1 глава (1/25) документального-художественного повествования "Бордель"

Тема в разделе "Эротические рассказы", создана пользователем Chekitana, 9 сен 2009.

  1. Chekitana

    Chekitana Форумчанин

    1.

    После трех часов ночи в контору звонят одни аники, но Лера, отвечает на все звонки. Лежа в постели, в полусонном состоянии, она как автоответчик выдаёт всю программу заведения, после чего аник, например, спросит, какое на администраторе бельё или как она относится к анальному сексу? В общем, это те, кому не по карману звонить в секс по телефону и общаясь с администратором салона, они дрочат. Убедившись, что звонит аник, Лера выключает трубку. Повторно звонить он не станет а, глядя в газету, где блядские конторы, публикуют свою рекламу, наберет другой номер. Впрочем, аники, достают не только звонками, хуже, когда онанист приезжает в салон. К счастью, это бывает не каждый день, но пару раз в месяц случается. Едва взглянув на девочек, танцующих в белье или топ-лесс, аники смываются. Конечно, приходят клиенты, которым девочки могут не понравиться, но они никогда не уходят так быстро, а присаживаются в гостиной, и администратору часто удаётся уговорить их остаться. Бывает, что клиент не остаётся, но даёт администратору чаевые, а то и девочкам на конфетки. Аники несостоятельны, да к тому же очень закомплексованы. Им нужно, лишь мельком взглянуть на девочек, чтобы погонять шкурку дома. Они никогда не придут в одно заведение дважды. Девочки, работавшие в других конторах, вспоминают, что там они их уже видели. Из всех онанистов, есть лишь одно приятное исключение. Это клиент, который дрочит, заплатив за час с девушкой.

    Так что, если до трех часов ночи звонят клиенты, которые реально могут приехать, а затем, примерно с трёх до пяти – аники, то стало быть время, когда Лера может поспать спокойно, это с шести до одиннадцати утра. В двенадцатом часу телефон начинает разрываться. Взяв трубку, с которой администраторы неразлучны в течение смены, Лера направляется в ванную. Салон еще спит. Умывшись, она идет в кухню, где в одном из шкафчиков лежат ее вещи, достаёт косметичку и, поставив чайник, начинает приводить себя в рабочий вид.

    Первые сутки ее смены закончились. Завтра, в двенадцать Леру сменит другой администратор – Даша. Сегодня пятница, пятница–развратница, как её называют в московских салонах. Пожалуй, этот день бывает самым хорошим. А самые плохие дни, это понедельник с четвергом. Но самые черные, когда проходят футбольные матчи. Телефон умирает. Не звонят даже аники и извращенцы. Но и хороший день, такой как пятница, может сглазить первый клиент, если он не останется. Поэтому в салонах и ненавидят аников, которые приходят именно в начале рабочего дня.
    Приметам в салонах верят. Упавший предмет мужского рода – к клиенту. Особенно хорошо, когда администратор роняет связку с ключами. Если, все разом спохватываются, что закончились презики – к мужикам. Или, кто из девочек, оставшись в салоне ночевать, постирает бельё в котором работает, буквально через минуту звонит клиент и вскоре приезжает. Причем, работать выпадает именно ей. Кроме этого, у девочек есть свои личные приметы - удачным или нет, будет день. Каждая знает наиболее фартовую вещь из тех, в которых работает. Если наступает затишье, никто не звонит и не собирается приехать, то администратор идет гладить простыни – наглаживать мужиков.
    Следующему позвонившему, программу рассказывать не пришлось. Лера узнала по голосу постоянника, по прозвищу Тапочки. Так его прозвали потому, что, несмотря на имеющиеся для клиентов шлепанцы, он всегда привозил в салон тапочки. Тапочки, относился к категории романтиков. Вероятно это они назвали бордели домами свиданий. Уединившись в комнате с девушкой, он раскладывал перед ней презики разных цветов и предлагал выбирать. Он сообщил, что собирается приехать к двум часам дня, хотя слово держал редко и мог появиться, и на следующий день, и через неделю. Вообще, постоянники приезжают примерно раз в неделю и как правило, в одно и тоже время. Администраторы хорошо знают, какие им нужны девочки, удаётся ли раскрутить их на лишний час, выпивку, дополнительные услуги: лесбис-шоу, анал, или они забегают просто перепихнуться. Важно также знать имеющиеся у них отклонения, о чем необходимо предупредить девочку, если она новенькая, что бы в комнате для неё не было неожиданностью, если клиент кончит, начав танцевать с нею вальс. Поэтому и прозвище - Вальсирующий.

    Один клиент был на редкость вежлив, и даже весьма обходителен, пока не начинал трахать девочку, поставив пепельницу ей на спину. Девочки делали вид, что не обращают внимания, но в конторе его так и прозвали – Пепельница. Другой, выбрав в гостиной всякий раз новенькую, и уединившись с ней в комнате, взволнованно признавался, что только что проиграл свою задницу в карты. Конечно, даже девочки с опытом, могут тут несколько растеряться. Поэтому администратор предупреждает девочку, чтобы она спокойно начинала делать массаж, плавно переходя к массажу анального отверстия. Видимо, такая прелюдия ему и требовалась. Он быстренько кончал и убегал, оставив чаевые.

    На самом деле, большинство клиентов тащатся, когда девочки ласкают им анус. Редко, но может найтись клиент, желающий, чтобы с его задницей, поработали конкретно. Для этого, он заранее, по телефону, осведомится, есть ли в салоне аксессуары? Профессионалки, имеют на этот или какой другой случай фаллоимитатор. Однажды, посетитель, извлек из кейса, собственный дилдо.

    Есть постоянники, которые приезжают раз в неделю и зависают на много часов с несколькими девочками, да к тому же делают бар, ведь девчонки тоже угощаются за их счет, поэтому нетрезвых, пока у них есть деньги, не выпроваживают, даже если они и доставляют некоторое беспокойство. Клиент с шереметьевской таможни, надев носок на член, бегает по салону, дурачится. В другой комнате в это время может находиться посетитель, и администратор встаёт у дверей – караулит.

    Постоянники любят приезжать только к своему администратору и часто намекают, что надеются на близость. Но администратор не может работать девочкой. Это против правил, принятых в центровых заведениях, притом на увод клиента при таком тяжёлом графике у нее просто не остаётся сил.
    Передавая смену, администраторы рассказывают друг другу все салонные новости: удачны или нет, были дни; кто из постоянников приезжал; и взяли ли на работу новеньких девочек. Завтра в субботу, когда Лера сменится, клиенты будут лишь в первой половине дня. По выходным и девушек в конторе бывает меньше: те, что живут в салоне и те, которым всю неделю была непруха. Но и сегодня, количество девочек доставляет Лере беспокойство. Особенно сейчас, перед открытием, ведь девчонки так любят опаздывать, несмотря на штраф в пять баксов. Уже теперь, может позвонить клиент, который захочет подъехать к часу, что бывает довольно часто и спросить сколько девочек? Она ответит, что восемь или десять - по телефону количество девочек всегда завышается. А если столько к его приезду не наберется, то Лера скажет, что одна или две уже работают с клиентом, что впрочем, и говорится в подобных случаях. Правда, она не скажет: с клиентом. При посетителях это слово не произносится. Только гость.

    «Алло! Здравствуйте, вы какой телефончик набрали? – спрашивает Лера, опять оторвавшись от макияжа. В рекламе даётся сотовый номер, переадресованный на городской. Поэтому, если называют городской, то программа не выдаётся. «Сначала для вас стрип-шоу - девочки танцуют перед вами в белье. У нас есть для вас кофе и крепкие напитки. С понравившейся девушкой вы можете уединиться. Интерьер-люкс. Мы предлагаем дополнительные услуги: лесбис-шоу, анальный секс. Когда вы планируете к нам подъехать?» Кто-то бросает трубку, узнав о стоимости услуг. Другие обычно начинают расспрашивать о девочках. Тогда Лера отвечает примерно одно и тоже: «Все девушки модельной внешности. Рост от метра семидесяти до метра восьмидесяти. Есть блондинки, брюнетки. Возраст от восемнадцати до двадцати двух. Максимальный размер груди четвертый!» Если звонившего всё устраивало и он намеревался приехать, то, уточнив время, администратор называла место, куда подъехать.

    Продолжая говорить по телефону Лера кивает Вере, которая появляется в кухне завернувшись в полотенце, как обычно делают девочки выходя от клиента подмыться или сказать, что гость продлевает время или просит вискарь. Да и просто, проводив клиента и прибрав комнату, присаживаются потрепаться и допить мартини. Вера уже месяца три живет в салоне, где девчонки прозвали ее Верка-с-Точки, имея в виду ее прежнее место работы. В салоне, кроме нее, живут еще две девочки, но именно Вера едва успев продрать глаза, подсаживается под бочок к дежурному администратору и если та не успевает приготовить себе кофе, Верка-с-Точки спешит это сделать.

    Закончив разговор и выключив трубку, Лера, склоняется над маленьким зеркальцем, берет кисточку, подносит к ресницам, но оборачивается к двери: «Доброе утро, Москва!»

    В кухне появляется Саша. На нем джинсы и шлепанцы. Он молча кивает в ответ и, взяв из шкафчика полотенце с бритвой, идёт в ванную.
    Сутенёр бреется раз в два или три дня. Если в этот день, он сам встречает клиентов, то просто зачесывает назад волосы, потому что всегда выходит на работу в бейсболке. Если это делает охранник, то Саша втирает в волосы гель и начинает долго и тщательно причесываться. С охранником они работают по два дня. Сегодня Сашина очередь.

    Он возвращается в кухню. Верки там уже нет, а Лера, закончив с макияжем, листает Cosmopolitan. Саша убирает бритву, вешает полотенце на дверцу шкафчика, приподнимает крышку чайника, включает газ и отходит к окну. Это единственное, не заклеенное фольгой окно в салоне. Чайник быстро закипает, но Саша продолжая смотреть на улицу, про него забывает. Тогда Лера, отложив журнал, встаёт и наливает кофе. Саша отходит от окна и садится за стол. Сделав два глотка, он закуривает. Не дожидаясь, пока он начнёт расспрашивать, Лера сообщает, собирается ли кто из клиентов подъехать в ближайшее время. Между тем, уже, без пяти минут час. Допив кофе, Саша забирает из кухни мешки с мусором и, надев чёрный военно-морской натовский бушлат, выходит за девочками.

    Закинув мешки в контейнер, сутенёр идёт на угол, где его ждут приехавшие на работу девочки. Им запрещается самим заходить в подъезд или звонить по домофону. К ним спешит Катя, живущая, как и Вера в салоне и выпущенная купить сигареты и презики. Девочки здороваются с Сашей, и он ведет их в контору. Громко стуча каблуками, девки поднимаются по лестницам на площадку третьего этажа, где Саша распахивает перед ними двери салона. Некоторые, чмокаются в коридоре с Лерой и сразу направляются в раздевалку, под которую отведена самая маленькая комната. «Через двадцать минут клиент!» - кричит им вдогонку, Лера: «Быстренько за уборку!»

    Саша направляется в кухню и наливает себе вторую чашку кофе. Девчонки начинают убираться, распределяя между собой помещения. Администратору нужно следить, чтобы убрано было всё тщательно. Особенно туалет и ванная комната. Не допив кофе, сутенёр достаёт из заднего кармана портмоне и начинает отсчитывать деньги для расчета с девчонками. Сверившись со своими записями, администратор, объявляет: кому и сколько причитается за вчерашний день. Сутенёр передаёт ей деньги и вызывая поочередно девочек та, вручает им заработок.

    В центровых заведениях расчет производится в долларах, впрочем, если контора получает от клиента большую сумму в рублях, то и работавших с ним девочек рассчитывают также. Но обычно, рубли идут на оплату рекламы, закупку спиртного и разной бытовой мелочи.

    Расчёт с девочками проходит спокойно, даже, несмотря на различные штрафы - никто не спорит, - здесь не штрафуют безвинно. В различных конторах штрафуют по-разному. У Саши, за опоздание девочки попадают на пять баксов, а за прогул на двадцатку. Штрафуют, если девочка, начиная работать в комнате забывает предупредить администратора, и та может неточно засечь время. Первый раз, администратор, стучит за десять минут до конца. После повторного стука, означающего, что время вышло, девочка должна выйти из комнаты. Если она задержится, то может быть оштрафована. Случаев, когда клиент удерживал девочку силой, небыло, но он мог продолжать грузить её разговором или слишком долго одеваться, а ей неудобно торопить его или обрывать разговор, тем более надеясь на чаевые. Были клиенты, которые кончали только дождавшись повторного стука. Конечно, администраторы, относились к этому с пониманием и небольшую задержку, если комната не требовалась для следующей пары, прощали. Половину штрафных Саша оставлял администраторам, которые и должны следить за чистотой и дисциплиной. Но сутенёр и сам, находясь в салоне почти неотлучно, следил за порядком. Прибирая после клиента комнату, девочки могли оставить на полу презерватив, что ни в коем случае им не прощалось.

    После расчета с девочками, бумажник сутенера заметно худеет. Саша убирает его, и они с Лерой выходят из кухни, чтобы девочки смогли вымыть пол. С минуты на минуту гость должен подъехать. Прибыв по адресу, клиенты перезванивают в контору.

    Закончив с уборкой девчонки заполняют раздевалку. Лера возвращается в кухню. Саша заходит в гостиную, слабо освещённую торшером, берет со стеклянного столика пульт и включает tv. Под самым потолком вспыхивает экран. Саша пробегает по всем программам. До него доносится голос Леры. Говоря по телефону, она идёт по коридору, приоткрывает дверь в гостиную и, продолжая держать трубку около уха, делает сутенёру знак. Саша кладет пульт на столик и выходит в коридор. Закончив разговор, Лера выключает трубку: «Темно-синий «гольф», девятьсот шестьдесят восемь, Никита!» Саша выходит из салона, и Лера поворачивается к зеркалу. Дверь в раздевалку открыта. Из неё, по всему заведению, распространяется резкий запах парфюма.

    (Продолжение следует)

    Весь текст: http://zhurnal.lib.ru/z/zaharow_a/bordelx.shtml
     

Поделиться этой страницей