Контракт любой ценой!

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем Indian, 20 сен 2007.

  1. Indian

    Indian Форумчанин

    Самолет вибрировал на заоблачной высоте, догоняя убегающее солнце. Я сквозь прикрытые веки смотрел на жену, дремлющую в соседнем кресле, и вспоминал все подробности этой поездки.
    Мы с Ларисой познакомились в институте, когда я был на пятом, а она на третьем курсе. После службы в радиотехнических войсках поступление и дальнейшее обучение на соответствующем факультете не представляло для меня сложности, чего не скажешь о моей жене. В общем-то, мы и сошлись на этой почве, когда я помогал ей пересдать очередной экзамен.
    После окончания мной института мы поженились, и я, как москвич, получил распределение в один из престижных столичных научно-исследовательских институтов. За несколько лет сделал хорошую карьеру, защитил кандидатскую. Получил неплохую квартиру:
    Но тут грянул 91 год. Институт, где мы работали с женой, потихоньку стал разваливаться. Через пару лет, после очередной нищенской получки, Лариса решила, что с нее хватит, и уволилась, перейдя в какую-то мелкую фирмочку, которая арендовала площадь у нашего учреждения. К 95 году фирмочка превратилась в монополиста на рынке дальней радиосвязи, моя жена стала заместителем директора по маркетингу, а наш институт окончательно рассыпался. Я был вынужден перейти под крыло своей благоверной простым инженером. Одним из главных условий, которое поставила моя жена при устройстве меня к себе на работу, было то, что никто не должен знать о нашем супружестве. А впоследствии она вернула себе девичью фамилию при смене паспорта. Мы оба неплохо зарабатывали. Приходилось и ей, и мне ездить в командировки по всей стране, но все как-то порознь. Несколько дней назад меня вызвал Главный и поинтересовался, а смогу ли я поехать в командировку не как инженер, а в качестве технического консультанта.
    - Мы посылаем вас в командировку с очень талантливым менеджером, но, к сожалению, она не слишком сильна в технических деталях, - и, нажав кнопку на селекторе, произнес: - Лариса Сергеевна, зайди ко мне.
    В кабинет вошла моя супруга и недоуменно посмотрела на меня, не понимая, что я делаю в кабинете Главного.
    В течении двадцати минут Главный описал нашу задачу, сделав основной упор на том, эта командировка обязательно должна завершится заключением контракта любой ценой.
    - Я подчеркиваю, нам кровь из носу нужен этот контракт, иначе мы все останемся без работы. Мы прилетели в этот дальневосточный город ранним утром. Нас встречала группа быкоподобных "товарищей" , выглядевшими копией московских рекэтиров начала девяностых годов. Несмотря на начинающуюся жару, все они были в спортивных костюмах с золотыми цепями и прочими атрибутами. Стройная фигурка Ларисы с просвечивающими сквозь блузку твердыми сосками упругих грудей и в воздушной юбке рядом с ними выглядела чужеродной.
    Шикарный японский джип с затененными стеклами отвез нас в гостиницу.
    Старший этой команды зашел в номер люкс вместе с нами и бесцеремонно развалился в кресле:
    - Короче, отдыхайте. Щас жара, поедем к боссу к шести.
    Он не стесняясь мусолил взглядом фигуру моей жены, останавливаясь глазами на сосках, просвечивающих сквозь слегка намокшую от пота ткань.
    Выпив бутылку минеральной воды из холодильника, он направился к двери и оборачиваясь произнес:
    - А контракт мы подпишем, если вы будете правильно разговаривать с боссом.
    Оставшись вдвоем, измученные долгим перелетом и жарой мы приняли душ и легли спать.
    Я проснулся первым и, испугавшись, что проспали, потянулся через Ларису к тумбочке с часами. Мой друг после сна стоял как часовой и я им сдвинул остатки простыни с обнаженной Ларисы и зацепился за ямку между ягодиц. Поняв, что времени еще предостаточно, я вдруг почувствовал непреодолимое желание. Член и яички как будто заполнило быстро твердевшим горячим металлом. Лариса спросонья что-то промычала в подушку, но я уже не слышал. Навалившись на нее сзади, я грубо раздвинул ноги и вставил в сухое влагалище готовый разорваться член. Жена вскрикнула и попыталась освободиться. Но я удержал ее и резко продвинул ствол вперед. Стенка матки напряглась и сопротивлялась моему боевому товарищу. Лариса снова вскрикнула. Сдерживая себя, я медленно потянул член назад, чтоб не причинять лишней боли ни себе, ни ей. Уже на выходе я вдруг почувствовал, что влагалище стало влажным, и головка выскочила с легким хлопком.
    - Вот так и делай, Сереженька, - простонала моя благоверная.
    И снова резкий толчок вперед до боли в основании члена и медленный отлив назад. Через несколько заходов Лариса вдруг начала хрипеть и приподнимать попку навстречу мне, прогибаясь в спине. Привстав на коленях, я увидел, как губы ее вагины облизывают мой ствол, нехотя выпуская его из себя. Спина покрылась потом, жена тяжело дышала, сдерживая по привычке стоны. Я немного переместился перед очередным толчком и снова резко вогнал до основания. Уже не сдерживаясь, Лариса протяжно закричала, заметалась головой по подушке, рассыпав волосы цвета старой меди, закрутила тазом в разные стороны. Влагалище спазматически сжималось, не желая ни впускать, ни выпускать моего друга из себя.
    Я понял, что сейчас кончу, и, не думая о предосторожностях, снова атаковал, но видимо слишком стремительно. Острая боль в уздечке на секунду отрезвила меня.
    - Да не останавливайся ты, х. . траханный!!! - прохрипела Лариса. Я снова кинулся вперед, вколачивая ствол в тесные глубины.
    Несмотря на истекающую из вагины влагу, член преодолевал сопротивление спазм мышц влагалища, таранил матку и медленно, вытягивая за собой половые губы, исходил из Ларисы.
    Вдруг она как-то по особенному изогнулась. Напряглась, сжалась и конвульсии затрясли ее красивое тело. В этот момент мой член попал в жестокие тиски и начал стрелять внутрь режущей струей спермы.
    Придя в себя, я с удивлением посмотрел на жену. Она никогда раньше не допускала каких-либо положений, кроме классического. Я никогда не видел, чтобы она так кончала, и наверно никогда раньше не получала такого оргазма.
    - Через восемь лет замужества все-таки ты научился. - она внимательно посмотрела на меня своими темно-зелеными глазами, -
    Но не забывай, главное - контракт.
    Только что эти припухлые губы в пароксизме материли меня за остановку, требуя силы и страсти, а теперь грудной голос вновь стал по деловому сухим и начальственным.
    - Иди в свой номер и собирайся, через полчаса за нами приедут, и помни: мы с тобой не муж и жена, а сотрудники, - из нее вырвался заключительный всхлип и Лариса привстала на кровати. Передо мной на секунду вновь мелькнула гладко выбритая вагина, блестящая от выделений и спермы. - Эх, если бы ты это раньше: - она не договорила и прошлепала обнаженная в душ.
    Точно в назначенное время за нами приехал уже знакомый джип. "Старшой" стоял в коридоре у наших, расположенных друг против друга, дверей:
    - Собирайтесь и поехали, босс, в натуре, не любит, когда опаздывают.
    По дороге я мысленно рисовал себе босса. Передо мной вставало лицо Старшого, только босс, по моему представлению, был еще больше, толще и быкообразнее.
    Каково же было наше удивление, когда мы, войдя в кабинет, увидели за столом поджарого седовласого человека с внешностью английского аристократа.
    - Здравствуйте, - сказал он, выйдя из-за стола и любезно улыбаясь. - Простите, что не сразу вас принял, дела. Да и вам надо было отдохнуть, все-таки перелет и разница во времени.
    - Да, у нас сейчас тринадцать часов, - проговорила Лариса, сразу беря на себя ведущую роль.
    - Прошу вас присесть, что будете пить? - Белозубая улыбка хозяина мелькнула в кондиционированном полумраке кабинета.
    - Благодарю, - Лариса устроилась в одном из двух глубоких кожаных кресел, стоящих в противоположном от рабочего стола углу.
    - Тоник с лаймом, пожалуйста.
    - Вован, скажи Ирочке, - приказал босс застывшему в дверях быку.

    Через пару минут в кабинет вошла миниатюрная изящная брюнетка, неся поднос с тоником, лаймом, лимоном, коньяком и четырьмя запотевшими бокалами, наполненными золотистой жидкостью.
    - Для начала я предлагаю вам попробовать настойку из наших дальневосточных трав. Да, я забыл представиться - Алексей, а сейчас подойдет мой заместитель Георгий, который ведает финансовой стороной вопроса. - По этим словам я понял, что перед нами не лорд, а осколок партийно-советской элиты, причем явно московского разлива. Дверь отворилась, и по мягкому ковру к журнальному столику энергично пронес свое тяжелое тело наш Старшой. Я придвинул свой стул к креслам, в которых уютно расположились Лариса и Алексей, и началось обсуждение контракта. Вопросы в основном касались технической стороны контракта. Их было много. И на мое удивление, их чаще задавал наш Старшой - Георгий, проявляя недюжинную осведомленность в технических характеристиках и принципах передачи сигнала. Постепенно стало совсем темно. Включили свет и только было собрались продолжить обсуждение, как лампы потухли и замолк кондиционер.
    - Опять электричество отключили, - с досадой проговорил Алексей, подошел к окну и распахнул высокие створки рамы. В комнату пахнуло жаром раскаленного города и горьким запахом горящего леса. - Я предлагаю проехать на нашу загородную базу, где попрохладнее, да и перекусить можно. Продолжим разговор там.
    Лариса села на заднее сиденье серебристой Тойоты вместе с Алексеем и Георгием. А я вместе с Ирочкой в знакомый джип, где на переднем сиденье сидели водитель и еще один охранник.
    На трассе джип набрал скорость и несся, разрезая темноту светом фар. Ирочка сидела почти вплотную ко мне, несмотря на то, места на заднем сиденье было предостаточно. Охранник впереди не оборачивался и о чем-то тихо переговаривался с водителем. Тихая музыка наполняла темный салон. На лесном повороте джип не сбросил скорости, и Ирочку прижало ко мне.
    - А ты симпатичный, - продышала она мне в ухо и провела ладонью по моей щеке. Ее ловкие пальчики расстегнули пуговицы на моей рубашке и прошлись по твердым грудным мышцам. Другой рукой Ирина взяла мою ладонь и положила на острую грудь. Несмотря на дневной секс в номере, у меня еще в кабинете появилось ощущение каменной твердости в члене и желание волнами подкатывало к горлу. Хорошо, что в салоне было темно и не видно моих вздыбившихся брюк.
    Под умелыми руками девушки, лица которой я так и не успел разглядеть, мой друг вырвался из одного плена и попал в другой. Ласковые губы заскользили по стволу, быстрый язычок то лизал уздечку, то утопал в треугольнике между основанием и яичками.
    Волосы Ирины щекотали мой живот. Ее головка несколько раз скользнула вниз до основания, проталкивая член куда-то в горло. Я почувствовал близость выстрела и не смог сдержаться. Во рту Ирины сразу стало наполнено, но она быстро сглотнула несколько раз и промурлыкала:
    - Как клево-то.
    Черт, что же теперь делать, а вдруг эта куколка по приезду обвинит меня в приставании к ней и это помешает подписанию контракта. - подумал я, суетливо застегивая ширинку.
    - Чо-ково делаете-то? - не оборачиваясь, протянул с местным говором охранник.
    - Да ничо, скоро будем-то? - промурлыкала в ответ Ирина.
    - Да скоро, один поворот остался.
    Лесная дорога привела нас к лесному озерцу, на берегу темнел одноэтажный дом. "Могли бы и повыше построить" - мелькнула в голове неуместная мысль. По хрустящей щебенке джип подкатил к крыльцу, возле которого уже серебрилась в свете фар оторвавшаяся от нас на трассе Тойота.
    Ирина первой выскочила из машины, охранник, хлопнув дверцей, направился к водителю Тойоты, курившему возле неподалеку стоявшего вагончика. Где-то стучал электродвижок. Яркий свет из открывшейся двери на секунду ослепил меня, но Ирина, схватив меня за руку, втянула в помещение.
    - Раздевайся, а то уже все там.
    - Зачем раздеваться? - тупо спросил я.
    - Ну как зачем, баня все-таки. - Она хихикнула и повернулась ко мне лицом. У меня захватило дух. Ни в полумраке кабинета, ни в темноте джипа я так и не смог рассмотреть ее. Сейчас передо мной стояла точеная фигурка с ослепительно белой и шелковистой кожей, черными глазами и прямыми густыми волосами, стриженными под гарсона.
    Ее напряженные соски выскочили из полурасстегнутой блузки, вызвав прилив тяжести в моем паху. Я увел взгляд в сторону, и на вешалке увидел одежду и трусики Ларисы, а рядом вещи двух ее спутников.
    Я оторопело замер. В голове проносились обрывки мыслей, во рту пересохло.
    - Ну же, раздевайся, вон простыни, - нимало не стесняясь, подошла ко мне полностью раздетая Ирина. - Давай я тебе помогу.
    Она стянула с меня брюки вместе с плавками. Член стоял памятником, бордовая от напряжения головка смотрела в потолок. Я был вынужден продолжить и снять туфли и брюки. Ирина наклонилась, подрагивая аппетитной попкой и ловко обернула простыню поверх груди. Кое-как завернувшись тоже, я прошел за девушкой в следующую комнату. Лариса сидела между двух мужчин, завернутая как Ирина в простыню. Алексей обнимал ее за плечи. Рука Георгия, или Геры, как он просил себя называть, лежала на покрытом тканью бедре моей жены. В небольшом помещении напротив друг против друга стояло два кожаных дивана, между которыми едва умещался передвижной столик, заставленный мартини, коньяком и большим графином со знакомой настойкой. А как же контракт? - подумал я, утопая в объятиях дивана. Ирина села рядом, тесно прижавшись горячим бедром.
    - Ну мы здесь обговорили некоторые детали контракта, нас пока все устраивает, но я думаю, что окончательное решение надо принимать завтра, на свежую голову, - словно прочитав мои мысли, сказал Алексей. - А сейчас давайте выпьем за ваш приезд на дальневосточную землю.
    Лариса взяла большой бокал с мартини и с явным удовольствием полностью выпила его. Выпили все. От волнения я не почувствовал вкус коньяка. Внутри меня все дрожало, под ложечкой было непонятное волнение, яйца ломило как от долгого воздержания.
    Краем уха я слышал еще два тоста, пока сморщенный от старости китаец не внес большое блюдо с каким то мясом, овощами и фасолью.
    Общее оживление вывело меня из состояния ступора. Я поймал взгляд Ларисы. Она незаметно отрицательно качнула головой и толкнула меня под столом. "Не вмешивайся" , - говорил ее предупреждающий взгляд. В моей голове прозвучали слова Главного: - Нам нужен этот контракт любой ценой.
    От коньяка натощак внутри разлилось тепло, Лариса громко засмеялась шутке Геры, ее глаза возбужденно блестели. Она не хотела замечать, как ладонь Геры продвигалась вверх по ее бедру собирая простыню и оголяя колено. Я с недоумением смотрел на палочки, совершенно не понимая, как ими пользоваться. В том же положении была и моя жена. После того как она пару раз уронила еду с палочек себе на колени, Гера принялся кормить ее сам. Моя благоверная со смехом ловила ртом какие-то водоросли с палочек. Алексей притянул Ларису к себе, и его рука легла на спрятанную под тканью грудь.
    Ирина обернулась ко мне:
    - Давай я тебя тоже покормлю, а то на одной настойке долго не продержишься. - Я не понял смысла слов, но покорно запрокинул голову и раскрыл рот. Вкус еды обжег мне глотку, я закашлялся. Ирочка поднесла мне все той же настойки запивать. Вкус подслащенной воды, настоянной на травах, вернул меня к действительности. Этот, здесь Ирина сказала какое-то китайское слово, очень хорошо действует на мужчин. На меня не надо было действовать, мой член закаменел под простынею, и вокруг него расплылось мокрое пятно. Ирина потрепала по головке моего друга:
    - А мальчик у тебя ничо, - протянула она, - рабочий.

    Мой взгляд упал на Ларису. Она уже полулежала на плече Алексея, правая грудь оголилась, и его тонкие нервные пальцы крутили вишневый сосок. Гера, продолжая левой рукой дразнить кусочком мяса на палочке мою жену, другую руку запустил по простыню, обнажив полностью ногу и нижнюю часть живота. Ирина перехватила мой взгляд и улыбнулась:
    - Чо, ни разу еще не видел, как трахают твою начальницу?
    Я ни разу не видел, как трахают мою жену. На расстоянии вытянутой руки чужие мужики лапали Ларису, и ей это нравилось! Она вдруг запрокинула голову на спинку дивана и раскинула руки. Простынь сбилась в жгут у нее на животе. Герина рука свободно умещалась между ее широко расставленных ног и ласкала гладко выбритую киску. Алексей припал ртом к соску, не забывая теребить пальцами другой.
    - Бедненький, ты совсем измучился, - с этими словами Ирочка решительно присела у меня между колен, откинула простынь и обнажила до боли напряженный член. Осознание невероятности ситуации пробило меня как бумагу. В метре от меня двое мужиков профессионально разжигают мою жену, которая уже готова на все, между моими коленями сидит статуэтка с фарфоровой кожей и блестящими, цвета воронова крыла волосами и с упоением принимает в свой детский ротик мой немаленький член. Причем все это при ярком электрическом свете. От этой картины сперма взорвалась в ротик Ирины. Тут моя жена громко и протяжно застонала и начала подавать тазом вперед, навстречу пальцам Георгия.
    Алексей, взяв Ларису за плечи, опустил ее голову на свои бедра. Георгий не спеша снял с себя простынь и откинул в сторону, его темный почти черный член упруго раскачивался, глядя вверх. До меня докатился запах возбужденной вагины. Лариса лежа головой на животе Алексея и вытянувшись вдоль дивана, закинула ногу на спинку, оставив другую на месте. Георгий не торопился, он откатил ногой столик, устроился поудобнее, наклонил рукой жилистый ствол и: моя женушка громко охнула. Мне показалось, что у нее вспухла шишка на животе. Гера, мерно двигая тазом, стоял коленом на диване, насаживая Ларису за талию на член. Орудие Алексея вырвалось из простыни и раскачивалось, прорастая сквозь темномедовые волосы моей жены. Лариса терлась при толчках ухом и щекой об этот тонкий и длинный член, а руки Алексея продолжали ласкать ее грудь. Ирина, поглаживая моего мальчика, с интересом наблюдала за действом:
    - Ну чо, нам тоже наверно пора, - она встала задев опущенную ногу Ларисы спиной и пошла в раздевалку, - я сейчас вернусь, - обернулась она.
    Оба героя совершенно не обращали на меня никакого внимания, Лариса повернула голову в мою сторону и мутными глазами посмотрела на своего мужа, развалившегося на диване с торчащим, как Останкинская башня, членом. Тут Гера сильнее всадил свое орудие, голова Ларисы мотнулась и член Алексея основанием заскользил по ее лицу. Моя жена, которая всегда, все годы супружеской жизни с отвращением отвергала мои предложения о миньете, начала ловить языком этот член. Но ей было неудобно, и она решила пододвинуться и помочь себе рукой.
    - Лежи, сучка, не дергайся, - прохрипел Гера, приподнял жену за попку и насадил на себя. Лариса взвыла, и тут я вновь увидел конвульсии ее ухоженного тела. Поднятая нога слетела со спинки дивана и закинулась за спину Георгию, другой ногой она обхватила его за талию. Казалось, Лариса как можно глубже хочет насадиться на этот член. Она царапала ногтями кожу дивана, а Алексей до белизны сжал ее груди.
    Вернувшаяся Ирина, скинула простынь и начала смазывать чем-то себе промежность. Повернувшись ко мне спиной, девушка встала на коленки, широко расставив ноги, и взяла в рот тонкий член Алексея. Я смотрел на ее блестящий от смазки зад, пульсирующий сфинктер и с трудом пытался понять, чего от меня хотят.
    - Ну чо-ково стоишь-то, - удивленно обернулась Ирина на меня, - давай двигай. - Взяв свободной рукой мой ствол, она притянула его к анусу. Я полностью перестал соображать. Острое желание воткнуть конец ей в жопу, порвать ее, засадить до гланд плескалось возле горла. Раскаленное отверстие сразу приняло меня. Яйца сжались до ломоты. Я яростно двигал тазом, да так что член Алексея выскочил изо рта Ирины, и она замычала, уткнувшись лицом в диван между его ног.
    В это время начал кончать Гера и моя жена вместе с ним. Я уже не следил за ними, навалился на упругие ягодицы Ирины и с остервенением бил по ним лобком. Комок собрался в моем паху, но я все никак не мог кончить. Ирина стала со стонами вилять попкой из стороны в сторону и с подвыванием кончать. Мои ноги до самых колен были мокрыми от ее выделений. От моего копья кожа то уходила глубоко внутрь, то за ним вытягивалась чулком наружу.
    - Все, хватит, уже больно, - сказала Ирина и стала подниматься. Но черная пелена опустилась перед моими глазами, смять, пробить эту изящную фигурку насквозь, взорваться у нее внутри.
    Я не услышал как закричала Ирина, не почувствовал как Георгий пытался оторвать меня от нее, только яркая вспышка перед глазами и судороги прокатывающиеся по моему позвоночнику остались в моей памяти. Я потерял сознание.
    Первое, что я увидел, когда пришел в себя и открыл глаза, были расширенные в удивлении зрачки Ларисы. Постепенно все стало проясняться. Склонившаяся надо мной с бутылкой минеральной воды жена, чьи груди сосками касаются моего живота, тонкая струйка крови, стекающая по бедру Ирины. Восхищенно-опасливый возглас Георгия: Ну ты даешь, братан!
    Сознание возвращалось ко мне скачками. Меня втроем почти минуту пытались оторвать от Ирины, набухающие синяки от моих пальцев на тонкой шелковистой коже были тому подтверждением. И пока я не кончил, все попытки были бесполезными. Расслабился я только тогда, когда потерял сознание. Я опустил глаза на свой член, полуопавший, он был весь перемазан кровью и калом. Безысходное чувство стыда и отвращения овладело мной. Волосы на лобке слиплись.
    - Счас все будет нормально, - проговорил Гера и громко позвал китайца. Сухонький старичок неожиданно вынырнул откуда-то, неся поднос, заставленный баночками и бутылочками. Он проворно наклонился и ловко обмыл мое хозяйство мокрой губкой, затем зачерпнул ладонью какой-то смеси, вроде дегтя, и стал втирать ее мне в головку, в яйца, в промежность и сфинктер. Вдруг он что-то пробормотал, повернув голову к Алексею и показывая пальцем на Георгия.
    - Он спрашивает, почему ты не бреешь волосы на яйцах, как Жорик, - перевела мне Ирочка. Только сейчас я заметил, что и у Алексея и у Геры нет волос ни на яйцах, ни над членами. Оба орудия находились в полунапряженном состоянии, готовые через секунду вступить в бой. Мощные яйца были крепко подтянуты к основанию стволов.
    - Придется, Лариса, тебе исправить эту ошибку, - по голливудски улыбнулся Алексей. Моя жена растерянно посмотрела на босса, а потом на меня.
    - Все будет ништяк, - заверил Гера, явно предвкушая новое развлечение. Но сначала надо попариться.
    Все едва поместились в маленькой парной, причем я вместе с Георгием сидел на верхнем полке, Алексей массировал ягодицы моей жены на следующем, а китаец втирал мазь между ног Ирочке на нижнем. Пряный запах лесных трав и кореньев поплыл в густом жаре парной. Только я вспотел, как все места, которые намазал китаец, вдруг начало сильно печь. Самолюбие не позволяло подать виду, но долго так терпеть не было сил. Внизу вольготно расположился Алексей, стоя на коленях над головой Ларисы, лежавшей уже лицом вверх. Вдруг он взял совсем маленькую плошку, зацепил пальцем и стал массировать то один то другой сосок, сильно надавливая большим пальцем и тщательно втирая крем. Еще раз зачерпнув из плошки, он медленно провел подушечками пальцев по середине живота, любовно сделал несколько массирующих движений и спустился к промежности. Заставив Ларису раздвинуть ноги пошире, босс по хозяйски положил на вагину обильно смазанную ладонь, тщательно перетирая рукой половые губы. Свесив голову с полка, я рассматривал впервые открывшиеся во всей красе укромные местечки моей жены. Наш секс с женой всегда проходил в полной темноте, и она очень редко позволяла к ней притрагиваться ниже пояса, а ласку ее клитора и влагалища вообще не переносила.

    Длинные пальцы сжимали и растягивали половые губы, член и яйца Алексея нависли над лицом Ларисы, мужчина наклонился вперед, головой к ее промежности. Лариса лежала, закрыв глаза и расслабившись, безвольно опустив руки. Алексей пытался намазать ее клитор, то тот почти совсем не показывался из-за пухлых складок. Вдруг послышался шепелявый тенорок китайца, он деловито протянул свою ладонь, как-то по особенному растянул нижние губки жены, где-то нажал и Лариса взметнулась всем телом, сладко охнув. Ее руки обхватили Алексея за талию, а голова прижалась к паху. В верхнем основании широко разведенных и блестящих от влаги и крема губ вагины победно выпрямившись, горделиво стоял маленький член величиной с фалангу пальца. Капля мази на него заставила Ларису взвыть. Она согнулась и попыталась прикрыться ладонью, но Алексей оперся руками на ее колени, а китаец все массировал и массировал клитор, не забывая временами просунуть палец то в переднее отверстие, то в заднее.
    Наконец мою жену отпустили, и она соскочила с полка, и, прижимая ладонь к паху, побежала вон из парной.
    - Во дает, профессионал, - хлопнул меня по спине Георгий, - теперь твоя начальница год, а то и больше только и будет думать, как потрахаться.
    Увидев, что путь свободен, я не стал больше терпеть и выскочил из парилки следом за женой. Свернув в бок, я толкнулся в неприметную дверь и вывалился из нее прямо в темную гладь озера. Пекло у меня между ногами в прохладной воде начало понемногу остывать и я услышал всхлипывания моей благоверной и успокаивающий говорок Ирочки.
    - Ты чо-ково моя, плачешь-то, Шэнь молодец, вот я, как меня в четырнадцать снасильничали, шесть лет за километр мужиков переносить не могла, и кайфу никакого не было. А он все поправил и вылечил, теперь я понемногу даже спереди могу, правда иногда до сих пор болит. А у тебя все хорошо будет, все мужики у ног рядами валиться будут. - По-бабьи жалела и успокаивала Ирина мою Ларису. - Вон твой-то дружок, красивый и мускулистый, все глаза седня на тебя проглядел, а на меня ноль внимания, хотя я так старалась. Правда потом клещами не оторвать было, но так это с настойки, наверное. - хихикнула она.
    В ответ это Лариса что-то бормотнула и пошла в сторону светящегося проема двери. Ирочка вышла из воды вслед за ней и, не замечая меня, закрыла за собой дверь. Я остался один в полной темноте под яркими, такими близкими звездами. Напряжение в паху понемногу отпускало. Теплая вода лесного озера успокаивала. Боясь, что заметят мое долгое отсутствие, я посешил к двери.
    В комнате уже собралась вся компания. Лариса, накинув простынь, опять сидела между обнаженными мужчинами, Ирочка хлопотала над столом, старого китайца нигде не было видно. Я вошел в комнату и мое появление было встречено возгласом Георгия:
    - Серега, да ты руки-то с яиц убери, дай посмотреть, что с тобой Шень сделал. Все повернулись в мою сторону, Ирочка мягко отстранила ладонь, которой я прикрывал свое хозяйство. Я невольно опустил взгляд туда, куда смотрели все. Мой член стал темно-коричневого, почти черного цвета, головка заметно увеличилась в диаметре. Сейчас даже в расслабленном состоянии, мой дружок превосходил свои размеры, когда был возбужденным.
    - А ну подойти-ка, - повелительно произнес Алексей, - посмотри, каким стал красавцем, - обратился он к моей жене. Я стоял перед ними, мой боевой друг начал медленно поднимать голову прямо напротив лица моей жены.
    - Попробуй его на вкус, - вмешался Георгий, он положил руку на затылок Ларисы и наклонил к моему члену. Лариса взяла его в руку и нежно сжала. Конец отреагировал моментально, потемнел еще больше и увеличился раза в полтора. Я посмотрел в глаза своей жене, но она отвела взгляд и продолжала ласкать член руками. - Пососи его, видишь, уже стоит. - Лариса наклонила голову и неловко обхватила головку губами. Ее твердые соски щекотали мне бедра. Она пыталась сосать, но не умело прищемила зубами нежную плоть. Я инстинктивно дернулся.
    - Да ты язычком работай-то! - Ирочка аж приплясывала от нетерпения показать, как это делается, - Лижи, лижи его!
    Моя жена старательно как школьница начала обволакивать головку члена своим розовым языком. Вот уже она вошла во вкус, и я чувствую, закрыв глаза, как ее слюна вперемешку с моей смазкой стекает по стволу. Возбужденное горячее дыхание Ларисы выдает ее нешуточное желание, изящные ухоженные ногти впиваются мне в бедро, но я не чувствую боли. К движению головой прибавляется ритмичное колебание туловища, что только усиливает наслаждение. Лариса издает короткий хриплый стон и, открыв глаза, я вижу над ее ягодицами копну черных волос - Ирочка не упустила своего момента и старательно обрабатывает языком ее вагину. Мой член набухает до невероятной твердости, до боли у самого основания, кажется, я сам превратился в громадный член, который вот-вот взорвется, но все никак не взрывается. Уже нет наслаждения, только мучительное желание освободится от давления изнутри. Но не хватает какой-то малости, как будто какая-то пробка мешает излиться кипящей лаве моего семени.
    Крепко зажмурив веки, я чувствую, как короткая судорога легкого оргазма пробивает Ларису, и она продолжает двигать головой и работать языком, но уже без былого упоения, совершая чисто механические движения. Вдруг на моих крепко сжатых ягодицах ощущаются еще одни руки, легкие поцелуи касаются задней внутренней поверхности бедер. Мучительное желание нарастает. Я открываю глаза, но ничего не могу разглядеть, радуга плывет перед ними, мутный качающийся силуэт Ларисиных волос у моего живота, мокрая промежность, залитая потом, Ларисиной слюной и моей смазкой. Вдруг что-то скользкое проникает между моих крепко сжатых ягодиц, дотрагивается до сфинктера и слегка проникает внутрь его. У меня одновременно взрывается все тело. Я физически чувствую, как струя спермы ударяет в горло Ларисы, она инстинктивно отстраняется, но семя продолжает толчками вылетать ей в лицо, на волосы, брови, точеный носик, на матово смуглые щеки.
    Кажется, я кричу, но ватная усталость, бессилие в сведенных судорогой ногах уже обволакивают меня, кружится голова, во рту внезапно пересыхает и опустошенный, я валюсь на диван. Темно багровый член свешивается до середины бедра. С него тянется липкая струйка. Передо мною лицо Ларисы, блестящее от спермы и она не торопится ее вытирать, а, отплевываясь, вытаскивает изо рта мои лобковые волосы. На пушистых ресницах застыла мутная капелька, губы неестественно пухлые, чувственно блестят, слегка приоткрывшись. Шея, грудь, соски, плечи - все влажное от моего и ее пота, слюны и спермы. Глядя на нее, широко расставив ноги стоящую на коленях, бесстыдно выпятившую голый лобок, где между половыми губами задорно торчит клитор, я вдруг пониманию насколько прекрасна моя жена, насколько плохо, да что там плохо, я совсем за восемь лет ее не узнал.
     

  2. Pupseshenka

    Pupseshenka Форумчанин

    Вот это да! Здорово!!!!!!!!!
     
  3. Kypiddon

    Kypiddon Форумчанин

    хорошая история получилась!
     

Поделиться этой страницей