Фотозагадка В№ 12

Тема в разделе "Архив", создана пользователем дедушка, 30 окт 2005.

Статус темы:
Закрыта.
  1. дедушка

    дедушка Гость

    Итак, следующая загадка и как обычно вопросы:

    1. Кто он?
    2. Чем он интересен для нас?
     

  2. Upsar

    Upsar Форумчанин

    У-у-у... Я пасс... :wink: Ответ шлю в приват дедушке - что тут гадать если сразу видно... :)
     
  3. -Vovka-

    -Vovka- Гость

    на придворных перешел? :)
     
  4. SlS

    SlS Гость

    дедушка
    Великий Канязь Данила Меньшиков..... Генерал Губернатор Санкт-Петербурга..... Главнокомандуищий всем только чем можно.... Фальшиво монетчик..... Алкаш......Лишеный всех наград и всего таково сосланый в Сибирь, внуком Петра 1
     
  5. Крутой

    Крутой Форумчанин

    А почему Данила, если Алексашка?

    Добавлено спустя 58 секунд:

    Александр Данилович
     
  6. Vuitton

    Vuitton Гость

    на ФелипаКеркорова похож...паричком:wink:
     
  7. Upsar

    Upsar Форумчанин

    А кто ответит на вопрос "Чем он интересен для нас?"? :-D
     
  8. Upsar
    Дай угадаю... эээ... он был гей :)
     
  9. Vuitton

    Vuitton Гость

    Кантрибобрик да, я это сразу понял. по парику! трансуха!))
     
  10. Upsar

    Upsar Форумчанин

    Кантрибобрик, Vuitton - счас придут руссофилы (или как там их называют - сорьки, забыл...) и рыла вам начистят за то что вы царского сподвижника черните! Ибо с кем он шашни-то имел, как не с Петром? :wink: Ась?

    А поподробнее - как я инфу выискиваю и выкладываю - всем слабо? :wink:
     
  11. Upsar
    Просто не хотим оставлять тебя без работы:)
     
  12. дедушка

    дедушка Гость

    Итак, Упсар уступил свою победу SIS'у, очень благородно, правда у последнего прокольчик с именем вышел, ну ничего, папу с сыном перепутал. Кроме того он не был Великим князем, а носил титул Светлейшего князя. Зачтём ему победу.

    А попал наш Алексашка на форум так как был самой первой подростковой страстью юного Петра Первого, с которым он делил постель до тех пор, пока не познал женщин. Эта детская страсть оказала большое влияние на всю жизнь Меншикова. Те проступки, за которые у других бы полетели головы, сходили для него только трёпкой от довольно гневливого царя.

    Добавлено спустя 3 минуты 54 секунды:

    Завтра кину загадку В№ 13. Ждите.
     
  13. Upsar

    Upsar Форумчанин

    Как видно, главного архивариуса Upsarа и в самом деле никто не в силах заменить — что-ж! Придётся выполнить свои обязанности самому!

    Поскольку загадка про Петра Великого в виду его очевидной известности вряд ли последует, позволю поместить здесь не только занимательную информацию касательно героя загадки А.Д.Меншикова, но и касательно самого царя Петра. Думаю, многие, кто не поленится прочесть до конца, найдут здесь массу занимательных и ранее для себя неизвестных деталей...

    ***

    От времени Петра I осталось множество письменных источников. Из них явствует, что слухи об амурных приключениях царя с мужчинами были весьма распространены среди его современников. Но историки разного времени упорно молчат об этой стороне его жизни или решительно отвергают такие слухи.

    Общеизвестно, особенно после романа Алексея Толстого и кинофильмов, что лучшим другом Петра - до гробовой доски - был Александр Данилович Меншиков, совершивший благодаря этой дружбе головокружительный взлет от мальчишки-пирожника до светлейшего князя и фельдмаршала, чей роскошный дворец и сейчас стоит на берегу Невы - одно из немногих зданий, сохранившихся от Петровской эпохи.

    Юноша, бойко торговавший пирожками, понравился Лефорту, и тот взял его к себе в услужение, а у Лефорта в 1689 г. он приглянулся Петру. Именно приглянулся, потому что кроме смазливой наружности у юного слуги не было ничего, что могло бы оправдать внимание царя. Алексашка, как его звали в юности, был моложе царя на год и отличался чистоплотностью и особенной элегантностью, необходимой для торговца вразнос. Он не получил никакого образования и всю жизнь оставался почти неграмотным. Письма диктовал секретарю и мог лишь вывести свое имя и одно - два слова. Совершенно непонятно его влияние на такого человека, как Петр, - столь ценившего образование!

    Но Меншиков был толковым, очень пронырливым и безусловно преданным слугой и очень скоро стал больше чем слугой. В 1693 г. он числился бомбардиром Преображенского полка. Ко времени Великого посольства был денщиком и спал у кровати царя. Он был самым доверенным исполнителем любого пожелания юного государя. Повсюду следовал за ним, как тень, под Азовом жил с ним в одной палатке. С 1700 года стал его домоправителем. Многие величали его уже Данилычем.

    В сердце Петра он определенно занял совсем особое место. В письмах (с 1700 по 1703 г.) Петр называл его "мин херц" (сердце мое), "мейн херцхен" (мое сердечко) или "мейн херценкин" (буквально: дитя моего сердца, хотя и на ломаном немецком). Это не обращение к другу - так пишут к возлюбленным. Но это был, по-видимому, уже конец чисто любовной связи, после чего отношения перешли в тесно-дружеские и родственные. Через год Алексашка был уже "mem beste Freint" (мой лучший друг) или "мейн липсте камрат" (мой любимейший товарищ), а еще позже "min Brudder" (брат мой). Эти эпитеты царь не давал больше никому. Соответственно и Алексашка обращался к Петру запросто: "Мой господин капитан, здравствуй!" и подписывался просто именем, без льстивых добавлений, подобающих подданному, - как, скажем, унижал себя знатнейший боярин фельдмаршал Борис Шереметев: "наиподданнейший раб твой", "Ваш холоп Бориско".

    Заканчивались письма царя к Меншикову словами: "О чем больше писать оставляю, токмо желаю вскоре, что дай Боже, в радости видеть вас". "Здесь все добро, только дай Боже! видеть тебя в радости; сам знаешь...". "В болезни моей не меньше тоска разлучения с вами, что многажды в себе терпел; но ныне уже вяшше не могу; извольте ко мне быть поскоряе, чтобы мне веселяе было". Оба поклялись не жениться один раньше другого. А собственно, с чего бы это?

    Уже в 1706 г. царь повелевал главнокомандующему своей армии Огильви слушаться "слов господина моего товарища", исполнять его приказы.

    В 1703 г. оба друга в один и тот же день получили высшую награду России орден Андрея Первозванного. Еще в 1702 г. из уважения к Петру император Священной Римской империи присвоил Меншикову титул графа. В 1707 г. император Иосиф пожаловал ему титул светлейшего князя Священной Римской империи. Через два года, одержав победу над шведами при Калише, бывший пирожник становится князем Ижорским, герцогом Ингерманландии. В Полтаве Петр пожаловал его чином фельдмаршала. Меншиков оказался подполковником Преображенского полка (полковником впоследствии всегда был сам царь), генерал-губернатором Петербурга, генералиссимусом.

    Выезжал он из своего дворца в золоченой карете шестеркой лошадей, с лакеями на запятках и стражей впереди и сзади.

    Между тем, хотя Меншиков одерживал победы и с исключительной энергией исполнял приказы царя, административных и военных дарований ему порой не хватало, а ответственности у него не было. Перед важным сражением со шведами он чертил новую ливрею для лакеев. В Полтаве он упустил Карла после сражения и едва сам не попал в плен к Левенгаупту.

    Все время он беззастенчиво воровал у казны в колоссальных масштабах и приумножал свои богатства. На него неоднократно поступали доносы, и порою воровство устанавливал суд. Петр поколачивал его своей дубинкой, но неизменно прощал. Однажды Петр обещал отнять у него все и вернуть его к пирогам. В тот же вечер Алексашка приобрел корзину и появился перед Петром с криком: "Пироги подовые!" Петр рассмеялся и опять простил. За воровство таких масштабов он не прощал никому - князь Гагарин, Сибирский губернатор, был повешен; казнены обер-фискал Нестеров и вице-губернатор Курбатов; вице-канцлер и сенатор Шафиров, глава ведомства иностранных дел, за выгоды, предоставленные брату в ущерб казне, был приговорен к смерти и лишь на эшафоте помилован - смерть заменена ссылкой. А Меншиков процветал.

    Почему? Многие современники видели только одно объяснение - Алексашка смолоду был связан с царем любовными отношениями, содомским блудом. К подозрениям, видимо, добавлялись и сведения о подсмотренных фактах: невозможно ведь было полностью утаить такие отношения от простых людей - прислуги, конюхов, собутыльников. Да от них не очень и скрывали. Уже в 1702 году один капитан Преображенского полка в подпитии сказывал про его царское величество, что тот "живет с Меншиковым бляжским образом" (Карлинский 1992). Сохранилось дело о дознании. Капитан был арестован, но лишь выслан в отдаленный батальон, тогда как за менее позорные слова в лучшем случае людей били кнутом на дыбе и вырывали им клещами ноздри или урезали язык. Петр не только в истории со слишком прозорливым капитаном, но и в других случаях подобного срамословия в свой адрес (но только подобного) проявлял странное благодушие. Видимо, это были справедливые обвинения, не клевета, и кара была столь мягкой потому, что царь наказывал этих болтунов лишь за неуместность злословия, а не за ложь.

    Если исходить из непреложности этого чувства к Меншикову, то надобно более пристально рассмотреть и другие связи, в которых такая трактовка царской личности была возможна.

    Нет, Петр не был "прегомосексуальным" ребенком. Наоборот, он с самого раннего детства питал пристрастие к оружию, к шумным военным играм и барабанному бою. Но его раннее детство прошло в настоящем женском царстве. Вдобавок к матери, теткам и сестрам, до пяти лет он был окружен няньками и "мамками", а мужчины не имели к нему никакого доступа (Либрович 1991: 56). Всю свою жизнь Петр проявлял ненасытную любознательность, он страстно жаждал все непривычное узнать и изведать. Поэтому в его раннем половом созревании особую роль должно было играть половое любопытство, обычное у каждого ребенка (Клейн 2000: 465-475). А его половое любопытство неминуемо было направлено на мужчин, поскольку женщин он видел в интимной домашней обстановке каждый день. В юности это могло способствовать превращению его контактов с парнями в сексуальное общение, тем более что, подобно многим представителям знати (Клейн 2000: 478-480), в сексуальном общении он чувствовал себя гораздо свободнее с простыми людьми, а из простонародья ему было проще общаться с парнями, чем с девицами.

    Протицируем "Гисторию о царе Петре Алексеевиче", написанную по живым воспоминаниям его дипломатом князем Б. И Куракиным. Вот как Куракин описывает времяпровождение недавно женившегося молодого царя:

    "Многие из ребят молодых, народу простого, пришли в милость к его величеству, а особливо Буженинов, сын одного служки Новодевичьего монастыря, также и Лукин, сын одного подьячего новгородского, и многие другие, которые кругом его величества были денно и ночно. Йот того времени простого народу во все комнатные службы вошли, а знатные персоны отдалены. И помянутому Буженинову был дом сделан при съезжей Преображенского полку, на котором доме его величество стал ночевать и тем первое разлучение с царицею Евдокиею началось быть. Токмо в день приезжал к матери во дворец, и временем обедовал во дворце, а временем на том дворе Бужениного"

    (Куракин 1993: 77-78).

    Таким образом, первую разлуку Евдокии с молодым царственным супругом вызвала не Анна Монс, как принято везде трактовать, - разлучником был русский сержант Моисей Буженинов. Это у него ночевал царь-новожен, убегая от постылой молодой.

    В этом контексте предшествующее появление Меншикова при нем в качестве особого друга становится понятным. Позже в его денщиках появился Павел Ягужинский, литовец, сын учителя школы органистов, которого канцлер Головин подсунул Петру специально чтобы уменьшить влияние Меншикова.

    Ягужинский начал свою карьеру в Москве с чистильщика сапог, причем иногда промышлял и другими занятиями, о которых брауншвейгский резидент в Петровской России Фридрих Христиан Вебер пишет, что "чувство приличия запрещает (ему) распространяться о них" (Weber 1723). Ягужинский быстро стал любимцем царя и через несколько лет был уже генерал-прокурором Сената. Может быть, поэтому злые языки говорили, что в основе успехов - "содомский грех" с царем.

    Царь не любил спать один. Дома в отсутствие жены он клал с собой первого попавшегося денщика, и Нартов ("повествование" 27) объясняет это боязнью припадков, поскольку у царя была привычка спать, положив обе руки на плечи денщика, то есть в обнимку: "Государь поистине имел иногда в ночное время такие конвульсии в теле, что клал с собою денщика Мурзина, за плеча которого держась, засыпал, что я и сам видел". Конечно, царь мотивировал приближенным это свое пожелание боязнью конвульсий, а чем же еще? (Участник Азовского похода Прокофий Мурзин дослужился до чина полковника.) За городом, когда Петр укладывался на послеобеденный отдых, он приказывал одному из денщиков ложиться на землю и использовал его живот как подушку. Перед тем денщик не должен был есть, так как при бурчании в его животе царь вскакивал и принимался колотить денщика (из сообщений, собранных Штелиным). В 1722 г. саксонскому художнику Данненгауэру было поручено сделать портрет одного из царских денщиков, изобразив его совершенно голым.

    Он очень любил целовать мужчин - так денщика Афанасия Татищева зацеловывал до ста раз. В дневнике голштинского камер-юнкера Ф. В. Берх-гольца под 1721 годом содержатся сведения о поступлении к царю в денщики юного Василия (Поспелова). Этот денщик, обладая порядочным голосом, был взят из певчих царского хора, а поскольку царь сам любил петь в хоре и всякий праздник стаивал на клиросе вместе с простыми певчими, он приметил среди них Василия, и юноша так приглянулся государю, что тот без него и минуты не мог прожить: по сто раз на дню гладил его по голове, целовал, а важнейших министров своих заставлял дожидаться, пока он наговорится с любимчиком.

    "Удивительно, как вообще большие господа могут иметь привязанность к людям всякого рода. Этот человек низкого происхождения, воспитан как все прочие певчие, наружности весьма непривлекательной и вообще, как из всего видно, прост, даже глуп, - и несмотря, на то, знатнейшие люди в государстве ухаживают за ним"

    (Берхгольц 1993: 178-179).

    Берхгольц удивляется... Наивный Берхгольц. Голштинцы в России всегда были несколько туповаты.

    В депеше от 6 марта 1710 г. датский посланник Юст Юль испрашивает дворянского звания для одного датчанина из меншиковской свиты, который красив собою и мог бы оказать царю некоторые услуги.

    Царь с особым любопытством относился к мужским половым органам и в 1717 г. лично внес в церемониал своего Всепьянейшего собора обряд очень детального удостоверения в принадлежности избираемого папы к мужскому полу. А в 1720 г., устроив шутовскую свадьбу "папы", Петр поместил новобрачных под специальный полог, в котором была проделана дыра для наблюдения за их брачной ночью.

    Когда в 1718 г. Петр с супругой был в Берлине, как повествует маркграфиня Вильгельмина Байретская, король показывал ему античные статуэтки, и римский божок с эрегированным членом столь понравился царю, что он подозвал Екатерину и предложил ей поцеловать статуэтку. Екатерина из приличия уклонилась от этого приглашения. Петр грубо крикнул ей: "Кор ab!" (Голову долой!). Она повиновалась. Потом он обратился к королю с просьбой уступить ему этот раритет (так что вещица поступила, видимо, в Кунсткамеру и сейчас, вероятно, находится в Эрмитаже).

    Я уже говорил о свирепости, с которой царь относился к покушениям на свое достоинство супруга. Только один раз царь пожалел своего соперника и только один раз пощадил. Пожалел он красавца Виллема Монса. После вынесения смертного приговора он зашел к нему в камеру и сказал по-немецки: "Мне очень жаль тебя лишиться, но иначе быть не может".

    А пощадил он совсем другого. Это был французский авантюрист Франциск Гильом де Вильбуа, которому приписывается рукопись - якобы мемуары о его похождениях (источник во всяком случае не позже ближайших полутора-двух десятилетий после смерти Петра). Став в России адъютантом царя, он был послан с письмом к царице. По дороге, чтобы согреться, выпил изрядно водки. Очутившись в спальне и увидев в раскрытой постели полунагую женщину, он потерял самообладание и набросился на нее, невзирая на ее крики и присутствие фрейлины. Екатерина при этом пострадала не только от насилия, но и от физиологических особенностей Вильбуа. Чтобы исцелить повреждения, потребовалась помощь хирурга. Несмотря на это, Петр отнесся к происшедшему философски: "Это животное действовало бессознательно, значит, оно невинно, но для примера пусть его закуют в кандалы на два года". В реальности пылкий авантюрист отсидел только шесть месяцев. Помилованный, он, заботами царя, женился на дочери пастора Глюка, у которого воспитывалась Екатерина, и стал почти свояком царя. При дочери Петра царице Елизавете он уже был контр-адмиралом и комендантом Кронштадта (Villebois 1853: 1-15).

    Учитывая, с какой заинтересованностью царь относился к выдающимся телесным особенностям и с какой симпатией он воспринимал мужское достоинство (даже заставлял Екатерину целовать статуэтку), объяснить его непонятное снисхождение к преступлению Вильбуа можно только внезапной симпатией царя к самому авантюристу, столь внушительно оснащенному и столь смело пускающему свое орудие в ход. В своих мемуарах Вильбуа, служивший у царя адъютантом и хорошо его знавший (или некто, хорошо знавший Вильбуа), пишет о "припадках бешеной страсти" государя, во время которых "для него не было различия возраста и пола" (Villebois 1853: 149).

    Это не было для Вильбуа сногсшибательным открытием. Хотя Европа тогда относилась к "ненатуральным прелюбодеяниям" куда строже, чем Россия, не надо думать, что Петр был одинок среди коронованных персон и полководцев своего времени в сексуальном восприятии своих любимцев. Правда, Людовик XIV не был к этому склонен, но его генералы и маршалы были почти сплошь завзятыми гомосексуалами - Людовик герцог Вандомский, Людовик принц Конде, герцог Клод де Виллар, Франсуа герцог Люксембургский, принц Евгений Савойский (перешедший на сторону Австрии). Брат короля Филипп Орлеанский, известный под именем Месье, любил появляться в дамских туалетах и окружал себя любовниками. Вильгельм III, король Англии и штатгальтер Нидерландов, которого Петр очень почитал, был известен как гомосексуал. Его фаворитами были Уильям Бентинк лорд Портлэнд и Арнольд Юст ван Кеппель лорд Олбермарл. Наконец, главный враг Петра король Швеции Карл XII был сугубо гомосексуален - он совершенно не знал женщин, и его любовниками были Аксель Вахтмейстер, принц Максимилиан Вюртембергский и генералы Реншельд и Стенбок (Garde 1969).

    Когда Петр Первый заимствовал из шведского кодекса запрет на мужеложство (первоначально только для военных), он вряд ли знал, что в реальности запрет не касался самого короля и его генералов. Тем не менее он и сам вряд ли собирался неукоснительно следовать этому запрету. Но во всяком случае, вводя запрет, он поступал вопреки своим личным вкусам и интересам, исполняя свой гражданский долг, как он его понимал, -цивилизовать Россию. В Европе принято запрещать - запретим и мы. Найдутся верные слуги проследить за исполнением - Алексашка Меншиков, Пашка Ягужинский, Моисей Буженинов, Афанасий Татищев, Василий Поспелов, Прокофий Мурзин.

    Особенно ревностным гонителем мужеложников стал князь Меншиков. Первое наказание за "ненатуральные прелюбодеяния" появилось в 1706 г. в "Кратком артикуле" князя Меншикова - предусмотрены были кары за совокупления если "муж с мужем" и "которые чинят блуд с ребятами". Они были наказуемы по-европейски жестоко - сожжением на костре. Но никого не сожгли. Через 10 лет Петр смягчил это наказание - в его воинском уставе 1716 г. за это преступление вместо смертной казни вводится телесное наказание, а смерть или вечная каторга на галерах - лишь при насилии. Сделал ли бы он еще через 10 лет шаг в сторону дальнейшего смягчения, сказать трудно - в 1726 г. он был уже год как мертв.

    Запрет мужеложства распространялся в России лишь на солдат и офицеров. Остальным грозили только церковные кары. Но даже они совершенно не касались употребления крепостных и холопов. С ними можно было иметь сношения любым способом, угодным господину. Когда в петровский синод поступило дело одного монаха, обвиненного в сожительстве со своим юным слугой и монах сознался в содеянном, Священный Синод постановил, что, коль скоро пострадавший принадлежит господину, тот вправе употреблять его, как ему угодно, однако в Синоде приватно посоветовали монаху отделаться от мальчика (Villebois 1853: 83-84).

    Только в 1832 г., при Николае I, запрет был распространен на все население, но мужеложство теперь наказывалось не телесным наказанием, а лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь на 4-5 лет. В 1903 г., при Николае II, последовало дальнейшее смягчение: тюремное заключение не менее 3 месяцев, и лишь если мужеложство совершено с насилием или по отношению к несовершеннолетним - от 3 до 8 лет.

    Нынешние российские власти верны петровским заветам. В Европе отменяют уголовное преследование гомосексуалов - отменяем и мы. Его величество Петр Алексеевич наверняка бы одобрил. По многим основаниям. Он ведь был зело разносторонний реформатор и жизнелюб. Таким его и воссоздал Пушкин, не всегда постигая сам двусмысленность своих образов. У него изваянный в бронзе царь гоняется по ночному Петербургу за бедным Евгением. Покарать за дерзкие слова? Ну, современники Петра могли бы примыслить разные причины, по которым царь мог захотеть поближе познакомиться с этим молодым человеком - так что, куда тот стопы ни обращал, за ним повсюду всадник медный с тяжелым топотом скакал. :)
     
  14. дедушка

    дедушка Гость

    Ну, Упсар, ты меня уже второй раз доводишь до транса.
    И опять я сижу с отвисшей челюстью!!!
    Всю твою диссертацию про Петра Первого скопировал себе в архив!!!
     
  15. gean1

    gean1 Форумчанин

    Upsar,мон шер!Спасибо за интересный исторический экскурс.
    Сама по себе эпоха Петра столь интересна и увлекательна для историков.но время правления Петра!Это,что то с одной стороны манарх который занял уы всей просвященной европпы,а с другой стороны кровавый император,который не щадил врагов и не был милостив к недругам.
    Интересно вот,что.Петр Великий при всех своих достоинствах и не достатках был глубоко религиозным человеком и великолепно знал церковный устав и службу,но не смотря на это отношение Православной церкви к нему не однозначно из-за упразнения патриаршества на руси и введение "Правящего Священного Синода",как высшей церковной власти.
    Без сомнения у Петра были гомосексуальные наклонности,не даром после Меньшикова все деньщики царя были достаточно смазливы и не отличались высоконравственным поведением.
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей