казнить нельзя помиловать

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем akamysha, 11 окт 2009.

  1. akamysha

    akamysha Форумчанин

    КОТ, или как я стала блядью (дневник нимфоманки)


    1. КОТ

    Сентябрь. Дневной свет и наше первое свидание. Уже час мы целуемся у Эрмитажа. Фарцовщики и охранники привыкли к нам...
    Питер... Ассоциации с детства связанны с любовью и слезами. Мой друг Вадим на год меня младше. Ему почти шесть. Мы знакомы три дня. Он сын папиного сослуживца, к которому мы приехали в гости из Москвы. И вот опять вокзал.Мы больше никогда не увидимся с Вадимом. Вадим плачет, я - нет...
    ... Или даже больше часа, и я ощущаю животом его набухшую штуку, и медленно вымираю от счастья.
    Мы целовались везде, от встречи у "Идеальной чашки" (так странно,что её там больше нет, она исчезла, будто специально, чтобы я не рыдала, проходя мимо неё), целовались на каждом углу Невского,на всех перекрёстках и светофорах. И даже на ходу я разворачивала тебя к себе, чтобы припасть к твоим мягким и тёплым губам. Я никогда не целовалась так много, и я даже не знала,что это так приятно. Поцелуй для меня всегда был лишь намёком о более серьёзном, незамедлительно следовавшем, проникновении через максимум пять минут...
    Потом, уже совсем безостановочно целуясь, мы посидели в машине около твоей работы, на промышленной окраине города. Причём сидели почти прилично, даже не перебираясь на заднее сидение (потом ты сказал, что не сообразил так сделать). Я только показала тебе трусы с ленточкой бантиком "та-дам-сюрприз!" и то, как я отрастила специально для тебя, фаната натуральной волосатости на интимных местах, за лето волосики...
    Тогда я ещё не знала, не понимала и недоумевала, почему мы не можем поехать к тебе...
    Потом был ноябрь. Я мечусь по двору музыкальной школы, куда я водила дочку, без пальто, и должна принять решение прямо сейчас... "У меня есть девушка, есть и ребёнок, но не от меня, будет и от меня, но я не знаю когда... Нужен я тебе такой или не нужен?..." И спустя неделю - СМС с твоей симкарты: "Уменя есть муж, я люблю его, и он меня тоже. У нас будет ребёнок." Боже,почему именно я должна принимать такие решения?! СМС от тебя, спустя час: "Я никогда не брошу тебя. Я люблю тебя, по-настоящему люблю тебя."
    Нет, Кот, это я по-настоящему люблю тебя...
    Мы всё-таки встретились несколько раз в гостинице...Я приезжала к тебе, раз в месяц-два, и ты прогуливал работу. И это были незабываемые ночи...
    .......
    -- Кот... Ты ведь-- кот...-- Я целую тебя в улыбающийся рот.-- Зверюга моя, большая и мягкая...
    Ты, действительно, здоровенный и очень нежный...
    ...
    Вдох...
    --Коооот...--шепотом на выдохе.
    С каждым вдохом, вместе с воздухом, с запахом тебя, я наполняюсь тобой, а с выдохом отдаю всё своё, все самое моё, самое всё... Любовь...
    Вдох... и тебя ещё больше во мне...
    Выдох... и я плавлюсь, таю, растворяюсь в твоих зрачках, таких... глубоких...
    -- Кооооот... -- выдох.--- Что... что... ты делаешь... -- я мотаю головой -- так не бывет... Так невозможно хорошо, что даже можно умереть. Вот прямо сейчас, потому что всё ерунда после ЭТОГО...
    -- Коооооот...
    Не закрывать глаза... Я хочу,чтобы ты видел моё наслаждение... Твои пальцы... Я -- как музыкальный инструмент в руках маэстро...
    -- Кооооооот... я люблю тебя...
    Ты целуешь каждое произносимое мною слово...
    -- Ещё,-- произношу я еле слышно.-- Я люблю тебя...
    Ещё. И каждую букву...
    -- Я хочу войти в тебя... Я хочу кончить в тебя...
    -- Да... да... да...— мучаю я твои нежные соски…-- В меня… Хочу… всего… Всё… твоё… мне…
    Я вижу,как в твоих глазах восторг от проникновения, обладания сменяются недоумением -- так не бывает… Да… Кот… так… не… бывает… Так …близко…Между …нами…только… кожа...
    ...
    И вот мы одно...
    ...

    -- Да? Уже? Пора? Нет? Ещё полчаса? Нет? Пятнадцать минут?
    Я целую тебя в рот,в глаза (нафиг очки!),в щёки и опять в глаза… такие грустные. Я люблю тебя, Кот...

    2. КОНЕЦ
    Прощай, Кот... Прощай...
    Я не могу больше тебя любить, ездить в Питер, за порцией прикосновений, ездить совершать неравный обмен всего тебя на всю меня. Неравный, потому что "весь ты" очень быстро выветривался из меня, рассеивался, растворялся в этой вечной, ставшей привычной, тоске по тебе, и я оставалась пустая, без себя и тебя во мне. Пустота...Я не могу опять и опять заполнять эту пустоу надеждой, желанием и воспоминаниями. И пытаться их материализовывать. Не могу больше находить в себе силы востанавливать себя в себе... Я как пустая выпитая бутылка. Чудо сотворения вина даётся с каждым разом, с каждой поездкой, всё труднее, и занимает всё больше времени...
    Эта страшная ревность, эта жуткая жадность тебя, эта ненависть ко всему, что тебя окружает - они убивают меня за эти бесконечные месяцы ожидания нашей встречи. Ожидания солнечного дня встречи среди бесконечной ночи тоски...
    "Я люблю тебя, я по-настоящему люблю тебя"... А с ней ты зато по-настоящему спишь, и она по-настоящему ласкает твои чувственные соски, добиваясь от тебя настоящего оргазма...
    Я ненавижу эту вашу кровать. Ты прислал мне фото своей кошки - она сидела на кровати, я не смогла возненавидеть кошку, потому что у неё такие же глаза, как у тебя, но смогла возненавидеть кровать, застеленную синтетическим голубым покрывалом. Я ненавижу такие супружеские ложа, где бы не встречала, у друзей или в магазине. Стоящие посреди комнаты, они превращают любое жилое помещение в комнату исполнения супружеских долгов, со всеми неприятными ассоциациями этого словосочетания...
    В гостиницах, где мы ночевали, были тоже такие кровати,но их я не ненавидела, потому что ты был рядом, и то , что мы делали на них, было настолько мистическим и нереальным, что впору было поклоняться этим кроватям, как месту для священнодействий...
    Я не могу больше тебя любить, потому что хочу тебя, а ты так недосягаем. Ты разбудил во мне бурю страсти, и она бьётся во мне, не находя выхода, и разрушает всю стройность мысли во мне, которую я так долго, годами, взращивала, раскидывает на фиг такие понятия, как смысл жизни, бог, любовь... Ненависть и ощущение немощи -- с этими чувствами я теперь живу...
    Я не могу больше тебя любить, я хочу забыть тебя. Я хочу взвесить моё чувство к тебе. Я хочу узнать, через сколько мужчин я забуду тебя. Сколько раз я должна содрогнуться от оргазма,сколько раз мне засадят по самое "не балуй", когда уйдёт тоска по тебе, твоим кошачьим зелёным глазам, когда, какому по счёту мужчине, я смогу сказать:"Я люблю тебя"...

    3. ЕВГЕНИЙ
    -- Ну, так где же мы всё-таки встречаемся?
    -- Я могу снять гостиницу на три часа.
    -- Блииииин....-- Классно, подумала я, просто шикарно, мечта. Мужчина, который может позволить себе снять номер для занятий сексом. Готовить не надо, мыть полы, убирать хлам со столов -- не надо, даже в магазин не надо.
    Одно "но" -- он меня совсем не возбуждает, и даже не пытается это сделать - никаких обсуждений "неприличных" тем, никакого обсуждения предпочтений в сексе. И так как мы знакомились в интернете, я его даже не видела, а на фото, которые он мне выслал, он был везде разный. Это могло бы показаться возбудительным, но почему-то не в этот раз. По его анкете я только и узнала, что ему 32 года, и, что он с другом ездил на Байкал.
    ----------------------------------------------------------------
    К тому ж, как на зло, вчера я познакомилась с Михаилом, мы поговорили по телефону минут пятнадцать перед сном, и этого оказалось достаточно, чтобы мозги мои переклинило на него. У него голос похож на твой, Кот, и лет ему столько же - тридцать. И он первый, после тебя, рассказал мне, что он хочет забраться мне под одежду руками, и ладонями потрогать мою грудь, и поцеловать живот, и я почувствую, какой у него жаркий язык... А потом он повернёт меня, и его член...
    -- Я хочу тебя,-- неожиданно для меня произнесли мои губы в телефонную трубку, неожиданно, так как, когда я говорила такое я в последний раз, я говорила это тебе.
    -- И я хочу тебя, рыжая...
    Я всматривалась в фото Евгения, а думала про Михаила. "Сегодня тебя будут трахать. Сегодня тебя будут трахать,"- повторяла я, чтобы хоть как-то отвлечься от довольно откровенных сцен, возникающих в моей голове, в связи с Михаилом.
    Мы встретились у метро и пошли в небольшой отель, который назывался "Пуфик". Мне показалось, что Евгений оказался ниже на несколько сантиметров, чем было указанно в анкетных данных, и, практически, одного со мной роста, милый молодой человек, с портфельчиком, с кудрявыми и не очень длинными волосами. Меня огорчило его враньё по поводу роста, значит есть комплексы, значит может оказаться много ещё чего неожиданного. Я не люблю неожиданностей, что касается анкетных данных, поэтому на сайте разместила не только самые удачные свои фото, но и там, где я смотрелась толстой. А после того, как мы обменялись откровенными фото с одним чехом, и он спросил, не хочу ли я побриться, я добавила в свою анкету пункт об особенностях моих интимных мест, чтобы сразу отсечь любителей "бритых кисок". Я - дикая, и всё во мне должно быть диким - "и лицо, и одежда, и душа и мысли..." - как заметил однажды классик, однофамилец Анфисы Чеховой.
    Пока мы шли к отелю, я доверительно взяла его за руку - и опять ничего не почувствовала. Он был как бы закрыт, а я и не рвалась. Пока. Я чувствую, когда мужчина хочет, и меня это заводит с пол-оборота. Ну, значит, не пора ещё.
    Гостиница оказалась маленькой и уютной. С тобой, Кот, я никогда не входила в гостиницу с таким интересом к архитектуре. С тобой, Кот, я входила в полуобморочном состоянии, на подгибающихся ногах, и мне не приходилось напоминать себе, что со мной сейчас будет происходить. Прикосновение твоих тёплых губ - и одежда на фиг, твои очки – на фиг. Как ты, меня никто не целовал. Никто с такой жадностью и таким благоговением не опускался передо мной, чтобы поцеловать меня... Никто не смотрел на меня ТАК, оттуда, снизу, сжимая мои соски и доводя моё желание до пронзительной точки...
    Проходя по коридору, я уловила вполне определённого характера взгляд какого-то клиента, в одиночестве пившего чай в столовой. "Трахать ведут", - наверно подумал он. Или я.
    -- Это японский стиль? -- спросил Евгений, рассматривая номер.
    -- Скорее немецкий, эта иммитация перекрытий по диагонали -- оттуда, -- сказала я, и добавила про себя, что так, наверно, у клиентов больше ассоциаций с сексом.
    В комнате стоял запах не выветрившегося табачного дыма, и он открыл окно, а я ради веселья посмотрела под матрас – нет ли там труппа, как в «Четырёх комнатах» Тарантино. Труппа не было, но по периметру кровати были всунуты использованные презервативы и квадратные надорванные упаковки от них. Меня это развеселило, а его, скорее, огорчило. Я развеселилась от того, что это место было явно для совокуплений, и как бы долго я не могла поверить, что сейчас он меня трахнет, это всё равно произойдёт, потому что здесь это полагается делать. А его, как более молодого и менее циничного, такое оформление нашего свидания наверное неожиданно сдёрнуло на землю, что всегда не приятно. Мы были квиты обменом неожиданной и неприятной информацией.
    Он полтора часа рассказывал мне о путешествии на Байкал, о красотах тамошней природы, об коршунах и медвежьих экскрементах, о жизни местных собак и людей. Мы съели килограмм мандаринов и выпили две бутылки минеральной воды.
    -- Ну, я ж немного стесняюсь тебя, -- сказал он к чему-то. И как-то мы оказались стоящими друг напротив друга, и я, растегнув рубашку, поцеловала его в грудь, в соски. Потом мы приняли душ по-отдельности, так как размеры душевой кабины не позволили бы это сделать вместе.
    Мы опять стояли напротив друг друга, я в красном махровом халате с дырочкой, как от пули, над сердцем, а он в полотенце на бёдрах, и было так спокойно... "Как хорошо, что Вы больны не мною, Как хорошо, что я больна не вами"... Наверно у него уже началось, это подступающее желание, потому что я сняла с него полотенце, и он прижал меня к этой немецкой стенке, целуя в губы и начиная мучить мой клитор, всё шире и мощнее захватывая зону наслаждений. Я подняла одну ногу, и его член оказался совсем рядом с раскрытыми губами...
    -- Я сейчас засажу его вот так, без презерватива, - сказала я, держа я его член в нескольких миллиметрах от...
    -- Хочешь стоя?
    Мы одели презерватив. И мне было всё равно как, я хотела и стоя, и лёжа, и сидя, и "ко мне", и "рядом", и "фас", и даже "фу". А когда я хочу, я теряю, помимо ума и сообразительности, дар речи, и моё молчание он принял за согласие. У него был небольшой, но ладный член, крепкий и уверенный в себе, с бритыми и немного колючими яйцами, в красивых складочках, какие бывают на пустынных песках.
    Одна стенка, примыкающая к кровати, была зеркальной, и кровать как бы продолжалась там, в зеркале, и я видела, что он посматривает туда, и немного завидовала, так как всегда хотела посмотреть со стороны, как меня трахают, как входит член, как он двигается, как раздвигает губы. Но мои позиции не позволяли мне вертеть головой, да и некогда было...
    Эх, я же специально взяла фотоаппарат, я так хотела запечатлеть как меня имеют, и может даже выслать тебе. Я ж тебя тоже "по-настоящему люблю", а это - так, для здоровья, чтобы в климаксе не так мучиться. Я хочу быть с тобой в равных условиях. Я хочу посмотреть, как это "по-настоящему" любить тебя, имея ещё одного или двух, или трёх, или сколько влезет любовников. Буду ли я так же жарко отвечать на твои приставания по телефону, и захочу ли я поехать в Питер ещё и ещё раз. И ты поймешь, так же как и я, что виртуальное знакомство не должно предполагать ревности...Это же "настоящая", идеальная любовь...Больно...
    -- Ай, больно, -- надо чаще заниматься сексом, - ай..сейчас...вот так...да-да-да-да-да-ещё-ещё-ещё-ещё... -- Я лежала на животе, через живот вжимая кулаками матку в себя, -- Боже- боже-боже-боже...
    Я люблю эту позу, когда так держишь матку, то член её толкает и раскачивает, и полное ощущение, что держишь руками внутри себя двигающийся член... Когда в первый раз Ахмад показал её мне, я правда подумала (хотя думать было не возможно), что именно так это и происходит...
    Я очень громко орала, мне было очень хорошо... Он продлил ещё на час... Если б ты мог хоть раз позволить себе остаться со мной ещё на час...
    -- Несколько дней может поболеть, -- сказал он.
    -- Хуй, -- подумала я, нежно улыбаясь, -- мне некогда.

    4. МИТЯ
    Он дал мне имя - Забава. Я пыталась сказать, что как только даёшь имя, то сразу привязываешься, но он не слушал, он действительно хотел привязаться, и сказал "ну как не влюбиться", и даже сказал, что если бы я не была настроена только на секс и никакой любви, то он предложил бы мне руку и сердце. Беседа эта велась уже за второй бутылкой коньяка, ночью, на улице, на лавочке, после бурного секса (возможно анального) и в полнолуние к тому ж. У него уже есть девушка, с которой он будет строить семью и рожать детей, но меня порадовала его готовность задвинуть её, и огорчила одновременно, так как если я выйду за него замуж, то я буду вести с ним беседы про борщ и ходить беременная, а её он будет раз в неделю трахать и говорить о любви... Нет уж. Пусть хочет меня, пусть мучается - с кем я, и пусть грызёт локти. Как ты, Кот...
    У нас очень много похожего с ним, только он более ярко выраженный. Мне нравятся люди, которые не подавляют свою сексуальность, и тем более бисексуальность.
    Его интересно слушать. Про медведей на Байкале было не так возбуждающе (Евгений, прости, но ты это знаешь). О чём мы говорили? Обо всём. О гей-клубах, о минете, о плакате Логвина "Жизнь удалась", об Олеге Кулике, который похож на Логвина, а Логвину это не нравится, о ранней детской сексуальности, о том кто во сколько лет начал заниматься онанизмом, об учёбе и образовании (он тоже художник, график, а ещё и театральный художник ). О погоде - не говорили. Пока мы беседовали, он чистил мандарины, и так снимал кожуру с них, что кожура получалась как выкройки хуёв с яйцами, оранжевые такие, дизайнерские хуи. Ими я и украсила наш праздник, развесив их по комнате.
    Хорошо, что мы пошли за второй бутылкой. Я люблю менять обстановку... Фоны... Задник... "Задник" - это не ругательство, это так называется задняя декорация, такая простыня с картинкой, на фоне которой разворачивается действие спектакля. Если бы я хотела дать ему имя, то дала бы такое. Забава и её Задник. Ржунимагу.
    Я обожаю высоких мужиков и тяжёлых. И мне хотелось посмотреть, как продавщицы будут на нас смотреть. Он видный мальчик. Он прибавил себе год, в чём признался на середине второй бутылки. Ему столько же лет, как и тебе, Кот. Мальчишки. Обманщики.
    Я иногда ненавижу женщин. Это бывает, когда мне вдруг становится понятна причина их поведения, видна сексуальна подоплёка. Подноготная, в худшем понимании этого слова. Иногда я тащусь от них, какие они ВСЕ красавицы, как изящно одеты и накрашены, какие пёрышки, какой носок... Но тут меня обуревали другие мысли и чувства, и я торжествовала, что опять раскусила их продавщичью суть.
    Три часа ночи, ночная смена. Посетители - "тепленькие" мужчины, алчущие приключений, или хотя бы любви. Во что одета продавщица, хранитель выручки и супружеского долга? В одежду, практически, из секс-шопа - максимальное декольте, и по рукавам такой ряд эротических, довольно крупных дыр. И томный взгляд...
    Было почти что счастье, такое счастье я испытывала только в глубокой молодости, когда мы с Викой и Ракукиным пошли в "Манхеттен- Экспресс" на "Пепси", потому что Павлик организовал нам бесплатный проход. И, чтоб сэкономить на напитках, мы напились у ларька тёплой водки, запивая её какой-то не менее тёплой гадостью оранжевого цвета... Было безумно весело и хорошо, но только пять минут, а потом я часа три провела в обнимку с клубным унитазом... Но это тогда.
    А сейчас ощущение счастья ничем не затмевалось. Была луна и звёзды, и на соседней детской площадке пили мужики. Ой, чуть было не забыла, вот ведь алкоголь, ё.
    Когда мы собирались на улицу, он попросил меня надеть юбку и чулки, а трусы не одевать.
    - Тебе очень идёт юбка, и эти ретро-чулки, -- я люблю, когда мужчина так смотрит...
    В лифте я поцеловала его, в лифте всегда так хочется целоваться...
    - Аааа...- Выдохнула я, потому что его пальцы были уже у меня между ног...
    И ещё глубже...И я упёрлась ногой в стенку лифта...
    - А-уф...-- точка... Джи...Теперь я умру... Мы были на первом этаже, двери лифта открылись, но мы не могли оторваться друг от друга, пока не доделали всё вот так, с открытыми дверьми... Лифт болтался и стучался под его мощными толчками...
    А до этого, дома, мы обсуждали такую разновидность оргазма, как в совокупности с "золотым дождём". И ещё я призналась, что уже лет десять не кончаю с партнёром, но в этом незавершении есть плюсы - я всегда хочу, что приятно и партнёру, и мне. Но даже в то время, когда я кончала одновременно с мужчиной, я не смогла бы во время оргазма исполнить "дождь", так как у меня от возбуждения какие-то мышцы, отвечающие за писанье, переклиниваются, и их расслабить не получается. И по этому поводу была мной рассказана история, про то, как это знание я обрела ещё в детстве, с первым опытом мастурбирования.
    История. Вечером мои родители ушли в кино, уложив меня спать и договорившись с соседкой, что если что, она придёт понянчить меня. Выключили свет. Ушли. Горшок под кроватью. Захотелось писать. Пол холодный. Под кроватью темнота. Я не смогла себя заставить вылезти из-под одеяла. Чтобы меньше хотелось писать, стала сжимать бёдра и писю. Стало приятно, я успокоилась, и писать уже не так хотелось, и я продолжала и продолжала, пока не захотелось спать. А что надо перед сном, чтобы мама не ругалась за описанную кроватку? Пописать. Набравшись храбрости, я села на горшок - бррр - металлический холодный ободок на попе. Но пописать не получилось. Я испугалась: "Что-то заткнулось?" Начала плакать, пришла сонная соседка в ночной рубашке. Я не решилась рассказать ей ВСЮ правду, только то, что "хочу, а не получается".
    - Ничего страшного, не плачь, - сказала она, - У МЕНЯ ТАК ТОЖЕ ИНОГДА БЫВАЕТ.
    - ?!
    Значит, она тоже так иногда делает себе?..
    Митя ржал.
    - Во время возбуждения я могу лишь немного писькнуть, причем даже сама это могу не заметить, я покажу, при возможности, - всё же как хорош "дружеский секс" -- никаких придыханий и комплексов...
    Уходя из лифта я посмотрела на пол - там были капельки. Вот почему он так возбудился, делая мне фистинг, озверел просто, и после оного всаживал и всаживал в меня свою штуку как в первый и последний раз.


    5.Михаил
    Уходя на свидание с Евгеием, я написала Михаилу: "Иду на свидание, а хочу тебя". "Я тоже тебя хочу," - был ответ. Спустя сутки, в одиннадцать вечера, я уже спала. Перед сном я положила телефон поближе к себе. "Я опять сплю с телефоном", - думала я засыпая. Мне хотелось, чтобы он, Михаил, позвонил. И вдруг звонок. Он.
    - Ну, как ты насчёт того, что я приеду?
    - Ой...А я уже час как сплю...
    - Я не буду тебя уговаривать, приезжать или нет?
    - Ну я не знаю...
    - ?
    - Да!!!
    Он - немного смешной, рыжеватый, высокий, худой, но изящный. Нежный и чувственный, но это уже потом, а вначале - просто мужчина, который меня хочет.
    Я не стала одеваться - спала, так спала. У меня классная ночная рубашка, на несколько размеров больше (в память о Тишинке), продавалась как "туника", мы её купили с Викой на какой-то распродаже, когда я в мае сломала ногу, а она за мной ухаживала. Она купила себе голубую, а я - розовую. "Гламурная", - сказал ты про неё, когда я выслала тебе своё фото в ней...
    - Я уже на Курганской, где твой дом - не пойму...
    - Давай я выйду прямо на улицу, и ты меня увидишь, - я представила себя в ночной рубашке "туника" посреди ночной улицы. Прикольно. Я бы хотела, чтобы эта встреча произошла именно так. Хм...Кстати, он не знал даже, как меня зовут - только ник в анкете на сайте знакомств. Класс. Мечта. Представиться уже после секса.
    Я одела полосатые а-ля манга чулки, трусы с ленточкой бантиком - типа "та-дам! сюрприз!" (он оценил этот бантик потом, позже), туфли на каблуках (так ещё минус три-четыре килограмма) и короткое пальто, в котором я ездила к тебе на свиданье в первый тот раз, когда мы сидели и целовались в машине...Котина...Ладно, хорошо, я не буду упоминать твоё имя тут, всуе, в суе, но ты знай, что всё это пишется для тебя, чтобы ты отстал уже от меня со своею фетишистской любовью от меня, напишешь ещё раз "люблю" - я вышлю тебе это всё...Знай, что мне хуёво, мне очень хуёво, и я не могу не говорить об этом, я всем рассказываю, и все знают, что я убийца, я убиваю в себе любовь...
    Во всём этом я вышла из квартиры, прихватив с собой мешок мусора - выкинуть в помойку по дороге на дорогу.
    - Ай! - заорала я, открыв подъездную дверь на улицу, потому что он стоял уже здесь и тоже испугался от неожиданности и моего вопля. Смешной. Такие губы... Для поцелуев. Внимательный взгляд умного говорящего животного...Вначале нашей с ним переписки я звала его в зоопарк - посмотреть на слонов, мне казалось, что это вполне достойное место для первого свидания.В последний раз я была там года два назад, был ноябрь, холодно и утро. А у загона со слонами, не мигая и не шевелясь, как истуканы с острова Пасхи, стояло человек шесть настоящих мужчин кавказской национальности в кожаных пальто до пола и кепках. Похоже, у них было плановое посещение слонов, ритуальное. Медитировали они над слоновьим хуем, длинною, мне показалось, около метра, который хорошо так болтался, потому что слон рвался со всей дури к слонихе, запертой далеко от него, через загон, и, по-видимому, пребывающей в овуляционной стадии...
    Поцелуй...
    Мы уселись на кресле, и я прижалась к нему. Ощущение, будто мы просто давно не виделись. Такой близкий, родной...
    Он рассматривал меня.
    - А, вот оно - не бритое... Ленточка бантиком - подарок?...И тут не бритое...
    - Ага, - млела я от его прикосновений, - летом в общественном транспорте бывает неловко, когда поднимешь руку к поручню, а там, под мышкой - практически порно. Но я решила для себя, что вот если бы я была какой-нибудь порнозвездой, и у меня был бы такой контракт на небритость, то мне было бы глубоко пофиг, что думают обо мне те, кто в это не врубается...
    - А ты бы хотела сняться в порно?
    - А у тебя есть фотоаппарат?
    - В машине.
    - Ну, ничего, у меня тут есть свой. - В лифте Митя сделал серию восхитительных фотографий, красивых и очень неприличных, и я хотела бы продолжить эту традицию. Снимки, дейстаительно, красивые. С моей ногой в чулке и с его стоящим членом, с моей раскрытой писей и его штукой напротив, всего в нескольких сантиметрах от входа, и шикарная фотография, где я с закрытыми глазами и с открытым в экстазе ртом, вид сверху, в процессе минета. Фотки тёмные, без вспышки, но такие - ух! По-взрослому, что называется, без дрочилова о деталях, живопись, экспрессионизм...
    Но до фотоаппарата так дело и не дошло - у Михаила оказалось множество эрогенных зон, ранее мной ни у кого не замеченных, например на спине. Их было увлекательно изучать, наблюдать за его реакцией от моих прикосновений, то тут, то там, то от мягкой пушистой кисточки, то от холодных долек мандаринов и капель сока ему на живот, то от моего языка... И ещё я изучала вкус его спермы. Она каждый раз была новой - от солоновато-морской до сладкой, наверно это было связанно с тем, как она попадала мне в рот - или глубоким минетом или собранная на палец с моего тела, но, так или иначе, мне нравился её вкус. Его вкус. Мне нравился его запах, нравилось, как тонкое легчайшее воспоминание парфюма переплетался с запахом его кожи, когда я целую его между лопаток, и ниже, по позвоночнику...Попа идеальной красоты, с розовым тугим анусом...Поцелуй...Можно?...Хочешь я пальчик...туда?.. Не глубоко... Мне нравится чувствовать его удовольствие...
    Он: Давай попробуем достать до предстательной железы...
    Я: Тут?
    Он: Там шершавость такая должна быть...
    Я: Эта?
    Он: Да..
    Я месяца два, время от времени пыталась добиться от различных источников - насколько это приятно - такой лёгкий эротический массаж предстательной железы, и однозначного ответа не получила. Было и "да", и "нет", и "фу". Но мне почему-то казалось, что это должно быть приятно, и поэтому я возбуждалась тоже, массируя эти бугорочки...Мне нравится, когда мужчина хочет трахнуть меня...
    - А давай будем называть это не "трахаться", а "ебаться", - сказал он мне, когда мы ещё сидели на кресле, и он поглаживал мои порнозаросли через ткань трусов.
    - А как ты относишься к ненормативной лексике? - Продолжал он.
    - Ненормативное название женской писи мне неприятно, а вот слово "хуй" для меня обычное, нормативное слово... - Я вспомнила, как мы познакомились на сайте знакомств - я написала ему "покажи хуй"...
    - Ауфф!.. - И он во мне.
    - Говори мне, КАК ты меня хочешь, - шепчет он мне...
    - Я лю... упс!.. Я хочу тебя... глубоко... Хочу почувствовать , как твой хуй твердеет, и становится совсем палкой...туда...глубоко...до матки...до боли...как головка наливается и вот-вот...как он входит, раздвигая горячие складки...как он хочет заполнить меня спермой...чтобы она потом медленно вытекала...и всё становилось скользким... хочу... твою сперму...я ...я вся хочу твою сперму...
    А ведь я чуть было не сказала "люблю"... Вот верь после этого женщинам, Кот...


    6. ДМИТРИЙ

    Я и не знала, что сейчас всё ещё можно трахаться в центре города...В начале девяностых у меня был такой опыт, но с тех пор центр стал такой недоступный в этом смысле - кодовые замки на подъездах, охрана -- почти везде офисы, платные парковки, бутики, рестораны...
    Мы должны были встретиться в "Ромштексе", но мне там не понравилось. Я пришла первая и искала уютный угол, где можно было бы посидеть недолго, так как наша встреча планировалась быть не дольше, чем час-два - ему надо было ехать куда-то дальше, везти велосипед. Я не нашла ничего похожего на уютное местечко и пошла искать в другое заведение...
    Мы столкнулись на улице и поцеловались настолько жарко, насколько это возможно было сделать под дождём в конце октября месяца (надо сказать, что мы уже однажды встречались так же в кафе, и в полевых, так сказать условиях, исследовали эрогенные зоны друг друга). В более плотный контакт не получалось войти - всё время какие-то невозможные обстоятельства то у него, то у меня. Но он мне показался близким по духу, с таким же безумным хотением секса и изучением своей сексуальности.
    Я обожаю целоваться... Я помню поцелуй, который мне запомнился, как самый первый в моей жизни, хоть он и не был таковым, но он первый был такой яркий и запоминающийся, такой неожиданный, такой как бы вскользь, уже после сказанного "ну, пока", всколыхнувший всю меня, снизу доверху и обратно, до удивления, что как это, и что это, и почему это, вогнавший меня в краску и оторопь, вызвавший тепло и желание, и таянье снегов...
    Он был сыном маминой подруги, приехал из Риги, на какую-то сессию или экзамен... Почему я была такая дура, почему мы не сделали ЭТО пренепременно, я не понимаю... Я уже жила отдельно, имела жилплощадь, так сказать, и страстное желание влюбиться. Наверно он не подходил по каким-то причинам, хотя теперь именно такие мне и нравятся - ростом - так,чтобы можно было поцеловать сосок, не наклоняясь, и чтобы при поцелуе запрокидывать голову, как подставляя лицо дождю или солнцу, мальчики с увесистыми членами, упирающимися мне в низ живота, туда, где матка... Как-то я засиделась у мамы, и он там тоже был, мы сидели в "другой" комнате, вели беседы не помню о чём, и я заметила его член сквозь лёгкие тренировочные брюки. Надо сказать, что я, в принципе, видела мужские пиписьки, на пьяном рассветном купании нашей училищной группы, после окончании учёбы, когда мы долго не могли расстаться, и всё тусили и тусили... Но вот в уже в таком, эрегированном виде я не видела, чувствовать чувствовала несколько раз, но не видела...Или не смотрела просто? Вот дура. Сейчас бы я... А теперь он стал геем, перенёс инфаркт (или инсульт), и я иногда вспоминаю этот его проникающий в меня, в мои мозги поцелуй...Охххххх.....
    Мы выпили с Дмитрием виски и запили текилой, и беседа сразу стала такая лишняя. Я прятала взгляд, а он смотрел...Слушая его рассказ об институтских днях рождениях, которые по задумке должны были проходить по заранее составленному сценарию, шаг в сторону -- расстрел, я сказала: "Дааа, ограничения возбуждают". Мы ржали, потому что это не возможно - так сидеть друг напротив друга и хотеть.
    - Зато мы можем уйти отсюда и, проходя мимо какой-нибудь подворотни...- Сказал он, не теряя надежды поймать мой взгляд, который я всё прятала, потому что стоит только начать такие контакты зеркалами души - мама родная, опять любовь...Неее... Секс - да. Любовь - нет. Пиз - да. Ми - нет. Стихи. Лирическое отступление.
    - А может и так хорошо, мне нравится. Вот так сидеть и хотеть, - и я вспомнила, как я хотела тебя, Котина, там в машине, на первом нашем свидании...
    - Я предлагаю идти к Казанскому вокзалу в пирожковую. У тебя когда-нибудь было романтическое свидание в пирожковой у Казанского вокзала? - ну как отказаться от такого?
    Мы шли по лужам по Садовому кольцу, был вечер, дождь и...хорошо.
    Мы говорили о БДСМ, о доминировании в сексе, и он сказал, что его "не вставляют" всякие там плётки и латекс, а вот принудительные пассивность, подчинение - да. Я дернула его за руку и затащила в подворотню. Поцелуй. И ещё. И его рука растёгивает мне галифе и практически сразу он вводит её в меня, раскачивая эту чёртову точку G. Невозможно хорошо...
    - Хочу тебя, - или думаю, или говорю я...
    Как мне это нравится! Вытащить письки на Садовом кольце. Я растёгиваю ему джинсы, вот он... В семи метрах едут машины... Пешеходов нет, и можно расслабиться по-взрослому... Он облизывает свой палец, перерыв... "Дай мне"... "Поцелуй лучше там. У тебя хорошо получается, такой ласковый ротик"... Опускаюсь ниже... И мы хотим всё больше и больше, всё дальше и дальше... Шумят по лужам проезжающие машины...
    -- Пойдем во двор, - говорю я.
    -- Думаешь, там меньше нас увидят?
    -- Больше, - смеюсь, -- Мне-то легче, а вот тебе, как мужчине...
    -- Кто бы мог подумать,-- спустя некоторое время улыбался он, - в дождь, во дворе!..
    "...в сорок один год", - добавила молча я, - тоже абсолютно счастливая в этот миг.
    Жалко, я не кончила, картина была бы более завершена. Картина "Кто ищет, тот всегда найдёт", посвящённая женскому счастию. (Титры. Звучит музыка И.Дунаевского к кинофильму "Дети капитана Гранта")

    6. НИК
    Это удивительно, как он мимикрировал к своим 36 годам.Человек без вкуса и запаха, даже в тех местах, которые, сколько не мой... Как он этого добился? Конечно, может быть, он принял душ, перед тем как пуститься в дальнюю дорогу через весь город, или был уже помыт и начищен как пятак, когда сказал, что приедет через 40 - 50 минут. Но мне кажется, это естественно для него - остаться незамеченным, ни на губах, ни на теле, ни в теле... Как сквозняк... Войти и выйти... Я даже почти не заметила, как он вставил свой член мне в анус и как кончил -- только по тому возбуждению, которое, наконец, нахлынуло на меня... Флюиды, ёлки... Мой анус при этом ничего не почувствовал... Мы потом долго лежали, не двигаясь, и я через стенку влагалища пальцем пыталась погладить его член во мне, но и тут я не поняла -- там он, или уже нет... Я люблю член. Меня даже одно только это слово заводит. Член. Член. Член. Ну вот, завелась. Но его член меня никак не возбуждал, ни с открытыми глазами, ни с закрытыми, ни когда я держала его в руке, ни когда он был у меня во рту... Никаких фантазий... Ник...
    У меня никогда в жизни не было такого мягкого анального секса. Обычно мужчины, дорвавшиеся до моего ануса, дики и необузданны, и анал - это уже то, что идёт напоследок, после использования и в хвост и гриву всех остальных мест...
    Ну, надо быть честной, до этого мне было приятно целых полтора часа, и пару раз мне даже показалось, что могу кончить. Кунилингус, с фистингом и риммингом - приятное времяпровождение с мужчиной, который не планирует задействовать свой член. Он специально приехал на куни, после того, как я выложила в инете откровенные фото в надежде незабываемо отметить кончину наших с тобой отношений, Кот. И у него даже не было с собой презервативов. Я вытащила свои запасы, но меня насторожила его "не подготовленность", и не напрасно. У него был член, не желающий принимать должное положение. Мне показалось забавная ситуация, когда никто из партнёров не собирается добиваться оргазма. "Я уже много лет не кончаю с партнёром," -- сказала я ему. "А тогда для чего?"- вероятно подумал он, так по лицу его скользнула тень непонимания .
    Куни - наука, не всем доступная для овладения. И конечно, я сравнивала его с тобой. Мне было приятно, что он делает, но мне казалось, что язык его недостаточно тверд и длинен...Кооот...я хочу тебя...
    Когда он пришёл, я подумала, что он какой-нибудь сантехник или электрик. Какой-то серый и невзрачный. Он виновато улыбался за свой неказистый облик. Так мне показалось. Потом уже, совсем после всего, мы полулежали на диванчике, и он рассказывал про свою работу, щёки его румянились, глаза горели. Мягкий выговор. Почему он называется "мягкий"? Но к нему подходит это слово. Брови длинные, дугой. У меня есть подруга с такими же красивыми бровями, она украинка наполовину.
    - Днепропетровский Государственный Университет, -- сказал он на мой вопрос об специальности, -- химик-технолог.
    " -- Вот сейчас-то он меня и трахнет," -- подумала я на первом часу нашей беседы про его завод, и договора, и кризис, и бизнес, -- "Не просто так же, полуторачасовой куни."
    И два с половиной часа я, как воспитанная гейша, улыбалась, сдерживая зевоту и создавала на лице выражение живого неподдельного удивления от цифр "три миллиона", и "семьдесят миллиардов", и "десять миллионов" и даже просто "восемнадцать"...
    Конечно в роли химика он мне был более интересен, чем в роли сатехника, и я даже подумала, что всё же надо сначала разговаривать с "пациентом", так как мне бы это знание его, как человека, позволило бы подключить бы какие-нибудь бы фантазии бы...Ну не уверенна я, конечно. Но я, кстати, поняла, почему девушки возбуждаются от бизнесменов. Не могу объяснить, но поняла. Ну, я представила, что будь другая обстановка, антураж в виде машины, дома, дорогих одежд, why not? Я б научила его делать куни, и запретила ебать мозги рассказами о работе.

    8.КОНСТАНТИН
    Мы встретились у Грибоедова и пошли пить чай на Покровку, по дороге заглянув в музей-аквариум. Причём, это я ему предложила зайти, а он охотно поддержал моё предложение, так как оказалось, что в свободное отпускное время от занимается дайвингом, и рыбный океанский мир ему близок и интересен. Пройдя мимо скатов и разной морской мелочи, длинных мурен и смешно волнующихся под течением воды губок, мы оказались в комнате с рифовыми акулами, безобидными, как он мне поведал. Там было темно, и только голубоватая подсветка аквариумов освещала помещение и его, вдохновлённо рассказывающего о большой белой акуле и стае тигровых, как ему удалось избежать с ними столкновения...Посередине комнаты был большой круглый стол, и я подумала, что на этом столе можно лежать и целоваться...
    В кафе мы заказали чай и граппу - виноградную итальянскую водку, семдесят или восемдесят оборотов, которая незамедлительно ввела меня в дивное опьянение. Дивное, потому что было хорошо. А хорошо было, потому что у меня до сих пор не наступило разочаование от встречи. Константин оказался того роста, какой был указан у него в анкете, то есть твоего роста, Котт... Я помню какой ты большой, и как уютно в тебя уткнуться...... Лицо у него оказалось даже приятнее, чем на фотографии. Ногти на руках у Константина были так же коротко подстриженны, как и у тебя. "Фистинг - тому причина", - подумала я. И была права.
    Мы сидели и пили чай с граппой, а ему всё звонили и звонили с работы. Но мы успели обсудить предпочтения в сексе, средства защиты от беременности и инфекций, и я даже рассказала, что не кончаю с партнёром, а он рассказал, что его жена вообще не кончает. И конечно, пообещал добиться у меня оргазма. И мне пришлось рассказывать, что для женщины -- оргазм не такая важная штука, как для мужчины. Что мне пволне нравится находиться в "неоконченном" виде втечении всего и всех актов. И что мужчина должен быть только рад, когда женщина хочет ещё... Ну если мужчина, конечно не овощ...
    -- Ну, когда начнём? -- спросил он, когда граппа наполнила мозги, и стало так близко между нами, что можно было бы прямо...
    -- Сейчас! -- я смеялась, но мне, действительно, было жалко расставаться с этим возникшим ощущением близости. -- Я провокатор конечно, но...
    Мы держались за руки, и я боялась, что встречи с другими мужчинами вытеснят его из моей головы. Он хороший и очень безопасный. И я не стесняюсь при нём говорить всякую чушь, я не краснею, не заикаюсь.Значит, я могу не бояться, что полюблю его...
    -- Твоя откровенная анкета меня... ух!.. завела, -- сказал он, закончив очередной разговор по телефону и буравя меня взглядом, с таким же напряжеием, как его член под столом натягивал железо молнии джинсов. А мне нравится, когда так смотрят, мне нравится, когда мозг работает только над вопросом "как?". И мне нравится, что решение будет найдено. Мне нравятся такие мужчины -- решительные, с уверенностью танка, могущие позволить себе безрассудство и ответственность за возможные конфузы.
    -- Я когда руки мыл...там туалет...я бы мог там тебя поцеловать...
    -- Я тогда пойду туда...
    Мне очень его хотелось, и я даже не смогла пописать, хотя сняв штанишки намеревалась честно это сделать, но, на удивление самой себе, послюнив пальчик я помассировала клитор, одела всё обратно и уже выходила из кабинки, когда он налетел на меня, как ураган, увлекая меня перед собой обратно в кабинку...
    Я оказалась прижатой к стенке... Поцелуй... Мозги тают...Возьми... возьми... И его рот уже приник к моим соскам... одежда задранна и сдвинута... Живот... Поцелуй...
    Вмиг растёгнутыи спущенны штанишки: "Ммммм, какая она у тебя..." И его рот ласкает мне клитор...Наслаждение..."Вам , гагары, недоступно"... Я наклоняюсь к нему за поцелуем...На, мой язык, как торчащий клитор... Поцелуй... И пальцы его уже нашли те клавиши нижней октавы... И жадный рот опускается вниз, я вжимаю его голову себе в живот, туда, откуда выходит возбуждение и желание... и ниже, ниже, ниже... Опять поднимаю его для поцелуя рот в рот, "Рот Фронт", растёгиваю ему ремень на джинсах и молнию, усталость металла... тугой член, готовый к соитию с влажной каплей желания... да... да... да...сейчас...я хочу...поцелуй меня... на, мой язык...
    Он поворачивает меня и вводит... То самое чувство ядерного взрыва... до мозгов... и ещё... и ещё...
    -- Я сейчас кончу...-- почему-то грустно говорит он.
    "Да - да - да", -- думаю я , а говорю, еле перебирая губами: "Нельзя в меня."
    -- Я знаю... -- он вынимает свою такую великолепную штуку, мой любимый цвет, мой любимый размер...
    -- В рот, я хочу в рот, -- я правда, не могу расстаться с его штуковиной ни на миг. Он посмотрел на меня... нет, это не грусть, это такая нежность, почти что любовь...
    Мне нравится -- в рот, я завожусь от этого ещё больше, вместе с мужчиной переживаю все его ощущения, и не сдерживаю рычания удовольствия, когда он кончает, и его сперма выходит, пульсируя мне в горло. Я зверею от этого удовольствия.
    И опять -- поцелуй, с ещё вкусом спермы...
    Мы шли по бульвару в отличном настроении. Романтический секс в туалете -- такого у меня ещё не было.
    -- Адреналин, -- радовался он содеянному.
    -- Во-во, поэтому я и не люблю секс на простынях в специально заготовленных для этого кроватях, и в строго отведённое время. Не так вставляет. Завтра нам предстоит суровое испытание, -- напрасно посмеялась я, так как на завтра у нас было запланированное свидание в гостинице на Цветном бульваре, которое хоть формально и закончилось удовлетворением (его -- в меня, а моё -- путём показательной мастурбации), но по драйву, вернее по полнейшему отсутствию его являлось полным фиаско, крушением... Я даже подумала о том, что вот она, фригидность...


    9. АРЧИ
    -- Чего ты ищешь? -- спросил он, имея в виду, какого мужчину я хочу себе найти.
    -- А я не знаю...
    Мы валялись у него дома на полу среди подушек, покрывал и восточных сладостей... У меня было свидание в стиле "1000 и одна ночь".
    Я рассматривала его коллекцию голых тёток , висящую в интернете. Ноутбук стоял на полу, и я расположилась на четвереньках в пол-оборота к Арчи, а он -- развалившись на подушках и наблюдая за моей реакцией на то или иное фото, поглаживал мне бёдра и покуривал кальян. Освещение было -- только ноутбук и пять свечей, расставленных им по полу в разных местах, чтобы я ему была видна лучше во всех ракурсах.
    -- Не люблю фото со вспышкой. Какая-то порнография, -- засмеялась я, потому что это и была порнография, -- Вот меня снял один человек, без вспышки, так, что я даже не заметила, что являюсь объектом фотосессии -- погордилась я, томно выговаривая слова, -- вроде плохого качества фотки, не видно и не понятно ничего, но он художник, там настроение присутствует, поэтому его фотки меня заводят, а эти бабы с лампочками в анусах -- ни-хре-на. Могу показать, там член его видно и мою писю, а больше ничего не видно, это он в лифте меня снимал, практически вещдок к изнасилованию в лифте... Тебе бы хотелось такую фантазию исполнить? Изнасиловать кого-нибудь в лифте?
    Его возбуждали фантазии. В начале он пытался выжать из меня какие-то придумки, но я не умею врать и прикидываться, паталогия такая. Ему хотелось, чтобы я сыграла шлюху, и что будто каждый может меня трахнуть, а мне было трудно войти в эту роль, потому что я такая и есть. Мне не надо придумывать истории, ну, не трахнуло меня одновременно пятьдесят человек, зато у меня была масса других, реальных, историй, необычных и очень возбуждающих. Эти любови или просто события половой жизни уже канули в Лету (как я, надеюсь, Котина, канет и наша история о стойком оловянном фетишисте и его даме), и я могла поделиться этими всё ещё яркими воспоминаниями дестилетней и более давности. Надо сказать, Кот, он с уважением отнёсся к моим принудительно умирающим чувствам к тебе, и не расспрашивал про тебя, хотя я ему сказала о причине своих множественных половых актов, происходящих в последнее время...
    Его мои рассказы возбуждали, и, причём, очень, но я не сразу это поняла, поэтому первый акт спектакля тянулся долго и скучно, я только соглашалась и кивала, и лишь потом разговорившись, даже не заметила за рассказами своих увлекательных похождений, как он кончил в меня ещё и ещё. Он как бы присутствовал и как наблюдатель и как участник при моих половых актах, это он был тем насильником, и тем не заплатившим клиентом, и тем мальчиком, навалившимся на меня на вечеринке, Лысым и его другом, это он трахал меня днём в подъезде, и рано утром на детской площадке, он лишил меня девственности в машине на берегу моря.... Я, как Шахерезада, рассказывала и рассказывала, только не сказки, не выдумки, а правдивые истории, и её не трахали за эти рассказы, а меня наоборот трахают... Вот ведь, парадокс... Он не очень верил в реальность моих рассказов, не думаю, что его любовницы баловали такими откровениями, скорее выдумывали или пересказывали прочитанное...
    -- ...А я не знаю, что хочу. Я сейчас, как с цепи сорвалась. Я хочу вытрахать любовь из себя. И одновременно, я хочу, чтобы он, ну, он, (это про тебя, Котина) не оставлял надежды, что я вернусь. Я ведь правда могу вернуться.. И одновременно, я хочу найти новую любовь. И одновременно, я хочу найти двух-трёх любовников, двух-трёх -- чтобы НИ-ДАЙ-БОЖЕ-ВЛЮБИТЬСЯ. Хреново мне, хреново... -- и это я ему ещё не рассказала, как свободными от секса, от онанирования мужчинами, ночами, я пишу эти порнорассказы, чтобы не вспоминать твои зелёные глаза, Кот. И чем закончится сюжет этих истории я не знаю...


    10. КОТЁНОК
    Да, Кот, я люблю тебя, я всё равно люблю тебя... Как бы я тебя не ненавидела. Я думала, что расставшись с тобой, я легко смогу крутить романы налево и направо, но оказалось, я могу только делать секс, и не более того, что какая-то хрен её знает какая чакра закрылась, потому что ей стало не интересно...Конечно стало не интересно. Я была глубоко не интересна своим "пациентам", прошедшим много километров вглубь меня, но не нашедшим там ничего. И они мне были интересны только в плане "пробега". Такие же, как я, беженцы от любви, от одиночества и тоски...
    Жизнь без тебя стала блёклой, и несколько раз я даже задумалась о фригидности, о нечувствительности сосков и клитора, и, зайдя на порносайт, по ссылке "друга", я получила только отвращение, ранее мне не свойственное в этом виде спорта...
    Я блёкла и тускнела, как янтарный летний загар к Новому году, как рыба, умирающая на суше. Я хотела уничтожить, разрушить свою любовь к тебе, но это оказалось невозможным, так как страстное желание любить всё равно оставалось со мной. Это как жажда жизни. Я хочу любить, как я хочу жить. И я не смогла найти тебе заменитель. Никто не хотел давать столько, сколько мог дать ты, никто не брал меня с такой благодарностью и благоговением, как это делал ты. Я никому не нужна, просто почему-то считается, зеки это наверно придумали, что женщина -- лучше, чем онанизм, а то, что онанизм может происходить и с помощью женщины, никому в голову не приходило. Онанирование не рукою, а женщиной называется секс. Все говорят, что любят секс...
    Так я натрахалась. Двух недель секса, каждый день-два с новым мужчиной, мне хватило. Я натёрла мозоль, мирамистин вывел всю флору из моего влагалища, потом болела три недели, лечилась, а моим "пациентам" говорила, что много работы, сдала анализы на всякое говно, но О-Многофрикционный-Бог-Всех-Онанистов-и-Поклонников-Вирта хранит меня от реальности... А Вика сказала, что молочница может быть от психологической несовместимости, и я с ней согласилась... Ну его, этот секс...Лучше никакой, чем такой...
    Всё это время я забивала тоску к тебе, Кот, не только количеством забитых палок, но и всевозможной мозговой атакой: что я должна тебя отпустить, что так лучше, так правильней, что так нужно, так полезней, что ты скотина, фетишист и дрочила, тряпка ещё к тому же, и трус. Особенно меня вдохновляла мысль, что фетишист никогда не женится на предметах фетиша, типа, на женских трусиках. А на мысль, что, что ты -- фетишист меня натолкнул один потенциальный "пациент", который узнав о некоторой интимной подробности моего тела, завёлся не по-детски и признался, что это -- его фетиш, что он сходит с ума от этого, и что он мог бы встретиться со мной, для обожания, но в дневное время. А в анкете практически словами из твоего письма: "женат, дети..." Так это всего-навсего фетиш?" -- подумала я, рассматривая тёток с волосатыми пиздами на сайте поклонников волосатости на интимных местах... Я -- фетиш... "Я -- вещь". На фетишах не женятся. Ради фетиша не бросают семьи. Фетиш -- вообще друг семьи. Друг крепкой семьи. Полезная вещь в исполнении супружеских обязанностей, особенно ежели фетиш виртуальный. Фетиш возбуждает, а жена получает вечно хотящего мужа. Он использует жену для снятия напряжения, а она его -- как мужа, как полагается, значит. Опять же вариант одобренного обществом завуалированного онанизма.
    И вот так я ненавидела тебя много недель, и убеждала себя, что всё к лучшему... Но однажды днём мне внезапно захотелось спать, и я прилегла, и немедленно уснула, и вдруг проснулась от невыносимой боли -- от тоски. Мозг, вероятно, потерял контроль над эмоциями всего на несколько мгновений, но этого оказалось достаточно, чтоб восстановилось дикое желание окунуться в твои глаза, и нежность, и тоска, и страх, что я могу потерять тебя навсегда...
    Так я позвонила тебе и воскресила нас обоих... Ненадолго, к сожалению...
    Я люблю тебя, -- прошептали мы друг другу, и мир вновь расцвёл цветами, как в "Жёлтой подводной лодке"... И чакра, отвечающая за любовь, раскрылась и запульсировала теплом... Значит, так и будем на разогреве. Я -- у тебя перед твоей кошечкой, а ты -- у меня перед моими другими котами... Я не могу ничего изменить, но я могу принять всё так, как оно есть... Но это теоретически, так было бы у идеальной женщины, какую ты придумал во мне...
    Андрей встретил меня в дверях своего класса, почему-то в куртке.
    -- Почему Вы всё ещё одеты? -- засмеялась я. И он, так близко стоя передо мной, в упор рассматривая мою реакцию на его слова, очень серьёзно сказал, что сегодня он просто так меня не отпустит. Горячая кровь вдарила мне в голову, и я не смогла ничего ответить. Он завёл меня в тёмный маленький класс, где за стеной кто-то упражнялся на саксофоне, а от уличных фонарей на стене были оранжевые ромбы. Как он понял, что я пришла не просто так, что я пришла без трусов, и под юбкой у меня только чулки. Я редко надеваю юбку, и впредь он, увидев меня в юбке, всегда будет думать о том, что под ней.
    Мы целовались, и его рука под юбкой чуть замерла, обнаружив моё обнажённое тело.
    -- У меня с собой резина есть, -- сказала я и метнулась к сумке.
    Я не помню, как он надел презерватив, я не помню его член, прелюдии никакой не было, он развернул меня спиной к себе и вставил во влажное отверстие по то самое "не балуй", сильно сдавливая соски. Я упиралась руками в стенку, а его мощные толчки подгибали руки, пробирали до мозгов, измученных ненавистью и сопротивлением любви... Мурашки... Внезапно вынул и постоял перед анусом, как бы разведывая направление...
    -- Ай, больно, больно! -- закричала я шёпотом, -- У меня есть какой-то крем...
    Крема не оказалось, и он, с некоторым огорчением о ненужной паузе, стал вводить член в вагину.
    -- Нет, нет, не хочу туда... Я хочу тебя... ("По-настоящему", -- додумала я).
    Второй раз вышло легче. Что-то есть особенное в анальном сексе. Будто от плотности облегания плоти вокруг члена зависит глубина чувств, и слияние душ, единение...Какое-то трагическое слияние, безоговорочное подчинение, обладание...
    -- Как ты хочешь -- жёстко или помягче? -- прошептал он мне. А я вспомнила, что после его члена в заднице, я долго болею, он у него большой и толстый, можно кончить только от введения.
    -- Мягче...
    Он вдалбливал в меня свою штуку так, что я чуть не падала, упираясь руками и головою в стену, а он зажимал мне рот рукой, потому что мне было хорошо и ему тоже, и он останавливался иногда, чтобы переждать подступающую эякуляцию и продолжал дальше, и продолжал...
    Еле живая от эмоций, я спустилась вниз в кафе, по другому ощущая на себе взгляды и чувствуя вокруг себя запах секса...
    Мужчина в очках, сидевший среди мам и бабушек и развлекающий их беседой и своим мужским присутствием, посмотрел на меня... Я люблю , когда на меня так смотрят... Его сын, мальчик лет трёх, беззаботно носился вокруг него, как высвободившаяся сущность этого папы, как свободный электрон, дух, суть зажатого между тётками и приличиями мужчины, иногда напоминая ему о своём присутствии.... Мальчик вдруг подошёл ко мне с каким-то бессмысленным, с точки зрения взрослых, вопросом. Я так же бессмысленно ответила, и он умчался обратно, как самолёт разведчик, успешно выполнивший задание, умчался баловаться и плохо вести себя. Тогда из тусовки мам и бабушек поднялась его мама, жена того мужчины в очках: "Я размажу тебя по стенке", -- обратилась она к ребёнку, -- "Достал уже сегодня", -- она посмотрела на меня. Я не люблю, когда так смотрят...
    Мальчик испуганно поглядел на маму, перестал носиться и баловаться, как-то сразу обмяк, скукожился, и стал совсем маленьким и незаметным...
    Я машинально, по "брючной" привычке, перекинула ноги, как Шарон Стоун. Или Ксюша Собчак на рекламе ТНТ. А папа продолжал привлекать внимание мам и бабушек, победно поглядывая на меня, видно приняв меня уже в свой курятник, и не разобрав, свидетелем ЧЕГО я была только что. И что ничего, кроме жалости, он у меня не вызывает...
    Я люблю тебя, Кот, и мне кажется, что как бы ты ни хотел быть независимым и свободным, даже если ты всё ещё не женился на ней, своей "девушке", которая так уверенно назвала себя женой тогда, в ноябре, то это не значит, что ты свободный и независимый. Ты -- мальчишка, находящийся под присмотром мамаши, ты -- связанный по рукам и ногам фетишист, которому только и осталось, как фантазировать о своей свободе...
    И знаешь, Кот, я ведь больше не приеду. Я боюсь, что если Бог разглядит нас наконец-то вместе, он подарит МНЕ ребёнка, ведь от такой любви должны рождаться дети. Так он думает, но он не знает, что любовь -- это печаль, это большое горе в мире людей... А я не хочу удостовериваться в этом опять и опять, я уже это поняла... И я больше не позвоню. Я не могу больше слышать от тебя о своей идеальности и прекрасности, потому что это каждый раз напоминание мне, что я проиграла, что я вещь, фетиш, трусы, что я на хрен никому не нужна, не идеальная и не прекрасная потому что...Ты знаешь, как определяется любовь, Кот? ПОСТУПКАМИ. Я не дождалась от тебя ни одного ТАКОГО подтверждения любви. Прогулы на работе не считаются. Поэтому я ухожу из твоей жизни. Я люблю тебя.. Поэтому я отпускаю тебя на свободу, я отпускаю себя на свободу....
    P.S. Я купила себе котёнка. Думала купить кота, назвать его Вячеславом Носовым, да разве можно потом кастрировать его, это уже какое-то вуду... Или терпеть с ненавистью все его "пометки" о желании женщины? Но я ж его для любви приобрела, ненависти мне и так хватает... Помнишь, как мы лежали с полным ощущением хвостов и трепета в них от удовольствия соприкосновения нас друг с другом, с ощущением мурчания в груди и волн любви, проходящих, как от ласкающей руки, по всему позвоночнику, с посылом вверх на крестце, чтобы завершиться на кончике хвоста началом следующего витка ласки...Я купила кошечку, нежную, мурчащую, конечно на тебя похожую. Кошечку с таким же вопросительным хвостом, так же "бодающуюся" мне об ноги, с такими же задорными интонациями в голосе и нежными прикосновениями...Кот...Кооот...я люблю тебя, я буду любить тебя, как бы я ни ненавидела тебя...
     

  2. Serebrjany mir

    Serebrjany mir Форумчанин

    Мурмур

    "автору по-любому от таких слов не легче и не лучше. Там же "любовь"."


    Действительно, автор - Дама за рулем ни одним словом не писала о своем участии в сюжете темы.



    Мурмур, какой смысл подачи твоей писанины был?
     
  3. akamysha

    akamysha Форумчанин

    Я не поняла - о чем вы?
    Какая Дама за рулем?
     

Поделиться этой страницей