Ересь патриотизма. Информация к размышлению.

Тема в разделе "Архив", создана пользователем Chertovka, 23 янв 2009.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    Ересь патриотизма. Часть I

    Патриотизм и христианство - противоположные религии
    Дмитрий Таланцев

    ----------------------------

    "Патриотизм (от греч. patris - родина) - любовь к родине, отечеству..." (Энциклопедический словарь, 2т., 1963 г. стр. 176).
    "Родина (отечество, отчизна) - исторически принадлежащая данному народу территория". (Энциклопедический словарь, 2т., 1963 г., стр. 316).

    Согласно этим определениям, получается, что любовь к Родине - это "любовь" к территории. Ясно, что то, что мы вкладываем в понятие "Родина" не есть просто территория, и что это, все-таки, более широкое, емкое понятие. Оно, очевидно, включает в себя не только территорию, но и людей, на ней проживающих, и государственную власть, действующую на ней, и многое другое. Чаще же всего, под "Родиной" просто понимается государство, где человек родился и вырос, провел детство, социализировался с другими людьми, получил начальное образование и т.д.
    Что же означает "любовь к Родине"? Должен ли вообще человек ее "любить"? Как известно, любовь - это христианское понятие: "Бог есть любовь" (1-е Иоанн. 4, :cool:. А вот является ли христианским понятие Родины?Православная церковь так часто и много проповедует о "любви к Отечеству", - пожалуй, даже больше, чем коммунисты во времена Совдепии, - что у людей формируется стойкое мнение о патриотизме, как христианской ценности. Православных попов можно увидеть практически на любой патриотической или националистической тусовке.
    Однако, если мы посмотрим, что на этот счет говорится в Священном Писании, то обнаружим довольно любопытную вещь. В Библии понятию Родины не придается абсолютно никакого значения и ценности. Скорее, наоборот, - если вспомнить, что Авраам с библейской точки зрения поступил правильно, послушав Бога и покинув свою Родину; или, что Раав-блудница "оправдалась верою", по-сути, предав свою Родину (укрыв еврейских шпионов).
    В Библии Бог определяется некоторыми абстрактными словами. Например, как уже упоминалось, там говорится, что Бог есть Любовь. Также говорится, что Бог есть Истина, Путь, Жизнь (Иоанн. 14,6), что это Отец, Сын, Дух Святой, что это Творец всего существующего. Но нигде даже намека нет на мысль вроде "Бог есть Родина".
    Но ведь совершенно ясно, что для патриотов, для патриотического мышления Родина как раз выступает в качестве Бога! Иначе говоря, патриотизм - это несомненная ересь с точки зрения библейского христианства, даже, пожалуй, не просто ересь, а совершенно другая религия. Ибо бог у этой религии совершенно другой, не христианский.
    Людям, не знающим истинного, библейского Бога, свойственно создавать в своем сознании разных идолов и им поклоняться. Так вот, одним из таких идолов часто становится такое расплывчатое понятие, как Родина. Поэтому, с точки зрения христианства, патриотизм есть не что иное, как разновидность идолопоклонства, идолопоклонства перед Родиной, - что является совершенно очевидным отрицанием 2-й библейской заповеди. Патриотизм - это поклонение Родине.
    Христианство - это поклонение Истине, это поклонение Богу-Творцу, создавшего, кроме всего прочего, и эту самую родину. В этом состоит принципиальное отличие этих двух религий.
    Христианское мировоззрение подразумевает борьбу со злом, отстаивание истины совершенно независимо от того, где, в какой стране происходит это зло и уход от истины. А так как любой христианин живет всегда в конкретной стране, государстве, то, естественно, в первую очередь он будет обращать внимание на то зло, которое делается именно в этом государстве. В отличие от этого, патриот скорее предпочтет не замечать его недостатки, так как он уже заранее сделал из своего государства идола. Для патриотического мышления христианское мировоззрение всегда будет казаться как бы "клеветническим", и те люди, которые обращают внимание на недостатки данного государства, всегда будут восприниматься как своего рода "клеветники".

    Патриотическое мышление как бы "объединяет" людей одной страны, одного государства, против людей - граждан другого государства, как бы противопоставляет людей по признаку гражданства. Гражданам "своей" страны патриотическое мышление приписывает свойство "хорошести", а гражданам других стран - свойство "плохости". То есть, оно как бы "делит" мир на "своих" и "чужих" - по признаку гражданства. Поэтому оно приводит к феномену философско-политической паранойи, - когда разные неудачи страны объясняются всегда происками внешних врагов и всякого рода "темных сил". Общество с патриотическим мировоззрением остается слепым, оно не может выявить, вскрыть истинные, внутренние причины неудач, ибо все время ищет их вовне, а идолопоклонство перед Родиной не дает ему "прозреть".

    Христианское мировоззрение абсолютно не таково. Оно тоже некоторым образом делит людей как бы на две противоположные категории - "семя змия", то есть, тех, кто откровенно делает зло и "семя жены", - тех, кто старается зла не делать. Это разделение происходит не по гражданскому, а по нравственному признаку, то есть, подразумевается (и совершенно справедливо), что в каждой стране существует как добро, так и зло, и в каждой стране есть как злодеи, так и праведники. И причины различных неудач оно ищет внутри страны, а не вне ее. Оно ищет эти причины во зле, присутствующем именно в данной стране, в неверных взглядах и ошибочных мнениях людей, живущих в ней, в неверных решениях, принимаемых политиками и государственными деятелями.

    Библейские пророки всегда обличали именно свой народ в грехах, - то есть, национализмом и патриотизмом они не страдали.

    В России общественное мнение традиционно было довольно патриотическим и... антигосударственным. Заметим, что, например, у нас считалось и считается нормой всячески ругать и поносить разных государственных деятелей, правивших в нашей стране в те или иные времена. Считается нормальным и вполне приличным, если ты ругаешь на чем свет стоит Брежнева, Хрущева, Сталина, Ленина, Николая II-го. Всякие споры и различные точки зрения о нашем историческом прошлом чаще всего и сводятся к тому, что деятельность одних государственных деятелей объявляется ужасно вредной для страны, а деятельность других, наоборот, слишком идеализируется. И, что интересно, при этом, Россию как некое абстрактное понятие всегда было принято воспевать. Если, например, человек скажет, что Россия - это дерьмо, то это всегда будет звучать почти богохульством.
    С точки зрения христианского мировоззрения на самом деле все должно быть как раз наоборот. В Библии сказано, что "нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены". Иначе говоря, все правители, что в разные периоды правили страной, заслуживают в той или иной степени уважения. А вот сама страна заслуживает уважения и тем более, любви далеко не всегда. Если в стране торжествует ложь, несправедливость и зло, то что тогда понимать под любовью к ней?
    Так вот, патриотизм, делающий идола из страны как таковой, предлагает, по-сути, "возлюбить" вместе со страной и все то зло, делающееся в ней, принять существующие в ней ложь, несправедливость, уход от истины. Христианское же мировоззрение, Бог которого - Истина, как раз наоборот, предлагает прежде всего обращать внимание на вышеперечисленные недостатки, требуя их искоренения, ибо оно не идолопоклонничает перед Родиной. В свое время "Архипелаг Гулаг" А.И. Солженицына был сильным ударом именно по советскому патриотизму. Поэтому, несомненно, можно сказать, что это - христианское произведение. Собственно говоря, почему его выслали из страны? Если то, что он написал, было неправдой, то можно было бы честно критиковать его произведение, противопоставляя соответствующие доводы. А если это было правдой, то, очевидно, надо было бы, наоборот, дать ему какую-нибудь Ленинскую или еще какую премию за то, что он вытащил на свет Божий такое зло. Но в том-то все и дело, что это его произведение служило Истине, ущемляя очень сильно именно чувства советских патриотов, идол которых был - Родина. Другое дело, что Солженицын, ниспровергнув одного идола - Советскую Россию, отнюдь не пришел к христианству, воздвигнув другого идола, весьма похожего на предыдущего - царскую, дореволюционную Россию. Он так и не стал христианином, оставшись патриотом России - только России не советской, а идеализированной им, даже, может быть, правильнее сказать, "идолизированной" им России дореволюционной. Это-то и помешало ему понять, что все беды страны были вовсе не в большевиках, свалившихся на нее ни с того, ни с сего (согласно его концепции); сам большевизм был уже следствием другой, более глубокой причины - недостатка библейской христианизированности российского народа.

    В Библии есть великолепный пример с Раав-блудницей. О ней сказано, что она оправдалась верой и вообще ее поступок приводится в качестве весьма и весьма положительного примера. (Евр. 11, 31). А что она, собственно, сделала? - Она, попросту говоря, предала Родину. Но во имя чего? - Во имя истины, во имя торжества Бога. Она знала, что завоеватели-евреи подчиняются законам Бога, в то время как ее народ давно отошел от Бога и поклонялся идолам, Сатане. Выбор у нее был совершенно четкий: либо богоотступническая Родина, - и тогда она должна была заложить еврейских соглядатаев своим, либо Бог, - и тогда она должна была скрыть их от своих. Она выбрала второй вариант и в Священном Писании этот ее поступок однозначно одобряется.

    Фарисеи не признали Христа Богом опять же, прежде всего потому, что хотели и ожидали не Царя истины и справедливости, а царя - политического лидера, который освободил бы их страну от Римского владычества, - то есть, опять же, потому, что поклонялись Родине, а не Истине, то есть они-то как раз и были настоящими патриотами!
    Исторический результат известен - гибель государства в 70-м году н.э. Это лишний раз доказывает, что патриотизм, на самом деле, является врагом государства, - хотя, на первый взгляд, это и кажется парадоксальным.

    На самом же деле, ничего парадоксального в этом нет. Когда люди заботятся в первую очередь о том, чтобы в стране торжествовали истина, мир и справедливость, то следствием этого будет уменьшение в стране количества всякой лжи, зла и несправедливости. Внутренние противоречия, распри и напряженность уменьшаются, в результате чего энергия людей переходит в более конструктивное русло, - а уже следствием этого будут успехи в разных областях - экономической, культурной, политической, военной и прочих. Патриотическое же мышление как раз тем и отличается, что в упор не видит, а точнее, не хочет видеть огромного количества всякого зла и недостатков, "имеющих место быть" в государстве. В результате государство просто-напросто погибает от собственных внутренних противоречий.

    Кстати, вспомним, что в Евангелии сказано: "Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится".(Лук. 14, 11). Хотя эти слова изначально относятся, очевидно, к человеку, но, заметим, что, и к государству в целом они вполне могут быть применимы. Если государство склонно все время само себя славословить и возвеличивать, то, очевидно, оно этим навлекает на себя гнев Божий (Бог, как известно, выпендривающихся не любит) и в результате Богом унижается. Не кроется ли здесь ответ на вековечную загадку неустройства России (при колоссальных ресурсах)? И не потому ли Бог все время и тычет нашу страну мордой в дерьмо?

    Ведь российское общественное мнение было всегда довольно патриотичным. Российские мыслители, писатели, философы, и прочие "властители дум" всегда были склонны всячески возвеличивать Россию, создавая из нее идола; можно сказать, что почти все они в той или иной мере страдали россиепоклонством. Как начинают рассуждать о Боге, так обязательно приплетут Россию-мать или какую-нибудь "великую русскую духовность". Вот это-то постоянное славословие России и поставление ее чуть ли не на один пьедестал рядом с Богом, очевидно, и разгневало Господа нашего, который и устроил над этим идолом - Родиной-Россией суд в виде социально-политической катастрофы 1917-го года. Не надо бы забывать, что Бог никому не позволяет возводить идолов и, тем более, ставить их рядом с Собой.

    И сейчас в нашей стране происходит весьма похожий духовный процесс. Как только страна освободилась от пут коммунистическо-марксистской религии, так сразу же многие стали кричать, что нет у нас никаких идеалов, патриотизма, нет государственной идеологии, "общенациональной идеи" и т.п. На самом деле за такими криками стоит не что иное, как извечная тоска язычников по идолам. И современный национал-патриотизм есть не что иное, как языческое поклонение таким идолам, как Родина и Нация.

    В Библии сказано: "С ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, а вымытая свинья идет валяться в грязи". (2-е Петра 2, 22). Вот так и Россия, освободившись от идеологических пут атеистического марксизма, вместо того, чтобы в условиях религиозной свободы познать Истину и прийти к библейскому Богу, к Христу, на самом деле возвращается к дореволюционной вере в Саму Себя. Чем это кончится, уже заранее известно - очередной социальной катастрофой.

    Ответственность за это лежит, конечно, на Церкви, которая, так сказать, "по долгу службы" обязана понимать еретичность и опасность для государства патриотического мышления и обращать внимание на недопустимость самовозвеличения России до уровня Господа Бога. На самом же деле все обстоит как раз наоборот: православная Церковь, например, славит Родину гораздо в большей степени, нежели Бога. Из уст патриарха Алексия II-го гораздо чаще слышишь слово "Отечество", нежели "Христос" или "Библия". Церковь у нас очень сильно заражена фарисейством, о котором в Евангелии сказано: "Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие!". (Матф. 23, 24). Православные деятели могут часами спорить о каком-нибудь "филиокве", или поднять хай по поводу какого-нибудь идиотского фильма, вроде "Последнего искушения Христа" Скорцезе, а ересь патриотизма, от которой гибнут государства и возникают социальные катастрофы, они в упор не видят, и даже, наоборот, они ее разделяют и сами же проповедуют!

    Конечно же, Церкви проповедовать патриотизм непростительно. Церковь должна проповедовать библейского Бога, Христа, который есть Творец всего существующего, который есть "Путь, Истина и Жизнь", но уж никак не "Родина". Апостол Павел говорит в Писании: "Не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего. (Евр. 13, 14).

    Интересно, что после 2-й Мировой Войны наиболее успешно и динамично стали развиваться именно побежденные, униженные страны - Германия и Япония; не потому ли, что военное поражение сбило патриотическую спесь населения и заткнуло рот их патриотам?

    Или еще пример: США получили войну во Вьетнаме как раз тогда, когда в американском обществе стали все больше проявляться патриотические настроения. Хотя традиционно Америка всегда была, пожалуй, одной из наименее патриотичных стран. Ведь очень многие люди, эмигрировавшие туда, покидали свои родные страны как раз потому, что не были их патриотами-идолопоклонниками, и в то же время не могли принять огромное количество зла в своих странах. Америка большей частью и состояла из таких людей и их потомков; иначе говоря, эта страна в течение довольно длительного времени была местом, куда приезжали селиться со всех стран мира непатриоты, носители непатриотического мышления. Именно этим и ничем иным и объясняется такое быстрое и успешное развитие этой страны. И, кстати, очень характерно то, что из всех стран мира именно США оказались наиболее стойким оплотом библейского (то есть, истинного) христианства. Это лишний раз доказывает закономерность, что чем меньше в стране патриотизма, тем больше в ней христианства. А чем больше в ней христианства, тем более успешно она развивается, так как внутренние противоречия, ложь и несправедливость в ней уменьшаются.

    А наше поражение в войне с Афганистаном? Разве не предшествовала этой войне постоянная патриотическая обработка населения, разве не подвергались у нас люди в армии и предшествующей ей средней школе постоянному "патриотическому воспитанию"? Подвергались, и еще как. И и м е н н о п о э т о м у мы войну с Афганистаном и проиграли! "Патриотическое воспитание" привело к прямо противоположному результату.

    Иначе говоря, ту задачу, которую ставит и на решение которой претендует патриотическое мышление - делание блага для государства, - на самом деле может решить и решает только христианское мировоззрение, заботящееся прежде всего о торжестве не Родины как таковой, - а о торжестве истины, любви и справедливости на этой Родине.

    И наоборот, именно патриотическое мышление является на самом деле самым антигосударственным и деструктивным. Именно в этом причина, почему пламенные патриоты, правившие Россией перед революцией, страну просто развалили, в результате чего революция и произошла. И очень знаменательно то, что как раз те, которые пришли к власти после них, патриотизмом отнюдь не страдали - это слово в 20 - годы было ругательным а Ленин говорил, что ему на Россию глубоко наплевать. Но вот почему-то как раз именно эти-то люди реально, на самом деле, и смогли восстановить Российское государство. Патриоты, правившие при Николае II-м, искренне и пламенно любившие Родину-Россию, развалили ее, ввергнув в пламя гражданской войны, а те, кто наоборот, ее ненавидел, в реальности-то как раз восстановили в ней государственность, остановили уголовный беспредел, прогнали немцев, и т.д. - короче, спасли эту Родину от полной гибели. Когда в 1-ю Мировую войну русскими войсками командовал великий князь Николай Николаевич - пламенный патриот, то немцы били русских как щенков, а когда власть взяли большевики и армией стал командовать ярый антипатриот Троцкий, то почему-то сразу же побеждать стали наши. Почему? Христианину совершенно ясно, почему: Бог ненавидит фарисейский патриотизм гораздо более лютой ненавистью, чем глупо-дебильный атеистический марксизм. Поэтому и в гражданской войне Он встал на сторону красных, а не белых.

    Еще весьма наглядный пример, иллюстрирующий высказанные мысли - это ситуация с нашей армией. Государство у нас никогда не жалело средств и усилий, направленных на "патриотическое воспитание" молодежи. При этом оно в упор не хотело замечать такую проблему, как дедовщина. В результате при всех патриотических славословиях, вдалбливающихся молодым людям еще со школьной скамьи, армия оказалась абсолютно небоеспособной, так как стала разделенной, по сути, на две враждующих между собой группировки - "армию" дедов и "армию" салаг. "Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то" - это опять, извините, из Евангелия. (Мар. 3, 24). А если вспомнить еще разделение по землячествам, вражду к москвичам... . Интересно, как рота пойдет в бой против врага, если перед этим ночью одна половина роты "опускала" другую? Или когда человек попадает в армию и его там избивают до полусмерти, то кто для него является врагом - американцы? Или китайцы? Да нет, реальным врагом для него, угрожающим его жизни, являются "свои", русские.
    Немудрено, что такая армия проиграла войну и с Афганистаном и с Чечней.

    Но, скажет читатель, - а если случится война, как же мы будем защищать свою землю, если у нас не будет патриотического духа?
    На это можно ответить так. Если мы внимательно почитаем библейские книги Царств, то обнаружим совершенно четкую причинно-следственную связь между отходом древнего Израиля от Бога и войнами, обрушивающимися на него. Иначе говоря, никакая война не возникает просто так, - как чисто случайное событие. Войны и вообще всякие несчастья в стране возникают всегда как с л е д с т в и е отхода этой страны от Бога - и в Библии на примере древнего Израиля это очень хорошо показано. А так как патриотизм является идолопоклонством, - то есть, разновидностью богоотступничества, то ясно, что он-то как раз и п р о в о ц и р у е т войну. Патриотизм, как правило, предшествует войне, а не война патриотизму. Он обычно и возникает в мирное время, когда люди начинают с жиру беситься и придумывать себе разных идолов.

    Родина - это не тот идол, который заслуживает поклонения. Она, например, в отличие от Иисуса Христа, не может воскресить человека после его смерти. Она может, в лучшем случае, ну, например, назвать в его честь какую-нибудь улицу. Может поставить ему памятник, на который днем будут писать мальчишки, а по ночам бомжи и хулиганы будут оставлять свои надписи. В свое время она зверски расстреляла своего монарха с его семьей, который ей же и поклонялся, теперь она пересчитывает его косточки, проливая по этому поводу крокодиловы слезы и пытаясь определить очередного "виновника" этой трагедии, не понимая той простой истины, что виновник в данном случае - она сама.

    Кстати, история с Николаем II-м весьма поучительна именно с христианской точки зрения. Николай II-й являет собой яркий пример пламеннейшего патриота и одновременно нехристианина. Это становится ясно, если мы почитаем его дневники и другие исторические документы, проследим, какие решения он принимал как царь, как государственный деятель. Взять, хотя бы такой, казалось бы, незначительный факт: он всю жизнь собирал подковы, "веруя" в народную примету, что подковы ограждают от несчастий. А если мы почитаем текст его отречения, то сразу становится очевидным его пламенный патриотизм. Он, несомненно, поклонялся России, а вот Бога-то, - библейского Бога, - он не знал. И как ему отплатил его идол - Россия, за его поклонение? Известно, как: расстрелом его вместе со всей семьей.


    Ересь патриотизма. Часть II.

    В основе патриотизма, как и любого другого вида идолопоклонства лежит внутренний атеизм человека. Когда человек не верит в библейского Бога-Творца, он подсознательно всегда ищет идолов, которым бы ему поклониться. И абстрактно-туманное понятие "родины" как раз часто оказывается таким идолом. Поэтому, как правило, патриотами являются люди безбожные, атеисты.
    Интересно, что в том случае, когда человек верит и в Бога, и одновременно пытается "поклониться Родине" - у него возникает внутренняя духовная борьба. Человек смутно понимает некоторую внутреннюю ущербность, противоречивость такой "двойной" веры. Ибо он одновременно верит, точнее, пытается верить и в Бога и в идола. Отсюда, например, и бесконечные споры на тему "Что есть истинный патриотизм?" - то есть, смутно осознается, что патриотизм может быть "истинным" и "неистинным". На самом деле, под такими спорами кроется внутренняя необходимость все-таки определиться и выбрать какого-то одного бога - либо библейского Бога-Творца, либо абстрактное понятие "родины". И очевидно, что одного надо выбрать, а другого полностью изгнать из своего сердца. Третьего не дано. "Никто не может служить двум господам"

    Когда я еду на машине и восхищаюсь прекрасными пейзажами "лесов, полей, и рек", или гуляю по лесу или парку и наслаждаюсь красотой природы и т.д. - то я должен прославлять не Родину, которая тут на самом деле абсолютно не при чем, а Бога, который всю эту красоту сотворил. Вроде бы такая простая истина, а не осознается она у нас - ибо почти все наши патриотические песни, если воспевают красоту природы, прославляют почему-то за эту красоту не Бога, а "Родину-мать".

    Вижу чудное приволье, вижу реки и поля
    это русское раздолье, это родина моя.

    Кстати, вот еще одно извращение - называть страну своего проживания "матерью". На самом деле это очень большое кощунство. Ибо мать тебя родила, вскормила, она тебя действительно любила, а вот что для тебя сделала родина? К примеру, послала куда-нибудь воевать неизвестно за что, где тебя или убили или сделали калекой - в последнем случае она, эта родина даже пособия в размере прожиточного минимума тебе не обеспечила. Мать все, что могла, делала для того, чтобы ты выжил, Родина же - наоборот, все время так и норовит тебя извести с лица земли вплоть до отнятия твоей жизни.

    Вообще для патриотизма характерна спекуляция на действительно святых вещах. Сам себя патриотизм определяет, как "любовь к Родине". Обозначая себя таким словом, как "любовь", патриотизм как бы "ворует" для себя действительно священное понятие. Он ворует его у христианства, ибо любовь - понятие христианское.

    Согласно Библии, Бог - это любовь (1-е Послание Иоанна 4::cool:. Поэтому, очевидно, что любовь земная есть отражение бытия Бога. Все мы знаем, что существует любовь отца и матери к своему ребенку, и наоборот, ребенка к своим родителям. Также известно, что Бог есть Троица - Отец, Сын, Дух Святой. Известно также, что Отец любит Сына, и наоборот. А так как человек есть образ Божий, то отсюда ясно, что чувство любви, которое испытывают родители к своим детям и дети к своим родителям есть отражение любви между Богом-Отцом и Богом-Сыном. Также любовь мужчины и женщины есть, очевидно, отражение любви Бога-Сына к искупленному им человечеству - согласно Библии (Ефесянам 5:25-33). То есть, первопричина любви находится в Боге.

    То, что называют "любовью к природе" на самом деле, по-видимому, является чувством подсознательного восхищения и восторга Божьим творением. Ибо сам Бог, обозревая свое творение на шестой день, сказал "Вот, хорошо все весьма" (Бытие 1:31). То есть, сам Бог восхитился собственным творением, и поэтому внушил это восхищение и человеку, как Его образу. И по-видимому, это чувство тоже довольно важное, так как заповедь соблюдения субботы имеет, очевидно, целью, чтобы за повседневными делами человек не только не забывал Бога, но и не переставал восхищаться Его творением - Землей с ее природой.

    Отсюда видно, что все виды земной любви, которые мы все хотошо знаем, имеют источник и основание в Боге. А вот имеет ли источник в Боге так называемая "любовь к Родине"? Ясно, что нет - ведь при сотворении мира не подразумевалось, что люди будут гражданами каких-либо государств.

    Иначе говоря, "любовь к Родине" - это понятие надуманное и спекулятивное. Реально такой любви в душе человека не существует - ибо ее изначально не задумывал Бог. И то, что патриоты называют "любовью к Родине" на самом деле является просто разновидностью идолопоклонства.

    Похожий пример представляет нам такое явление, как гомосексуализм. Гомосексуалисты также утверждают, что у них "любовь", что они друг друга "любят".

    Однако, мы знаем из Библии, что сексуальные отношения были замыслены Богом только между мужчиной и женщиной, и к тому же состоящими в браке, то есть, идущими вместе по жизни. Между людьми же одного пола была замыслена любовь, исключающая какой-либо сексуальный оттенок. Поэтому "любовь" гомосексуалистов ложная, она придумана ими, дабы приукрасить свою похоть, и как-то оправдаться перед людьми, а на самом деле ее не существует, ибо Богом такая "любовь" не была замыслена. И точно также, как педерасты прикрывают свои греховные плотские страсти высоким словом "любовь", также и патриоты словами "любви" к Родине прикрывают свое идолопоклонство перед ней.

    Как видим, и в том и в другом случае слово "любовь" служит чисто для спекулятивных целей.

    Отсюда видно, каким огромным грехом является патриотизм. Он является смертным грехом, так как является идолопоклонством, и уж никак не меньшим грехом, чем гомосексуализм - ибо так же спекулирует священным христианским понятием "любовь".
     

  2. Chertovka

    Chertovka Администратор Команда форума

    Л.Н. Толстой
    Патриотизм или мир?


    Милостивый государь,
    Вы пишите мне о том, чтобы я высказался по случаю Северо-Американских Штатов с Англией "в интересах христианской последовательности и истинного мира", и выражаете надежду, "что народы скоро проснутся к единственному средству обеспечить международный мир".
    Я питаю ту же надежду. Питаю эту надежду потому, что ослепление, в котором в наше время находятся народы, восхваляющие патриотизм, воспитывающие свои молодые поколения в суеверии патриотизма и, между тем, не желающие неизбежных последствий патриотизма-войны, дошло, как мне кажется, до той последней степени, при которой достаточно самого простого, просящегося на язык каждого непредубежденного человека, рассуждения, для того, чтобы люди увидали то вопиющее противоречие, в котором они находятся.
    Часто, когда спрашиваешь у детей, что они выбирают из двух несовместимых вещей, но которых им обеих очень хочется, они отвечают: и того и другого. Что хочешь: ехать кататься или дома играть? И ехать кататься и дома играть.
    Точно так же отвечают нам христианские народы на поставленный им жизнью вопрос: что они выбирают из двух: патриотизм или мир? Они отвечают: и патриотизм и мир, хотя соединить патриотизм и мир так же невозможно, как в одно и то же время ехать кататься и оставаться дома.
    На днях между Северо-Американскими Штатами и Англией произошло столкновение из-за границ Венецуэлы. Сольсбери на что-то не согласился, Кливеленд написал послание в сенат, с обеих сторон раздались патриотические, воинственные возгласы, на бирже произошла паника, люди потеряли миллионы фунтов и долларов, Эдиссон объявил, что он выдумает такие снаряды, которыми можно будет в час убивать больше людей, чем убил Аттила во все свои войны, и оба народа стали энергически готовиться к войне. Но оттого ли, что одновременно с этими приготовлениями к войне как в Англии, так и в Америке разные литераторы, принцы и государственные люди стали увещевать правительства обоих народов о том, чтобы они воздержались от войны, что предмет раздора недостаточно важен для того, чтобы начинать войну, в особенности между двумя родственными, говорящими на одном языке, англо-саксонскими народами, которые должны не воевать между собою, а спокойно ! властвовать над другими. Или оттого, что об этом молились и читали проповеди в своих церквах всякого рода епископы и архидьяконы, каноники, или оттого, что та и другая сторона не считали себя еще готовыми, но случилось так, что войны на этот раз не будет. И люди успокоились.
    Но ведь надо иметь слишком мало реrspicacitе (проницательности) для того, чтобы не видеть того, что причины, которые привели теперь к столкновению между Англией и Америкой, остались те же, и что если теперешнее столкновение и разрешится без войны, то неизбежно завтра, послезавтра явятся другие столкновения между Англией и Америкой, и Англией и Германией, и Англией и Россией, и Англией и Турцией во всех возможных перемещениях, как они и возникают ежедневно, и какое-нибудь из них неизбежно приведет к войне.
    Ведь если живут рядом два вооруженные человека, которым с детства внушено, что могущество, богатство и слава суть высшие добродетели и что потому приобретать могущество, богатство и славу оружием в ущерб другим соседним владетелям есть самое похвальное дело, и если при этом над этими людьми не стоит никакого ни нравственного, ни религиозного, ни государственного ограничения, то разве не очевидно, что такие люди будут всегда воевать, что нормальное отношение их между собой будет война и что если такие люди, сцепившись, разошлись на время, то это они сделали только по французской пословице: роur mieux sauter, т.е. разбежались для того, чтобы лучше прыгнуть, с большим остервенением броситься друг на друга.
    Страшен эгоизм частных людей, но эгоисты частной жизни не вооружены, не считают хорошим ни готовить, ни употреблять оружие против своих соперников; эгоизм частных людей находится под контролем и государственной власти и общественного мнения. Частного человека, который с оружием в руках отнимет у соседа корову или десятину посева, сейчас же возьмут полицейские и посадят в тюрьму. Кроме того, такого человека осудит общественное мнение, его назовут вором и грабителем. Совсем иное с государствами: все они вооружены, власти над ними нет никакой, кроме комических попыток поймать птицу, посыпав ей соли на хвост, попыток учреждения международных конгрессов, которые, очевидно, никогда не будут приняты могущественными (для того-то и вооруженными, чтобы не слушаться никого) государствами, и главное то, что общественное мнение, которое карает всякое насилие частного человека, восхваляет, возводит в добродетель патриотизма всякое присвоение чужого для увеличения могущества своего от! ечества.
    За какое хотите время откройте газеты и всегда, всякую минуту вы увидите черную точку, причину возможной войны: то это будет Корея, то Памиры, то Африканские земли, то Абиссиния, то Армения, то Турция, то Венецуэла, то Трансвааль. Разбойничья работа ни на минуту не прекращается, и то здесь, то там не переставая идет маленькая война, как перестрелка в цепи, и настоящая, большая война всякую минуту может и должна начаться.
    Если американец желает предпочтительного пред всеми другими народами величия и благоденствия Америки, и точно того же желает англичанин, и того же желает русский, и турок, и голландец, и абиссинец, и гражданин Венецуэлы и Трансвааля, и армянин, и поляк, и чех, и все они убеждены, что эти желания не только не надо скрывать и подавлять, но что этими желаниями можно гордиться и должно развивать их в себе и других, и если величие и благоденствие одной страны или народа не может быть приобретено иначе, как в ущерб другой или иногда и многих других стран и народов, то как же не быть войне. И потому для того, чтобы не было войны, нужно не читать проповеди и молиться богу о том, чтобы был мир, не уговаривать Еnglish speaking nations (нации, говорящие по-английски) быть в дружбе между собою, чтобы властвовать над другими народами, не составлять двойственный и тройственный союзы друг протв друга, не женить принцев на принцессах других народов, а нужно уничтожить то, что производит войну. Производит же войну желание исключительного блага своему народу, то, что называется патриотизмом. А потому для того, чтобы уничтожить войну, надо уничтожить патриотизм. А чтобы уничтожить патриотизм, надо прежде всего убедиться, что он зло, и вот это-то и трудно сделать.
    Скажите людям, что война дурно, они посмеются: кто же этого не знает? Скажите, что патриотизм дурно, и на это большинство людей согласится, но с маленькой оговоркой. -Да, дурной патриотизм дурно, но есть другой патриотизм, тот, какого мы держимся. - Но в чем этот хороший патриотизм, никто не объясняет. Если хороший патриотизм состоит в том, чтобы не быть завоевательным, как говорят многие, то ведь всякий патриотизм, если он не завоевательный, то непременно удержательный, то есть что люди хотят удержать то, что прежде было завоевано, так как нет такой страны, которая основалась бы не завоеванием, а удержать завоеванное нельзя иными средствами, как только теми же, которыми что-либо завоевывается, то есть насилием, убийством. Если же патриотизм даже и не удержательный, то он восстановительный-патриотизм покоренных, угнетенных народов-армян, поляков, чехов, ирландцев и т.п. И этот патриотизм едва ли не самый худший, потому что самый озлобленный и требующий наибольшего насилия.
    Патриотизм не может быть хороший. Отчего люди не говорят, что эгоизм может быть хороший, хотя это скорее можно бы было утверждать, потому что эгоизм есть естественное чувство, с которым человек рождается, патриотизм же чувство неестественное, искусственно привитое ему.
    Скажут: "Патриотизм связал людей в государства и поддерживает единство государств". Но ведь люди уже соединились в государства, дело это совершилось; зачем же теперь поддерживать исключительную преданность людей к своему государству, когда эта преданность производит страшные бедствия для всех государств и народов. Ведь тот самый патриотизм, который произвел объединение людей в государства, теперь разрушает эти самые государства. Ведь если бы патриотизм был только один: патриотизм одних англичан, то можно бы было его считать объединяющим или благодетельным, но когда, как теперь, есть патриотизм: американский, английский, немецкий, французский, русский, все противоположные один другому, то патриотизм уже не соединяет, а разъединяет. Говорить, что если патриотизм был благодетелен, соединяя людей в государства, как это было во времена его расцвета в Греции и Риме, то от этого патриотизм и теперь, после 1800 лет христианской жизни, так же благодетелен, все равно, что говорить, что так как пахота была полезна и благодетельна для поля перед посевом, то она так же будет благодетельна теперь, когда посев уже взошел.
    Ведь хорошо бы было удерживать патриотизм в память той пользы, которую он когда-то принес людям, как хранят и удерживают люди старинные памятники храмов, гробниц и т.п. Но храмы стоят, не принося людям никакого вреда, патриотизм же не переставая производить неисчислимые бедствия.
    Отчего страдают и режутся теперь и звереют армяне и турки? Отчего Англия и Россия, озабоченная каждая своей долей наследства после Турции, выжидают, а не прекращают армянские побоища? Отчего режутся абиссинцы и итальянцы? Отчего чуть не возникла страшная война из-за Венецуэлы, а теперь из-за Трансвааля? А Китайско-японская война, а Турецкая, а Германская, Французская? А озлобление покоренных народов: армян, поляков, ирландцев! А приготовления к войне всех народов? - Все это плоды патриотизма. Моря крови пролиты из-за этого чувства и будут еще пролиты из-за него, если люди не освободятся от этого отжившего остатка старины.

    Мне несколько раз уже приходилось писать о патриотизме, о полной несовместимости его с учением не только Христа, в его идеальном смысле, но и с самыми низшими требованиями нравственности христианского общества, и всякий раз на мои доводы мне отвечали или молчанием, или высокомерным указанием на то, что высказываемые мною мысли суть утопические выражения мистицизма, анархизма и космополитизма. Часто мысли мои повторялись в сжатой форме, и вместо возражений против них прибавлялось только то, что это не что иное, как космополитизм, как будто это слово "космополитизм" бесповоротно опровергало все мои доводы.
    Люди серьезные, старые, умные, добрые и, главное, стоящие как город на верху горы, люди, которые своим примером невольно руководят массами, делают вид, что законность и благодетельность патриотизма до такой степени очевидна и несомненна, что не стоит отвечать на легкомысленные и безумные нападки на это священное чувство, и большинство людей, с детства обманутое и зараженное патриотизмом, принимает это высокомерное молчание за самый убедительный довод и продолжает коснеть в своем невежестве.
    И потому те люди, которые по своему положению могут избавить массы от их бедствий и не делают этого, - совершают большой грех.
    Самое ужасное зло в мире есть лицемерие. Недаром Христос один только раз прогневался, и это было против лицемерия фарисеев.
    Но что было лицемерие фарисеев в сравнении с лицемерием нашего времени. В сравнении с нашими лицемеры-фарисеи были самые правдивые люди, и их искусство лицемерить в сравнении с искусством наших - детская игрушка. И оно не может быть иначе. Вся наша жизнь с исповеданием христианства, учения смирения и любви, соединенная с жизнью вооруженного разбойничьего стана, не может быть ни чем иным, как сплошным, ужасным лицемерием. Оно очень удобно - исповедывать такое учение, в котором: на одном конце христианская святость и потому непогрешимость, а другом - языческий меч и виселица, так что, когда можно импонировать и обманывать святостью, пускается в ход святость, когда же обман не удается, пускается в ход меч и виселица. Такое ученье очень удобно, но приходит время, когда эта паутина лжи расползается и нельзя уже продол! жать держаться того и другого и необходимо примкнуть к тому или другому. Это самое теперь наступает по отношению к учению о патриотизме.

    Хотят или не хотят этого люди, вопрос ясно стоит перед человечеством: каким образом может тот патриотизм, от которого происходят неисчислимые как физические, так и нравственные страдания людей, - быть нужным и быть добродетелью? И ответить на этот вопрос необходимо. Необходимо или показать, что патриотизм есть такое великое благо, что он выкупает все те страшные бедствия, какие он производит в человечестве, или признать, что патриотизм есть зло, которое не только не надо прививать и внушать людям, но от которого надо всеми силами стараться избавиться.

    С' est a prendre ou a laisser, [хотите избавляйтесь, хотите не избавляйтесь] как говорят французы. Если патриотизм добро, то христианство, дающее мир, - пустая мечта, и чем скорее искоренить это учение, тем лучше. Если же христианство действительно дает мир и мы действительно хотим мира, то патриотизм есть пережиток варварского времени, который не только не надо возбуждать и воспитывать, как мы это делаем теперь, но который надо искоренять всеми средствами: проповедью, убеждением, презрением, насмешкой. Если христианство истина и мы хотим жить в мире, то не только нельзя сочувствовать могуществу своего отечества, но надо радоваться ослаблению его и содействовать этому. Надо радоваться, когда от России отделяется Польша, Остзейский край, Финляндия, Армения; и англичанину радоваться тому же по отношению Ирландии, Австрии, Индии и других колоний и содействовать этому, потому что чем больше гсударство, тем злее и жесточе его патриотизм, тем на большем количестве страданий зиждется его могущество. И потому, если мы хотим действительно быть тем, что мы исповедуем, мы не только не должны, как теперь, желать увеличения своего государства, но желать уменьшения, ослабления его и всеми силами содействовать этому. И так и воспитывать молодые поколения. Должны воспитывать молодые поколения так, чтобы, как теперь стыдно молодому человеку проявлять свой грубый эгоизм, например, тем, чтобы съесть все, не оставив другим, столкнуть слабейшего с дороги, чтобы самому пройти, отнять силою то, что нужно другому- так же бы было стыдно желать увеличения могущества своего отечества; и так же как считается глупым и смешным теперь восхваление самого себя, так же бы считалось [глупым] восхваление своего народа, как оно теперь производится в разных лживых отечественных историях, картинах, памятниках, учебниках, статьях, стихах, проповедях и глупых народных гимнах. Но надо понимать, что до тех пор, пока мы будем восхвалять патриотизм и воспитывать его в молодых поколениях, у нас будут вооружения, губящие и физическую и духовную жизнь народов, будут и войны, ужасные, страшные войны, как те, к которым мы готовимся и в круг которых мы вводим теперь, развращая их своим патриотизмом, новых страшных бойцов Дальнего Востока.

    Император Вильгельм, одно из самых комических лиц нашего времени, оратор, поэт, музыкант, драматург и живописец и, главное, патриот, нарисовал недавно картину, изображающую все народы Европы с мечами, стоящие на берегу моря и по указанию архангела Михаила смотрящие на сидящие вдалеке фигуры Будды в Конфуция. По намерению Вильгельма это должно означать то, что народы Европы должны соединиться, чтобы противостоять надвигающейся оттуда опасности. И он совершенно прав с своей отставшей на 1800 лет языческой, грубой, патриотической точкой зрения.

    Европейские народи, забыв Христа во имя своего патриотизма, все больше и больше раздражали и научали патриотизму и войне эти мирные народы и теперь раздразнили их так, что действительно, если только Япония и Китай так же вполне забудут учение Будды и Конфуция, как мы забыли учение Христа, то скоро выучатся искусству убивать людей
    (этому скоро научаются, как и показала Япония) и, будучи бесстрашны, ловки, сильны и многочисленны, неизбежно очень скоро сделают из стран Европы, если только Европа не сумеет противопоставить чего-нибудь более сильного, чем оружие и выдумки Эдиссона, то, что страны Европы делают из Африки. "Ученик не бывает выше своего учителя, но и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его" (Лука, VI, 40).

    На вопрос одного царька: сколько и как прибавить войска, чтобы победить один южный не покорявшийся ему народец, - Конфуций отвечал: "уничтожь все твое войско, употреби то, что ты тратишь теперь на войско, на просвещение своего народа и на улучшение земледелия, и южный народец прогонит своего царька и без войны покорится твоей власти".

    Так учил Конфуций, которого нам советуют бояться. Мы же, забыв учение Христа, отрекшись от него, хотим покорить народы силою и этим только приготовляем себе новых и более сильных врагов, чем наши соседи.

    Один мой приятель, увидав картину Вильгельма, сказал: "Картина прекрасная. Только она означает совсем не то, что подписано. Она означает то, что архангел Михаил указывает всем правительствам Европы, изображенным в виде увешанных оружием разбойников, то, что погубит и уничтожит их, а именно: кротость Будды и разумность Конфуция". Он мог прибавить: "И смирение Лао-Тзе". И действительно, мы, благодаря своему лицемерию, до такой степени забыли Христа, вытравили из своей жизни все христианское, что учение Будды и Конфуция без сравнения стоят выше того зверского патриотизма, которым руководятся наши мнимо-христианские народы.

    И потому спасение Европы и вообще христианского мира не в том, чтобы, как разбойники, обвешавшись мечами, как их изобразил Вильгельм, бросаться убивать своих братьев за морем, а напротив, в том, чтобы отказаться от пережитка варварских времен - патриотизма и, отказавшись от него, снять оружие и показать восточным народам не пример дикого патриотизма и зверства, а пример братской жизни, которой мы научены Христом.

    Москва. 5 января 1896.
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей