Клизма

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем winboy, 3 июн 2009.

  1. winboy

    winboy Форумчанин

    Клизма
    Гена подошел к дверям соседней квартиры и нажал на кнопку звонка. Через несколько секунд дверь открылась и из них выглянула голова соседки тёти Маши. «Здравствуйте, Марья Ивановна, я пришёл навестить вашу дочку Олечку, она сегодня не была в школе, и учительница велела мне узнать, что с ней случилось», второпях затораторил Гена. «Привет, Гена», женщина ответила, «Олечка заболела, у неё кажется воспаление лёгких, но ты можешь её навестить, не бойся, эта болезнь не заразная». Гена аккуратно снял туфли и зашел вглубь квартиры соседей. Он прошел через прихожаю в гостевую комнату, а оттуда завернул в спальню. Мальчик увидел лежащую на кровати одноклассницу, лицо её было каким-то неестественно бледным, губы – слегка синеватыми, потрескавшимися. «Здравствуй, Олечка! Как твоё здоровье?», спросил Гена. «Привет, Генка!», еле слышным, охриплым голосом ответила девочка, «у меня дела неважные: кашель, слабость, температура. Мама у меня фельдшер, послушала легкие, сказала, что наверное воспаление. Велела лежать и не вставать с кровати». «Ах, вот как, а нас Тамара Сергеевна спрашивала, почему тебя нет в школе, никто не мог ответить, тогда она сказала мне, поскольку я живу рядом, узнать, что же с тобой случилось», ответил мальчик. «Ну да», вздохнула Оля, «можешь ей передать, что я, наверное, неделю смело не буду появляться, а то и две. Такую болезнь нельзя быстро вылечить». «А как же тебя лечат?», поинтересовался Гена. «Таблетками, уколами», ответила больная. «Уколы в попу дают?» «Да, мама сегодня уже два раза колола». «И ещё будет колоть?» «Конечно, будет, как же иначе», мотнула головой девочка. «Скоро?» «Вот это я не знаю, спрашивай у мамы. Последний раз колола где то два часа назад. А почему ты об этом спрашиваешь?». «Ну, так я это…хотел бы посмотреть, как укол делается», покраснев признался мальчик. «Ради Бога, смотри, если хочешь, мне не жалко», девочка ответила, «пусть мама тебя позовёт, когда тот час наступит». «Нет, ну не надо меня специально звать», Гена совсем смутился, «если будет сейчас делать, то я посмотрю, а так могу и обойтись без этого». «Может хочешь поесть?». Оля спросила, указав на тарелку супа, стоящую на тумбочке рядом с кроватью, «мама мне принесла, но у меня совсем нет аппетита. Видимо из-за болезни». «Нет, спасибо, я поел дома перед тем как идти к тебе», мальчик ответил. «Да, а мне ведь мама клизму будет делать, если я это не съем», вдруг выпалила девочка. «Не уж то? Ты что, долго уже не какаешь?», Гена от неожиданности даже подпрыгнул. «Не очень долго, со вчерашнего утра», Оля ответила, «но мама всегда так делает. Она считает – раз у человека нет аппетита, у него запор, и значит надо делать клизму». «Ты, наверное, жутко боишься клизмы?» «Да нет, чего там боятся, просто не хочется, неприятно ведь, когда делают». «В том ты права», вздохнул Гена, «мне тоже очень неприятен этот процесс. Если я знал бы, я мог бы не обедать дома и съесть этот суп вместо тебя». «Да ладно уж», вялым голосом засмеялась девочка, «чему быть, того не миновать. Не первая, не последняя клизма, вытерплю эту, как и все предыдущие». «Тебе её скоро будут делать?», поинтересовался мальчик. «Наверняка скоро, мама обычно не медлит с этим. Хочешь посмотреть?». «Если ты не против…», гость опять покраснел. «Да нет, смотри на здоровье, если тебе интересно. Тебе, наверное, не часто попадается видеть попы девочек?», Оля спросила. «Да, не часто», ответил мальчик, «у меня есть сестра, большая, ей уже 16 лет, она меня стесняется и попу никогда не показывает. Конечно, я смотрел голые попы девочек в журналах и в Интернете, но это не то, интереснее, когда всё наяву». «В женский туалет не пробовал заходить?», ехидно спросила девочка. «Ты думаешь – в школе? Да нет, боюсь, учительница ведь нам это уже в первом классе строго настрого запретила. А что, есть такие парни, кто заходят?», поинтересовался Гена. «Да, был один случай, меня тогда были оставивши после уроков, я плохо написала контрольную; когда наконец отпустили, уже темнело, я решила перед тем, как идти домой, забежать в туалет пописать, только что успела юбку задрать и трусы спустить, даже попу как следует на горшок не положила, как вдруг заходит один малец, большой и толстый, лет 14-15 наверное, и начинает на меня смотреть выпученными глазами. Я высунула язык, показала ему, затем встала с горшка, повернулась к нему задом, раздвинула руками попу и спросила: «Ну, хорошо видишь?». Он покраснел, повернулся и быстро убежал». «Это какой то маньяк был, так их называют. Учительнице рассказывала?», Гена спросил. «Да нет, что там рассказывать. Он ведь меня не трогал, просто смотрел». «В следующий раз может и тронуть. Впредь всегда рассказывай про такие случаи учителям и родителям тоже». Оля что-то хотела ответить, но вдруг на неё навалился сильный приступ кашля, который длился где-то полминуты. Когда, наконец, он прошел, в комнату зашла мама больной девочки. «Опять кашляешь, бедняжка», она констатировала, «придется тебе наверное ингаляции поделать. Да, а суп так и не съела?». «Нет аппетита, мамочка», вялым голосом ответила Оля. «Мда, по большому ведь тоже сегодня не ходила», констатировала Маша. «Схожу как-нибудь до вечера», пыталась её успокоить дочка, но мама недовольно покачала головой, отбросила в сторону одеяло, потянула вверх маечку Оли (она лежала лишь в майке и трусах) и начала руками щупать живот девочки. «Твердоватый у тебя животик, детка», она сказала, «видно, там запорчик, потому и есть не хочется. Придется тебе клизмочку сделать, кишечки прочистить». «Зачем, мам, я сама покакаю!», начала хныкать Оля, но мама не стала её слушать, а просто вышла из спальни, захватил с собой не съеденную тарелку супа, и отправилась на кухню наполнять клизму. «Ну что же», усмехнулась девочка, «видно, моя судьба уже предрешена». «Ты думаешь – мама пошла за клизмой?». « А куда же еще?». «Ну не знаю, может посуду мыть». «Да нет, я же тебе говорила, что она долго не раздумывает по таким вопросам. Если не веришь, зайди в кухню, посмотри, что она там делает», Оля предложила. «Так…», смутился Гена, «маме это может не понравиться». «Нет, она ничего не скажет плохого, иди, не бойся!». «Ну ладно, пойду, посмотрю», согласился мальчик. Он встал с края Олиной кровати, на котором сидел, пока разговаривал с одноклассницей, и пошел вслед тете Маше на кухню. Зайдя туда, он увидел, что Олина мама и вправду, доставши большую клизменную грушу, моет её под краном. «Ну что скажешь, Геночка?», она спросила зашедшему мальчику. «Оля послала меня посмотреть, что вы тут делаете», он слегка испуганно ответил. «Ах, так!», Маша засмеялась, «ну, конечно, ей интересно знать, буду ли я ей делать клизму. Обязательно буду, так можешь ей и передать». «А я смогу на это посмотреть?», выпалил Гена. «Смотри, сколько угодно, мне не жалко! Кстати, тебе самому мама ведь тоже иногда делает клизму, не так ли?». «Бывает иногда», покраснев согласился Гена. Олина мама тем временем закончила обмывать клизму, налила в пол-литровую кружку тёплой воды, добавила туда чайную ложку соли, влила немножко подсолнечного масла, всё тщательно размешала, затем сжала грушу и погрузила её носик в ту же кружку. Баллончик стал понемногу заполняться водой и вновь приобретать круглую форму. «А вы часто Оле клизмы делаете?», мальчик посмел спросить. «Ну, как когда», вздохнула тетя Маша, «где-то раз в месяц приходится в среднем. Я уже знаю – раз она есть не хочет, то возник запор, и тут без клизмы никак не обойтись». «Она сопротивляется?». «В последнее время нет, поумнела. В дошкольном возрасте жутко ревела и брыкалась, трудно с ней приходилась. Потом, наверное, поняла, что это не поможет, и перестала». Пока они разговаривали, груша высосала почти всю воду из кружки и стала зиять во всей своей красе. «Большую клизму вы набрали, мне мама делает поменьше», констатировал мальчик. «Оля девочка тоже уже большая, через пару месяцев ей будет 9 лет», ответила Маша, « к тому же, лучше сразу сделать большую клизму, чем впустить маленькую, убедится, что от неё эффекта нет и затем повторять процедуру ещё 2-3 раза. Это сильно изматывает ребёнка». Она положила грушу в карман халата, взяла в руки баночку с кремом «Нивея» и пошла в спальню к дочке, Гена последовал за ней. Больная девочка лежала на спине, забравшись под одеяло, и испуганными глазами смотрела на зашедшую в комнату маму. «Спускай трусики, Олечка», мама распорядилась, «поворачивайся на левый бочок и притяни ножки к животику!». «Так всё-таки будешь делать мне клизму?», жалобно спросила дочка. «Ну, конечно, доченька, надо ведь животик тебе прочистить. Не бойся, всё очень быстро закончится, только не сопротивляйся!». Тяжело вздохнув, Оля отбросила в сторону одеяло, засунула пальцы за резину белых трусиков и медленно спустила их до колен. Затем девочка повернулась на левый бок, согнула ноги в коленах и прижала их к груди. «Ну, правильно делаешь, только постарайся колени подтянуть ближе к подбородку!», распорядилась Олина мама. «Эх!», застонала девочка и подтянула колени почти вплоть до самого подбородка. Её ягодицы широко раскрылись, отчетливо стала видна черная дырочка посреди них, пару сантиметров вниз начиналась половая щель, которая тоже предстала взору Гены и тети Маши. Мальчик смотрел широко раскрытыми глазами, он впервые в жизни так близко видел половые органы и сраку у кого либо из девочек. «Очень хорошо лежишь, дочурка!», довольно констатировала мать. Она открыла банку с кремом, обильно намазала им указательный палец правой руки, нагнулась над дочкой, обвела пальцем вокруг анального отверстия Оли, таким образом намазав его складки, затем приставила конец пальца к дырочке и сказала: «Ну, потужись, Олечка!». Девочка стиснула мышцы ануса, дырочка раскрылась, и мама тут же ввела в неё свой палец до упора. «Ой, мам, не суй так глубоко!», захныкала дочка. «Надо, доченька, засунуть пальчик по возможности глубже, чтобы как следует всё проверить и намазать кремом», ответила мама и стала крутить палец вокруг своей оси. «Мне неприятно!», скулила Оля. «Всем детям неприятно, когда им палец в попу суют, но ничего не поделаешь, надо потерпеть», мама настояла на своём. Гена спросил: «Тетя Маша, а что вы там хотите проверить в Олиной дырочке?». «Многое чего», Олина мама ответила, «например, нет ли у неё трещин в кишке или геморроя. А также, насколько тяжелый и глубокий запор у больной». «И что вы констатировали?». «Трещин и геморроя вроде нет, а вот запор довольно сильный, пальцем нельзя через него пробиться», ответила Маша и выволокла палец вон. После этого она выбрала из кармана клизму и стала намазывать её наконечник тем же кремом «Нивея». «Ничего, Олечка!», мама стала успокаивать дочку, которая, слыша её слова про тяжелый запор, начала тихо всхлипывать в подушку, «сейчас сделаю тебе клизмочку и покакаешь, весь запор выйдет вон, каким большим бы он не был». «А бывает такое, что клизма не помогает?», вдруг спросил Гена. «Если она сделана вовремя и правильно, то нет!», ответила тетя Маша. Она взяла грушу в правую руку, левой слегка приоткрыла и так уже широко раздвинутые ягодицы Оли и медленными, вращательными движениями ввела наконечник клизмы дочери в сраку. Несчастная девочка жалобно застонала. «Тихо, тихо, доченька…это было самое неприятное, оно уже позади…теперь впустим водичку…ой, как тебе сейчас какать захочется», приговаривала Олина мама, обхватила грушу обоими руками и плавно, равномерно сжала её. Вода заурчала и стала переходить из клизмы в кишечник девочки. Оля почувствовала резко нарастающее распирание в животе, жидкость вливалось всё глубже в её кишечный тракт, своим присутствие создавая явное чувство дискомфорта и желание поскорее опорожниться. Гена наблюдал, как баллон сжимается и становится всё меньше, где-то через полминуты он вообще стал плоским. Тетя Маша сложила его пополам и ещё раз стиснула. Затем она извлекла наконечник из анального отверстия дочки. «Ну, вот, Олечка, всё в порядке, клизма тебе сделана», она довольно констатировала и положила использованный клизменный баллон на тумбочку у кроватки. Баллон понемногу опять стал засасывать в себя воздух и приобретать былую круглую форму. Его наконечник был сильно вымазан в коричневом кале девочки. «Мам, я очень какать хочу!», сказала девочка. «Не удивительно, дитя моё, после такой большой клизмы иначе и быть не может», усмехнулась мать, «но ты же знаешь, 5 минут после проведения процедуры нужно подержать и удержать в себе водичку». «Я не смогу, я наделаю в кровати!», крикнула Оля. «Не наделаешь, Гена этого не допустит!», отрезала её мама и обратилась к мальчику: «Гена, стисни вместе её ягодицы и держи их так, пока я не скажу тебе отпустить!». Мальчик тут же выполнил приказ, мигом подлетев к кровати и стиснув обоими руками полушария попы Оли». Его сердце билось бешенным ритмом, он даже в мечтах не мог предположить, что ему доведётся такое – так близко видеть постановку клизмы однокласснице, а затем еще держать руками её сжатые ягодицы. «Ну, прекрасно!», восхищалась тетя Маша, «я пойду мыть клизму, а, когда вернусь, тогда посадим Олечку на горшочек. До тех пор держи и не отпускай её, ладно, Гена?». «Ладно!», ответил мальчик. Когда Олина мама ушла, он спросил девочку: «Ну, как, тебе трудно терпеть?», «Лучше не спрашивай!», процедила сквозь зубы одноклассница. «Ничего, пять минут пройдут быстро!», пытался её успокоить Гена, «ты, главное, расслабься и думай о чём-то приятном!». «Что для меня может быть приятное?», проворчала Оля. «Ну, например…, представь себе, что это я сейчас лежу после клизмы, а ты держишь мою попу!», засмеялся мальчик. «Да пошел ты…, у меня нет не малейшего желания меняться с тобой местами!». «Ах, так! Ну, значит, тебе не так уж и плохо!» «Мне плохо…, но я не такой человек, который желает зла другим», пояснила девочка. «Так мы ведь тоже тебе не делаем зла, а наоборот – оказываем медицинскую помощь», умничал Гена. «Да, Гена, я знаю…, только уж жутко неприятен этот процесс оказания помощи», опять захныкала Оля. «Ничего не поделаешь, что надо, то надо. Так обычно говорит моя бабушка, когда решает мне делать клизму, а я умоляю обойтись без неё», Гена стал разбрасывать афоризмы. «Так тебе тоже клизмы делают?», слегка обрадовалась Оля. «Да, иногда делают, когда сам покакать не могу!». «И часто это у тебя бывает?». «Ну…, примерно как и у тебя, раз в месяц», ответил мальчик. «Откуда ты знаешь, что у меня это так?», удивилась девочка. «Мне твоя мама говорила», был вынужден признаться Гена, сожалея, что сболтнул лишнего. «Ах так, ты у неё спрашивал?». «Ну да, спросил так, ради интереса». «Кстати, я тебе могу рассказать, что она сама себе тоже иногда делает клизму», ехидно произнесла Оля. «Ах так? И часто?». «Ну, не знаю…, может раз в два месяца», девочка пожала плечами. Тут в спальню снова вошла Олина мама. «Пять минут уже прошло», она сказала, «Оленька, выпрямляй ножки и медленно вставай на ноги. А ты, Гена, продолжай попа держать её ягодицы!». Маша извлекла испод кровати горшок и поставила на коврик. Оля медленно выпрямила ноги, положила на пол сначала правую, затем левую ногу и крикнула Гене: «Отпусти мою попу, мне ведь надо на горшок!». Мальчик вопросительно взглянул на тетю Машу, та мотнула головой, и Гена отпустил Олины ягодицы. Девочка тут же села на горшок и обильно извергла в него содержание своего кишечника. Сначала вышли газы, затем вылилось часть воды, потом стал выходить размытый клизмой кал. Твёрдые куски испражнений медленно выползали из сраки девочки и падали в горшок, забрызгивая ранее вытекшей водой Олину попу. Горшочек для девочки Олиного возраста был маловат, полушария её попы свисали через его края, хорошо, что анальное отверстие всё-таки оказалось внутри его. Это заметила и тетя Маша. «Придется тебе купить другой горшок, по больше этого!», она сказала. «Не надо мне горшка, я могу ходить на унитаз!», отрезала какающая девочка. «А если заболеешь, как сейчас? На ведро тебя тоже нельзя еще садить, попка для этого слишком маленькая!», возразила её мама. Оля в ответ извергла из себя очередную порцию кала. Воздух в комнате стал невыносимо вонючим. „Следовало бы открыть окно, но ты простужена», сетовала Олина мама, «Гена, тебе может лучше выйти, не нюхать этот запах?». «Нет, тётя Маша, мне он не мешает, я могу тут постоять!», возразил мальчик. «Ну, как сам знаешь!», женщина пожала плечами. Оля продолжала какать ещё минут пять, затем её живот окончательно опустошился. Тётя Маша принесла миску с тёплой водой, велела дочке встать с горшка, присесть над ней, обмыла своей ладонью промежность и задний проход больной девочки, вытерла затем всё сухими салфетками и сказала: «Надевай, доченька, трусики и ложись обратно в постель, ты ведь больна!». Оля послушно встала на ноги, надела трусы и залезла под одеяло. Её мама взяла горшок с калом девочки и понесла его в уборную. У бедной девочки снова возник приступ кашля. Когда он прошёл, она спросила Гену, сидящего на краю кроватки: «Ну, как, доволен тем, что увидел?». Мальчик молча кивнул головой. «Тогда прекрасно. Я сейчас посплю немного, а ты иди к себе домой, Вечером мне мама будет делать уколы в попу, можешь снова придти посмотреть». «Да, нет, спасибо, я уже достаточно видел», ответил Гена. Он попрощался с одноклассницей, также с её мамой, и пошел вон из квартиры соседки домой к своим родственникам. Вернувшись домой, Гена обнаружил, что его сестра Надя сидит на диване и разговаривает со своей школьной подругой Женей, которая видно пришла к ней в гости. В руках Женя держала пластмассовый кулёк, из которого торчал резиновый резервуар, с виду похожий на грелку. «Надюша, ну не выпендривайся, не строй из себя маленького ребёнка! Дай, сделаю тебе клизму, покакаешь, живот сразу перестанет болеть!», она уговаривала сестру Гены. «Ты уверена, что боль из-за запора?», сомневалась Надя. «А как же иначе, раз ты уже 3-й день не какаешь, тут по-другому и быть не может. Тебе надо сделать клизму, чем быстрее, тем лучше!». «А ты умеешь? Я лично никогда никому не делала, только Гену помогала держать, когда мама его клизмовала», рассказывала подруга. «Умею, делала как себе, так и своей маме и бабушке тоже», успокаивала его Женя. «Ах так, ты тоже страдаешь запорами?», Надя слегка обрадовалась. «Да, страдаю иногда. Кстати, после того, как я тебя проклизмую, ты сделаешь со мной то же самое, ладно?». «Так ты тоже давно не какаешь?». «Нет, сегодня утром вроде какала, но живот что-то твердоватым, вздутым кажется. К тому же, клизма мне доставляет сексуальное удовольствие», вконец полушепотом призналась Женя. «Надо же?!», изумилась Надя, «у меня с детства от этой процедуры остались в памяти только самые мерзкие впечатления. Правда, лет 10 я уже клизму не получала, но ничуть не скучала по ней». «Ну, так тебе, наверное, делали её насильно, а это совсем другое, когда сам добровольно соглашаешься», возразила Женя. «Возможно, что ты и права», пожала плечами Надя. «Я думаю, хватит болтать, преступим к делу!», подруга решительно поднялась с дивана и выбрала из кулька кружку Эсмарха коричневого цвета с длинным шлангом и белым наконечником в конце его. Тут она повернулась головой к двери и увидела стоящего в них Гену. «Ах, Геночка пришел домой! Надя говорила, что ты пошел свою одноклассницу навестить. Ну, как она там?». «Болеет. Мама ей клизму делала», ответил мальчик. «Надо же!», на сей раз удивилась Женя, «и ты стоял рядом и смотрел?». «Да, они с мамой не возражали», простодушно ответил мальчик. «Ну, считай, что у тебя сегодня на редкость везучий день!», девушка свистнула сквозь губы, «ты ведь слышал, о чем мы говорили, да?». «Да!», Гена мотнул головой. «Значит, я сейчас тоже буду делать клизму Наде, у неё, бедняжке, уже живот болит от некаканья, а потом она меня будет клизмовать. И ты сможешь всё это видеть. Ух, какой счастливчик!», Женя завистно покачала кучерявыми волосами. «Погоди, а зачем Гене надо видеть всё это?», возразила Надя, «мы ведь можем закрыться в моей комнате и его не впускать». «Надо, Надя, Гене помочь нам», подруга ответила, «мне самой будет трудно одновременно и кружку держать и наконечник тебе в попу засовывать. К тому же, чего ты его так стесняешься. Он ведь твой родной брат! Другое дело – я, для меня он чужой человек, но я из-за этого проблему не строю». «Я согласна при условии, что потом поставим клизму самому Гене тоже», неожиданно ответила Надя. «Ну, Гена, что на это скажешь?», ехидно улыбаясь, спросила его Женя. «Мне не надо клизм, я сегодня утром хорошо покакал», возмутился мальчик. «Ну, как хочешь, тогда не увидишь, как мы с Женей друг друга клизмуем», ответила ему сестра. «Ладно, я согласен», неожиданно вдруг выпалил Гена. Ему страшно хотелось принимать участие в процедуре клизмования его сестры и её подруги, он понимал, что такая возможность второй раз в его жизни может даже и не появится. «Ну, хорошо, только учти, что мы не шутим, и клизму ты обязательно от нас в конце всего получишь!», Надя строго резюмировала, и Женя согласно качнула головой. Затем она сказала: «Спускай штаны и трусы, Надюша, ложись на диван, я пойду клизму водой наполнять!». Женя вышла из комнаты и направилась в ванную, а Надя медленно встала на ноги, злым взглядом посмотрела на стоящего рядом брата, развязала поясок джинсов, потянула вниз молнию, засунула пальцы рук под брюки и спустила их вниз до колен. Гена увидел большие, белые трусы сестры. Уже это ему доставило громадное наслаждение, ибо Надя в нижнем белье старалось обычно ему в глаза не показываться. Но тут через пару секунд сестра их тоже стала спускать вниз, и взору Гены предстала её промежность, покрытая тёмными, густыми волосиками. «О, Господи», мальчик мысленно воскликнул, «я даже не помню, когда в последний раз видел у Нади ЭТО. Уж волос на том месте тогда у неё точно не было. Интересно, когда они там выросли?», Гена чуть не спросил сестру об этом вслух, но вовремя опомнился, что сестру такой вопрос разозлит, и она его прогнет, потому промолчал. Надя тем временем повернулась к нему своей голой попой, положила руки себе на срам и осталась так стоять. «Геночка, принеси мне столовую ложку соли!», послышался голос Жени из ванной комнаты. Мальчик отправился на кухню, набрал из кулёчка ложку соли и пошел в ванную. «Сыпь сюда, в кружку!», приказала ему Женя, указав на наполненный водой резиновый резервуар. Гена сделал, как ему было сказано, девушка затем выбрала из его рук ложку и стала мешать ею воду в кружке. «Чистой воды клизма может не оказать нужного эффекта», она поясняла Гене. «Да, я знаю», мальчик с важным видом ответил, «кстати, мама Оли, когда готовила ей клизму, добавляла также и растительное масло в воду». «А, это не плохая идея», согласилась Женя, «кстати, у тебя есть масло? Принеси её!». Гена выбрал из холодильника бутылку с маслом и принес её Жене, она влила из неё где-то грамм 100 в кружку Эсмарха, опять всё размешала и сказала мальчику: «Я подыму кружку вверх, а ты открой наконечник на шланге. И, как и него появится вода, сразу закрой!». Гена так точно и сделал. Женя взяла в правую руку кружку клизмы, в левую положила шланг с наконечником и сказала: «Ну, пойдём к Наде!». Они вошли в комнату, где Надя всё также стояла у кровати, скрестив руки внизу своего живота. «Надя, чего ждешь, быстро ложись на левый бок и ноги к животу подтяни! А ты, Гена, принеси мне «Нивею» или ещё какой-нибудь крем для смазки», распорядилась Женя. Надя неохотно легла на диван, повернулась на левый бок и согнула ноги в коленах. Гена взял с тумбочки тюбик крема и подал его Жене. «Молодец, Геночка, намажь теперь им наконечник клизмы!». Гена открутил тюбик и, выдавив на палец крем, стал намазывать им пластмассовый наконечник. «Так, так, аккуратно смазывай, во всю длину, со всех сторон, иначе Наде больно будет!», распоряжалась Женя, затем сказала подруге: «Наденька, ножки поближе к животику притягивай, чтобы сракочка шире раскрылась. Вот так…еще, ещё… ну хотя бы так!». Гена увидел, как полушария попы сестры раздвинулись, и стала видна черная дырка заднего прохода девушки. «Ну, видишь, где кака у твоей сестры не хочет выходить?», спросила Женя, Гена мотнул головой. «Хорошо, теперь намажь средний палец правой руки кремом и засунь его до упора ей в эту дырку», Женя продолжала приказывать. «Нет, пусть он лучше держит кружку, ты сама засунь!», Надя возразила, но Женя не соглашалась с этим: «Кружка тяжелая, он еще не удержит её и выкинет с рук. Пусть делает то, что я сказала!». Гена послушно намазал палец и дрожащими коленами (сердце у него от волнения так билась, что казалось – вот-вот лопнет!) подошел к лежащей сестре, нагнулся над ней, вставил палец между ягодиц и начал осторожно вводить его в анус Нади. «Так, так, всё правильно, суй вглубь, до упора!», подбадривала его Женя. «Фу, там у неё какашки!», скрутил лицо мальчик. «Да, именно, твёрдые какашки, которые нужно намазать кремом и затем размыть водой, чтобы вышли бы вон!», подтвердила Женя, затем спросила: «Ввёл до упора? Ну, молодец, теперь покрути палец вокруг своей оси! Да, так, несколько раз, направо и налево! Ну, ладно, хорошо будет, извлекай палец вон!». Гена извлек палец и с отвращением увидел, что тот весь вымазан в кале сестры. «Ничего, сейчас пойдешь в ванную, вымоешь!», успокаивала его Женя, «только сначала засунь наконечник ей в попу и открой кран на шланге». Мальчик взял в правую руку шланг клизмы и ввёл наконечник сестре в сраку, а левой рукой открыл кран, Женя подняла обоими руками резиновую кружку вверх, и вода стала под давлением вливаться в кишечник несчастной Нади. «Ну, вот, клизма уже начинает свою работу!», довольно произнесла Женя, «как ты, Надя, чувствуешь щекотание в области заднего прохода?». «Мда», проворчала сквозь зубы клизмуемая девушка. «Тогда хорошо», подруга констатировала, «иди, Геночка, вымой руки с мылом, я пока без тебя обойдусь!». Мальчик отправился в ванную мыть руки, Женя тем временем спросила подругу: «Так ты говоришь, что не разу не получала клизму из кружки Эсмарха, только из резиновой груши?». Надя неохотно кивнула головой в ответ. «Ну, что поделаешь, всё приходится когда-нибудь делать в первый раз», поучительным тоном произнесла Женя. «А ты, значит, неоднократно клизмуешься из этой кружки?», спросила сестра Гены. «Да», ответила подруга, «впервые мне мама сделала клизму из кружки года три назад. До тех пор она использовала баллончик, но он был маленьким, приходилось наполнять и опорожнять его раз 5 подряд, это было очень неудобно. Тогда мама сходила в аптеку и попросила грушу побольше для 13-летней девочки, а ей сказала аптекарша, что таких больших груш у неё нет, что нужно пользоваться кружкой Эсмарха. Мама раньше про такое устройство ничего не знала, однако вскоре по моему совету купила эту кружку и по прикрепленной инструкции сделала мне из неё клизму. Потом я сама научилась ею пользоваться, ставить клизму себе, а также маме и бабушке. Мне очень нравится это дело, после школы пойду учиться на медсестру. Может даже во время учёбы удастся устроиться работать санитаркой, буду тогда клизмовать и детей, и взрослых». Надя ей на это ничего не ответила. Вскоре из ванной комнаты вернулся Гена. «Ну, Геночка, хорошо вымыл руки?», Женя его спросила. Мальчик протянул руки и показал их девушке. «Хорошо!», она довольно констатировала, «теперь будь добр, открой лифчик у сестры, мы второпях забыли это сделать. Мне мама всегда перед клизмой велела бюстгальтер отстегнуть, чтобы не жал во время процедуры». «Да у меня живот распирает, а не грудь!», возразила Надя, но Женя настояла на своём: «Ничего, хотя бы грудь жать ничего не будет! Открой, Гена!». «Так я не знаю, как это сделать…ни разу не открывал», смутился мальчик. «Это очень просто», начала объяснять Женя, «засунь руки ей под джемпер! Сделал это?...Ну, хорошо, теперь нащупай там лифчик! Нащупал? Прекрасно, теперь нажми на кнопку посередине лифчика? Там ведь есть кнопка?», «Есть!», ответил Гена. «Нажимай на неё посильнее!», приказала Женя. Мальчик нажал на кнопку, лифчик раскрылся, а он сам потерял равновесие и чуть не упал на спину клизмуемой сестры. «Ну вот, научился», довольно проворчала Женя, «только впредь не наваливайся всем весом на сестру, держись на своих ногах тоже!». «Женя, мне от этого легче не стало», жаловалось Надя, «живот такой вздутый, что кажется, вот-вот лопнет. Может прекрати клизму, дай мне высраться?». «Нет, подружка!», покачала головой девушка, «кружка опустошилась едва на половину, рано ещё прекращать процедуру. Ты давай начинай глубоко дышать через рот, станет легче. А ты, Гена, потри клитор у сестрёнки, чтобы ей приятней было вынести клизмование!». «Что мне надо делать?», не понял мальчик. «Клитор тереть! Ты мне знаешь, как это делать?». «Я не знаю, что такое клитор», признался Гена. «Ах, наивный мальчуган! Клитор – это у девушек что-то похожее на письку у мальчиков, только значительно меньше в размерах. Ты видишь, у Нади от дырки, в которую засунут наконечник, идет такая трещина, половой щелью она называется. Видишь её?», Женя допрашивала Гену. «Вижу», он подтвердил. «Тогда хорошо. Раздвинь эту щель пальцами, там внутри ты увидишь ещё две дырочки, а над ними такой отросток, длиной пару сантиметров. Это и есть клитор. Его надо потереть указательным пальцем правой руки!». «Женя, ты из моего брата сделаешь настоящего развратника», сокрушалась Надя, «мал он слишком, чтобы ему про такие вещи рассказывать и ещё показывать!». «Ничего, скоро вырастит! И пусть лучше от нас узнает, чем от пацанов во дворе. К тому же, тебе ведь надо сделать приятно, а то ты не вытерпишь до конца клизмы! Так что, Гена, делай то, что я сказала», распорядилась Женя. Мальчик нагнулся над сестрой, двумя пальцами раздвинул её половую щель, увидел вход во влагалище, мочевыпускательный канал, а также небольшую «бородавку» ближе к животу. «Это есть то, что надо тереть?», он спросил. «Да, Генка, положи на него указательный палец правой руки и крути им по часовой стрелке. Только ни жми сильно!», давала указания Женя. Мальчуган положил конец пальца на клитор сестры и начал вертеть им. Надя тем временем стала глубоко дышать ртом. Вскоре она почувствовала приятную дрожь между ног, чувство теплоты появилась в промежности и стала распространяться в сторону живота и дальше по всему телу. «Ох, ох!», она застонала, «а ведь довольно-таки приятно, когда клитор трогают, спасибо тебе, Женя!». «Так ты что, сама себе его никогда не терла?», изумленно спросила подруга. Надя отрицательно покачала головой. «Вот дура! Ты может и не знала, что от этого приятно становится?» «Знала, читала где-то, но на себя не пробовала». «Дурочка! Я ежедневно тру себе клитор перед сном пальцем, чтобы насладиться оргазмом и легче уснуть. А когда клизму себе делаю, то всегда ложусь на спину, чтобы удобнее было бы до клитора дотронуться и тереть его. Иначе никакого удовольствия от процедуры не получила бы, а наоборот – отвращения чувствовала бы», рассказывала ей Женя. «Ты умница, кто тебя этому научил?», спросила Надя. «Никто, я сама! Просто прочла в книге, что это приятно, решила попробовать. Стянула трусы, нашла себе клитор, начала его тереть и убедилась, что это действительно так». Пока девочки болтали между собой, кружка стремительно уменьшалась в размерах. Всё новые и новые порции воды переходили из неё в кишечник Нади. Последняя тем временем всё больше возбуждалась, от удовольствия громко стонала и почти уже не чувствовала распирание в животе от поступающей воды из клизмы. «Ладно, хватит тереть ей пока!», вдруг сказала Женя, «а то доведешь её до оргазма, а она от удовольствия при том еще обосрется. Сбегай лучше в ванную, принеси сюда ведро!». Гена послушно вынул палец из щели сестры и отправился за ведром. «Я могла бы сходить в туалет, зачем мне ведро», слабым голосом стала возражать Надя, но Женя возразила: «Да, как же, обкакаешся по пути, кто тогда гавно по полу собирать будет. К тому же, я должна видеть, что из тебя выйдет после клизмы». Она заметила, что кружка уже практически пустая, закрыла кран и извлекла наконечник из сраки подруги. Тут в комнату вернулся Гена с пластмассовым ведром в руках. «Положи ведро рядом с кроватью!», распоряжалась Женя, «Хорошо, а теперь стисни вместе ягодицы Нади и держи их строго сжатыми, пока я не скажу тебе их отпустить!». Гена опять был вынужден нагнуться над лежащей на кровати сестрой, чтобы на сей раз сжать полушария попы девушки. «Вот, молодец, так держи, а я пойду мыть клизму и для себя новую порцию приготавливать!», сказала Женя и вышла из комнаты, неся в руках использованную кружку Эсмарха. «Ой, Геночка, как мне сейчас плохо!», зарыдала несчастная Надя сразу после ухода подруги. «Да?», усмехнулся брат, «а ведь только что хорошо было!». «Да, было, пока ты мне тёр. Теперь снова хреново», ответила Надя. «Ничего, сейчас покакаешь, и всё будет нормально!», мальчик её успокаивал. «Да, какать очень сильно хочется. Слушай, отпусти меня на ведро, а?». «Нет уж», Гена покачал головой, «мне Женя приказала тебя держать, и я буду выполнять приказ. Да и тебе самой нужно удержать воду, чтобы потом было бы легче раскакаться. Ты ведь мне тоже так говорила, когда заставляла удерживать воду после того, как мама мне клизму сделала», напомнил ей мальчик. «Да ну, что там тебе было за клизма – 200 грамм воды из груши. Вот мне сегодня действительно Женя сделала настоящую клизму», отговаривалась сестра. «Для моего возраста и 200 грамм много, а для такой большой тёлки как ты и 1000 грамм ничего не означает», брат отрезал в ответ. «Я думаю, там не 1000, а может 1500 или даже 2000 грамм влито было», Надя не осталась в долгу. «Что правда, то правда!», послышался голос Жени из ванной, «я налила полную кружку воды, а это 2 литра или 2000 грамм. Но ничего, трудно вытерпеть, конечно, зато живот хорошо прочистится». Она уже была вымывши кружку, закрывши кран, наливши снова туда воды, добавивши в неё масло и соль и теперь размешивала жидкость ложкою. «Еще пару минуток потерпи, Наденька, потом сядешь на ведро и покакаешь. Ты счастливая, у тебя клизма уже позади, а мне еще предстоит её сделать». «Ты же говорила, что тебе нравиться этот процесс!», вмешался в разговор Гена. «Да, не скрываю, нравится, но в какой то мере также и неприятно, и стыдно тоже немножко. Особенно, если рядом незнакомые пацаны находятся», пояснила ему Женя. Она закончила размешивать жидкость в клизме и повесила кружку на двери ванной комнаты. «Наде, я думаю, тоже сейчас стыдно будет какать», усмехнулся Гена, когда Женя опять вошла в комнату сестры. «Да уж какой там стыд, поскорее бы освободиться от этой ужасной тяжести в животе», проворчала в ответ Надя, и Женя согласно кивнула головой. «Отпускай её ягодицы, Гена!», она сказала. Мальчик выполнил приказ, и Надя тут же вскочила на ноги. «Отойди от ведра, Гена!», она крикнула и тут же грохнулась на него своей большой попой. Ведро по размерам оказалось маловатым, ягодицы Нади свисали через его края, однако задний проход всё же оказался внутри его. «Точно как у Оли, когда она на горшке сидела!», подумал Гена. Сестра тем временем стиснула мышцы ануса и попыталась опорожниться, но твёрдые куски кала как пробка загромоздили её задний проход, и девушке не удалось это сделать. Живот Нади скрутила дикая спазма, несчастная девушка заревела: «Ой, мамочки, что это со мной? Не могу покакать даже после клизмы! Вода и та не выходит вон!». Женя подбежала к подруге, обняла её за плечи и сказала: «Тужись, Наденька, тужись сильнее! Там просто каловая пробка застряла, её надо вытолкнуть вон, и всё тогда пойдёт следом за ней!». «Э-э-э! М-м-м! Ы-ы-ы!», заскулила Надя и стала тужиться, сколько было сил. Она почувствовала, что большая, твёрдая пробка медленно, миллиметр за миллиметром начинает выползать из её сраки вон. Лицо девушки приобрело тёмно красный цвет, губы от напряжения посинели. «Ещё, ещё немножко потужись!», подбадривала её подруга. Через несколько секунд прозвучал сильный хлопок и здоровенный каловый камень впал в ведро. Сразу после этого стала выливаться вода, неся с собой размягченные клизмой куски испражнений. «Ура!», воскликнула Надя и вытерла ладонью пот с лица. «Видишь, что бывает, когда человек долго не какает!», смотря на Гену, поучительно сказала Женя, «вообще-то, клизму Наде надо было сделать уже вчера или даже позавчера. Тогда ей не пришлось бы так мучаться, как сегодня». «А почему ты не сделала?», спросил Гена. «Так она же скрывала, не говорила, что с ней. Только сегодня с трудом призналась», девушка ему пояснила. Надя тем временем продолжала понемногу выкакивать содержание кишечника. После истечения воды кака опять вылезала те так уж и легко, пришлось тужиться, чтобы выжать её вон. Комнату наполнил очень сильный, противный запах, присущий старому, долго лежавшему в кишечнике калу. «Придется, наверное, открыть окно, если вы не против!», высказалась Женя. «Нет, нет, я не против!», воскликнул Гена, а Надя лишь согласно мотнула головой вниз. Из её сраки вновь стала течь вода, с характерным звуком вышли накопившейся в животе газы. След за этим стал выползать более мягкий кал, для выжатия которого девушке уже почти не приходилось прикладывать усилия. По выражению лица подруги Женя поняла, что теперь ей какается легче. «Ну вот, Надюша, самое ужасное уже позади», она ей сказала, «теперь только выкакай всё до конца, не оставляй задатки в животе для возникновения следующего запора». «Буду стараться», ответила подруга, «кстати, мне кажется, что вроде бы вся кака уже вышла». «Навряд ли», покачала головой Женя, «дай, пощупаю твой животик!». Она вновь подошла к сидящей на ведре девушке, нагнулась и стала ладонью правой руки пальпировать её живот. «Так, тут вроде мягко…а тут почему-то твёрдовато, всё, наверное, ещё не вышло», она приговаривала, щупая ладонью разные участки живота Нади, «дай, потискаю немножко». Женя нажала ладонью на вздутую часть живота подруги. «П-р-р-к!», прозвучал звук в попе подруги, из сраки вылилось немножко воды и выпал кусок кала. «Ну вот, я же говорила», довольно проворчала Женя. Она начала сантиметр за сантиметром щупать и тискать всю область живота Нади и продолжала делать это до тех пор, пока весь животик девушки не стал однородным, и содержание кишечника больше не выделялось вон. «Ну, ты настоящая мастерица клизменного дела», восхищалась Надя, «я думаю, даже в больнице меня не проклизмовали бы так, как ты это сделала». «Возможно», смущенно улыбнулась Женя, «я ведь, кстати, и собираюсь в скором будущем идти в больницу работать». Она дала подруге старую газету, велела вытереть ею попу, а затем уже идти в ванную и как следует обмыть тёплой водой промежность и область заднего прохода. Надя так и сделала – поднялась с ведра, вытерла газетой попу, бросила её в ведро и отправилась также со спущенными штанами в ванную. На ягодицах девушки края ведра были оставивши глубокие, красные вмятины. Женя взяла ведро и понесла его выливать в унитаз, Гена пошел следом за ней. Он увидел, как девушка опрокинула ведро, и его содержание потекло в туалетный горшок. «Посмотри, сколько гавна сидела в животе твоей сестры!», ужаснулась Женя. Гена согласно мотнул головой. Женя спустила воду в бочке и сказала: «Ну, а теперь давай будем мне клизму делать! Видишь, там она висит на дверях!». Мальчик взглянул и увидел висящий на крючке вновь наполненный резервуар. «Мне брать её в руки и нести в комнату?», он спросил. «Нет, она тяжелая, ты ещё выронишь! Лучше пусть Надя несёт, когда обмоется!», возразила Женя. Гена посмотрел через приоткрытую дверь в ванную и увидел, что его сестра сидит на корточках в ванне и руками моет водой свой срам и попу. «Ну, чего пялишся?», она его грубо спросила, «мало ещё видел мою голую жопу?». «Я просто хотел посмотреть, что ты тут делаешь!», оправдывался мальчик. «Ну, конечно, как без этого», усмехнулась Надя, «как будто ты не слышал, что пойду в ванную подмываться». Она взяла кусок туалетной бумаги, подтерла им только что обмытые участки тела, затем встала на ноги, вымыла руки, вытерла их об полотенце и надела трусики. «Ну, вот, и закончились тебе так милые зрелища!», она усмехнулась и заправила также джинсовые брюки, которые во время клизмования и каканья девушки были сползши вплоть до щиколоток. Затем Надя взяла в руки клизму, и они оба отправились в комнату к Жене. Последняя уже была начавши раздеваться. Она сняла джемпер, также и юбку, повесила всё это на спинку кресла, в момент, когда в комнату зашли брат с сестрой, девушка стягивала с себя колготки. «Ах, вы уже здесь!», она воскликнула, «ну, сейчас я разденусь!». Женя быстро освободилась от колготок, затем открыла лифчик, сняла и его (грудь у неё было, по мнению Гены, чуть меньше Надиной), после чего спустила вниз трусики – последнюю часть одежды на её нагом теле. «Как я сама убедилась, клизму лучше всего принимать абсолютно голой», она пояснила слегка изумленным хозяевам квартиры, «правда, мою маму и бабушку не могу в этом убедить. Они слегка приспускают трусы, даже как следует попу не оголив, и думают, что этого достаточно, чтобы клизму поставить. «Ты же к дырке доступ имеешь!», так они мне говорят. Мне самой приходиться их трусы до колен дотаскивать. Нет уж, когда буду медсестрой работать, всех больных догола перед клизмой раздеться заставлю». Она повесила трусы на спинку кресла, где уже лежала остальная женина одежда, после чего подошла к дивану, легла на спину, согнула ноги в коленах, раздвинула их и притянула к животу. «Поза на спине мне больше нравиться, чем лёжа на боку», она продолжала объяснять свои поступки, «так я могу и живот себе помассировать, и клитор потереть во время процедуры». «Что, будем начинать?», спросила Надя. «Начинайте! Ты, Гена, намажь, как и прежде, вазелином наконечник и мою сраку, а ты, Надя, держи обоими руками кружку!», распоряжалась Женя. Гена взял тот же тюбик крема, выдавил его на палец правой руки, намазал кремом наконечник и затем нагнулся к Жене. «Ну, видишь сраку?», спросила его девушка. «Как будто», проворчал Гена. Он положил палец на черную дырку внизу светловолосого лобка Жени и стал запихать его во внутрь. Палец вошел довольно легко, почти не ощущая никакого сопротивления на своем пути. «Тебе попа не забита калом, как у Нади», мальчик констатировал. «А то как же!», гордо воскликнула Женя, «я себя никогда не довожу до такого состояния. Клизму себе всегда вовремя делаю!». Гена покрутил палец вокруг своей оси, как и в предыдущем случае, и извлёк его из прямой кишки девушки. «Молодец, теперь наконечник вставляй!», последовал новый приказ Жени. Чтобы Гене было бы легче это сделать, девушка подняла ноги вверх, обхватила их руками в суставах и прижала еще ближе к животу. Таким образом, её попа поднялась вверх, дырка между ягодиц раскрылась ещё шире, и мальчику уже не составила не малейшего труда ввести полностью в задний проход девушки наконечник клизмы. «Открывай кран!», послышался голос Жени, и Гена выполнил её просьбу. Надя подняла кружку в высоте где-то полтора метра над кроватью, и вода стремительно потекла из кружки в кишечник Жени. «Ох, заработала клизмочка, моя родимая!», довольно воскликнула Женя. Она вновь опустила ноги вниз, сама залезла себе правой рукой в половую щель и стала тереть себе клитор. «Вот так надо делать во время клизмы, если хочешь получить от этого удовольствие! Поняла, Надя?», она спросила подругу. Та лишь молча мотнула головой. Гена тем временем отправился в ванную мыть руки. «Интересная девушка эта Женя», он думал, «кажется, ей и вправду удовольствие доставляет постановка клизмы, да и меня она как будто совсем не стесняется, полностью голая разделась, а ведь могла, как Надя, только трусы до колен спустить». Он вытер руки и пошел обратно в комнату. Надя продолжала удерживать клизму в высоте примерно 1 метр над лежащей подругой, а Женя усиленно терла пальцем себе клитор и уже начинала стонать – сначала потихоньку, со временем всё громче. «Женя, тебе плохо?», испуганно спросил Гена. «Дурак, мне как раз очень хорошо, потому и ору», отрезала в ответ девушка. Правой рукой она всё более быстрыми движениями массировала свой клитор, левую положила на живот и стала медленными, круговыми движениями водить по нему ладонью. Брат с сестрой оба весьма изумленно наблюдали за Женей, они никогда раньше не видели, чтобы кто-то так вёл бы себя во время клизмы. Вдруг она воскликнула: «Ой, я сейчас кончу! Геночка, смотри, чтобы наконечник не выскочил бы вон, придержи его правой рукой!». Мальчик опять подошел к Жене, нагнулся, затем сел на корточки и стал придерживать двумя пальцами правой руки введенный в сраку клизмуемой девушки наконечник. «Молодец, Геночка, правильно делаешь!», проворчала сквозь зубы Женя, затем начала очень громко охать, и где-то на 7-м или 8-м стоне вдруг сильная, тёплая дрожь пробежала через всё тело девушки. Она в последний раз крикнула: «О- о- о –х-х-х!!!», затем полностью истощенная опустила руки по бокам и затихла. Наконечник действительно начал ползти вон, и Гена стал пихать его обратно в сраку. Вдруг из другого отверстия в теле девушки, которая находилась над анусом, начала течь тёплая жидкость и попадала прямо на пальцы мальчика. «Фу, блядь!», тот разругался, «только что руки вымыл, опять вымазались!». «Ты не переживай», послышался вялый голос Жени, «эта жидкость течет из вагины, она имеет приятный запах. Я сама себе многократно нюхала, понюхай и ты, не бойся!». Гена приставил к носу два пальца правой руки. Запах действительно был довольно приятным, однако жидкость оказалась весьма липкой. «Нет, мне не нравится», мальчик ответил, «я пойду снова мыть руки». «Иди, иди», проворчала Женя, затем спросила подругу: «Там ещё много жидкости в кружке?». «Да нет», ответила Надя, раскрыв грелку и взглянув внутри неё, «где-то четвертая часть осталась». «Ну, тогда хорошо, живот у меня уже почти полный», сказала Женя. Она начала дышать глубоко через рот, попутно сейчас уже обоими руками массируя живот. Когда из ванной комнаты вернулся Гена, кружка была практически пустой. Надя закрыла кран на шланге и извлекла наконечник из анального отверстия подруги. «Клизма сделана, Женечка», она сказала. «Спасибо! Неси кружку мыть в ванную, а ты, Геночка, стисни мои ягодицы!», приказала Женя. «Как, опять руки мазать?», возмутился мальчик. «Не измажешь, они пока еще чистые! Только быстрее, а то я сейчас обкакаюсь в кровати, вот тогда действительно пиздец будет!». Гена спешно подбежал к девушке, встал на колени, левой рукой ухватился за левую ягодицу, правой – за правую, и стиснул их вместе изо всех сил. «Вот так держи, молодец, не менее пяти минут», приказала Женя. Она опять начала глубоко дышать ртом и массировать себе живот. «Да, что не говори, а самое неприятное – это удержать воду после клизмы, по крайней мере для меня», она констатировала. «Для меня тоже», проворчал в ответ мальчик. «Тебе мама часто клизмы делает?», спросила его Женя. «Как когда…где-то в среднем раз в месяц», Гена процедил сквозь зубы. «Мне в твоём возрасте чаще делали, примерно раз в неделю», начала рассказывать Женя, «я была запорной девицей и, кстати, жутко боялась клизм. Мама с бабушкой здорово мучались каждый раз, чтобы уложить меня на кровать, спустить трусы и клизму поставить. Я сопротивлялась изо всех сил и ревела как ненормальная. Так продолжалась где-то до 10 лет, потом мой кишечник стал лучше работать, и в клизме я так часто уже не нуждалась. Мама с бабушкой тоже перестали следить за моим стулом, мол, ты большая девушка, сама нам скажешь, если вдруг не сможешь покакать. И, знаешь, вскоре я поняла, что начинаю скучать по клизме, что мне хочется, чтобы иногда со мной проделывали бы эту процедуру. Однажды я утром, идя в школу, не могла покакать и сказала об этом бабушке. «Ну, ничего, деточка, покакаешь в школе или дома, когда вернешься!», она мне ответила. Однако я ответила, что первый урок у нас физкультура, что мне трудно будет бежать с полным животом. Тогда бабушка сказала, что могла бы мне сделать клизму, но мамы нет дома, а она одна со мной не управиться, ведь я же сопротивляться буду. Я пообещала, что не буду. Она не поверила, но всё же наполнила клизменную грушу водой. Я сама спустила трусы, легла на левый бок и даже ягодицы одной рукой приоткрыла. Бабушка, не веря своим глазам, тут же вставила в сраку мне наконечник и ввела воду. Я поблагодарила её, однако сказала, что особых позывов на низ ещё не чувствую, наверное, одной клизмы для меня оказалось мало, ибо баллончик был небольших размеров и вмещал в себе лишь грамм 200 воды. Тогда бабушка ещё раз наполнила его и сделала мне вторую клизму. Наконец мне захотелось какать, но я терпела положенные 5 минут, не бежала сразу в туалет. И вот, когда потом села на горшок и высралась, я впервые почувствовала удовольствие, что-то наподобие оргазма, после сделанной клизмы. После этого я окончательно перестала бояться клизм. Ещё пару раз я попросила сделать клизму мне маму и бабушку, когда у меня снова случился небольшой запорчик, а потом однажды решила сама себя проклизмовать, ибо никого из взрослых не было дома, а живот у меня был вздутым и слегка побаливал, причём сидение на горшке и тужение не давало никаких результатов. Я знала, где находится клизменный баллон, вымыла его, наполнила водой, намазала наконечник кремом, спустила колготки и трусы до колен, села на корточки, ввела в сраку «носик» и сжала клизму. Почувствовала, что вода поступает в кишечник, однако одной порции оказалось мало, и я повторила процедуру ещё 2 раза, затем походила со спущенными трусами немного по квартире и села на горшок. Живот мне быстро очистился, вышел кал вместе с газами, и боль исчезла. После этого случая я перешла на «клизменное самообслуживание». Ещё через пару лет по моему совету мама купила кружку Эсмарха и стала ею пользоваться. Невероятно, но моя бабушка и мама раньше не имели в доме этого предмета, и, когда у них самих возникал запор, то по несколько раз вводили себе воду в попу из детской спринцовки, той же, которую в детстве для меня использовали. Я прочитала в медицинской книге, что есть такая кружка, мама пошла в аптеку, купила, испробовала сначала на мне, а потом и на себе, и на бабушке. Мы все научились ставить клизму из неё. Однако мама с бабушкой в последнее время сами почему-то не хотят делать себе клизмы, просят, чтобы я их «обслуживала». «Мы достаточно часто тебя в молодости клизмовали, теперь ты должна нам ответить тем же», они говорят. Я ничего против этого не имею, только жаль, что они не хотят меня слушаться во время исполнения процедуры, равно как и я их в детстве». Гена и вернувшийся из ванной Надя слушали рассказ подруги раскрытыми ртами и даже не заметили, что уже прошло не 5, а целых 10 минут после Жене сделанной клизмы. Но девушка сама наконец об этом вспомнила. «Ух, заболталась я!», она воскликнула, «ну, давай, отпуская мои ягодицы, буду садиться на ведро! Кстати, где оно?». «Ой, прости, забыла принести, оставила в туалете!», воскликнула Надя, Она галопом помчалась в уборную, схватила стоящее на полу ведро и принесла его Жене, которая была уже вскочивши на ноги и нетерпеливо ёрзалась, руками зажимая свою попу. Проклизмованная девушка тут же упала на него и извергла из себя содержание своего кишечника. Вода булькая ударилась о дно судна, затем выпало несколько твёрдых какашек, и со свистом вышли накопившейся в кишках Жени газы. «Фу, благодать!», облегченно вздохнула девушка и вытерла ладонью пот со лба. «Тебе легче какается, чем мне было», завистливо констатировала Надя. «Естественно, у меня ведь не было такого жуткого запора, как у тебя. Я просто хотела прочистить свой кишечник и заодно почувствовать удовольствие от этого», ответила Женя и выжала ещё пару кусков кала. В комнате опять появилась весьма неприятная вонь. Надя вновь открыла окно, которое была заперши после того, как сама закончила какать. Её подруга тем временем начала мять руками свой живот, таким образом заставляя вытекать вон ещё находящейся внутри него воду. «Пррк-пррк-буль-буль!», из сраки девушки послышались характерные для каканья звуки. В целом девушка просидела на ведре минут десять, затем встала на ноги, взяла ведро в руках и отправилась в туалет. Гена последовал за ней, так же как и за сестрой полчаса назад. Женя вылила содержание ведра в унитаз. Мальчик заметил, что какашек у неё в примерно таком же количестве воды было значительно меньше, чем у Нади. Затем Женя вытерла бумагой себе попу и сказала: «Я пойду в ванную подмываться, а ты, Гена, настраивайся на клизму, которую сейчас тебе поставим!». «Ах, так!», испуганно произнес мальчик. Он уже был успевши забыть, о чём они договаривались перед началом клизмования девушек. «Слушай, а может не надо? Я сегодня утром сам хорошо покакал!», он начал упрашивать девушку. «Ну, как не надо – ты получил удовольствие, ставя нам клизмы, теперь пришла наша очередь порадоваться! Каждому своё время!», усмехнулась Женя, вышла из туалета, забралась в ванну и включила душ. Она направила струю воды на свою промежность и стала руками подмывать половую щель и область заднего прохода. Гена стоял рядом как окаменелый и не сводил с неё взгляда. «Смотри, смотри, пока можешь, мне не жалко! Скоро мы на тебя тоже посмотрим», усмехалась девушка. Закончивши мытьё, она выбралась из ванны, ещё раз подтёрлась туалетной бумагой и крикнула: «Надя, где ты? Пора приготавливать клизму для Гены!». «Иду, иду!», отозвалась подруга из комнаты. Она зашла в ванную комнату и взяла с верхней полки большую клизменную грушу с белым пластмассовым наконечником. «Такой прибор будет хорош?», она спросила Женю. «Я думаю, да», та ответила, «Гена ещё маленький, кружка Эсмарха ему не подойдёт. Кстати, а сколько там вместимость?», она указала рукой на грушу. «Где-то грамм 250», Надя сказала, «когда я наполняю поллитровую кружку, он высасывает примерно половину». «Отлично! Наполняй эту кружку, сделаем каждая Гене по одной клизме – ты и я!», резюмировала Женя. Она вышла из ванной комнаты, вернулась в спальню, взяла с кресла трусы и быстро надела их, затем следовала очередь для лифчика, колготок и всего остального. Надя тем временем влила в железную кружку тёплой воды, сыпнула туда чайную ложку соли и брызгнула пару капель шампуня. Размешал раствор тщательно ложкой, она сжала клизменный баллончик и погрузила его носик в кружку. «Всё делает как Олина мама», подумал Гена, внимательно наблюдающий за сестрой, «только у той клизма была раза два больше в размерах». Тут он вспомнил, что эта клизма ведь готовится для него самого. Мальчика охватил ужас, и он выбежал из кухни. В спальне его ожидала уже почти полностью одетая Женя. «А, Геночка пришел! Ну, молодец, снимай штанишки, ложись на кроватку, сейчас придёт Надя с клизмой», она сказала мальчику и потянула вниз только что надетый джемпер. «Не буду раздеваться, мне не надо клизму!», заревел несчастный мальчик. «Ну, нет, мой миленький, мы же с тобой так не договаривались. Наде сделали клизму, мне сделали, и тебе тоже надо сделать!», она начала ласково уговаривать пацана. «Так я же утром покакал», продолжал возражать мальчик. «Это ничего, всё равно клизмочка не помешает», продолжала настаивать Женя. Она подошла к Гене сзади, засунула руку за резину штанов и быстро спустила их до колен, затем туда же сползли трусики мальчика. «О, у тебя уже довольно большая писечка!», она сказала «дай, пощупаю немножко». Девушка взяла в правую руку член мальчика и начала его массировать, попутно задевая мешок яичек. «Сейчас тебе станет приятно, как мне и Наде, когда клитор терли», Женя приговаривала. Гена почувствовал, как его член в руках Жени становится тверже и заметно увеличивается в размерах. Тут в комнату зашла Надя с клизмой в руках. «Ого, смотрю ты, Женя, его уже приготавливаешь!», она воскликнула. «А как же, надо настроить мальчугана на приятное», подруга ответила. Затем она отпустила письку мальчика и сказала: «Ну, молодец, Геночка, иди к кровати и ложись на левый бочок!». «Не буду!», в мальчике вновь проснулся дух сопротивления, «у меня нет запора. Не хочу клизму!». «Вот так он всегда делает», грустно вздохнула Надя, «мы с мамой здорово отмучиваемся, пока удается ему клизму поставить». «Ничего, сейчас я его заставляя подчинятся», ответила Женя. Она вновь схватила в руку член и мошонку мальчика и сжала их. «А-а-а!», заревел несчастный ребёнок. «Что, больно?», усмехнулась Женя, «а ну быстро снимай штаны с трусами! Совсем снимай! Понял?». «Понял, понял!», спешно ответил мальчик. Он молниеносно спустил одежду до щиколоток и полностью освободился от неё, оставив лежать на полу. «Теперь иди к кровати», продолжала командовать Женя, всё не отпуская достоинства Гены. Мальчик послушно зашагал в указанном направлении. «Ложись на спину!», последовал новый приказ. Гена его тут же выполнил. «Женя, но ты же хотела на боку!», возразила Надя, «мы с мамой тоже его в этом положении…». «Это положение для послушных детей, а не таких упрямых как он», ответила Женя и снова крикнула на Гену: «Ноги согни в коленах…Вот так, теперь раздвинь их…шире, ещё шире…Хорошо, теперь лежи спокойно и не вздумай сопротивляться!». Девушка слегка ослабила хватку, однако полностью залупу и письку мальчика не отпустила. «Я буду удерживать его за чуткое место», она сказала подруге, «а ты давай, намазывай дырку и вставляй клизму. Потом с тобой поменяемся местами!». «Ладно, попробую!», согласилась Надя. Она обильно намазала свой указательный палец правой руки кремом, приставила его к анальному отверстию брата и стала медленно пихать во внутрь. Девушка впервые вводила в сраку Гены свой палец, ибо в остальные разы, когда ему делалась клизма, она старалась по быстрее ввести туда наконечник клизмы и сжать баллон, так как маме было трудно удержать ревущего и жутко сопротивляещегося сына. На сей раз Гена лежал спокойно, поэтому Наде не составила труда ввести в его попу палец до упора, покрутить вокруг своей оси и снова извлечь вон. Затем девушка взяла в руки положенный на кровать клизменный баллончик, ввела в анус братика наконечник и медленно стиснула грушу. Гена почувствовал, как вода растекается по его кишкам. Это ощущение ему было знакомо уже с раннего детства. Он знал, что тут же появится сильный позыв на опорожнение, и не ошибся, так действительно стало быть через несколько секунд. Надя тем временем извлекла наконечник клизмы и стиснула вместе ягодицы Гены. «Так, хорошо!», сказала Женя, «удерживай его попу, я наполню ещё одну клизму и впущу ему от себя тоже. Где кружка с водой? Оставила на кухне? Дура! Ну, ладно, сбегаю, принесу». Она отпустила половые органы мальчика и вскочила на ноги. «Не надо второй клизмы, я уже после этой какать хочу!», захныкал несчастный мальчик. «Такс», проворчала Женя, «я, наверное, слишком рано твою письку отпустила, не так ли?». «Нет, нет, всё в порядке! Не трогай писю, я согласен на ещё одну клизму!», испуганно закричал мальчик. «Вот это другой разговор! Кстати, когда буду в больнице работать, быстро успокою таких капризных карапузов как ты!», довольно констатировала Женя и отправилась на кухню, захватив с собой клизменную грушу. «Вот, видишь, Гена, что означает быть профессионалом в своем деле», сказала ему сестра после ухода подруги, «мы с мамой и бабушкой одну клизму тебе с большим трудом можем сделать, а Женя сейчас две подряд поставит», Гена ничего не ответил, лишь пару раз громко сморкнул носом. «Ладно, не плачь, ты же мужчина! Всё быстро закончится, сейчас сделаем ещё одну клизмочку, и пойдешь какать», стала его успокаивать Надя. Вскоре опять вернулась Женя, держа в правой руки наполненную грушу. «Отпускай его попу и возьми в руки писю!», приказала она подруге. «Так он же не сопротивляется, может не надо!», возразила Надя. «Сжимать не надо, надо ему приятно сделать», пояснила Женя, «возьми писюн в правую руку и потри его осторожненько так!». Девушка взяла в руку член братика и стала его нежно, осторожно массировать, а её подруга тем временем быстро ввела носик клизмы в сраку мальчику и сжала баллон. Чувство распирания, уже немного утихшая, с новой силой напало на Гену, ему показалось, что кишки вот-вот лопнут. «Ой, как мне срать хочется!», он завопил. «Прекрасно, клизма сделала свою работу отлично!», усмехнулась Женя, извлекла наконечник и зажала задний проход мальчика двумя пальцами правой руки. Левую руку она положила на живот мальчика и стала его массировать. «Пусть водичка растечется по всему животику и как следует его прочистит», она при том приговаривала. Надя тем временем продолжала брату массировать писю, которая заметно удлинилась и встала вверх как мачта корабля. Девушка слегка испугалась, ей ещё никогда не приходилось видеть возбужденный мужской половой орган. «Женя, посмотри!», она сказала и указала рукой на стоящий член брата. «Ого!», подруга воскликнула, «здорово мы его разработали, сейчас ещё выстрелит сперму!». «Ты думаешь?, покачала головой Надя. «Ладно, я пошутила», засмеялась Женя, «ему ещё года 3-4 расти до той поры. Но всё равно ведь приятно, когда писю трогают, не так ли, Гена?», она спросила мальчика. Тот согласно кивнул головой. «Он сейчас на всё, что угодно, согласится, лишь бы мы перестали его мучить», усмехнулась Надя. «Да, пару минут ещё придется потерпеть!», сказала Женя. «Кстати, а горшок для него есть?», она спохватилась спросить. «Есть», ответила подруга, «так он ходит на унитаз, но держим как раз для таких случаев как сегодня. Принести?». «Да, принеси. Пися уже разработана, хватит её дёргать», ответила «главная инквизиторша». Надя отпустила член брата и пошла в туалет за горшком. Женя тем временем спросила мальчика: «Хочешь, сделаю тебе ещё приятней?». Тот опять согласно махнул. Девушка нагнулась над его животом, высунула язычок и стала облизывать кончиком его писю. Всё тело мальчика задрожало от возбуждения, такое чувство он испытывал впервые в жизни. «Да, да, Женя, делай так, мне очень приятно», шептал он, и девушка лизала его писю с всё нарастающим темпом и усердием; видно, ей тоже нравился этот процесс. «Ну, ты и даешь, совсем испортишь моего брата!», ужаснулась Надя, вернувшись назад с горшком в руке. «Ничего, пусть познает прелести секса с молодости», ответила Женя, не переставая лизать член Гены. «Как хочешь, но учти – я ему не буду этого делать, так что, если ему понравится, и он снова захочет, то будешь приходить к нам специально для этого». «Могу и придти, что там такого», процедила сквозь зубы Женя. Тут она почувствовала, что сквозь пальцы правой руки начинает сочиться вода из сраки мальчика. Она перестала лизать ему писю, схватила мальчугана за пазухи, быстро подняла на ноги и посадила на горшок, заботливо подсунутый под попу брата Надей. Ребенок тут же обильно опорожнился, шумно извергая содержание своего кишечника в судно. Кроме введенной воды и газов вышло также и немало какашек, о чем свидетельствовала характерная вонь, которая уже была рассеявшись после каканья Жени. «Ну, вот, а ты, Гена, говорил, что тебе не надо клизму!», упрекнула его сестра. «Да, видишь, сколько кала из тебя вышло!», согласно добавила её подруга. Мальчик не стал с ними спорить, лишь несколько раз громко пукнул в ответ. «Ладно, пусть он сидит и какает», сказала Женя, «я, пожалуй, пойду домой, заскочу к тебе как-нибудь в другой раз». «Да, а мы ведь с тобой даже ни о чем не поболтали!», печально констатировала Надя. «В другой раз, когда никому не надо будет клизму делать. Теперь мне некогда», Женя настояла на своём. Ей вдруг стало неловко за то, что она проделывала с Геной, она ужаснулась, что будет, если вскоре вернутся родители мальчика, и он им обо всём расскажет. «Гена, ты не говори никому про то, как я трогала и лизала твою писю! Пусть это остается секретом между нами, хорошо?», она шепнула на ухо мальчику. «Да, хорошо!», он также шепотом ответил. Женя быстро оделась и ушла, а Надя подождала, пока брат окончательно высрется, затем вытерла и обмыла ему попу, как это всегда делалась после клизмы, помогла заправить штаны и вынесла горшок с испражнениями мальчика в туалет. Гена после пережитого некоторое время отлежался на диване, затем сел за столик и стал готовить уроки. Через некоторое время вернулись с работы родители, которым Надя вкратце рассказала о происшедшем в квартире, умолкая, конечно, подробности проведения очистительных клизм всем троим детям. Мама была очень довольна, что проблема запоров была решена без её участия, отец вообще считал ниже своего достоинства вмешивается в такие «бабьи дела». Они приготовили ужин, поели и стали смотреть телевизор. Вдруг в дверях позвонили. Мама открыла, на пороге стояла соседка тетя Маша. «Добрый вечер!», она сказала, «я пришла спросить, не хочет ли ваш Генка придти посмотреть, как я буду делать уколы в попу Олечке? Она сама сказала его позвать, ей легче терпеть, когда кто-то стоит рядом». «Не знаю, спрошу его об этом», ответила мама. Однако, к великому удивлению всех присутствующих, мальчик от этой чести отказался, объяснив это тем, что уже был сегодня у неё, устал, готовя уроки, и теперь хочет отдохнуть и раньше ложиться спать. «Мы сегодня ему делали клизму, возможно поэтому он такой угрюмый», шепнуло на ухо соседки мама Гены. «Ах так, я ведь своей Олечке тоже делала. Геночка ещё стоял рядом, смотрел. Видно, потому ему не интересно ещё раз к нам приходить», ответила тетя Маша и удалилась. Вскоре за стеной квартиры зазвучали стоны Оли, получающей уколы в попу. Однако Гена этого не слышал, поскольку в комнате работал телевизор. Он пошел спать. Конец рассказа.

    остальные на adultpartner.info
     

Поделиться этой страницей