История pin up от OM

Тема в разделе "Архив", создана пользователем root, 29 мар 2005.

  1. root

    root писюлек

    Неправы те, кто говорит, что Мэрилин Монро умерла. Она обрела бессмертие в те минуты, когда, раздевшись догола, улеглась в вычурной позе на красный бархат перед камерой мастера-фотографа. Сделав всего два снимка, она вошла в число The Great American Pin-Up Girls, и это стало самым важным поступком в ее жизни. Кинокарьера и романы с великими боксерами и писателями ничего не могли добавить к ее славе. Даже великолепное "Happy Birthday, Mr. President..." - всего лишь еще один штрих к уже состоявшемуся бессмертию. Главное - ММ была величайшей (после Бетти Пейдж) Pin-Up Girl американской культуры.

    Первые Pin-Up появились давно, еще в 30-е годы, сразу после знаменитого биржевого кризиса, когда в свежем, лишь чуть-чуть загазованном, воздухе больших городов звенели прощальные крики банкиров и маклеров, выбрасывавшихся из окон своих контор. Именно тогда кто-то из редакции популярного журнала Life додумался украсить обложку очередного номера изображением элегантно изогнувшейся девушки с отчетливым намеком на сексапил. Новаторство состояло в том, что никакой связи между содержанием журнала и красоткой с обложки не было. Это был гэг чистой воды. Выдумка имела невероятный успех. За Life последовали другие журналы, и вскоре появились любители, покупавшие их только из-за обложек. Страницы с девушками выдирались из журналов, прикалывались (pin up) на стены холостяцких жилищ, вот поэтому смеющиеся милашки и получили прозвище Pin-Up Girls.

    Не следует думать, что первые Pin-Up были совсем уж голые. Ничего подобного! Америка не потерпела бы открытого разврата, но мягкие юмористические намеки на разность полов встречались с полным одобрением. Девушки в развевающихся платьях, обнажающих ноги почти до середины бедер, смеющиеся лукавые красавицы, позволяющие лифу платья оголить плечи и соскользнуть почти до груди - на большее тоталитарная американская культура разрешение не давала. Не стоит забывать, что в кино как раз в это время свирепствовала цензурная комиссия психопата Хейса, обожавшего царапать гвоздем пленки фильмов в тех местах, где, по его предположениям, находились гениталии актрис. Само собой, мистер Хейс проделывал эти фокусы лишь при отсутствии свидетелей. Конечно, он был не один такой. Большинство половозрелых американцев мужского пола вслух осуждали любые открытые проявления сексуальности, но за закрытыми дверями никто из них не отказывался всласть помастурбировать над веселой картинкой девушки с задранной юбкой.

    Виртуозами Pin-Up стали графики Чарльз Дэйна Гибсон и Ховард Чендлер Кристи, мастера рекламы корпорации Coca Cola, применившие замечательно простой способ создания журнальной иллюстрации - они перерисовывали один к одному фривольные фотографии. А иногда даже накладывали краски прямо на фото. Позже в число Pin-Up-виртуозов вошел Рольф Армстронг, который догадался придать своим красоткам черты голливудских звезд Бетти Грэйбл и Риты Хейворт. Ранние работы великого Альберто Варгаса тоже можно с уверенностью отнести к золотому фонду The Great American Pin-Up, к тому же этот парень изо всех сил стремился расширить границы допустимого, и на его картинках девичье тело прямо-таки просвечивает сквозь ткань строгого платья. Но настоящий расцвет The Great American Pin-Up пришелся на грозовые 40-е, когда огромное число американских мужчин ушло на фронт и оторвалось от живых прелестей противоположного пола. Великую русскую гомосексуальную культуру никогда не беспокоило удаление мужчин от женщин, напротив, до сих пор считается, что компания крепких парней в военной форме -самое подходящее общество для настоящего мужчины. Но не таковы американцы. Им нравится, когда мужчина любит женщин, а не товарищей по оружию. Поэтому чуть ли не на высшем армейском уровне было решено для поддержания гетеросексуальных настроений снабжать солдат порнографией -но порнографией особого рода! На картинках из солдатских календарей и журналов не было "голых баб", там смеялись и шутили самые обыкновенные "девочки-из-соседнего-дома". Никаких проституток, никаких таинственных дам полусвета, даже полубогиня Хейворт изо всех сил старалась казаться простой и доступной. Эротизм Pin-Up проявлялся как бы невзначай: юбка цеплялась за ручку двери и рвалась, в розовых трусиках лопалась резинка, и они падали к туфелькам как раз тогда, когда руки девушки были заняты... Забавные сценки разыгрывались в хорошо знакомых декорациях маленьких американских городов, живые и точные детали фона подчеркивали "реализм" пикантных ситуаций. Все это рождало ностальгию и желание как можно быстрее разбить врага и вернуться домой, к желтым такси, красным почтовым ящикам и розовым блондинкам с сумками для пикника в тоненьких пальчиках. Популярность Pin-Up Girls балансировала на грани общенациональной истерии. Сказать, что девушки с обложек журналов стали объектами культа - ничего не сказать. На бортах самолетов, на башнях танков и на гильзах снарядов красовались лукавые блондинки. Даже на атомную бомбу, упавшую на славный город Нагасаки, какой-то шутник налепил раскрашенную фотографию Риты Хейворт.

    Примерно в это же время прогремел Норман Роквелл, рисовавший простых честных американцев в их простой честной американской жизни. Некоторое представление о безумном реалистическом стиле простого честного Нормана Роквелла дает его советский аналог - простой честный Федор Решетников ("Опять двойка!"). С работ Роквелла на нас глядят улыбающиеся лица людей, ведущих нравственную, полную прекрасных ритуалов, жизнь. Они торжественно разворачивают газеты, наливают молоко в стакан, закуривают, и все это так жизненно, что хочется плакать от счастья и "верить, что простокваша на самом деле полезнее и вкуснее тухлого вина". Этот мастер кича оказал мощнейшее влияние на Pin-Up. Длинноногие девчонки без трусов резвились в подробном и убедительном мире американской повседневной культуры, придавая ему невероятную и притягательную странность. Никогда, ни разу за весь бесконечно длинный золотой век Pin-Up Culture не было показано то, что есть у каждой девушки. Упавшие трусики, дравшаяся на ветру юбка, свет камина, насквозь пронзивший легкую ткань пеньюара, не открывали пушистого лобкового треугольника, но только намекали на его присутствие. Позы девушек всегда были естественны, но для рисунка всегда выбирался момент, когда ничего нельзя увидеть. Прием, доведенный до совершенства Джилом Элвгреном, лучшим рисовальщиком Pin-Up Girls за все время существования Pin-Up , перекочевал в современное эротическое кино Голливуда. В фильмах, подобных "Девять с половиной недель" и "Стриптизу", полно рискованных ситуаций и волнующих диалогов, но зритель может быть уверен, что продемонстрируют только то, что можно называть без ущерба для нравственности: кусочек бедра, животик и обнаженное плечико. На остальное только намекнут темным силуэтом на светлом фоне. Собственно, нет никаких реальных причин, чтобы не называть Уму Турман или Деми Мур совершенно обнаженными. Но Великая Традиция Pin-Up требует, чтобы "главное" показалось не впрямую, а только намеком!

    Но мы забегаем вперед. Вернемся же в к0-х, когда солдаты вернулись к своим подружкам, и Pin-Up Girls на какое-то время поте-яли свое значение. Джил Элвгрен и его изобретательные коллеги Эдвард Д'Анкона, Эрл Лоран и Эдвард Ранчи попытались привлечь внимание публики, резко обострив сексуальный аспект Pin-Up. Появились изображения девушек, загорающих нагишом и прикрытых только полотенцем или каким-нибудь веером, наиболее отважные рисовальщики даже ре-Janncb показать обнаженную дамскую грудь. Pin-Up вступили в эпоху своеобразного барокко, позы стали более вычурными, а улыбки более зазывными. Именно тогда среди Pin-Up girls появились Бетти Пейдж и Мэрилин Монро. MM прославилась всего лишь двумя фото. (кажется, она сама даже не смогла оценить важность этого жеста, и бесчисленные поклонники жанра будут бесконечно скорбеть 13-за столь краткого присутствия ММ среди In-Up Girls. Настоящей звездой стала все же не она, а другая, более талантливая и несравненно более умная (это скорее недостаток, 1ем достоинство для Pin-Up Girls) Бетти 1ейдж. В начале своей карьеры она фотографировалась в купальнике, но быстро поняла, по текстиль сковывает свободу самовыражения, и сбросила тесные тряпки очень эффектным жестом. Среди сотен фотографий и рисунков с изображением Бетти Пейдж нет ни одного, где можно было бы увидеть ту самую складочку в самом низу. Все всегда балансировало на грани, в лучших традициях Pin-Up. ^ело тут не в стыдливости, а в чувстве стиля. Среди частных фото Пейдж достаточно много гаких, на которых показано все, без исключений, но эти фотографии не предназначались публике. Постепенно сама Бетти (ее личность, не только тело) стала становиться культовой фигурой. В полу-подпольных журналах "для мужчин" появились фото-романы, рассказывающие о ее быте и любовных похождениях. К тому же она снялась в нескольких бессюжетных фильмах, где показала себя с лучшей стороны. Те, кому это было интересно, узнали, что она дружит не только с мужчинами, но и с женщинами, что любит связывать и быть связанной. Пару раз Бетти брада в руки плетку - а почему бы и нет? Сексуальный кругозор поклонников Pin-Up неумолимо расширялся. Представить себе американскую и западноевропейскую культуру 50-х годов без этой суперзвезды Pin-Up - невозможно. Безумствовавшая в 1955-57 годах на страницах Movie Star News роковая брюнетка Банни Иджер, только повторила приемы, найденные Бетти. Хотя отдадим Банни Иджер должное: белье из леопардовой шкуры - ее изобретение.

    Невозможно переоценить значение Бетти Пейдж для становления таких гигантов кэмпа, как Эрик Стэнтон, Билл Вард и Джон Вилли с его поразительным журналом для фетишистов Bizarre. Большегрудые валькирии Эрика Стэнтона, подвергающие сладким мучениям юных лифтеров и стареющих банкиров, не могли появиться без влияния мягкого садо-мазо Бетти. Это как бы теневая сторона Pin-Up, точно так же, как сам жанр Pin-Up является тенью социалистического реализма Норма-на Роквелла.

    В следующее десятилетие Pin-Up стали как бы неактуальны, их сменили хиппи и длинноволосые рокеры. Но схлынувшая мода только подтвердила культ Pin-Up среди истинных поклонников причудливых и странных явлений культуры. Теперь "девочками с обложки" интересовались знатоки и ценители, а не простодушные потребители моды. Нью-йоркский фотограф Элмер Баттерс развил эстетику капроновых чулок и плотного нижнего белья до немыслимого совершенства, его коллега Ричард Керн создал фотосюиты с проститутками, застывшими в позах Pin-Up, в то время, как фетишист Эрик Кролл, один из авторов суперсовременной эстетики "кожа и латекс", сознательно стилизовал своих fetish girls под классических Pin-Up. Все это роскошество развивалось в глубочайшем подполье и только в середине 80-х снова взошло на пик моды. Обезумевшие эстеты платили бешеные деньги за коллекционные наборы журналов 50-х годов и фотоснимки Банни Иджер. На видео вышли все фильмы с Бетти Пейдж, а в кинопрокате снова можно было увидеть ранние работы Расса Майера, близкие к Pin-Up.

    Сегодня, когда имиджмейкеры и стратеги моды изо всех сил пытаются возродить стиль 80-х, внимание публики не задерживается на их усилиях и скользит дальше, в 50-е, когда мужчины были мужественны, а женщины обольстительны, когда Джек Арнольд снимал фантастические фильмы по романам Ричарда Мате-сона, юмористический журнал MAD делал первые шаги, Элвис еще не стал Королем, когда Бэтти Пейдж, улыбаясь, снимала свои кружевные трусики для нас, только для нас...
     

Поделиться этой страницей