
    Мы были с ним в одном борделе,
    Испанский воротник он там схватил,
    А я лишь триппер получил.

    Фамусов
    Да, чем кого Господь поищет, вознесет!
    Ну вам вот, например, чего недостает?

    Скалозуб
    Не жалуюсь, не обходили,
    Бляденки все мой хуй хвалили.
    Я-с 809-ую ебу
    И о пизде как истинный философ я сужу

    Фамусов
    Да, пиздам нет в Москве ведь переводу;
    Чего? Плодятся год от году.
    Ах, батюшка, признайся, что едва
    Где сыщется ебливее столица, чем Москва!

    Скалозуб
    Но в пиздах здесь уж чересчур огромные размеры,
    А я люблю пизду точь-в-точь как у Венеры,
    Пока она не проеблась с Вулканом.

    Фамусов
    Пизды Ирины Марковны, Лукерьи Алексевны,
    Татьяны Юрьевны, Пульхерии Андревны
    Совсем, конечно, схожи с барабаном,
    У дочек же совсем наоборот,
    Пизденки с воробьиный рот,
    Французские романсы все поют,
    Ебешь - и жопками выводят нотки,
    К военным людям так и льнут,
    А потому, что патриотки.

    Чацкий
    Свечу украв из-под киота,
    Дрочат, забившись в уголок.

    Фамусов (в сторону, Чацкому)
    Ай, завяжи на память узелок,
    Просил я помолчать - не велика услуга.
    (Скалозубу)
    Позвольте вот представить Чацкого, мне друга
    Андрея Ильича покойного сынок,
    Он не дрочит, то есть в том пользы не находит,
    Но захоти... Эх, жаль, что с эдаким умом, -
    Ведь славно пишет, переводит!

    Чацкий
    Нельзя ли пожалеть о ком-нибудь другом?
    И похвалы мне ваши досаждают.

    Фамусов
    Не я один, все также осуждают

    Чацкий
    А судьи кто? - За древностию лет,
    Зажав в кулак хуишко дряхлый,
    Сужденья черпают из забытых газет.
    Иной фигурою как червь озяблый,
    А тоже лезет бабу еть,
    Забыв, что хуй висит как плеть:
    Ему "Эрота" бы а очках читать,
    Да у Татьяны Юрьевны пизду лизать,
    А не судить волнения миров.
    Вот нынче суд каков!
    Или вон тот еще, - потехи ради,
    Крича, что женщины все бляди,
    Крестьянских девок поит часто маком
    И всех ебет, поставив раком.
    Вот те, которые дожили до седин!
    Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!
    Вот нынче строгие ценители и судьи!..
    Теперь пускай из нас один,
    Из молодых людей, найдется враг исканий,
    И алчущий любви, добра, познаний,
    Пусть назовет свой дом прекрасным -
    Тот прослывет у них мечтателем опасным.
    Хуй, хуй, один лишь хуй, один лишь в их быту
    Дает всем род, дает всем нищету.
    А женщины... Когда из гвардии, иные от двора
    Сюда на время приезжали,
    Кричали громко все "ура",
    А те им пизды заголяли.

    Фамусов (про себя)
    Ах, сукин сын, втащил меня в беду!
    Сергей Сергеич! я пойду
    И буду ждать вас в кабинете.
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 4

    Софья, Скалозуб, Чацкий, Лиза.

    Софья (вбегая)

    Ах, срам какой! В кухаркиной пизде Молчалин утонул!
    (Падает в обморок)

    Чацкий
    Кто? Кто это?

    Скалозуб
    С кем беда?

    Чацкий
    Она мертва со страху!

    Лиза
    Она обоссалась! Молчалин утонул в пизде!

    Скалозуб
    Лечу помочь его беде!
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 5

    Те же, без Скалозуба.

    Чацкий (к Софье)

    О, успокойтесь вы, ему там не пропасть,
    Он до пизды большой охотник - страсть!


    ЯВЛЕНИЕ 6

    Софья, Скалозуб, Лиза, Чацкий, Молчалин.

    Скалозуб

    Воскрес и невредим! Лишь хуй слегка
    Его контужен да рука.
    А впрочем, все фальшивая тревога.

    Молчалин (входя, растопырив ноги)
    Я вас перепугал, простите, ради Бога!

    Скалозуб
    Позвольте мне для развлеченья сказать вам весть:
    Княгиня Ласова какая-то здесь есть,
    У ней расстройство матки. Не было примеров,
    Чтоб не ебли ее хоть двое кавалеров.
    Теперь огромная у ней беда:
    Покинула ее последняя елда.

    Софья (приходя в себя)
    Ах, Чацкий, вы великодушны,
    К несчастью ближнего вы так неравнодушны!

    Чацкий
    Да-с, я это лишь сейчас явил;
    Не знаю для кого, но я вас воскресил.

    Софья
    О, как во мне рассудок уцелел?
    Молчалин! Зачем ты кухарку еть захотел?

    Молчалин
    Как вышел я, она пизду мочалкой полоскала,
    Ну у меня елда и встала!

    Софья
    Пойду теперь штаны переодену,
    Да заодно утру следы я слез.
    Зачем черт Чацкого принес?

    Уходит, Чацкий и Скалозуб за ней.


    ЯВЛЕНИЕ 7

    Молчалин и Лиза.

    Молчалин

    Ебливое созданье ты, живое!
    (Хочет ее обнять)

    Лиза
    Прошу пустить: и без меня вас двое.

    Молчалин
    Какие сиськи у тебя! Как я тебя люблю?
    Поеть тебя мне хочется!

    Лиза
    А барышню?

    Молчалин
    Ее ебу по должности, тебя...
    (Хочет схватить за сиськи)

    Лиза
    От скуки.
    Прошу подальше руки!
    Идите хуй лечить, небось распух?
    (Молчалин уходит)
    Ну люди в здешней стороне!
    Толкуют только о ебне
    И хуем обивают груши.
    Пойду и дамся я сейчас буфетчику Петруше.
    (Уходит)


    ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
    ЯВЛЕНИЕ 1

    Чацкий, потом Софья и Лиза.

    Чацкий (один)

    Дождусь ее и вынужу признанье:
    Кому она желает дать? Молчалин! Скалозуб!
    Молчалин прежде был так глуп!
    От онанизма потерял сознанье.
    (Входящей Софье)
    О, наконец-то! очень рад.
    Конечно, не меня искали?

    Софья
    Прошу вас, этот маскарад
    Оставить ли нельзя ли?

    Чацкий
    Любя услуживать, желаю вам...

    Лиза (шепотом Софье)
    Сударыня, за мною по пятам
    Идет к вам Алексей Степаныч,
    Желает вас употребить.

    Софья
    Иду я, так и быть, я вас увижу за ночь:
    У нас сегодня бал.
    (Уходит)

    Лиза (про себя)
    Ну, барышня, ужель хуй Чацкого ей мал?

    Чацкий
    Ах! Софья! Неужель Молчалин?
    Как образ жизни мой печален,
    Когда подумаю, что вот она
    И будет вдруг им ебена!
    А он - ума в нем мало -
    Но чтобы еть, кому ума недоставало!


    ЯВЛЕНИЕ 2

    Чацкий, Молчалин.

    Чацкий (входящему Молчалину)

    Нам, Алексей Степаныч, с вами
    Не удалось сказать двух слов!
    Что, много вы ебетесь раз?

    Молчалин
    У нас без вас опять
    Открылось бардаков штук пять,
    В одном из них есть блядь, отменная девчонка,
    Уж тем, что свежая пизденка.

    Чацкий
    Вот ум и мысли современного ребенка!


    ЯВЛЕНИЕ 3

    Вечер. Все двери настежь, кроме в спальню к Софье В перспективераскрывается ряд освещенных комнат, слуги суетятся; один из них, главный, говорит

    Эй, Филька! мать твою ети,
    Смотри, не громко ты перди!
    Эй, Фомка! ну, ловчей!
    Ах, хуй плешивый, говорят, ловчей!
    Столы для карт, мел, щетки и свечей!
    Постели для ебли в столовой для гостей!
    (Входящей Лизе)
    Скажите барышне, бляденка Лизавета:
    Наталья Дмитревна, и с мужем, и к крыльцу
    Еще подъехала карета.
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 4

    Чацкий (входит), Наталья Дмитриевна.

    Наталья Дмитриевна (входя)

    Ебена мать, голубчик, Чацкий, вы ли?

    Чацкий
    С сомненьем смотрите вы с головы до хуя,
    Неужто так меня три года изменили?
    Однако вы похорошели страх; и жопа толще,
    Груди шире, ну что, как между ног?

    Наталья Дмитриевна
    Я замужем. Мой муж, прелестный муж!
    А как ебет, ну просто же бесценный!
    Теперь в отставке, был военный.
    Вот мой Платон Михайлыч!

    Чацкий (входящему Платону Михайловичу)
    Ба! Друг старый, мы давно знакомы, вот судьба!

    Платон Михайлович
    Здорово, Чацкий, брат! А я, ебена мать, женат.
    А вот моя жена Наташа.
    А помнишь, жизнь-то наша?
    Шум лагеря, товарищи и братья?
    Теперь ебу жену - одно занятье.


    ЯВЛЕНИЕ 5

    Те же, князь Тугоуховский и княгиня с шестью дочерьми.

    Наталья Дмитриевна (тоненьким голоском)

    Петр Ильич! княгиня, хуй те в рот!
    Княжня Зизи, Мими, бляденки, как живете?

    Громкие лобзания, потом усаживаются и рассматривают одна другую с головы до ног.

    Княгиня
    Ах, дети вы мои, ну кто так рано приезжает?
    Мы первые являемся всегда.

    Наталья Дмитриевна
    Ах ты, вонючая пизда,
    Меня совсем и не считает.

    Княгиня
    Мусью Чацкий! вы в Москве! Как были, все такие.

    Чацкий
    На кой же хуй меняться мне везде!

    Первая дочь
    Вернулись холостые?

    Чацкий
    Еще я не помешан на пизде.

    Вторая дочь
    Не верю, чтоб в чужих краях
    Спокойно хуй лежал у вас в штанах.

    Княгиня
    Князь, князь, сюда, живей сюда!

    Князь
    (обращает к ней слуховую трубу)

    О! ума? пизда?

    Княгиня
    Вот хуй глухой!
    В четверг на вечер Чацкого зови!

    Князь (в трубу)
    Что, что, кого еби?

    Княгиня
    Ну черт с тобой, сиди молчи


    ЯВЛЕНИЕ 6

    Те же и графини Хрюмины бабушка и внучка, множество других гостей, между прочими Загорецкий. Мужчины являются, шаркают, взглядывают на оголенные сиськи дам и отходят в сторону. Софья выходит от себя, все ей навстречу.

    Графиня Хрюмина, внучка

    Eh, bon soir! Vous voila!
    О душечка, моя пизда!

    Загорецкий (Софье)
    На завтрашний спектакль имеете билет?

    Софья
    (не расслышав его)

    Отстаньте вы, какой минет

    (Загорецкий отходит к мужчинам)

    Загорецкий

    Ба, Платон Михайлыч!

    Платон Михайлович
    Прочь!
    Поди ты к бабам, их морочь.
    (Обращаясь к Чацкому)
    Вот, брат, рекомендую…
    Навряд ли где еще найдешь болтливую елду такую,
    Но человек, ети уж мать его, он светский,
    Антон Антоныч Загорецкнй!

    Загорецкий
    О, мать твою ети! надеюсь, ты без злобы?

    Чацкий
    И оскорбляться вам смешно бы

    Хлестова (Софье)
    Ну, Софьюшка, мой друг,
    Какой хуек приобрела я для услуг!
    Оповестить я ехала с Покровки, силы нет;
    Уж не ебут меня пять лет.
    Недавно лишь елдою молодецкой
    Поковырял Антоша Загорецкий
    И за услугу в карты обыграл.

    Чацкий
    И Загорецкий сам не выдержал - пропал.

    Фамусов (входя)
    Ждем князь Петра мы Ильича.
    В соседней комнате дроча,
    Слыхал я голос Скалозуба, где он, тут?
    Сергей Сергеевич, идем, брат, нас там ждут
    (Уходят)

    Чацкий (Софье)
    Ах, Софья Павловна;
    старушки - все народ сердитый,
    Молчалив же для вашей для пизды
    Услужник знаменитый.

    Софья
    Не человек - змея! Ну, отплачу тебе и я.


    ЯВЛЕНИЕ 7

    Те же, без Чацкого.

    Софья (про себя)

    Ах, этот человек всегда
    Причиной мне ужасного расстройства.
    Унизить рад, кольнуть; завистлив, горд и зол!

    Г-н N (подходит)
    Вы в размышленьи?

    Софья
    Об Чацком, да, он в адском возбужденьи.

    Г-н M
    Ужель он помешался?

    Софья
    Не то чтобы совсем... Над обществом он потешался...

    Г-н M (входящему Загорецкому)
    Ты слышал ли, что помешался Чацкий?

    Загорецкий
    А. знаю, случай то дурацкий.
    В бордели с ним мы были как-то,
    Он в зале блядь уеб - вот плут,
    Другой нассал он силой в рот,
    Ну вот его и на цепь посадили.

    Г-н N
    Помилуй! он сейчас здесь в комнате был, туг.

    Загорецкий
    Так с цепи, стало быть, спустили.


    ЯВЛЕНИЕ 8

    Входят все гости, потом Чацкий.

    Загорецкий

    Эй вы, ебена мать,
    Которого тут Чацким звать?
    Вы слышали о нем?

    Все
    Об ком? Об Чацком?

    Графиня-внучка
    Знаю. Я говорила с ним.

    Загорецкий
    Так я вас поздравляю:
    Он сумасшедший!

    Хлестова
    С ума сошел! Прошу покорно!
    Да невзначай и так проворно!

    Платон Михайлович
    Что за хуевина? Кто первый разгласил?

    Фамусов
    Я первый, я открыл!

    Хлестова
    Чай, еб не по летам, да съебся!

    Фамусов
    Какая, право, пы пизда!
    Что за великая беда,
    Что лишний раз взъебнет мужчина?
    Совсем другая здесь причина.

    Входит Чацкий, все от него пятятся в сторону.

    Хлестова

    Ну, как с безумных глаз
    Затеет еться он при всех здесь в зале?

    Софья
    Вы, Чацкий, не больны ли?

    Чацкий
    Да, болен я, мрачна душа моя, и мочи нет.
    Мильон терзаний!
    И тысяча к пизде чувствительных воззваний!
    Лишь страсть над гневом верх берет!
    Кто знаменитую Хамелию ебет,
    Тому и честь! У ней наперекор стихиям
    Пизда ведь сзади, спереди какой-то выем.
    Рассудку вопреки,
    Волочатся за ней и старики.
    Хотел остаться я на полпути,
    Но мать вашу ети!
    Кто ж станет вам здесь объяснять
    В обширном смысле слово блядь?
    (Оглядывается)

    Все танцуют.


    ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

    Передние сени у Фамусова; ночь, слабое освещение. Лакеи иные суетятся, иные
    сидят в ожидании своих господ.

    ЯВЛЕНИЕ 1

    Графини Хрюмины, затем другие гости.

    Лакей

    Графини Хрюминой карета!

    Графиня-внучка (покуда ее укутывают)
    Ну бал, ну Фамусов, ебена мать!
    Умел гостей назвать! Какие-то уроды с того света!
    Ни одного, кому бы можно дать!
    (Уходит)

    Лакей
    Карета Горячева!

    Наталья Дмитриевна (входя с мужем)
    Что смотришь, друг, уныло?

    Платон Михайлович
    Да что! Все это так постыло.
    Соберемся,
    Идем скорей домой, там славно поебемся.

    Уходят.

    Чацкий (входя)

    Ну вот, и день прошел, и с ним
    Все призраки, весь чад и дым.
    Чего я ждал? что думал здесь найти?
    Ах, Софья, Софья милая, прости!

    Репетилов (Вбегает с крыльца, падает со всех ног и поспешно оправляется,
    ибо из незастегнутых брюк выскочил хуй)

    Тьфу, мать твою ети! Ах, мой создатель!
    Дай протереть глаза; откудова? приятель!..
    Ведь у меня к тебе влеченье, род недуга,
    Ты в мире не найдешь себе такого друга.
    Дам хуй на отсечение, ей-ей;
    Пускай ебут жену, детей,
    Оставлен буду целым светом,
    Пусть обсерусь на месте этом...
    - Который час?

    Чацкий
    Пора уж ехать спать.

    Репетилов
    Ну вот, ебена мать!
    Сейчас я только из бордели,
    И хочешь, чтоб я был в постели.
    Нет, мой милейший, нет.
    Зови меня вандалом,
    Но с оргией иль с балом
    Забуду все; заметь:
    Готов без устали я еть
    Жену, танцовщицу, бляденку.
    В разнообразнейший манер люблю пизденку.
    Поедем-ка сейчас опять в бардак.

    Чацкий
    Пойми, я спать хочу, дурак.

    Репетилов
    Ах, Александр, у нас тебя недоставало;
    Послушай, миленький, потешь меня хоть мало;
    Поедем-ка сейчас, мы благо на ходу;
    С какой девчонкою сведу!

    Чацкий
    Ступай-ка, милый, ты в пизду.
    (Становится за колонну)

    Лакей
    Карета Скалозуба!

    Репетилов
    Чья?
    Ах, Скалозуб, душа моя,
    Поедем, сделай дружбу!
    Ты в сифилисе, слышал я,
    И потому оставил службу.

    Скалозуб
    Какая, Репетилов, ты свинья;
    Да нет, еще сквернее!
    Головка на хую моем тебя умнее.
    (Уходит)

    Загорецкий (входя)
    А, Репетилов, мать твою направо!
    О Чацком слова два: ведь, право,
    В уме серьезно поврежден.

    Репетилов
    Ах, мать его ети,
    Вот отчего в бардак он не хотел идти!

    Загорецкий уходит.

    Репетилов (один)

    Куда теперь направить путь?
    Недурно было бы взъебнуть!
    Да деньги все.
    Эх, несмотря, что дело на рассвете,
    Пойду и подрочу в карете.
    (Уходит)


    ЯВЛЕНИЕ 2

    Последняя лампа гаснет.

    Чацкий (Выходит из-за колонны)

    Что это? Слышал я моими ли ушами?
    Как тут быть? И меж такими-то хуями
    Безумным мне прослыть!

    Слышится шум, с лестницы входит Лиза. Чацкий прячется.

    Лиза

    Ах! мочи нет! робею: тени-то какие!
    В пустые сени, в ночь! Не уебли бы домовые.
    Иду лишь потому,
    Что Софье я служу
    Ей Чацкий как бельмо в глазу,
    Вишь, показался ей он где-то здесь внизу
    Да как же по сеням бродить ему охота!
    Он, чай, давно уж за ворота,
    Прямой дорогою в бардак,
    А не сидит тут как мудак.
    Однако ведено к сердечному толкнуться;
    Должно быть, хочет с ним пихнуться.
    (Стучит к Молчалину)
    Послушай те-с! извольте-ка проснуться,
    Вас кличет барышня, вас барышня взъебет!


    ЯВЛЕНИЕ 3

    Чацкий (за колонною), Лиза, Молчалин (в нижнем белье потягивается, зевает и поглаживает хуй), Софья (крадется сверху).

    Лиза

    Вы, сударь, камень, сударь, лед.

    Молчалин
    Ах! Лизанька, ты от себя ли?
    Иди в постель ко мне скорей,
    Ох, как бы нас здесь не застали!
    Я уебу тебя живей.

    Лиза
    Нет-с, я от барышни иду

    Молчалин
    А ну ее в пизду.

    Софья (в сторону)
    Какие низости!

    Чацкий (за колонной)
    Подлец, ебена мать!

    Молчалин
    Ах, Лиза, погоди, разочек согрешим;
    Тебя уеть - одно мое лишь дело,
    А Софьи Павловны пизда мне надоела.
    Мой хуй стоит оглоблею - смотри.
    (Показывает хуй)

    Софья
    Согни свой корень! Вот подлец,
    Ебена мать, картавый лжец!

    (Чацкий выходит из-за колонны и пугает этим всех. Лиза роняет свечу, Молчалин спустил с испуга и скрывается в свою комнату)

    Чацкий
    Вот наконец решение загадки.
    О Софья, как вы гадки, гадки!

    Софья (вся в слезах)
    Не продолжайте, я виню себя кругом.
    Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

    Чацкий
    Однако раньше вы с спокойною душой
    Садилися на хуй его большой!

    Лиза
    Стук! шум! Ах, Боже мой, ебена мать!
    Творец святой, едрить их мать,
    Сюда бежит весь дом.
    Спаситель мой! Ваш батюшка!
    Ах, что с моей пиздой? С испуга кровь.,.


    ЯВЛЕНИЕ 4

    Чацкий, Софья, Лиза, Фамусов (в одной рубашке) и толпа слуг со свечами.

    Фамусов

    Сюда, за мной, ебена мать!
    Скорей сюда, огня давать!
    Где домовые? Ба, знакомые все лица!
    Дочь, Софья Павловна, срамница!
    Бесстыдница! Где? с кем? ни дать ни взять.
    Как мать ее, она такая ж бляяь.
    Бывало, я с дражайшей половиной
    Чуть врознь - уж где-нибудь с мужчиной
    Она ебется в уголке,
    А то и в первом кабаке.
    А, Александр Андреич, вы зачем сюда попали?
    (Слугам)
    А вы, хуи ослиные, зачем его пускали?
    (Софье)
    Сама же ты его безумным называла,
    Зачем же ты сейчас безумному давала?
    И как мне это все постичь?
    Велю я, Софьюшка, пизду тебе остричь.

    Чацкий
    Ах, Софья Павловна, кого себе избрали?
    Когда подумаю, кого вы предпочли!..
    Смотрите же, кому вы еть давали,
    Кого за идеал примерный вы сочли!
    А как Молчалин ваш у Лизы еть просил,
    Когда услышали, то он и вас смутил,
    Едва без чувств вы не упали,
    Едва в штаны вы не наклали,
    И мысли все у вас тотчас же раком встали. -
    А я - я вами только ведь и жил,
    Последним волоском в пизденке вашей дорожил.
    Довольно, с вами я горжусь разрывом,
    Как с нарумяненным бляденким рылом.
    А вы, сударь, отец,
    Вы, ненаебный образец, -
    Желаю вам дремать,
    Распроебена мать,
    В неведеньи счастливом.
    Теперь я отрезвлен сполна,
    Не стоит волноваться мне из-за говна.
    Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок,
    Найду себе другой я бардачок.
    Пойду искать по свету,
    Где оскорбленному есть чувству уголок.
    Карету мне, карету!
    (Уходит)

    Лиза (про себя)
    От этого от монолога,
    Ой, насцала на пол я много!

    Фамусов
    Ах, кляп безумный! Вот беда.
    (Лизе)
    А ты, распутница, пизда,
    За грош продать ты все готова;
    Вот Он, Тверской бульвар, наряды да обновы.
    Там выучилась ты любовников сводить;
    Постой же, я тебя исправлю,
    Три дня тебя я еть заставлю
    И в горничные в бордель отдам.
    (Софье)
    Да и тебя, ебена мать, я, дочка, не оставлю;
    Еще дня два терпения возьми:
    Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми,
    Подалее от этих от хуев и хватов,
    В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов,
    В последний, сука., тебя там
    Бардак копеечный отдам.
    Нет, ты меня, ебена мать, решилась уморить!
    Моя судьба еще ли не плачевна?
    Ах, еб твою! что станет говорить
    Княгиня Марья Алексевна!
     
  4. Может кто "Евгения Онегина " знает? Там есть такие проникновенные строки:"Залупой красной солнце встало, Онегин встал, открыл ебало..." Это величайшее творение для настоящих любителей живого русского языка. Я рад, что форум живёт не только ебнёй, но и сохраняет наш фольклор для потомков.
     
  5. Ипполит Матвеич

    Ипполит Матвеич Гигант мысли

    Ну а как-же - конечно знаю - шикарное произведение! И проникновенных строк там очень много.
    К сожалению качество сего произведения очень сильно зависит от чтеца. У меня есть старая запись -
    слушается прекрасно, а вот как-то слышал другую версию - вообще слушать не станешь. Кто-то гундосит абсолютно без выражения.
     
  6. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    ...давненько в компе валяется сия приблуда...лови, лошадка...
    http://depositfiles.com/files/4222387
     
  7. Уважаемая Чертовка!Спасибо! Для меня это не приблуда, это сокровище нашей культуры. И Ипполиту Матвеичу спасибо за популяризацию Баркова. Скопировал, послал за пределы нашей Родины моей подруге. Она даже не слышала о таком поэте, теперь очень его любит! Она говорит, что не подозревала какой богатый русский язык, как тонко и много чувств можно на нём выразить.Говорят, у великого поэта была ужасная кончина: в состоянии белой горячки утонул в уличном туалете, доски были гнилые. Ещё я знаю, что он учился в духовной семинарии и был отчислен за любовь к поэзии.
     
  8. Ипполит Матвеич

    Ипполит Матвеич Гигант мысли

    Иван Семенович Барков (1732-1768), дворянский сын, русский поэт и переводчик, закончил семинарию, затем состоял при Российской Академии наук последовательно: студентом, наборщиком, переписчиком, переводчиком. Барков переводил преимущественно античных авторов. Растратил свой талант неумеренным пьянством. Перевел на русский язык сатиры Горация (1763), басни Федора(1764). Барков написал также "Житие князя Антиоха Дмитриевича Кантемира", приложенное к изданию его "Сатир", изданных в 1762 году. Барков владел свободным, гладким и легким стихом, не уступая в эом отношении даже лучшим поэтам-современникам Ломоносову и Сумарокову. Воздавая должное Баркову как поэту и переводчику, следует сказать, что громкую всероссийскую славу он приобрел своими, по выражению митрополита Евгения Болохвитинова, "срамными" непечатными произведениями. Эти стихотворения расходятся по всей России в списках около двух столетий. Слава их так велика, что родился особый термин для произведений такого рода- "барковщина".

    Пушкин, впоследствии, замечал, что Барков первый из русских поэтов отбросил архаический стиль и стал писать живым народным языком. Характеристика "срамной" музы Баркова дана А.С. Венгеровым в его "Критико-библиографическом словаре русских писателей и ученых" (Вып.25, СПД. 1890). Историки литературы брезгливо обходили вниманием этот вид литературы, а в известной мере он заслуживает внимания, как весьма влиятельный, ибо уж очень большим распространением пользовался. Кажется, только один А.С.Венгеров пробовал разобраться в барковщине, но сквернословие, которым действительно уснащены произведения Баркова, раздавило исследователя.

    Подавляющее большинство из того, что им написано в нецензурном роде, состоит из самого грубого кабацкого сквернословия, где вся соль заключается в том, что всякая вещь называется своим именем. Барков с первых слов выпаливает весь немногочисленный арсенал неприличных выражений и, конечно, дальше ему остается только повторяться. Для незнакомых с грязной музой Баркова следует прибавить, что в стихах его, лишенных всякого оттенка грации и шаловливости, нет также того патологического элемента, который составляет сущность произведений знаменитого маркиза де Сад. В европе есть порнографы в десять раз более его безнравственнее и вреднее, но такого сквернослова нет ни одного.

    Однако, кроме сквернословия, следовало бы отметить у Баркова простонародный юмор, реалистическую манеру и крепкий язык. В той борьбе, которая шла в литературе против высокого стиля, Барков тоже сыграл свою роль.

    Умер в состоянии психического припадка в момент запоя, утонув в нужнике, перед смертью отметив свою судьбу в эпитафии :"Жил грешно и умер смешно".

    "Сочинения и переводы" его изданы в Петербурге в 1872 году под редакцией А.С.Венгерова. Издание сильно искажено опущеными местами. Полное издание без купюр и искажений вышло в Риге, в 1932 году. Полное собрание непечатных произведений Баркова хранится в публичной библиотеке СССР им. Ленина и имеет название "Девичья игрушка".
     
  9. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    ..гыыы!...улыбнуло сочинительство юзера с ЯПлакалъ...цитирую пост целиком..
    ______________________________________________


    Обсуждение Онегина., Логи.

    Комментарии К стихокрео. Хронология жизни ушла нахуй.

    Евгений Онегин.
    Запостил: Пушкин
    Юзеринфо.
    Ник: Пушкин
    ФИО: Александр Сергеевич Пушкин.
    Статус: Ярила
    Сообщений: 1104


    Есенин:Я первый здесь!
    Барков: второй!
    Толстой: простите, но я просил бы господа, не выражаться никогда, в манере циферных открытий.
    Барков: Я бы сказал, что Пушкен жжот, но что-то в этой вот поэме он не предался ебли теме, и посему - мой низачот.
    Лермонтов: Простите сударь, вы неправы. Здесь дух любви.
    Дантес: Саньку-отравы.
    Набоков: Все как обычно - нету слов.. Уверен, через годы Саша нам хуем бронзовым помашет и нас в молве переживет.
    Дантес: КГАМ
    Толстой: Лимит триНАдва. Я ведь давно предупреждал, чтоб ты от срача ограждал посты Расейских рифмоплетов.
    Бродский: гыгы! опять стихи праготаф!
    Ахматова: А мне - понравилось. но все ж, про гастарбайтеров мне ближе...
    Чехов: Анют, кинь сцылу, я не вижу.
    Ахматова: ну емое, ищи Антош.. там про попа С балдой
    Чехов: нашел.
    Дантес: Толстой - Предураг! нах пошел! Ебал я в рот твои Лимиты! Сергеич, сука, те-пиздец.
    Толстой: Все. отпизделся, гадкий гнида. один на тридцать.
    Цветаева: Молодец!
    Маяковский: Мне непривычен стиль ваш барский, но постараюсь поддержать. Давно пора к ногтю прижать всех гнусных лизоблюдов царских!
    Есенин: Владимир, вы- Гнилой холоп!
    Толстой: 1 на двадцать за оффтоп
    Пушкин: Спасибо господа. Я-тронут.
    Лермонтов: Че в Инке-то?
    Маяковский: Гогно не тонет.

    ****
    Толстой: Почистил срач, раздал лимиты... ну что ж вы суkи за народ?...
    отнес в стихи и неипед. Все. Обсуждение-Закрыто.

    © PakiRonos
     
  10. Ипполит Матвеич, спасибо за просвещение! Нет у меня прав поставить Вам плюс, а Вы заслужили 10. Вы - просветитель, рассказали мне и всему форуму о любимом поэте и дали абсолютно справедливую оценку его творчества. Ваша статья - вклад в русскую культуру, которая переживает такой кризис из которого уже не выберется. Она как пикирующий бомбардировщик снизилась настолько, что уже земля и не набрать высоты. Вытаптывается всё честное, светлое, убогая посредственность, бездарность в почёте. Мне по душе открытая вульгарность Баркова, он - настоящий художник честного русского слова. Когда-то я был журналистом в лживых СМИ, потом пытался писать для театра. Я думал там другие люди. Но увы... Барков с его матом не страшен для русской культуры, он её часть, лучшая часть, а они -плесень, лжецы и подонки. Теперь уже ничего не пишу, моё время не наступит никогда, и я уже другой человек.
     
  11. Ипполит Матвеич

    Ипполит Матвеич Гигант мысли

    Да я это просто из инета стянул и присобачил - вдруг кому интересно, а рыться лень. Ну какой из меня просветитель? :oops:
     
  12. Всё равно спасибо, уважаемый Ипполит Матвеич! Просветили, пусть даже из Инета, но ведь не гадость стянули и выложили, а ценную информацию. То, что Вы - любитель Баркова даёт мне основание считать Вас очень культурным человеком, тонким ценителем русской поэзии. То, что действительно ценно, не умирает столетиями. Творчество Баркова будет всегда волновать русских и нерусских, которые знают и любят русский язык. А сколько поэтов ушли в небытие... Из современных я никого не знаю. Пройдёт ещё 100, 200, 300 лет и если будет Россия, то любой школьник всё равно будет знать Баркова. А вот кто вспомнит Евтушенко?
     
  13. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    ...я бы не стала на твоём месте так категорично...всё зависит от воспитания и направления интереса личности...

    P.S...и чувства добрые, я матом пробуждал...
     
  14. Чертовка,что талантливо -то будет жить в веках. Нынешние официально признанные поэтишки, драматурги и бумагомараки-писатели не останутся в истории, а Барков остался, хоть писал матом. Если я восторгаюсь Барковым- это не значит, что я -хам и животное. Есть люди, которые брезгуют такой поэзией, но, поверь, они зачастую бессовестные и способны на любую подлость. Ты тоже не святая, матом пишешь, и тем не менее, я тебя уважаю за твои таланты и креатив. Не подъёбывай меня, а то обижусь. Нормальный человек всегда будет чтить память Баркова, ПРОньки и им подобные не в счёт. Мат - неотъемлимая часть нашей культуры, подчёркивающая богатство и выразительность русского языка.
     
  15. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    ...хуясибе!...я даже и не думала подъёбывать...я тебе говорю о том, что если человек воспитан в атмосфере, где нецунзурщину не приемлют и он сам употребление "фолклора" считает недопустимым в общении, то поверь, ему глубоко похуй был такой поэт - Барков и будут ли помнить его имя через 100 лет...интересоваться его творчеством он не будет...ограничится Пушкенгом, Гумилевым и Пастернаком...
     
  16. Чертовка, приемлет человек мат или не приемлет, но, согласись, заебательские стихи. Ими нельзя не восторгаться. Баркова не будут проходить в школах, печатать массовыми тиражами, но он и так будет жить. Именно благодаря его гению он останется в веках, его будут переписывать, рассказывать наизусть. Честь и слава тем, кто хранит и распространяет творчество русского поэта-гения! Какое удовольствие читать написанное живым ясным русским словом! Согласись, Бродский, Коржавин, не идут ни в какое сравнение. Их слава дутая, искусственная. Недаром живёт легенда,что Баркова не было, это Пушкин баловался, а чтобы не было стыдно в свете, придумал псевдоним Барков. И будто этот поэт трагически погиб: предательски проломились доски в сортире, и страдающий белой горячкой гений утонул. Благодаря Ипполиту Матвеичу мы знаем биографию гения. Я на тебя, Чертовка не обижаюсь, целую в киску.
     
  17. Ипполит Матвеич

    Ипполит Матвеич Гигант мысли

    А.C.Пушкин "Тень Баркова"
    =========================================
    Однажды зимним вечерком
    В бордели на Мещанской
    Сошлись с расстригою-попом
    Поэт, корнет уланский,
    Московский модный молодец,
    Подьячий из Сената,
    Да третьей гильдии купец,
    Да пьяных два солдата.
    Всяк, пуншу осушил бокал,
    Лег с блядью молодою,
    И на постели откачал
    Горячею елдою.

    Кто всех задорнее ебёт?
    Чей хуй средь битвы рьяной
    Пизду курчавую дерет
    Горя как столб румяный?
    О землемер и пизд и жоп,
    Блядун трудолюбивый,
    Хвала тебе, расстрига поп,
    Приапа жрец ретивый.
    В четвертый раз ты плешь впустил,
    И снова щель раздвинут,
    В четвертый принял, вколотил
    И хуй повисший вынул!

    Повис! Вотще своей рукой
    Ему Малашка дрочит
    И плешь сжимает пятерней,
    И волосы клокочет.
    Вотще! Под бешеным попом
    Лежит она, тоскует
    И ездит по брюху верхом,
    И в ус его целует.
    Вотще! Елдак лишился сил,
    Как воин в тяжкой брани,
    Он пал, главу свою склонил
    И плачет в нежной длани.

    Так иногда поэт Хвостов,
    Обиженный природой,
    Во тьме полуночных часов
    Корпит над хладной одой,
    Пред ним несчастное дитя —
    И вкривь, и вкось, и прямо
    Он слово звучное, кряхтя,
    Ломает в стих упрямо, —
    Так блядь трудилась над попом,
    Но не было успеха,
    Не становился плут дыбОм,
    Как будто бы для смеха.

    Зарделись щеки, бледный лоб
    Стыдом воспламенился,
    Готов вскочить расстрига-поп.
    Но вдруг остановился.
    Он видит — в ветхом сюртуке
    С спущёнными штанами,
    С хуиной длинною в руке,
    С отвисшими мудами
    Явилась тень — идет к нему
    Дрожащими стопами,
    Сияя сквозь ночную тьму
    Огнистыми очами.

    Что сделалось с детиной тут?
    Cпросило привиденье. —
    «Лишился пылкости я муд,
    Елдак в изнеможенье,
    Предатель хилый изменил,
    Не хочет уж яриться».
    «Почто ж, ебена мать, забыл
    Ты мне в беде молиться?»
    — «Но кто ты?» — молвил Ебаков
    ВздрогнУв от удивленья.
    «Твой друг, твой гений я — Барков!"
    Вещало привиденье.

    И страхом пораженный поп
    Не смог сказать ни слова,
    Свалился на пол будто сноп
    К портищам он Баркова,
    «Восстань, любезный Ебаков,
    Восстань, повелеваю,
    Всю ярость праведных хуёв
    Тебе я возвращаю.
    Поди, еби Малашку вновь!»
    О чудо! Хуй ядреный
    Встает, кипит в мудищах кровь,
    И кол торчит взъярённый.

    «Ты видишь, — продолжИл Барков,
    Я вмиг тебя избавил,
    Но слушай: изо всех певцов
    Никто меня не славил;
    Никто! Так мать же их в пизду
    Хвалы мне их не нужны,
    Лишь от тебя услуги жду —
    Пиши в часы досужны!
    Возьми задорный мой гудок,
    Играй во что попало!
    Вот звонки струны, вот смычок,
    Ума в тебе не мало.

    Не пой лишь так, как пел Бобров,
    Ни Шелехова тоном.
    Шихматов, Палицын, Хвостов
    Прокляты Аполлоном.
    И что за нУжда подражать
    Бессмысленным поэтам?
    Последуй ты, ебёна мать,
    Моим благим советам.
    И будешь из певцов певец,
    Клянусь моей елдою, —
    Ни чёрт, ни девка, ни чернец
    Не вздремлют под тобою».

    — «Барков! доволен будешь мной!»
    Провозгласил детина,
    И вмиг исчез призрАк ночной,
    И мягкая перина
    Под милой жопой красоты
    Не раз попом измялась,
    И блядь во блеске наготы
    Насилу с ним рассталась.
    И вот яснеет свет дневной,
    И будто плешь багрова,
    Явилось солнце за горой
    Средь неба голубого.

    И стал трудиться Ебаков:
    Ебёт и припевает
    Везде гласит: «Велик Барков!»
    Попа сам Феб венчает;
    Пером владеет как елдой,
    Певцов он всех славнее;
    В трактирах, кабаках герой,
    На бирже всех сильнее.
    И стал ходить из края в край
    С гудком, с смычком, мудами.
    И на Руси воззвал он рай
    Бумагой и пиздами.

    И там, где вывесной елдак
    Над низкой ветхой кровлей,
    И там, где только спит монах,
    И в капищах торговли,
    Везде затейливый пиит
    Поёт свои куплеты.
    И всякий божий день твердит
    Баркова все советы.
    И бабы, и хуистый пол
    Дрожа ему внимали,
    И только перед ним подол
    Девчонки задирали.

    И стал расстрига-богатырь
    Как в масле сыр кататься.
    Однажды в женский монастырь
    Как начало смеркаться,
    Приходит тайно Ебаков
    И звонкими струнАми
    Воспел победу елдаков
    Над юными пиздами.
    И стариц нежный секелёк
    Зардел и зашатался.
    Как вдруг ворота на замок-
    И пленным поп остался.

    И в келью девы повели
    Поэта Ебакова.
    Постель там шаткая, в пыли,
    Является дубова.
    И поп в постелю нагишом
    Ложиться поневоле.
    И вот игуменья с попом
    В обширном ебли поле.
    Отвисли титьки до пупа,
    И щель идет вдоль брюха.
    Тиран для бедного попа,
    Проклятая старуха!

    ЧестнУю матерь откачал,
    Пришлец благочестивый
    И ведьме страждущей вещал
    Он с робостью стыдливой —
    «Какую плату восприму?»
    «Ага, мой свет, -какую?
    Послушай, скоро твоему
    Не будет силы хую!
    Тогда ты будешь каплуном,
    И мы прелюбодея
    Закинем в нужник вечерком
    Как жертву Асмодея».

    О ужас! бедный мой певец,
    Что станется с тобою?
    Уж близок дней твоих конец,
    Уж ножик над елдою!
    Напрасно еть усердно мнишь
    Девицу престарелу,
    Ты блядь усердьем не смягчишь,
    Над хуем поседелу.
    Кляни заебины отца
    И матерну прореху.
    Восплачьте, нежные сердца,
    Тут дело не до смеху!

    Проходит день, за ним другой,
    Неделя протекает,
    А поп в обители святой
    Под стражей обитает.
    О вид, угодный небесам-
    Игуменью седую
    Ебёт по целым он часам
    В пизду ее кривую,
    Ебёт... но пламенный елдак
    Слабеет боле, боле,
    Он вянет, как весенний злак,
    Скошённый в чистом поле.

    Увы, настал ужасный день.
    Уж утро пробудилось,
    И солнце в сумрачную тень
    Лучами водрузилось,
    Но хуй детины не встаёт.
    Несчастный устрашился,
    Вотще муде себе трясет,
    Напрасно лишь трудился;
    Надулся хуй, растёт, растёт,
    Вздымается ленивый...
    Он снова пал и не встает,
    Смирился горделивый.

    Со скрипом вдруг шатнУлась дверь,
    Игуменья подходит,
    Гласит: «Еще пизду измерь»
    И взорами поводит,
    И в руку хуй... но он лежит,
    Трясёт - он не ярИтся,
    Щекочет, нежит... тщетно, спит,
    Дыбом не становИтся...
    «Добро», игуменья рекла
    И вмиг из глаз сокрылась.
    Душа в детине замерла,
    И кровь остановилась.

    Расстригу мучиит печаль,
    И сердце томно билось,
    Но время быстро мчалось вдаль,
    И темно становилось.
    Уж ночь с ебливою луной
    На небо наступала,
    Уж блядь в постели пуховой
    С монахом засыпала.
    Купец уж лавку запирал,
    Поэты лишь не спали
    И, водкою налив бокал,
    Баллады сочиняли.

    И в келье тишина была.
    Вдруг стены пошатнулись,
    Упали святцы со стола,
    Листы перевернулись,
    И ветер хладный пробежал
    В тени угрюмой ночи,
    Баркова призрак вдруг предстал
    Священнику пред очи.
    В зеленном ветхом сюртуке
    С спущёнными штанами,
    С хуиной длинною в руке,
    С отвисшими мудами.

    — «Скажи, что дьявол повелел»,
    — «Надейся, и страшися»,
    — «Увы, что мне дано в удел?
    Что жребий мой?» — «Дрочися!»
    И грешный стал муде трясти
    Тряс, тряс, и вдруг проворно
    Стал хуй все вверх и вверх расти,
    Торчит елдак задорно.
    Багрово плешь огнем горит,
    Муде клубятся сжаты,
    В могучих жилах кровь кипит,
    И пышет хуй мохнатый.

    Вдруг начал щелкать ключ в замке,
    Дверь с громом отворилась,
    И с острым ножиком в руке
    Игуменья явилась.
    Являют гнев черты лица,
    Пылает взор собачий,
    Но ебли грозного певца,
    И хуй попа стоячий
    Она узрела, пала в прах,
    Со страху обосралась,
    Трепещет бедная в слезах
    И с духом тут рассталась.

    - «Ты днесь свободен, Ебаков!»
    Вещала тень расстриге.
    Мой друг, успел найти Барков
    Развязку сей интриге
    - «Поди! Отверзста дверь была,
    Тебе не помешают,
    Но знай, что добрые дела
    По-царски награждают.
    Усердно ты воспел меня,
    И вот за то награда» —
    Сказал, исчез — и здесь, друзья,
    Кончается баллада.
     
  18. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    Монахини (Басня XVIII в. Автор неизвестен)

    У трех монахинь некогда случился спор,
    А из того родился и раздор.
    И сказывают вправду, и будто бы не враки,
    Что дело уж дошло до драки.
    Одна другой дала тот час туза,
    А третья им обоим царапала глаза,
    И все кричали в беспорядке,
    Что должно правду защищать равно честной и блядке.
    — Так кто может говорить, что хуй не кость?"
    Два дни тому назад, как еб меня мой гость,
    Подъебаючи ему, вспотев, рубашку всю взмочила,
    А хуя у него нимало не смягчила.
    Другая говорит: — Сестриченка, постой,
    Поистине узнала я своею то пиздой,
    Что хуй не_кость, голубушка, а жила,
    Пожалуй рассуди, в чем больше сила.
    А третья, на них глядя и слушая, молчала,
    Схвативши за пизду, ужасно закричала:
    — Что ж ето разве не пизда, а красное окошко?
    Мне кажется, вы все вздурилися немножко.
    Лет с двадцать уж назад игумен меня еб,
    По нем все чернецы, потом уж вдовый поп,
    Да вот один лишь слез, успев меня уеть,
    И пизда еще мокра, не успела подтереть.
    Так вы поверьте мне, что хуй не кость, не жила,
    А мясо и что в нем не так велика сила.
    Вить жила жестока, а кость всегда тверда,
    Так в силах ли была смягчить ее пизда?
    Игуменья, пришед, от ссоры развела
    И всех троих она их с лаской обняла.
    — Скажите, дочки, мне, в чем поссорилися вы?
    И что это у вас о хуе за молвы?
    Тут наставнице своей они к ногам упали
    И слово до слова ей спор весь рассказали.
    — Ах! сестры вы мои,
    Не ебли вас еще различные хуи.
    На первую взглянув, ей стала говорить:
    — Которая хуй костью быти мнит,
    Любовник твой теперь имеет сколько лет
    И как давно тебя он начал, сестра, еть?
    Она ей говорит: — Ему нет боле двадцати
    И первую меня, как начал он ети.
    А та, которая хуй жилою считает:
    — Он лет уж сорока,—черничка отвечает.
    А третья, будто мясо хуй что говорит,
    — Мой в семьдесят пять лет,—игуменье твердит.
    Игуменья сказала, качавши головою:
    — Я разных уж хуев апробовав пиздою,
    Да вот вам мой ответ:
    Глупехоньки, мой свет,
    Однакож все вы правы,
    А первой-то из вас поболее забавы,
    Когда он в двадцать лет, так хуй, конечно, кость,
    А твой сорокалетний гость,
    Хотя ети тебя и есть еще в нем сила,
    Да только хуй не кость, а подлинная жила,
    А лет в семьдесят уж пять,
    Так мясо у него, какова ж вкусу ждать?

    © plutser.ru
     
  19. Весенний грач

    Весенний грач Форумчанин

    Это же высокая поэзия! А почему игнорируется народное творчество? Например, частушки:

    Не пойду тебя ебать я, Таня Караваева,
    Из твоей пизды собака
    На меня залаяла...

    Кто продолжит тему?
     
  20. Лед и Пламень

    Лед и Пламень Форумчанин

    Что мине подсказывает шо ни Пушкин, а Некрасов
    На столбовой дороженьке
    Сошлись семь мужиков:
    Семь временнообязанных,
    Подтянутой губернии,
    Уезда Терпигорева,
    Пустопорожней волости
     

Поделиться этой страницей